РАСТЕТ СЕМЬЯ «МАКСИМА»

В начале 1920-х годов как первоочередной в системе вооружения РККА был поставлен вопрос о ручном пулемете. Ручной пулемет «Льюис» еще держался на вооружении РККА — во всяком случае, на 1927 г. в официальных наставлениях среди группового оружия из всех пулеметов упоминаются только ручной пулемет «Льюис» и станковый «Максим». Но и он, и тем более французский пулемет «Шоша» к середине 1920-х годов были сильно изношены, конструктивно принадлежали к устаревшим системам, не имели запасных частей и должного количества боеприпасов, которые в условиях изоляции Советской страны не могло быть восполнено. Планировавшаяся на 1918 г. постановка на производство датского «Мадсен» под русский патрон не состоялась.

Разработка и доводка собственной модели ручного пулемета требовали времени. Заместитель Председателя Реввоенсовета СССР М.В. Фрунзе писал в журнале «Военный вестник» № 20 за 1924 г.: «Испытанные станковые пулеметы «Максим» были с введением «показной» роты совершенно заброшены, между тем производство этих пулеметов у нас поставлено хорошо и запасы достаточны… Наши заводы имеют полную возможность станковый пулемет переделать в легкий». Хорошо изучен был германской опыт переделки станкового пулемета MG.08 в ручные MG.08/15 и MG.08/18.

РАСТЕТ СЕМЬЯ «МАКСИМА»

7,62-мм ручной пулемет МТ на сошке, без ленты

Начло проектно-конструкторским работам по созданию ручного пулемета на базе станкового «Максима» было положено еще в 1923 г., когда Артком ГАУ выдал полигону курсов «Выстрел» задание на переделку пулемета «Максим» в ручной. К работе был привлечен конструктор полигона И.Н. Колесников, затем в нее включился Ф.В. Токарев, работавший с 1921 г. на Тульских Первых оружейных заводах.

Тактико-технические требования к будущим ручным пулеметам были разработаны специальной комиссией Реввоенсовета СССР под председательством С.М. Буденного, образованной 8 сентября 1924 г.: ствол должен быть укорочен и выполнен сменным, а кожух — съемным, пулемет должен иметь регулируемую мушку на кожухе и упрощенный прицел, складную сошку с возможностью поворота в горизонтальной плоскости, приклад винтовочного типа, гильзоотводная трубка должна быть исключена. Нетрудно увидеть, что за основу взят MG.08/19. Во главу угла ставились требования по максимальному облегчению системы без изменений основных деталей и узлов пулемета «Максим».

Образец И.Н. Колесникова создан уже в 1923 г., а Ф.В. Токарева — в ноябре 1924 г. Испытания, проведенные 10 апреля 1925 г. с участием не только «буденовской» комиссии, но и представителей Штаба РККА, сухопутных войск, ВВС и даже флота, выявили преимущества варианта Токарева, получившего обозначение МТ («Максим — Токарев»). В создании МТ участвовали также П.П. Третьяков, И.А. Пастухов, Н.Ф. Васильев.

Войсковые испытания, проводившиеся в Московском, Западном и Украинском военных округах, в целом подтвердили возможность применения пулеметов МТ в войсках несмотря на присущие ему, как и всем переделочным системам, недостатки. На вооружение РККА «Максим — Токарев» приняли 26 мая 1925 г., еще до получения окончательных результатов испытаний. В отчете Комиссии по вооружению РККА при Реввоенсовете СССР подчеркивалось, что в связи с принятым на ближайшие годы стандартом по станковым пулеметам «Максим» и имеющимися производственными возможностями ручной пулемет «Максим — Токарев» следует считать одним из основных образцов оружия пехоты.

1 июля 1925 г. Тульские Первые оружейные заводы приступили к установке производства пулеметов МТ, которое началось с ноября. Доводка конструкции потребовала времени, и к 1 июля 1926 г. туляки выпустили только 50 МТ. За 1926–1927 гг. было выпущено 2450 пулеметов, после чего изготовление этого оружия было прекращено, так что по количеству выпущенных образцов и распространенности МТ не превзошел автомат Федорова. Неудивительно, что рядом с МТ в частях продолжали службу и старые «Льюисы». Главной причиной стало принятие на вооружение нового, более совершенного ручного пулемета системы Дегтярева. Тягаться с ним по массе, маневренности и многим другим показателям «переделочный» пулемет не мог — он оставался все же довольно тяжелым, а сохранение холщовой ленты («расстрелянный» конец которой свисал с левой стороны пулемета) даже при ее укорочении вдвое делало не слишком удобными передвижения пулеметчика в бою. Встречаются упоминания о передаче снятых с вооружения ручных пулеметов МТ республиканским войскам Испании.

Предпринятая Ф.В. Токаревым в 1926 г. попытка более глубокой переделки станкового пулемета в ручной не увенчалась успехом. Новый образец хоть и был легче и лучше прежнего МТ, но в целом сохранял главные недостатки своей ранней модели, а коренная модернизация ряда деталей вообще лишала смысла саму идею переделки. Ввиду этого второй образец переделочного пулемета был отклонен. Кстати, такая же участь постигла и опытный авиационный вариант Максима-Токарева.

Разработка авиационного варианта «Максима» началась в мае 1923 г. — с инициативным предложением выступил летчик и авиаинженер А.В. Надашкевич. Поначалу работа велась на московском заводе «Авиаработник». Однако отсутствие должного опыта и соответствующего оборудования для оружейного производства вынудили в 1924 г. перенести работы в Тулу, где к А.В. Надашкевичу подключились такие знатоки конструкции «Максима», как П.П. Третьяков и И.А. Пастухов.

19 мая 1926 г. новый образец, получивший название ПВ-1 (пулемет воздушный, первый), успешно прошел полигонные испытания. В ноябре того же года был принят для снабжения ВВС РККА. Но официальное принятие его на вооружение состоялось несколько позже. Дело в том, что Реввоенсовет СССР предложил сначала провести сравнительные испытания ПВ-1 и английского авиационного пулемета «Виккерс» модели 1924 г. На них выяснилось, что отечественный образец обладает некоторыми преимуществами. 31 января 1927 г. начальник снабжения РККА П.Е. Дыбенко и начальник Артиллерийского управления РККА Г.И. Кулик обратились в РВС СССР с ходатайством о принятии на вооружение нового пулемета, переделанного из станкового пулемета «Максим» по системе Надашкевича. «В настоящее время, — говорилось в рапорте, — закончено испытание изготовленных Тульским оружейным заводом трех экземпляров 3-лин. авиационных пулеметов «Максим», оборудованных по проекту тов. Надашкевича для ускоренного темпа стрельбы (около 750 выстр./ мин.). Это испытание показало, что пулеметы для такого темпа стрельбы разработаны достаточно удовлетворительно и испытание выдержали». Но сравнительными стрельбами дело не ограничилось. ПВ-1 направили на войсковые испытания в 26-ю авиационную эскадрилью. К началу 1928 года они были закончены. Пулемет признан годным для воздушной стрельбы. Но отмечалось, что безотказность оружия во многом зависит от подготовки обслуживающего персонала и хорошей отладки пулемета. Постановлением РВС СССР пулемет ПВ-1 принят на вооружение истребительной авиации для неподвижной установки на самолетах вне плоскости, ометаемой винтом, и для синхронной стрельбы через винт.

Выпуск ПВ-1 был налажен на вновь строящемся (с того же 1923 г.) самостоятельном производстве Тульского оружейного завода. К 1 октября 1929 г. в ВВС РККА имелось уже 2480 ПВ-1 (сравним с общим количеством пулеметов, которое имелось на аэропланах русской авиации хотя бы в 1917 г.). В 1932 г. было изготовлено 3019 пулеметов ПВ-1, в 1933 г. — 1284, в 1934 г. — 3465, в 1935 г. — 1915, в 1937 г. — 1603, в 1938 г. — 3867. То есть ПВ-1 оставался в производстве и после принятия на вооружение специального скорострельного пулемета ШКАС под тот же патрон. Производство ПВ-1 прекратилось только в 1940 г., хотя официального постановления о снятии пулемета с производства не было. Всего с 1926 по 1940 г. ВВС было передано свыше 17 800 пулеметов.

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.