МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

«Боевая практика, боевой опыт маневренной войны нам доказывает с полной очевидностью, — писал в 1925 г. в ежемесячном пехотном журнале «Выстрел» М.Н. Тухачевский, — что станковый пулемет, даже такой тяжелый, как пулемет «Максим» с бронзовыми частями, все-таки всегда являлся самым надежным другом передовых пехотных цепей и никогда от них не отставал». Тут было некоторое лукавство — нужно было оправдать временное введение в мелкие подразделения станковых пулеметов вместо ручных и убедить в возможности использования надежных, но громоздких «Максимов» в маневренных боевых действиях. Пулемет «Максим» отечественного производства, получивший в войсках ласковое прозвище «Максимка», действительно заслужил признание и доверие за возможность ведения интенсивного огня и меткость, но достигалось это в основном большой массой пулемета и станка, водяным охлаждением ствола. Уже в начале 1920-х годов выдвигались естественные требования создания менее громоздкого станкового пулемета, но при этом требовалось время не только на разработку, но и на реконструкцию производства. Зато имеющееся производство позволяло провести вторую модернизацию отработанной системы «Максима» для повышения его боевых и эксплуатационных возможностей, упрощения технологии.

Модернизации предшествовала немалая экспериментальная работа. Еще в 1926 г. конструкторы Сверчков, Шанин и другие предложили комплекс изменений для упрощения производства пулемета — изменения вносились в затвор (замок), приемник, спусковой механизм, крышку короба и другие детали. Модернизация станкового пулемета стала одной из главных задач ПКБ Первых Тульских оружейных заводов. Кроме П.П. Третьякова и И.А. Пастухова в модернизации участвовали К.Н. Руднев, А.А. Троненков и другие. Работа по модернизации шла в сотрудничестве с Научно-испытательным оружейно-пулеметным полигоном, и в 1929 г. была выпущена опытная партия пулеметов. Использовали ряд конструктивных решений, предложенных еще при разработке туляками «легкого» пулемета в 1912–1913 годах. Любопытно, что на этих пулеметах появилось широкое водоналивное отверстие кожуха ствола, но тогда это изменение не было принято для серийного производства.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

Расчет пулемета «Максим» на учениях. Начало 1930-х гг. Обратим внимание на маскировочную окраску щита

Модернизацию ускорило принятие на вооружение нового патрона с тяжелой дальнобойной пулей Д (системы Добржанского и Смирнского) с максимальной дальностью полета 5 км. Это заставило существенно изменить прицел пулемета «Максим». Новый прицел позволял поражать цели на больших дистанциях, чем прежде. Более того, «Максим» оснастили оптическим прицелом и угломер-квадрантом для ведения огня на большие дальности полупрямой и даже непрямой (по отметке — реперу) наводкой. Те же задачи позволял решать оптический прицел обр. 1932 г., выполненный по германскому образцу. Соответственно изменили и бронещит — в нем появилось овальное окно для прицела.

Большое внимание уделялось использованию штатных станковых пулеметов в системе ПВО. И.П. Уборевич, изучая в 1928 г. военное строительство Германии, специально отмечал: «Немецкие станковые пулеметы имеют приспособления для перехода в 30 секунд к стрельбе против воздушных целей… У нас целые дивизии не имеют этих приспособлений. Немецкие пулеметы имеют оптические прицелы <…>, имея возможность вести точную стрельбу до 2? км и имеют угломеры, дальномеры для ведения огня с закрытых позиций».

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

Для изучения устройства пулемета «Максим» в войсках и в системе ОСОАВИАХИМа широко использовались «разрезные» пулеметы

Поэтому вполне логичным завершением модернизации «Максима» было введение на вооружение в 1931 г. универсального станка системы С.В. Владимирова, конструктора тульского ПКБ. Станок, раскладывающийся в зенитную треногу, допускал огонь по наземным и по воздушным целям. Кроме универсального станка С.В. Владимирова в войсках для зенитной стрельбы использовали складную треногу конструктора М.Н. Кондакова обр. 1928 г. Небольшая (16 кг) масса треноги допускала ее обслуживание одним человеком, а также транспортировку в специальном вьюке вместе со станком Соколова. Перед Великой Отечественной войной в пулеметной роте стрелкового батальона по штату полагалось иметь одну такую треногу. Та же тренога обр. 1928 г. использовалась для зенитной стрельбы из пулеметов ДП и ДТ. Создание и применение универсального станка обр. 1931 г. и зенитной треноги обр. 1928 г. значительно расширили боевые возможности «Максимов», но не решили вопроса «универсализации», более того, из-за большого веса (39 кг) станок С.В. Владимирова не смог вытеснить станок системы А.А. Соколова. Он выпускался параллельно с ним, но в меньшем количестве.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

7,62-мм станковый пулемет «Максим» обр. 1941 г. (с приемником под холщовую и металлическую ленту) на универсальном станке обр. 1931 г. системы Владимирова

Летом 1928 г. тульскому ПКБ было предложено спроектировать спаренную, строенную и счетверенную зенитно-пулеметные установки под пулеметы системы «Максима». К этой деятельности были привлечены несколько конструкторов ПКБ: Н.Ф. Токарев (сын Ф.В. Токарева), Г.Г. Куренков, С.А. Прилуцкий и А.И. Панов. К 1930 г. они выполнили задание.

Основные требования к счетверенной установке и конной повозке для нее РВС СССР утвердил протоколом № 25 в 1929 г. Первоначально предполагалось, что на установке смогут монтироваться любые пулеметы калибра 7,62 мм с темпом стрельбы не менее 500 выстр./мин. (видимо, проявилось ожидание скорого появления облегченного станкового пулемета). Но в феврале 1930 г. Начальник вооружения РККА потребовал, чтобы на установке использовались пулеметы «Максим», и уточнил требования к установке. В 1930 г. в тульском ПКБ рассмотрели несколько проектов спаренных, строенных и счетверенных установок. При этом счетверенные установки разрабатывались в двух вариантах — на конной повозке П-21 и для стационарного закрепления или размещения на автомобилях, железнодорожных платформах, кораблях и т. п. По результатам внутреннего конкурса лучшей была признана счетверенная установка Н.Ф. Токарева. В 1931 г. ЗПУ Токарева принята на вооружение РККА. Использовались и спаренные установки на повозках. Были разработаны также шкворневые установки для зенитной стрельбы из «Максима» с автомобиля и складная установка для стрельбы по наземным и воздушным целям с тачанки — на такую установку «Максим» крепился со станком Соколова. Тачанки использовались в советской кавалерии до 1950-х годов, но в основном для возки пулеметов — для этого нередко на тачанку ставили по два «Максима» (пулеметный взвод).

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

Расчет 7,62-мм счетверенной зенитной пулеметной установки «Максим». 1939 г.

При модернизации пулемета также было обращено внимание на удешевление производства. Решено было окончательно заменить цветные металлы сталью. Это прежде всего коснулось приемника ленты, который вместо латуни стали делать стальным методом фрезеровки. В дальнейшем его изготавливали еще более простыми способами, но об этом несколько позже. С 1934 г. совершенствованию технологии производства станковых пулеметов на Тульском оружейном заводе стали уделять особое внимание. Для этих целей было создано специальное бюро. Разработанные здесь плоскошлифовальные станки для обработки стенок короба пулемета «Максим» полностью заменили тяжелый ручной труд слесарей, резко сократив при этом объем и время работ. То, что металлическая звеньевая лента, необходимость в которой была давно осознана, не была принята для использования в пулеметах, объясняется отсутствием соответствующего штамповочно-прессового оборудования для ее массового изготовления.

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПУЛЕМЕТА «МАКСИМ»

Установка пулемета «Максим» на кавалерийской тачанке с возможностью зенитной стрельбы

Производство модернизированного пулемета продолжалось на ТО3 до 1940 г. Динамика производства выглядит так: 1931 г. — 16 305 пулеметов,1933 г. — 8637, 1934 г. — 4899, 1935 г. — 4409, 1937 г. — 8052, 1938 г. — 16 094. В 1940 г. Красная Армия получила всего лишь 4049 пулеметов «Максим» — снижение производства было связано с постановкой производства станковых пулеметов ДС (о чем будет рассказано далее). Внедрялась пооперационная сборка, позволившая поставить ее на конвейер с заданным ритмом работы. То есть старый добрый «Максим» переводился на поточную технологию.

На флоте сохранялись тумбовые установки для пулемета «Максим». До постановки широкого производства танкового пулемета ДТ пулемет «Максим» пытались использовать для вооружения танков и бронемашин, в 1930 — 1940-е годы он оставался вооружением бронепоездов и мотоброневагонов.

«Максим» заслужил репутацию надежного, удобного в управлении и точного в стрельбе пулемета. Однако высокая точность и кучность достигались большим весом пулемета на станке. По своим размерам и весу «Максим» к концу 30-х годов уже не удовлетворял современным требованиям, особенно с учетом официально принятой концепции «глубокого боя», требовавшей от пехотных подразделений высокой маневренности и хорошего применения к местности. Масса же «Максима» на станке Соколова (без воды в кожухе) составляла 66 кг, на треноге обр. 1928 г. — 35 кг, масса коробки с патронной лентой — 9,88–10,3 кг, коробки с носимым комплектом запасных частей — 7,2 кг. На походе пулемет должна была обслуживать команда из 5–7 человек, составлявших пулеметное отделение, в бою — 2–3 человека. Правильное снаряжение холщовой ленты патронами требовало постоянного их выравнивания и было не слишком удобно даже при использовании механической машинки. Перекосы и складывания холщовой ленты, особенно с учетом отдельно устанавливаемой пулеметной коробки, вызвали стандартный прием стрельбы — один из номеров расчета (обычно — помощник наводчика) поддерживал и подавал ленту, пока пулеметчик вел огонь. Кроме того, надежное действие пулемета требовало высокой точности при сборке и отладке, т. е. наличия большого количества высококвалифицированных сборщиков. Однако, чтобы не слишком нарушать хронологию, к теме облегченного станкового пулемета мы вернемся чуть позже.


Похожие книги из библиотеки

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.