СОВЕТСКИЙ РУЧНОЙ ПУЛЕМЕТ

Заместитель начальника Штаба РККА М.Н. Тухачевский так освещал роль пулеметов в групповой тактике в 1925 г.: «Встал вопрос о том, чтобы центр тяжести огневого состязания снять со станкового и переместить на ручной пулемет… Сила огня не ослаблялась, но зато боевой порядок значительно разрежался… достигалась значительная маскировка всего нашего наступательного движения… В обороне центр тяжести выпадает на перекрестный огонь рассредоточенных по фронту и в глубину ручных и станковых пулеметов» («Военный вестник» № 2 за 1925 г.).

Разработку собственного образца ручного пулемета начальник мастерской ПКБ Ковровского завода Василий Алексеевич Дегтярев (1880–1949 гг.) начал в конце 1923 г. За основу он взял схему своего же автоматического карабина, предложенную им еще в 1915 г. Тогда, совместив известные схемы автоматики с газовым двигателем (с поперечным газоотводным отверстием в стенке ствола снизу) и запирания канала ствола двумя боевыми упорами, разводимыми ударником, с собственными конструктивными решениями, он получил вполне компактную систему, заслужившую одобрительный официальный отзыв В.Г. Федорова. В тот период автоматика на основе отвода пороховых газов через отверстие в стенке ствола начала завоевывать все большую популярность, выходя вровень с предпочитавшейся до того автоматикой на основе отдачи ствола. К недостаткам газового двигателя автоматики тогда относили «резкость» удара пороховых газов в поршень (из-за действия пороховых газов в течение очень короткого промежутка времени), опасность засорения газоотвода нагаром и «снижение баллистики» из-за «потери» части газов (последнее не подтвердилось опытом). Зато система позволяла получить компактное и сравнительно легкое оружие.

СОВЕТСКИЙ РУЧНОЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм ручной пулемет обр. 1927 г. ДП

22 июля 1924 г. Дегтярев представил свой первый опытный образец пулемета с дисковым магазином комиссии, возглавляемой Председателем Стрелкового комитета РККА, начальником школы «Выстрел» Н.В. Куйбышевым (младшим братом видного советского деятеля В.В. Куйбышева). Комиссия отметила «выдающуюся оригинальность идеи, безотказность работы, скорострельность и значительную простоту в обращении системы тов. Дегтярева». Отметим для дальнейшего, что в тот же день комиссия рекомендовала на вооружение ВВС РККА спаренный авиационный 6,5-мм пулемет Федорова — Дегтярева. 6 октября 1924 г. опытный образец пулемета Дегтярева прошел испытания на стрельбище в Кусково вместе с переделочными пулеметами Токарева и Колесникова, но выбыл из конкурса из-за поломки бойка. Комиссия по выбору образца ручного пулемета под председательством С.М. Буденного рекомендовала вскоре для принятия на вооружение РККА ручной пулемет МТ. Но это не прервало работы над новыми образцами.

Следующий опытный образец Дегтярев представил только осенью 1926 г. Он имел ряд отличий от первого, в частности — изменилось крепление спусковой рамы к ствольной коробке, газовый поршень крепился на шток на резьбе, при этом поршень был удлинен и увеличен в диаметре, газовый регулятор ввинчивался в газовую камеру. 27–29 сентября 1926 г. два его экземпляра сделали около пяти тысяч выстрелов, при этом выявились слабость выбрасывателей и ударников, чувствительность системы к запылению. Следующие два пулемета испытывались в декабре в неблагоприятных условиях стрельбы, дали всего 0,6 % задержек на 40 000 выстрелов, но также были возвращены на доработку.

Дегтяреву пришлось внести в конструкцию ряд изменений: за счет изменения формы и применения хромоникелевой стали была упрочнена затворная рама, из такой же стали изготавливались выбрасыватель и шток поршня, изменено положение газоотводного отверстия, увеличены наружный диаметр газового регулятора и диаметр поршня и его стержня, диаметр и длина возвратно-боевой пружины, для упрочнения ударника его форма приближена к ударнику пулемета «Льюис». Два экземпляра пулемета Дегтярева доработанного образца были испытаны 17–21 января 1927 г. непосредственно на Ковровском заводе комиссией Арткома Артиллерийского Управления и признаны «выдержавшими испытания». 20 февраля комиссия признала также «возможным предъявить оба пулемета как образцы для всех последующих работ и соображений по установке на производство». Не дожидаясь результатов доработки, заводу в феврале 1927 г. выдали заказ на 100 пулеметов. 26 марта Артком утвердил разработанные ПКБ Ковровского завода «Временные технические условия на приемку ручного пулемета Дегтярева».

Летом 1927 г. проводились сравнительные испытания пулемета Дегтярева, усовершенствованного образца Максима — Токарева и германского легкого пулемета «Дрейзе» модели 1918 г., привлекавшего тогда большой интерес руководства РККА (и, кстати, имевшего вариант с дисковым магазином большой емкости). Заместитель Председателя РВС СССР и Наркома по военным и морским делам С.С. Каменев писал наркому К.Е. Ворошилову: «Сравнение дало следующие результаты: на первом месте, несомненно, наш пулемет Дегтярева, на втором — Дрейзе и на третьем — Максима — Токарева. Пулемет Дрейзе нам был интересен, когда мы не имели еще легких пулеметов своего производства. Теперь наш пулемет Дегтярева во многом лучше Дрейзе».

Еще в апреле 1927 г. на заседании комиссии, обследовавшей завод, решено было, «что заводу надлежит дать задание окончить сдачу 100 пулеметов Дегтярева к 1 ноября 1927 г.». Срок предъявления первых образцов опытной партии был установлен 15 сентября 1927 г., но в связи с конструктивными изменениями, требующими переработки операционной технологии, срок продлили на полтора месяца. Первые 10 серийных пулеметов Дегтярева были представлены военной приемке 12 ноября 1927 г., а 3 января 1928 г. военный приемщик полностью принял партию в 100 пулеметов. 11 января 1928 г. РВС СССР дал указание направить 60 пулеметов для производства войсковых испытаний. Пулеметы направлялись в том числе в военно-учебные заведения военных округов, дабы одновременно с испытаниями комсостав мог ознакомиться с новым оружием во время лагерных сборов. На 1927/28 г. был выдан заказ на 2500 пулеметов. При этом специальное совещание 15 июня 1928 г. с участием руководства Наркомата обороны и ГУВП, признавая сложности постановки крупносерийного производства нового пулемета, определило 1929/30 г. как предельный срок для его установления с полностью взаимозаменяемыми частями.

Постановлением РВС СССР от 4 января 1928 г. пулеметы были направлены в войска, причем предусматривался широкий сбор отзывов о пулемете командиров и рядовых бойцов по особой программе, разработанной ГАУ, для дальнейшей его доработки (не случайно много позже В.А. Дегтярев наставлял молодого конструктора М.Т. Калашникова: «Налаживай контакт с войсковыми рационализаторами»). Полигонные и войсковые испытания продолжались весь 1928 г. В феврале по результатам испытаний на Научно-испытательном оружейно-пулеметном полигоне и полигоне курсов «Выстрел» было рекомендовано ввести пламегаситель для уменьшения демаскирующего и ослепляющего действия дульного пламени в ночное время и сумерки, высказан ряд других замечаний — неудобство чистки патрубка регулятора, отсутствие в принадлежности приспособления для извлечения из патронника разорвавшихся гильз, недостаточная взаимозаменяемость частей, самоотвинчивание центрального винта магазина. В целом те же замечания поступили из войск Московского, Белорусского и Украинского военных округов. В августе 1928 г. прошел полигонные испытания усовершенствованный образец с пламегасителем и несколько измененным патрубком регулятора газовой камеры.

В конце 1928 г. решено было прекратить производство в Туле пулеметов МТ. Ручной пулемет Дегтярева оказался на вооружении РККА еще до официального его принятия. Пулемет получил обозначение «7,62-мм ручной пулемет обр.1927 г.» или ДП («Дегтярева, пехотный»), именуется также ДП-27. Он стал и первой массовой системой автоматического оружия полностью отечественной разработки и вывел Дегтярева в число главных и наиболее авторитетных оружейников страны. Но что не менее важно — позволил на практике отработать процесс доводки и постановки на массовое производство автоматического оружия в нескольких модификациях (начало этим работам, как мы видели, было положено В.Г. Федоровым при участии В.А. Дегтярева).

СОВЕТСКИЙ РУЧНОЙ ПУЛЕМЕТ

Пулеметчики РККА с пулеметами ДП

Производство пулемета ДП, а также металлорежущего инструмента поставил Ковровский завод, именовавшийся с декабря 1927 г. Инструментальным заводом № 2 Оружейно-пулеметного треста (с января 1934 г. — Государственный союзный инструментальный завод № 2 им. К.О. Киркижа Наркомата тяжелой промышленности, с января 1942 г. — Государственный союзный завод № 2 им. К.О. Киркижа Наркомата вооружения, с января 1949 г. — завод им. В.А. Дегтярева). ДП отличался простотой в изготовлении — его производство требовало в два раза меньше локальных обмеров и переходов, чем на револьвер, и в три раза меньше, чем на винтовку. Общее количество технологических операций оказалось в 4 раза меньше, чем для «Максима», и в три раза меньше, чем для МТ. Сказался многолетний опыт работы Дегтярева как оружейника-практика и задел по отработке технологичных конструкций. В процессе установки производства пришлось вносить изменения в термическую обработку наиболее ответственных деталей, подбирать сорта сталей, вводить новые нормали точности обработки. В.Г. Федоров вложил немало труда и энергии в постановку производства ДП и в стандартизацию оружейного производства на этой основе — в ходе этих работ в производство были внедрены т. н. «нормали Федорова», т. е. система допусков и посадок, призванная повысить точность оружейного производства. Большой вклад в постановку производства ДП внес и другой бывший офицер ГАУ русского военного ведомства, а ныне гражданской инженер Г.А. Апарин, поставивший на заводе локальное и инструментальное производство. Производство пулеметов велось на основе кооперации. Полуобработанные стволы, например, поставлял Тульский оружейный завод, с других предприятий поступали также листовая сталь, цельнотянутые стальные трубы, сталь для пружин магазинов и т. п.

Заказ пулеметов Дегтярева на 1928/29 год составил уже 6500 штук (из них 4000 пехотных, 2000 авиационных и 500 танковых). После испытаний в марте — апреле 1930 г. специальной комиссией 13 серийных пулеметов ДП на живучесть В.Г. Федоров констатировал, что «живучесть пулеметов поднята до 75 000–100 000 выстрелов», а «наименее стойких деталей до 25 000 — 30 000 выстрелов (бойков и выбрасывателей)».

В 1920-е годы в разных странах был создан ряд легких ручных пулеметов с магазинным питанием. «Дегтярев» выгодно отличался от большинства из них большей емкостью магазина и сравнительно высокой надежностью. Начальник вооружений германского рейхсвера генерал Баккельберг, посетив Россию в мае 1933 г., просил обменять образец пулемета ДП на новый пулемет «Дрейзе» для взаимного изучения (однако в это время советско-германское военное сотрудничество уже начали сворачивать в связи с приходом к власти в Германии нацистов). Отметим, что практически одновременно с ДП было принято на вооружение еще одно средство поддержки пехоты — 76-мм полковая пушка обр. 1927 г. В то же время на вооружение поступил ружейный (винтовочный) гранатомет Дьяконова с осколочной гранатой. В 1920-е годы к серийному производству в нашей стране было принято мало образцов вооружения, так что можно понять, насколько срочным был вопрос ручного пулемета и легких средств поддержки.

«Дегтярев», или иначе «Дегтярь», стал самым массовым пулеметом Советских вооруженных сил на два десятилетия — и это были самые «военные» десятилетия. Боевое крещение пулемет ДП прошел в пограничных частях ОГПУ в Маньчжурии — во время советско-китайского конфликта на КВЖД, в связи с этим в апреле 1929 г. Ковровский завод получил дополнительное задание на выпуск ДП. В составе войск ОГПУ пулемет ДП воевал и с бандами басмачей в Средней Азии. ДП применялся РККА в боевых действиях на о. Хасан в 1938 г., на р. Халхин-Гол в 1939-м, наряду с другим советским оружием «участвовал» и в гражданской войне в Испании, в войне в Китае, в 1939–1940 гг. воевал на Карельском перешейке. Тот же путь прошли и танковый ДТ на советских танках и бронемашинах, и авиационный ДА-2 (на самолетах ТБ-3 и Р-5), так что к началу Великой Отечественной войны пулеметы Дегтярева были испытаны в самых различных условиях.

СОВЕТСКИЙ РУЧНОЙ ПУЛЕМЕТ

Мотоциклисты РККА, 1941 г. На колясках — мотоциклетная установка пулемета ДП

В стрелковых подразделениях ДП вначале вводился в состав стрелкового взвода, при этом отделение ручного пулемета включало пять человек — командира, пулеметчика, его помощника и двух подносчиков патронов. Но уже вскоре ДП стал групповым автоматическим оружием стрелкового отделения. В кавалерии ручные пулеметы ДП вводили в сабельные отделения. Расчет пулемета в составе отделения состоял из двух человек — пулеметчика («наводчика») и его помощника (именовавшегося иногда по-старому «вторым номером»). Расчет пулемета с двумя бойцами, выделенными для подноса патронов, мог переносить «на себе» в трех коробках 9 магазинов, всего — 441 патрон к пулемету. Ручные пулеметы имелись и в артиллерии — в состав артиллерийской батареи входило отделение ручных пулеметов для самообороны и ПВО.

В тот же период велись работы над автоматическими и самозарядными винтовками. Неудивительно, что уже в 1932–1933 гг. развернулась дискуссия о замене ручных пулеметов группами стрелков с автоматическими винтовками. Однако принятие на вооружение и автоматической винтовки обр. 1936 г. системы Симонова (АВС), и самозарядных винтовок обр. 1938 г. и обр. 1940 г. системы Токарева (СВТ) отнюдь не привели к уменьшению роли ручного пулемета в вооружении пехоты. Напротив, в 1938–1940 гг. велись работы по расширению мощностей для его производства на случай войны.

Боевой устав пехоты 1938 г. определял, что ручной пулемет должен очищать дорогу стрелковым отделениям при наступлении ведением огня по стрелковым и пулеметным группам противника на средних и близких дистанциях, служить наиболее действительным средством для усиления охраняющих и разведывательных частей, вступать в бой с противником со средних (800 — 1000 м) дистанций, не ввязываясь в продолжительное состязание со станковыми пулеметами противника, но открывая по ним огонь, когда это необходимо, отражать атаки самолетов на высоте до 500 м. Кроме того, он должен был поддерживать взаимодействующие с пехотой танки путем сосредоточенного обстрела расчетов противотанковых средств. Обстрел смотровых щелей танков и бронемашин противника допускался с 200–100 м. Считалось, что «стрелковое отделение, опираясь в основном на огонь ручного пулемета, может надежно поражать своим огнем полосу шириной до 250 м… глубина огневой полосы взвода в обороне может достигать 800 — 1200 м. Ширина огневой полосы при использовании на основном направлении огневых средств стрелкового взвода может достигать 500 м» («Тактика пехоты» М., 1935).


Похожие книги из библиотеки

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».