«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

В системе Гатлинга ведущим звеном системы выступал центральный вал, приводившийся во вращение мускульной энергией стрелка через рукоятку и коническую передачу. На вал надевались блок стволов, за ним, внутри неподвижного чугунного кожуха, приемник и «замочный цилиндр», в продольных пазах которого скользили затворы. Стволы имели толщину стенок несколько больше винтовочных, поскольку рассчитывались на более «частую» стрельбу. Между кожухом и затворами помещался поддон с наклонным эллиптическим копирным пазом, с помощью которого вращение блока стволов преобразовывалось в возвратно-поступательное движение затвора. Движение затвора вперед-назад относительно ствола обеспечивалось взаимодействием его кулачка с копирным пазом. Больший участок копирного паза соответствовал операциям извлечения и выбрасывания гильзы, досылания патрона, которые, таким образом, растягивались на несколько выстрелов. Участок паза, соответствующий переднему положению затвора, служил запирающей поверхностью, обеспечивающей плотное прилежание затвора к стволу при выстреле. В затворе монтировались ударник с курком и боевой пружиной и выбрасыватель. Ударник взводился, скользя своей головкой по специальной изогнутой пластине, приклепанной к кожуху изнутри и располагавшейся в поперечной плоскости оружия. Когда ствол с затвором приходил в положение для выстрела и затвор запирал ствол, головка ударника выходила из-за пластины, ударник разбивал капсюль патрона. Число выстрелов за один оборот соответствовало количеству стволов в блоке, а скорострельность определялась скоростью вращения. К достоинствам такой схемы относится полное совмещение операции во времени, непрерывность работы, равномерная (без рывков и остановок) работа системы питания, небоязнь осечек (в случае осечки сработает следующий патрон в следующем стволе), возможность развить в короткое время высокую скорострельность без перегрева стволов. Главная опасность — затяжной выстрел (в процессе вращения он произойдет уже при открытом затворе). Главная сложность в эксплуатации — чрезвычайная утомительность работы с рукояткой. Проблемы создавала также высокая чувствительность механизма к смазке и запылению.

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Горлова в экспозиции Тульского государственного музея оружия

«Тело» картечницы Гатлинга — Горлова («скорострельной пушки обр. 1871 г.») укладывалось на железную раму с цапфами, на которой крепилась и медная воронка под магазин, точнее — под секторную коробку-пачку на 24 патрона. Патроны подавались собственной тяжестью и давлением грузика, поджимаемого сверху заряжающим. Затем, по образцу модели Гатлинга 1874 г., приняли карусельное устройство с четырьмя секторами — каждый включал 4 отделения по 25 патронов. В 1885 г. был принят барабанный магазин системы Экльста.

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

«Тело» картечницы («скорострельной пушки») Гатлинга — Барановского в экспозиции Тульского государственного музея оружия

В картечнице Гатлинга — Барановского («скорострельной пушке обр. 1873 г.») уменьшена длина стволов, длина и масса «тела» самой картечницы. Вращающийся блок стволов облегчен, стволы укрыты медным кожухом, рукоятка вращения надета прямо на центральный вал, работа с ней стала легче. Возросла скорострельность. Изменилась и установка — картечница опиралась на круглый стол на оси лафета и поворачивалась на нем по горизонту. Появилось «автоматическое» устройство рассеивания пуль — впоследствии автоматически действующие механизмы рассеивания по фронту или в глубину появятся на ряде пулеметов. Картечница легко разбиралась на 4 части (картечница, лафет, колеса).

Облегченный лафет весил 276,5 кг, имел диаметр колес 1,09 м, давал угол возвышения 60° и склонения 50°, поворота по горизонту 60°. При нем возили 6720 (672 — в ящиках на лафете), при лафете пушечного типа — 6048 патронов.

Картечница Гатлинга-Горлова обр. 1870 г. Гатлинга-Барановского обр. 1873 г.
Калибр 4,2 лин (10,67 мм) 4,2 лин (10,67 мм)
Количество стволов 10 6
Длина ствола, мм 826 660,5
Масса «тела» картечницы, кг 163 49
Масса лафета, кг 496 276,5
Масса с передком и патронами, кг 1104 528
Боевая скорострельность, выстр./мин. до 400 до 600
Дальность стрельбы, м 1493 (700 саженей) 1200
Расчет, чел. 7 (из них 2 ездовых) 3 (из них один ездовой)
Запряжка четверная парная

Картечницы в целом нашли довольно ограниченное применение. Во время Хивинского похода 1873 г. две картечницы (взвод) имелись в отряде генерал-майора Головачева, составленном из пехоты и казаков. В ходе этого похода картечницы обычно вели огонь вместе с «ружейными» стрелками на дальности до 1000–1100 м. Такой огонь позволял «отбрасывать» отряды туркмен, атакующие плотной массой.

Уже в 1876 г. последовало распоряжение об упразднении «скорострельных» батарей и передаче картечниц в крепости, на склады и частью — на флот. После этого картечницы выдавались в войска по специальному распоряжению и использовались как «дополнительное», нештатное (или сверхштатное) вооружение. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. со складов Одесского военного округа выдали 27 картечниц для самообороны черноморских береговых батарей на случай вражеского десанта: 8 — в Одессу, 8 — в Очаков, 4 — в Севастополь, 4 — в Балаклаву, 3 — в Евпаторию. На флоте в этот период использовали вместе с картечницами системы Гатлинга картечницы Пальмкранца калибра 4,2 линии (10,67 мм) и 1 дюйм (25,4 мм). В 1877 г. по одной-две картечницы Пальмкранца или Гатлинга ставили на корабли береговой обороны типа «поповок», а также на мобилизованные гражданские суда. Действовали картечницы и на суше.

«СКОРОСТРЕЛЬНЫЕ ПУШКИ» ОБР. 1871 И 1873 гг

Как видно на этой гравюре, 10-ствольная картечница Гатлинга — Горлова («4,2-линейная скорострельная пушка обр. 1871 г.») по размерам была сопоставима с 4-фунтовой (87-мм) нарезной полевой пушкой

В 1877 г. Рущукский отряд русской Дунайской армии получил со складов Киевского округа 8 картечниц, образовавших «полевую скорострельную батарею». Еще 8 картечниц действовали на Дунайских береговых батареях, под Никополем, под Плевной, на Шипке. Эти картечницы считались в составе осадной артиллерии. 16 своих картечниц русские передали болгарскому Земскому войску. Интересны попытки «приблизить» картечницы в бою к пехоте. Так, в октябре уже во время боев за Плевну генерал Тотлебен выдвинул идею формирования «подвижного стрелкового отряда», включающего несколько рот стрелков с винтовками Мартини и Бердана, а также нарезными крепостными ружьями, и картечницы. «Летучий отряд» из двух рот стрелков, 6 картечниц и команды в 50 человек с крепостными ружьями сформировали в составе отряда генерал-лейтенанта М.Д. Скобелева. Это было, пожалуй, единственной попыткой применить картечницы наилучшим образом. В этом отряде можно увидеть и отдаленный прототип совместных действий отборных стрелков, дальнобойных крупнокалиберных снайперских винтовок и пулеметов.

Малочисленность картечниц не позволила сделать определенных выводов об их боевой ценности. Тем не менее, во время Ахал-Текинской экспедиции 1880–1881 гг. генерал Скобелев попросил выделить ему кроме артиллерийских орудий и нештатные средства — «картечницы, ручные гранаты и ручные мортиры». С Кавказа из Александропольской крепости были выделены 8 картечниц Гатлинга — Горлова. Их использовали для защиты «этапных пунктов коммуникационной линии». Кроме того, Скобелев получил «морскую батарею», в состав которой вместе со скорострельными 1-фунтовыми пушками вошли 6 «морских» картечниц того же калибра 4,2 линии на легких десантных лафетах. Стоит отметить, что в сообщениях о действиях картечниц можно встретить словосочетания «противник отогнан», «принужден к молчанию» и т. п., но редко есть данные о количестве убитых или раненых (впрочем, и численность противника редко уточняется). По-видимому, психологическое действие картечниц намного превосходило их поражающее действие. Тем не менее картечницы в Ахал-Текинской экспедиции действовали в наиболее тесном взаимодействии с пехотой и кавалерией в обороне и в наступлении.

Мало кто из военных авторов тех лет обошел вопрос о картечницах, причем мнения высказывались порой полярные. Среди сторонников картечниц были генерал В.Л. Чебышев (разработавший в 1885 г. даже собственную легкую 6-ствольную модель), офицеры Генштаба И.П. Маслов, М.Н. Анненков. Ярым и последовательным противником картечниц стал генерал М.И. Драгомиров. Поскольку на мнение Драгомирова принято широко ссылаться в литературе, стоит остановиться на нем подробнее. Дело в том, что картечницы, считаясь артиллерийскими орудиями, и по размерам были таковыми. В 1891 г. Драгомиров писал: «Если бы одного и того же человека нужно было убивать по несколько раз, то это было бы чудесное оружие… На беду, еще не находилось таких музыкантов, которые были бы в состоянии переменять направление ствола десять раз в секунду». Генерал был не столь уж не прав — во время Франко-прусской войны в трупах пруссаков находили до 20–30 пуль митральез, в то время как их соседи в линии даже не были ранены. Ручной привод механизмов даже при нескольких человеках расчета затруднял огонь с рассеиванием по фронту и в глубину или быстрый перенос огня с одной цели на другую. Даже такие удачные системы картечниц, как Гатлинга — Барановского или Норденфельда, оказались слишком громоздки (сопоставимы с полевой 4-фунтовой пушкой), к тому же стрельба быстро утомляла стрелков. Именно к таким картечницам относилось ироничное замечание Драгомирова в статье «Калибры оружия в полевых армиях европейского состава». «Всякая скорострелка, называть ли ее картечницей или вновь придуманным словом пулемет (и избавь нас от лукавого и метафоры!), все же есть не более, как автоматический стрелок, т. е. самостоятельного вида поражения не дает… по всем неудобствам уже есть артиллерийское орудие». Драгомиров, впрочем, указывал: «Мотивы, но которым я считаю пулеметы нелепостью в полевой армии нормального состава, прямо указывают на те случаи, где они не только полезны, но и, пожалуй, даже необходимы… а именно: 1) на флангах в крепостях, 2) в степных экспедициях, где малый отряд может иметь дело с большой, но плохо вооруженной толпой» (опыт Ахал-Текинской экспедиции это подтверждал). Схожих взглядов придерживался генерал Г.А. Леер. Неудивительно, что положительно отзывались о картечницах генералы Эллис, Куропаткин, Давыдов, участвовавшие в «степных экспедициях». Неоднозначно относились к «рукояточным» картечницам и зарубежные специалисты. Картечницы в целом разделили судьбу своих средневековых прототипов — «органов» и «сорок» — те сошли со сцены с появлением легких полевых пушек, картечницы же становились не нужны с появлением новых скорострельных нарезных казнозарядных полевых пушек с новой гранатой и шрапнелью в боекомплекте.

Выдающийся русский оружейник и историк оружия В.Г. Федоров писал: «В общем необходимо прийти к заключению, что опыт вооружения армии картечницами был неудачен, и вся эта история не могла не оказать некоторого влияния на развитие вопроса о всеобщем введении нового могущественного средства, а именно картечниц, функционирование которых было основано на отдаче при выстреле, т. е. пулеметов». С одной стороны, картечницы побудили к исследованию свойств и возможностей скорострельного оружия, позволили отработать ряд узлов и систем, использованных потом в автоматическом оружии (а система Гатлинга, как известно, смогла вернуться на вооружение в виде высокотемпных многоствольных авиационных пушек и пулеметов и зенитных автоматов). В тактическом же плане наследие картечниц скорее негативно — благодаря им автоматические пулеметы первое время вызывали недоверие и, даже доказав свое значение в Англо-бурской и Русско-японской войнах, вплоть до Первой мировой войны считались все же родом артиллерии.

Однако предложения картечниц долго не оскудевали. Улучшить «скорострельную пушку» пытались братья С. и В. Валицкие. В 1880 г. изобретатель Вильнер предложил ГАУ 4,2-лин картечницу, включающую 2500 (!) стволов, а мещанин И. Дубинин в 1883-м — 8-ствольное орудие с патронами типа картечных (по 50 пуль в каждом), выстреливающее веерообразно 1600 пуль в минуту. В 1885 г. Гатлинг предложил Артиллерийскому Комитету ГАУ испытать две его новые картечницы — 10-ствольную на легком лафете со щитом и 6-ствольную, пригодную для «перетаскивания на руках». Еще в 1884 г. Артком составил программу испытаний систем Гатлинга и Норденфельда, а в 1885 г. утвердил программу более широких испытаний «скорострельных пушек» ружейного и артиллерийского калибра — от 4,2 линии до 1,65 дюйма (калибры около 1,5 дюйма позволяли стрелять картечью или шрапнелью). Осенью 1885 г. на Главном артиллерийском полигоне близ Санкт-Петербурга прошли сравнительные испытания «малокалиберных скорострельных пушек». Картечниц Гатлинга там уже не было, зато участвовали 5– и 1-ствольные картечницы Гарднера, 2-ствольная Пратт-Уитней, 5-ствольная Норденфельда, выполненные под русский 4,2-лин патрон, 37– и 47-мм 5-ствольные револьверные пушки Гочкиса (именовавшиеся «многоствольными гранатными пушками»). В октябре 1886-го — феврале 1887 г. прошли дополнительные испытания картечниц Норденфельда, и большинство членов комиссии повторили мнение, «что митральезы представляют собой прекрасное средство для усиления ружейного огня в бою». Однако полковник А.И. фон дер Ховен записал особое мнение, в котором, между прочим, заметил: «Если же предположено было бы ввести митральезы в состав вооружения наших войск, то, по моему мнению, недавно испытанная у нас одноствольная автоматическая митральеза системы Максима заслуживает большего внимания, чем митральеза Норденфельда».

Тем временем «Гатлинги» оставались на вооружении крепостей. В 1900 г. даже испытывали новое салазочное приспособление к ним для стрельбы из каземата. 28 мая 1906 г. Артком постановил разослать в крепости «Краткое наставление для службы при 4,2-лин пулеметах системы Гатлинга», составленное капитаном Чернопятовым. Полсотни 4,2-лин «пулеметов» числилось в 1899 г. в береговой артиллерии. Долго служили картечницы «на периферии». Так, в 1893 г. Памирскому отряду русских войск передали для усиления «три 4-линейных пулемета (два 5-ствольных Норденфельда и один 1-ствольной Максима)» — т. е. картечницы и пулемет, заказанные фирме «Максим — Норденфельд» под 4,2-лин патрон. В 1905 г. добавили «два 6-ствольных пулемета Гатлинга», в 1909-м (!) — еще три «для замены пришедших в негодность». Только в 1910 г. подняли вопрос о замене их «3-линейными автоматическими пулеметами Максима». Ну а как появился в России «Максим»?


Похожие книги из библиотеки

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.