ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Вторую мировую не напрасно именуют «войной заводов» или «войной индустрий». И Великая Отечественная война, как основная составляющая Второй мировой, стала противостоянием высокоразвитой и сформировавшейся индустрии Германии и подчиненных ею государств Европы (Австрии, Чехословакии, Франции, Бельгии и др.) с молодой индустрией Советского Союза. В то же время катастрофическое развитие событий для советской стороны в 1941 — начале 1942 г., огромные потери в живой силе и вооружении поставили вопрос не просто о восполнении потерь и наращивании выпуска вооружений, а фактически о формировании и вооружении новой армии.

Все руководство военной промышленностью сосредоточилось в образованном 30 июня 1941 г. Государственном Комитете Обороны (ГКО) во главе с И.В. Сталиным. Производство стрелково-пулеметного вооружения и стрелковых боеприпасов входило в ведение Наркомата вооружения, которым руководил Д.Ф. Устинов. Производство пулеметов всех типов в Наркомате находилось в ведении главного управления (Главка) стрелкового и авиационного вооружения во главе с Е.Ф. Соболевым, производство патронов — в ведении заместителя наркома А.Н. Сергеева. В ГКО за «выполнение решений ГКО по производству вооружения и минометов», а также боеприпасов с февраля 1942 г. отвечал Л.П. Берия.

За первые 3 месяца войны производство крупнокалиберных пулеметов выросло в 5 раз, станковых — в 2 раза. Но уже в октябре 1941 г. производство пулеметов резко снизилось из-за эвакуации заводов, включая тульские предприятия. В последнем квартале 1941 г. фронт вместо запланированных 12 тысяч пулеметов «Максим» получил 867. Вместо 2100 крупнокалиберных пулеметов изготовили 459, патронов к ним — 25 миллионов вместо 54 миллионов.

Тем не менее при потере значительной части мощностей, ресурсов и квалифицированных кадров, спешной эвакуации ряда заводов и столь же спешной переориентации ряда производств на выпуск вооружения промышленность смогла обеспечить большинство потребностей в вооружении. Большую роль сыграли предвоенные быстрые темпы роста металлургической промышленности и станкостроения, широкая подготовка инженерно-технических кадров, организация производства специальных высококачественных сталей, стандартизация производства (позволившая быстро найти для производства образцов вооружения заводы-дублеры — также с близлежащей «металлургией»), заделы в области новых технологических операций поточного массового производства. Проблемы тем не менее возникали серьезные. Так, на Ижевском металлургическом заводе в 1942 г. пришлось срочно «разбронировать» мобилизационные запасы ферросплавов, чтобы не сорвать выпуск специальной оружейной стали. Война потребовала резкого увеличения производства, при этом нарушая многие связи между предприятиями. Даже при «бронировании» квалифицированной рабочей силы в среднем квалификация рабочих неизбежно снижалась — на заводы приходила необученная молодежь, подростки, женщины (с 1943 г. 58 % принятых на работу на Ковровский заводе № 2 составляли работники в возрасте до 18 лет), значительно ухудшались условия жизни и работы. К тому же квалифицированных рабочих с производства приходилось отправлять в составе фронтовых бригад на фронты для ремонта вооружения на месте. «Традиционным» оружейным предприятиям, даже не подвергавшимся эвакуации, приходилось отдавать часть своего оборудования для организации новых оружейных производств, выпускать для них станки и оснастку. В этих условиях немаловажное значение имели быстрый поиск и внедрение в производство подходящих заменителей, различных приспособлений, внешне порой незначительных. Само достижение в условиях тяжелой напряженной жизни «тыла» таких масштабов производства уже было настоящим подвигом работников оружейной и патронной промышленности.

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Расчет пулемета «Максим» ведет бой. Зима 1941 г. обратим внимание на щит пулемета с окном для использования — оптического прицела

Стоит коснуться и вопроса ленд-лиза в данной области. В первом, Московском протоколе о поставках Советскому Союзу от 1 октября 1941 г. практически не шла речь о стрелковом оружии (за исключением противотанковых ружей), зато указывались заявки на свинец, биметалл, порох, различные типы проволоки, быстрорежущую и инструментальную сталь, электропечи, металлорежущие станки, т. е. материалы и оборудование для производства вооружения и боеприпасов. Затем автоматическое оружие все же вошло в поставки. За время войны в СССР отправили из США 131 633 пулемета (а также 1 млрд патронов), из Великобритании — 4005 винтовок и пулеметов, а в СССР только в 1942 г. выпущено 356,1 тыс. пулеметов. Правда, пулеметы прибывали еще с образцами БТВТ, самолетами и кораблями. Но вот один пример: в декабре 1943 г. Главное автобронетанковое управление решило перевооружить поставлявшиеся по ленд-лизу британские БТР «Юниверсал» с британского ручного пулемета «Брэн» и противотанкового ружья «Бойс» на советские пулеметы ДТ и ПТР. Зато немаловажную роль сыграли самоходные зенитные установки. Советский ВМФ до июня 1945 г. получил от союзников 1659 спаренных тумбовых установок 12,7-мм пулеметов «Браунинг», 248 таких пулеметов на турельных установках, 92 счетверенных установки 12,7-мм пулеметов «Виккерс» и 11 спаренных установок «Виккерс» (по данным В.Н. Крылова и И.В. Крылова, «Ленд-лиз для СССР»).

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Советский боец с американским 7,62-мм пулеметом М1919 А4 «Браунинг», установленным на «ленд-лизовском» американском бронетранспортере

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Советские бойцы на «ленд-лизовском» британском бронетранспортере «Юниверсал Кэрриер», вооруженном ручным пулеметом «Брэн» и противотанковым ружьем «Бойс»

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

А здесь мы видим британский «Юниверсал», уже перевооруженный советским пулеметом ДТ. 1945 г.

Но во второй половине 1941 г. проблема вооружения оказалась чрезвычайно острой. Потери матчасти в первые месяцы войны (во второй половине 1941 г. потеряно 54 700 станковых пулеметов) заставили сокращать их число в подразделениях. Так, уже в июле из штата стрелковой роты вывели пулеметный взвод. Неслучайно в первом периоде войны в системе огня возродили почти забытый со времен Первой мировой залповый огонь из винтовок отделением, взводом, ротой. Он позволял отчасти компенсировать недостаток автоматического оружия в напряженные моменты боя.

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Московское ополчение, осень 1941 г. Среди прочего вооружения видны польский ручной пулемет «Браунинг» и германский MG.08. Рядом виден треножный станок (в него ополченцы вставили штыки от французских винтовок) — возможно, от польского станкового «Браунинга»

Вынужденно использовались старые пулеметы иностранных систем, а также пулеметы, доставшиеся Красной Армии в 1939–1940 гг. в ходе присоединения Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики. В основном они оказались на вооружении частей народного ополчения. Так, в 17-й стрелковой дивизии народного ополчения (московского), по свидетельству В. Шемелева, командовавшего пулеметным взводом одного из полков этой дивизии, на сентябрь 1941 г. было 167 станковых пулеметов, из них 160 — старые «Кольты». Хорошо известна фотография знаменитого московского парада 7 ноября 1941 г., когда перед Мавзолеем проходят ополченцы с пулеметами «Льюис». У московского ополчения были и трофейные польские wz.35 «Браунинг», и германские MG.08. Это, правда, усугубляло проблему — боеприпасов к ним было мало, а личный состав не успевал их осваивать.

О вооружении ополченческих соединений можно судить по таким цифрам. На середину июля 1941 г. из московских дивизий народного ополчения (дно) первого этапа формирования лишь две имели кое-какое пулеметное вооружение: 1-я дно — 30 пулеметов, 7-я дно — 201 пулемет.

Вооружение дивизий московских рабочих к концу октября 1941 г.

Дивизия Личный состав, чел. Винтовок, шт. Пулеметов, шт. Пистолетов-пулеметов, шт.
3-я дмр 9 753 6 990 479 40
4-я дмр 7 260 6 625 472 1
5-я дмр 7 291 6 691 271 2

Не все оружие было комплектно. Так, из 201 пулемета, доставленного в 7-ю дно Бауманского района, 40 не имели станков.

Дивизии народного ополчения, сформированные в Ленинграде к середине июля 1941 г.:

Дивизия Личный состав, чел. Винтовок, шт. Станковых и ручных пулеметов, шт. получено (по штату)
1-я дно 12 102 9 739 197 (570)
2-я дно 8 721 8 500 248 (537)
3-я дно 10 094 9 650 219 (546)

— Колесник А.Д. Ополченческие формирования Российской Федерации в годы Великой Отечественной войны, 1988.

Многие дивизии довооружали уже непосредственно перед отправкой на фронт. Так, 1-я дивизия народного ополчения вместо положенных по штату 550 станковых и ручных пулеметов имела всего 10 и только за два дня до отправки на фронт получила 108 станковых и 162 ручных пулемета.

Во втором полугодии 1942 г. выпуск пулеметов вновь стал расти — всего за полгода он вырос на 65 %, достигнув в октябре пика в 41 100. За весь 1943 г. выпущено 458 500 пулеметов (127 % от выпуска 1942 г.), за 1944 г. — 439 000 (заказы на пулеметы начали снижаться в связи с насыщением войск автоматическим оружием). Заметим резкий рост в войсках в 1943–1944 гг. количества крупнокалиберных пулеметов и удвоение за 1943 г. количества ручных и станковых пулеметов и насыщенности ими частей. Это стало и результатом роста производительности — если в 1941 г. для производства крупнокалиберных пулеметов в год требовалось 210 рабочих на 100 единиц продукции, то в 1943 г. — 110. Не забудем и рост во втором и третьем периодах войны количества танков, САУ и бронемашин с их пулеметным вооружением — на 1 января 1945 г. в РККА имелось не менее 50 000 танковых пулеметов.

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

На сборке пулеметов рядом со взрослыми работали подростки — учащиеся ремесленных училищ

Главным производителем пулеметов ДП и ДТ во время войны стал цех № 1 Ковровского завода № 2. Всего за время Великой Отечественной войны завод им. Киркижа выпустил и передал для Красной Армии 809 823 пулемета ДП и ДТ.

В 1941 г. в связи подходом германских войск к Москве встал вопрос о заводах-дублерах на случай прекращения выпуска вооружений ковровским заводом № 2. Производство ДП и ДТ было поставлено на Урале в г. Сталинские (Новокузнецк) на заводе № 526 Наркомата вооружения, собирали ДП также и на ленинградском заводе «Арсенал». Станки и инструмент для организации производства в Сталинске поставил Ковровский завод № 2 — всего для завода № 526 он отгрузил 337 станков с производства и 138 новых станков своего изготовления. Однако постановка и развертывание производства потребовали немало времени и усилий. В феврале 1942 г. из 257 прибывших на завод станков работали только 95. Поскольку в Сталинские не было оружейного производства, инженерно-технические работники прибыли из Коврова, Ижевска, Тулы, немало было рабочих, эвакуированных из Ленинграда, Донбасса и Сталинграда. Выпуск пулеметов ДП фактически начался в июне 1942 г., но даже в декабре из прибывших на завод 914 станков в работе было только 727. В феврале 1943 г. начали производство ДТ. На заводе работали литейный и кузнечно-прессовый цехи, поставлявшие заготовки основных деталей, пять механических, ремонтно-механический, термический цеха. Трудности, однако, сохранялись. Отпускная цена пулемета ДП была установлена в 1200 рублей, между тем себестоимость пулемета завода № 526 составляла 1890 рублей, цена ДТ. была установлена в 808 рублей, а себестоимость его на заводе № 526 была 2555 рублей (что было даже больше стоимости 1939 г. — 1400 рублей). Велик был процент брака — по отдельным деталям от 17 до 51 %. И все же за 1943 г. завод № 526 выпустил 19 380 ручных пулеметов, покрыв 23,4 % потерь пулеметов на фронте. Правда, в целом это составило 7,7 % их выпуска по всем заводам, так что производство в Сталинские носило, скорее характер вспомогательного. В 1945 г. завод № 526 выпустил 13 304 пулемета ДП, 24 ДТ, отремонтировал 8276 ДП, присланных на завод.

Условия производства военного времени потребовали снизить требования к отделке стрелкового оружия — в частности, отменили чистовую обработку наружных деталей, не принимающих участия в работе автоматики. В оружейную промышленность в целом внедрялись более дешевые и производительные технологии — точеные и фрезерованные детали заменялись штампованными, винтовые и клепаные соединения точечной сваркой и т. п. В то же время вся технологическая документация на стрелковое оружие выполнялась «по литере Б», т. е. требовала неукоснительного соблюдения стандартов и не допускала каких-либо изменений в форме, размерах и материалах. Выпуск ручных пулеметов оставался сравнительно устойчивым. По воспоминаниям заместителя наркома вооружения В.Н. Новикова, «этот пулемет не вызывал в Наркомате вооружения особого напряжения». Удалось и сохранить его надежность. Так, до войны для отстрела ручного пулемета расходовали 150–200 патронов, но с началом войны из-за дефицита боеприпасов пришлось сократить норму до 5 патронов — всего 2 выстрела на проверку автоматики и 3 для проверки точности боя. Но жалоб на заводские недостатки ДП, по свидетельству того же В.Н. Новикова, не поступало. Ковровский завод № 2 за 1941–1945 гг. выпустил всего 809 823 пулемета ДП, ДПМ, ДТ и ДТМ.

Главным производителем станковых пулеметов продолжал оставаться Тульский станкостроительный (машиностроительный) завод № 66, а основным типом станкового пулемета — «Максим». В июле 1941 г. на специальном заседании в Туле с участием заместителя Наркома вооружения В.Н. Новикова и руководства завода № 66 конструктор В.А. Дегтярев просил на доработку своего станкового пулемета ДС-39 три-четыре месяца. Директор завода Б.М. Пастухов сообщил, что производство «Максима» можно расширить за одну неделю. Руководство Наркомата приняло решение о возобновлении производства пулеметов «Максим» вместо ДС. Однако понадобилось срочно провести модернизацию «Максима» для упрощения производства и возможности использования металлической ленты. С прекращением выпуска ДС выпуск «Максимов» за первые 3 месяца войны увеличили в 7,5 раз выпуск крупнокалиберных пулеметов за тот же период увеличился почти в 5 раз. За весь 1941 г. выпущено 9691 пулемет, «Максим» и 3717 ДС (около 28 %).

В период с 4 по 12 октября 1941 г. на заводе № 66 инженерами И.Е. Лубенцом и Ю.А. Козариным под руководством главного конструктора завода А.А. Троненкова была предпринята новая модернизация «Максима». Для быстрого заполнения кожуха ствола не только водой, но и снегом, льдом он был снабжен широкой горловиной. Был упрощен прицел, переделан приемник (подробнее об этих изменениях будет рассказано далее). Внесенные в конструкцию пулемета изменения и улучшения вместе с упрощением технологии способствовали быстрому наращиванию производства. Для расширения производства заводу № 66 передали мощности Тульской гармонной фабрики и ремесленного училища № 5.

Однако в октябре того же 1941 г. в связи с приближением гитлеровских войск к Туле завод № 66 эвакуировали, что на время резко снизило производство пулеметов. Производство «Максимов» начали в г. Златоусте Челябинской области. Строительство заводов по производству стрелкового оружия (заводы № 54 и № 385, ставшие предшественниками современного Златоустовского машиностроительного завода) началось в Новом Златоусте в 1938 г., и к осени 1941 г. едва начал работать инструментальный цех. Эвакуированное сюда производство тульского завода № 66 и Подольского механического завода пришлось размещать в недостроенных корпусах — потребовалось еще оборудовать цеха, не имевшие ни отопления, ни минимальных санусловий, сопоставить специальные станки, закончить подъездные пути. Здесь большую работу проделал замнаркома вооружения И.А. Барсуков. В начале 1942 г. новый завод развернул выпуск «Максимов» и станков Соколова к ним, наряду с другим вооружением. С 1944 г. здесь серийно выпускали станковые пулеметы Горюнова СГ, поэтому производство пулеметов «Максим» свернули.

В 1942 г., в условиях острого недостатка автоматического оружия в армии, оружейный завод в Златоусте занялся переделкой устаревших авиационных пулеметов ПВ-1 в станковые путем их установки на колесные станки Соколова обр. 1910 г. Всего таким образом переделано 3009 пулеметов ПВ-1, которые использовались потом на фронтах Великой Отечественной.

В самой Туле во время осады (ноябрь — декабрь 1941 г.) на базе Тульского оружейного завода и с использованием оборудования, собранного с остальных предприятий города, среди прочего оружия было собрано: «станковых пулеметов Дегтярева — 224, пулеметов системы «Максим» — 71» (справка архива завода за 1941 г., дело № 12). Кроме того, туляки вели ремонт оружия. В.Н. Новиков описывает эпизод, когда рабочим-ремонтникам принесли пулемет «Максим», иссеченный и пробитый осколками, и оружейники «через два часа вернули пулемет на передовую». В январе 1942 г. после контрнаступления советских войск под Москвой и снятия осады Тулы Наркомат вооружения обязал руководство Тульского пулеметного завода наряду с организацией производства «Максима» на новом месте возобновить производство пулеметов «Максим» на станке Соколова на прежних производственных площадях в Туле. Заводчане возвращаются в Тулу, и уже в апреле выпускают первую партию пулеметов, собранных вручную. И уже в 1942 г. выпуск «Максимов» составил 55 258 штук.

Можно сравнить выпуск станковых пулеметов до войны и в первый период войны.

Производство станковых пулеметов 1937 г. 1938 г. 1940 г. 1941 г. 1942 г.
«Максим» 8052 16 094 4049 9601 55 258
ДС ? ? 6628 3717 ?

Завод № 66 в Туле с 1942 по апрель 1945 г. выпустил всего 51 148 пулеметов «Максим» и около 20 000 станков к ним.

К производству «Максима» подключали предприятия, никогда ранее не имевшие дела с оружием. Например, в г. Ижевске для этих целей использовали мощности Государственного Союзного мотоциклетного завода, который получил название «завод № 524». Задание ГКО было жестким — довести выпуск «Максимов» в Ижевске до 100 штук в сутки. Завод начал производство в январе 1942 г., за первый месяц собрал 300 пулеметов, первые 120 пулеметов (это изделие именуется в документах «объект № 503–504») были сданы только в марте. Большую роль в постановке достаточно сложного производства сыграла помощь Ижевского завода № 74 и личное участие заместителя наркома В.Н. Новикова (который фактически руководил заводом № 524 с ноября 1941 г., т. е. с момента постановки задачи, по май 1942 г., когда наладился устойчивый выпуск). Вопросу придавали исключительное значение: в воспоминаниях В.Н. Новикова приводится телефонный разговор с «одним из членов ГКО» (видимо, имеется в виду Л.П. Берия), в котором тот от имени Сталина требовал срочно указать цифры наращивания ежемесячного производства «пулеметов Максима». К сентябрю 1942 г. выпуск достиг 2500 в месяц, а всего за годы войны завод дал фронту 77 000 (по другим данным — 83 000) пулеметов «Максим». Для пристрелки и регулировки пулеметов использовали подвальные помещения ижевского ВТУЗ-комбината. Для помощи в постановке производства в Ижевск срочно самолетом направили опытных тульских слесарей-сборщиков из Златоуста. Постановка нового производства наталкивалась на многие трудности. К примеру, первая партия «Максимов» ижевского производства имела тульские замки, случайно оказавшиеся среди эвакуированных комплектующих. Поскольку замки оказались наиболее сложным узлом, их еще некоторое время поставляли в Ижевск из Златоуста. Кроме того, через ГАУ завод получил замки, собранные в войсках с разбитых пулеметов. Не удавалось поначалу наладить изготовление в Ижевске холщовых пулеметных лент, из которых не вывалились бы патроны, пока специально командированные тульские работницы не объяснили, что при постановке заклепок в ленту нужно держать ее в натяге. Стоит отметить, что устаревшая и относительно сложная система «Максима» была все-таки рассчитана на поставленное и отлаженное производство, поэтому пулеметы «не тозовского» изготовления не могли сразу достичь той же степени надежности, тем более при характерном для военного времени дефиците во времени, материалах и квалифицированных кадрах. При допустимых условиями приемки 0,15 % задержек «Максимы» вновь поставленного производства давали на полигоне до 1 % задержек и более. С этим приходилось мириться в условиях, когда войска нужно было срочно снабжать оружием.

При изготовлении станков к пулеметам приходилось использовать подручные материалы, свободные станки и приспособления. Отсюда — большое разнообразие станков военного производства. Наиболее характерным вариантом упрощенного производства были пулеметы «Максим» ленинградского производства. Осажденный город вынужден был налаживать самостоятельное производство оружия для снабжения войск. Под производство станкового пулемета «Максим» приспособили мощности завода полиграфических машин (полиграфическая техника также требует точного машиностроения). За 9 месяцев 1942 г. труженики осажденного города передали войскам Ленинградского фронта 1975 пулеметов, известных под названием «Максим — Ленинградец» или под обозначением ПМ-Л 1/1 («пулемет Максим — Ленинградец, один/один»). Пулеметы имели упрощенные станки с колесами в виде деревянных дисков.

Производство крупнокалиберных пулеметов ДШК продублировали в г. Куйбышеве, куда из Коврова передали 555 станков и приспособлений. Производство на заводе № 2 Наркомату вооружения останавливать не пришлось (хотя и велось оно в тяжелейших условиях), так что в ходе войны шло основное производство пулеметов ДШК в Коврове и дублирующее в Куйбышеве. Производство и поставки крупнокалиберных пулеметов ДШК в войска на заключительном этапе войны, в отличие от ручных и станковых пулеметов, не снижались — потребность войск по этой позиции по-прежнему оказывалась больше поставок.

Всего за 1941–1945 гг. заводы Наркомата вооружения выпустили 1 515 900 пулеметов всех типов. Для сравнения — Германия за тот же период произвела 1 048 500 пулеметов.

Изменения динамики производства можно проследить по таким цифрам[5]:

Год Выпуск пулеметов всех типов Примечания
1941 II полугодие 106 200 Эвакуация ТОЗ и завода № 66
1942 I полугодие 134 100 Производство ДП на заводе № 526 (Сталинск)
Производство «Максимов» на заводе № 524 (Ижевск)
Производство «Максимов» на заводе № 54 (Златоуст)
Возобновление производства «Максимов» заводом № 66 (Тульским машиностроительным заводом)
Производство ДШК в г. Куйбышеве
II полугодие 222 000

1943 I полугодие 236 000

II полугодие 222 500 Производство СГ на заводе № 2 (Ковров)
1944 I полугодие 230 500 Производсвто СГ на заводе № 54 (Златоуст)
II полугодие 208 600

1945 I полугодие 117 500

Поставлено в Вооруженные силы СССР*
ручных станковых крупнокалиберных
1941 II полугодие 45 300 8 400 1 400
1942 172 800 58 000 7 400
1943 250 200 90 500 14 400
1944 179 700 89 900 14 800
1945 I полугодие 14 500 10 800 7 300

* Учтено оружие из довоенных запасов и поставленное по ленд-лизу.

Можно сравнить выпуск пулеметов всех типов по первому полугодию 1943 года[6]:

1943
январь февраль март апрель май июнь
СССР 37 800 38 000 38 700 39 700 39 700 41 200
Германия 15 600 14 700 19 600 16 500 17 800 21 600
ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Высокотемпный 7,62-мм пулемет ШКАС системы Шпитального и Комарицкого заменил в авиации пулеметы ПВ-1 и ДА того же калибра

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

12,7-мм авиационные пулеметы УБ системы Березина из экспозиции Тульского государственного музея оружия

В первый период войны рост производства пулеметов был явно недостаточен, с трудом восполняя потери оружия и не позволяя увеличивать насыщенность пулеметами стрелковых частей. В 1941–1942 гг. возможности частей в плане противопехотного огня росли в основном за счет увеличения количества пистолетов-пулеметов и минометов.

В июле — ноябре 1942 г. ГАУ передало фронтам юго-западного направления 5302 пулемета. При подготовке Курской битвы с марта по июль 1943 г. войска Центрального, Воронежского, Степного фронтов и 11-й гв. армии Западного фронта получили 31 600 станковых и ручных и 520 крупнокалиберных пулеметов. Войска, перешедшие в наступление под Курском, имели 60 700 пулеметов всех типов. К началу Крымской операции в апреле 1944 г. войска 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии и части ПВО имели 10 622 ручных и станковых пулемета (по отношению ко всей численности личного состава это составляет примерно один пулемет на 43 человека).

Потери пулеметов также характерны: за 1942 г. подано в войска 58 000 станковых пулеметов, потеряно 24 500, за 1943 г. — соответственно 90 500 и 21 000, за 1944 г. — 89 900 и 38 200, за 1945 г. — 10 800 и 12 900. Средний процент потерь станковых пулеметов за всю войну составил 45,3 % к ресурсу (по годам — от 64,6 % в 1941-м до 6,6 % в 1945-м), ручных пулеметов — 51,3 % (соответственно от 64,6 до 6,6 %).

ВЫПУСК ПУЛЕМЕТОВ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Различные типы стрелковых боеприпасов, использовавшихся РККА Верхний ряд: 7,62-м револьверный патрон «наган» (7,62?38R); 7,62-мм пистолетный патрон ТТ (7,62?25); 7,62-мм винтовочные (7,62?53R) патроны с легкой (Л), тяжелой (Т), трассирующей (здесь — Т-46), бронебойно-зажигательной (Б-32) пулями

Нижний ряд: 12,7-мм крупнокалиберные (12,7?108) патроны с бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), бронебойно-зажигательной трассирующей (БЗТ-44), фосфорной бронебойно-зажигательной (БЗФ-46), зажигательной мгновенного действия (МДЗ-3) пулями, 14,5-мм (14,4?114) с бронебойно-зажигательными пулями Б-32 и БС-41

Стремительно росли в годы войны потребности в патронах, тем более что значительная часть их запасов была потеряна в первые же месяцы (Западный фронт, например, к 10 июля 1941 г. потерял — именно потерял, а не израсходовал — по неполным данным, 67 410 500 винтовочных патронов). Вместе с эвакуацией патронных заводов это породило недостаток боеприпасов во второй половине 1941 г. Уже в 1942 г., с развертыванием патронных заводов на новых местах и организацией производств на предприятиях, переданных из гражданской промышленности, выпуск патронов рос. Если в 1941 г. выпустили 4336 миллионов патронов всех типов, то в 1944-м — 7406 миллионов. Еще до войны автоматизировали производство винтовочных патронов, в ходе войны автоматизировали производство и других типов боеприпасов, включая 12,7– и 14,5-мм. Важную роль сыграло снижение себестоимости. Так, по заводу № 3 себестоимость 1 тысячи патронов снизилась со 138 руб. в 1941 г. до 130 руб. в 1943-м. К 1944 г. выпуск патронов увеличился более чем в 1,5 раза по сравнению с 1942 г. А на период этого роста приходится Курская битва, но показателям которой можно судить о соотношении расхода боеприпасов: в ходе всей битвы израсходовали около 500 млн винтовочных и пистолетных патронов (значительная часть этого расхода приходилась на пулеметы и пистолеты-пулеметы), 3,6 млн патронов к ПТР и 3,3 млн патронов к ДШК.

В условиях производства военного времени разброс параметров патронов одного типа, но разных заводов и серий был весьма велик. Поэтому, когда говорят об ухудшении меткости пулеметов военного времени, следует учитывать вклад в это параметров патронов — отобрать для пристрелки и стрельбы патроны одной партии удавалось далеко не всегда. Кроме того, часть патронов военного времени снаряжалась импортным порохом (так называемый «порох особой доставки») повышенной калорийности и сильного корродирующего действия, что увеличивало разгар стволов.

Похожие книги из библиотеки

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.