ИЗ ИСТОРИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА

Автоматическое оружие в современном понимании, разумеется, имело свою предысторию. Основой изменения в системе вооружения и в военном деле в целом стал переход с середины XIX века к машинному производству огнестрельного оружия. Еще в 1854 г. Г. Бессемер предложил схему автоматической казнозарядной пушки, в которой энергия отдачи затвора использовалась для перезаряжания. Эта схема осталась в патенте, но в поисках материалов для его реализации Бессемер вплотную занялся вопросами металлургии. Внедрение в металлургию бессемеровского (1855 г.), мартеновского (1864 г.), томасовского (1878 г.) способов обеспечило распространение и внедрение в оружейное производство литых сталей. Появляются легированные стали. Быстрое развитие машинной техники, особенно станкостроения, внедрение стандартизации деталей, разделения технологических операций и других начал серийного производства создавали для оружейной промышленности принципиально новую техническую и организационную базу. В 1860-е годы начинается применение унитарных патронов с металлической гильзой, которая не только объединяла основные элементы патрона (пуля, пороховой заряд, капсюль), но и обеспечивала обтюрацию пороховых газов со стороны патронника ствола и прочность патрона. Все это стало основой повышения скорострельности и — вкупе с выявленной войнами того периода значением «огневой составляющей боя» — активизировало работы над автоматическим оружием. В 60 — 70-е годы XIX века патентуется ряд систем автоматического оружия — Пилона (1863 г.), Куртиса (1866 г.), Миллера (1869 г.), Плесснера (1872 г.), Уиллера и Люце (1874 г.), Фасолда и Сэведжа (1877 г.) и др. В 1876 г. Бэйлей впервые использовал в автоматическом оружии патронную ленту.

ИЗ ИСТОРИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА

Хайрем Стевенс Максим у своего пулемета

В 1881 г. начал свои работы в области оружия американский изобретатель и предприниматель Хайрем Стевенс Максим (1840–1916). Человек он был практичный и притом весьма разносторонний. За 40 лет активной деятельности он получил 122 американских и 149 английских патентов. Среди его изобретений машины для распиловки камней и производства труб, автоматический огнетушитель, регулятор газовых горелок, усовершенствованные способы получения светильного газа и фосфорного ангидрида, установки питания водой паровых машин, пылесос, автомат устойчивости судна, ингалятор, улучшенная классная доска для школ, аттракцион-карусель, конструкции электродвигателя и генератора, электросчетчика и регулятора, коммутатора и аккумуляторов, угольной дуговой электролампы, его способ производства ламп накаливания применялся вплоть до постановки производств ламп Эдисона. Максим рискнул заняться даже авиацией. Уже после успеха своих пулеметов и автоматических пушек Максим занимался взрывчатыми веществами, минами и торпедами, разработал конструкцию пуленепробиваемой кирасы, самозарядного пистолета. Вместе со своим сыном Хайремом Перси пожилой конструктор запатентовал в 1908–1910 гг. различные варианты глушителей для ружей и винтовок.

В начале 1880-х годов Максима увлекла идея повышения скорострельности оружия. Как и многие конструкторы того времени, он вначале занимается «автоматической винтовкой», пытается «автоматизировать» карабин Винчестера с рычажной системой управления затвором и в 1883 г. патентует самозарядную винтовку с автоматикой на основе отдачи всего оружия и неподвижным плечевым упором. В 1884 г. он патентует систему винтовки с подвижным стволом. Неудачи с винтовками заставили изобретателя обратиться к оружию, в котором большой вес был бы допустим. И он, естественно, обращается к картечницам. От электротехника можно было ожидать прилаженного к картечнице электродвигателя (кстати, такой привод предлагал еще Дж. Гатлинг для своей картечницы), но Максим прочно встал на путь использования энергии отдачи.

В результате пулемет системы Максима положил начало распространению автоматического оружия, в котором процессы перезаряжания и производства следующего выстрела осуществляются без использования мускульной энергии стрелка. «Машинизированное ружье» стало продуктом машинного производства и, в свою очередь, положило начало процессу, который потом назвали «машинизацией войны». Пулемет во многом определил изменение и развитие всей системы вооружения, организации и тактики сухопутных войск в ХХ веке — по сути, именно с ним связано начало революции в военном деле.

Начав работы в США, Максим вскоре обнаруживает со стороны военного ведомства родной страны не столько серьезный интерес, сколько ленивое любопытство. Картечницы использовались, прежде всего, как оружие колониальных войн и на флоте. И где скорее найдешь покупателя на «автоматическую картечницу», как не у «владычицы морей» и бесчисленных колоний — Великобритании. К тому же Великобритания продолжала держать титул «мастерской мира», здесь легче было найти предприятие, способное выпускать столь «тонкую» технику. В 1883 г. Максим перебирается в Англию, открывает собственную мастерскую, а в октябре 1884 г. представляет образец «автоматического орудия» под 11,4-мм винтовочный патрон.455 «мартини-генри» (штатный тогда в британской армии).

Первая система Максима сильно отличалась от той, что впоследствии оказалась принятой во многих странах. Автоматика оружия действовала за счет отдачи ствола с коротко ходом, запирание канала ствола осуществлялось качающейся защелкой (личинкой), сцеплявшей казенник ствола и затвор. Извлечение и удаление стреляной гильзы производили экстрактор и эжектор, шарнирно укрепленные на казеннике ствола. Движением затвора назад и вперед управлял кривошипно-шатунный механизм, совершавший четверть оборота за один цикл автоматики. Ударный механизм куркового типа монтировался в затворе, спусковой механизм — в коробе. Специальное устройство задавало скорость движения шатуна, а значит — темп стрельбы; его регулировочный кран был связан с указателем, укрепленным снаружи на правой стороне короба и снабженным шкалой с метками от «0» (отключен спусковой механизм) до «500» или «600». Питание патронами производилось из холщовой ленты на 333 патрона. Механизм подачи ленты — барабанный, причем барабан использовался и для вывода стреляных гильз за пределы короба. Уже имелся кожух системы водяного охлаждения ствола. Впоследствии Максим пытался отказаться от нее, устанавливая тяжелый ствол с утолщенными стенками, но, в конце концов, остановился на водяном охлаждении, еще и увеличив емкость кожуха. Сложно сказать, насколько повлияла на систему Максима «кривошипно-шатунная» схема картечниц Гарднера, система питания Бэйлея, тренога Прат-Уитней. Очевидно лишь, что Максим учел опыт рукояточных картечниц. Если автоматическая винтовка получалась заметно тяжелее большинства магазинных, то «автоматическая картечница», напротив, оказывалась легче и компактнее рукояточных, притом управлялась одним номером расчета.

ИЗ ИСТОРИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА

Первый пулемет Максима 1883 г. Вид спереди и сбоку

ИЗ ИСТОРИИ ПУЛЕМЕТА МАКСИМА

Схема устройства первого пулемета («автоматической картечницы») Максима

Демонстрации оружия произвели впечатление, но конструкция «автоматической картечницы» Максима была слишком сложной и требовала многочисленных регулировок. Кроме того, патроны с дымным порохом не могли обеспечить надежной работы автоматики, вызывали быстрое загрязнение механизмов. В результате система оказалась капризной в работе, давала частые задержки и нигде не была принята, хотя в 1885 г. на Международной выставке изобретений получила золотую медаль. Британское правительство заказало 3 штуки для дальнейших испытаний, которые и прошли в том же 1885 г. в Энфилде в присутствии герцога Кембриджского, британских и французских офицеров, а британская и французская армии и были наиболее «заняты» в колониях. Следует признать, что своим первоначальным успехом автоматические пулеметы, как и рукояточные картечницы, обязаны колониальным войнам.

В 1887 г. Максим представил новую, значительно усовершенствованную конструкцию, включившую удачные находки первой системы. Автоматика действовала по тому же принципу (пожалуй, оптимальному для автоматического оружия при тогдашнем уровне технологий оружейного производства), но запирание канала ствола осуществлялось теперь системой из двух шарнирно-сочлененных рычагов. Положением этой системы при движении деталей автоматики назад, а значит, и взаимным положением ствола и затвора, управляла рукоятка, надетая с правой стороны на ось мотыля. С левой стороны на ту же ось надевался эксцентрик, соединенный цепочкой с возвратной пружиной, укрепленной на коробе пулемета. Механизм подачи ленты сделан рычажным, изменен также ударно-спусковой механизм. Новая система оказалась удачнее и вызвала широкий интерес. Качающаяся рукоятка со временем получила форму копира, что обеспечило ускоренный отход затвора от ствола после отпирания. Появившись в конце 80-х годов XIX века, эта первая система автоматического пулемета в различных модификациях состояла на вооружении армий более 30 стран, а в некоторых используется и по сей день.

Уже в 1887 г. новое «орудие Максима» прошло испытания в Великобритании, Австро-Венгрии, Италии, Германии, России, Швейцарии, а в 1888 г. — в США.

Максим получил небольшой заказ от британского флота. В 1888 г. он объединился со шведским инженером Т. Норденфельдом, который не только имел оружейный завод близ Лондона, но и, работая с 1873 г. над многоствольными картечницами, создал к ним ряд удачных установок различного назначения. Новая компания «Максим — Норденфельд» финансировалась банкирским домом «Ротшильд и сыновья». Оружие Максима представлялось теперь с разнообразными установками Норденфельда — полевыми, крепостными, морскими. Пулеметы считались еще артиллерийским средством, что объясняло наличие колесных «ездящих» лафетов с передком и щитом, для кавалерии предлагался «галопирующий» лафет системы Бересфорда — легкая двуколка. Предлагались и складные трехопорные и четырехопорные переносные полевые станки (некоторые снабжались колесным ходом), крепостные установки.

После объявления Норденфельда в 1890 г. несостоятельным пришлось реорганизовать правление компании. Максим заключил соглашения с сильной компанией Виккерса, и в число директоров кроме генерал-лейтенанта Грэхема, адмирала Бойса, президента Мексиканских железных дорог Саймона вошел и Альберт Виккерс. В 1897 г., когда Норденфельд покинул фирму «Максим — Норденфельд», концерн «Виккерс» наконец выкупил его акции. К этому времени перспективность пулеметов и автоматических пушек Максима была ясна, и Максим стал одним из директоров новой акционерной компании с ограниченной ответственностью «Виккерс, сыновья и Максим», штаб-квартира которой разместилась в Лондоне. С 1904 г. имя Максима исчезло из названия, пулеметы и автоматические пушки теперь представлялись от имени концерна «Виккерс».

Принятие на рубеже 1880 — 1890-х годов на вооружение ряда армий патронов уменьшенного калибра с бездымным порохом и пулями с прочной оболочкой, внутренняя баллистика которых существенно отличалась от прежних, потребовало от Максима и конструкторов компании многочисленных переделок опытных моделей, но это пошло пулеметам только на пользу — хотя бы потому, что свойственная бездымным порохам кривая давлений в канале ствола более подходит для работы автоматики, чем кривая давлений, даваемых дымными порохами.

В 1888 г. первые пулеметы Максима попали в германскую армию. После испытаний 1889–1890 гг. пулеметами заинтересовался германский флот, и уже с 1892 г. известная берлинская фирма «Людвиг Лёве и К°» начала их производство по лицензии «Максим — Норденфельд». Германская промышленность с ее первоклассной металлургией и точным машиностроением, пожалуй, наилучшим образом была подготовлена к серийному производству автоматического оружия. Военное министерство Австро-Венгрии после первых опытов 1887 г. решило закупить для дальнейших испытаний переносной вариант пулемета с треножным станком. После сравнительных испытаний с картечницами пулеметы Максима приняли в 1891 г. для вооружения крепостей. Однако вскоре на вооружении австро-венгерской армии поступил пулемет «Шкода», а позже и его, и «Максим» обошел пулемет «Шварцлозе».

Италия начала испытания пулеметов Максима летом того же 1887 г. и после опытов, проводившихся военным и морским ведомствами в Чирие и на кораблях в Специи, дала заказ на несколько десятков пулеметов для флота. Потом они использовались в Первой мировой войне. Однако предпочтение в Италии отдали другим системам.

Военное министерство Франции решило испытать пулеметы Максима после Парижской выставки 1889 г. Испытания прошли в 1891 г. Французское министерство колоний (!) заказало «Максимы» с вьючными седлами. Но «карьеры» во Франции «Максимы» не сделали. Однако в целом по миру пулеметы системы Максима распространялась быстрее остальных.

Первым боевым применением пулеметов Максима считается столкновение в ноябре 1894 г. вооруженных отрядов Сесиля Родса с повстанцами Матабеле в Трансваале, — Родс, занимавшийся поиском золота и алмазов в Южной Африке, приобрел несколько пулеметов Максима. В 1895 г. англичане использовали пулеметы Максима против индийских отрядов при обороне форта Читрал. Немалый успех имели «Максимы» в Судане, обеспечив 2 сентября 1898 г. англо-египетской армии Китченера победу при Омдурмане. В тот же год «Максимы» запугали китайцев в Гонконге, а испанцы закупили пулеметы Максима германского производства в надежде использовать их на Кубе, где американцы применили пулеметы «Кольт». В самих же США пулемет Максима примут на вооружение только в 1904 г.

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.