КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Модернизация крупнокалиберных пулеметов и создание качественно новых зенитных пулеметных установок для борьбы с авиацией, атакующей на малых высотах, вошли в число основных задач, вытекавших из опыта войны. Нехватка у пехоты собственных зенитных средств стоила ей не меньших потерь, нежели нехватка противотанкового оружия.

Еще в конце Великой Отечественной войны К.И. Соколов и А.К. Норов провели существенную модернизацию крупнокалиберного пулемета ДШК. Прежде всего, вновь меняется механизм питания — барабанный приемник сменяется ползунковым. Кроме того, повышается технологичность изготовления, изменяется крепление ствола пулемета, осуществляется ряд мер по повышению живучести. Повысилась надежность работы системы — если согласно техническим условиям на ДШК допускалось 0,8 % задержек при стрельбе, то на ДШКМ уже 0,36 %. Первые 250 модернизированных пулеметов были выпущены в феврале 1945 г. на заводе в Саратове (туда еще в 1941 г. эвакуировали часть производства Тульского машиностроительного завода), освоением их производства руководил Е.С. Соболев. В 1946 г. пулемет принимается на вооружение под обозначением «12,7-мм пулемет обр. 1938/46 г., ДШКМ» (несмотря на замену приемника имя Шпагина в марке пулемета справедливо сохранили). ДШКМ сразу стал танковым зенитным пулеметом (ДШКМТ) — он ставился на танки серии ИС, Т-54/55, Т-62, на БТР-50ПА, модернизированные ИСУ-122 и ИСУ-152, специальные машины на танковом шасси.

Война выявила потребность и в более мощном варианте. С одной стороны, с середины войны стрелковое оружие уже не могло вести борьбу с танками, но тот же опыт войны требовал маневренного и скорострельного оружия для борьбы на дальностях до 1000 м с легкобронированными целями — бронеавтомобилями, бронетранспортерами, бронезащита которых росла. Опыт применения 12,7-мм пулеметов ДШК и 14,5-мм противотанковых ружей (которые в первом периоде войны стали основным противотанковым средством пехоты) возродил интерес к «противотанковому» пулемету. Часто цитируется письмо, написанное группой фронтовиков В.А. Дегтяреву 23 августа 1942 г. и приведенное в работе известного историка оружия Д.Н. Болотина «Советское стрелковое оружие»: «Нас часто соблазняет мысль, каким грозным оружием был бы против танков противотанковый пулемет… Противотанковый пулемет мог бы быть решающим огневым средством в деле отражения атак противника и уничтожения его живой силы». Однако работа над пулеметами такого калибра велась еще до войны. В 1938 г. конструктор НИПСВО Симонин разработал 14,5-мм танковый пулемет. Собственно, 14,5-мм патрон разрабатывался с расчетом на применение в автоматическом оружии, и с принятием его на вооружение пытались разработать 14,5-мм противотанковый пулемет, но неудачно. Как неудачной оказалась тогда и попытка переделки автоматической 20-мм пушки ШВАК в «универсальное» зенитно-противотанковое оружие на треножном станке. В том же 1942 г. конструкторы ЦКБ-14 Салищев и Галкин спроектировали противотанковый пулемет, хотя теперь его точнее было бы назвать «противоброневым». Кроме борьбы с бронемашинами он должен был решать и другие задачи. Увеличивалось количество огневых средств, с которыми небольшим подразделениям приходилось вести борьбу, и требовалось скорострельное оружие для ведения огня по скоплениям живой силы и техники, огневым точкам до 1500 м. С другой стороны, авиация все шире применяла атаки бомбардировщиков и штурмовиков на малых высотах, а сами самолеты получили бронирование и протектированные баки, увеличивали скорость полета. Требовалось качественное улучшение характеристик зенитных пулеметных установок. 12,7-мм ДШК и ДШКМ нужно было дополнить пулеметом с большим бронебойным действием пули и досягаемостью по дальности и высоте. И здесь как раз подходил 14,5-мм патрон (14,5?114), освоенный во время войны в массовом производстве. Правда, патрон этот использовался пока только в ПТР и, соответственно, имел варианты с бронебойными и бронебойно-зажигательными пулями (Б-32, БС-41, БЗ-39). В декабре 1942 г. ГАУ утвердило тактико-технические требования на 14,5-мм пулемет. И в 1943 г. разработку нового пулемета начали на Ковровском заводе № 2 несколько конструкторов. В КБ-2 при заводе под руководством В.А. Дегтярева были разработаны три варианта пулемета, все с уже отработанным и «преемственным» газовым двигателем автоматики, но с различными узлами запирания: поворотом затвора, разводимыми в стороны личинками (по типу ДШК) и перекосом затвора вверх. Артком ГАУ счел целесообразным изготовление опытного образца с поворотным затвором и использованием элементов конструкции станкового пулемета СГ, с ленточным питанием. Пулемет был показан со станком конструкции Гаранина, предназначенным только для наземной стрельбы. Однако высокое давление, создаваемое 14,5-мм патроном, делало резким работу газового двигателя автоматики, затрудняло экстракцию стреляной гильзы, живучесть ствола оказалась невысокой при стрельбе бронебойными пулями. В мае 1943 г. разработку своего варианта пулемета начал конструктор Отдела главного конструктора завода С.В. Владимиров, взяв за основу свою 20-мм авиационную пушку В-20. Идея унификации систем автоматической пушки и крупнокалиберного пулемета уже была практически опробована к тому времени — например, тем же С.В. Владимировым в Коврове (создание 12,7-мм авиационного пулемета, а затем и 20-мм пушки ШВАК, на основе 7,62-мм ШКАС) и М.Е. Березиным в Туле. Пушка ШВАК имела газовый двигатель автоматики, однако для своей следующей 20-мм пушки В-20 Владимиров выбрал откатный двигатель. В 1942 г. В-20 проиграла пушке Б-20 Березина, во многом из-за недоверия заказчика к надежности работы автоматики на основе отдачи ствола с коротким ходом. Однако при мощном патроне такая автоматика выглядела вполне обоснованной. Патрон требовал утяжеления ствола, а при подвижном стволе это давало даже положительный эффект — увеличение массы подвижной системы позволяло сделать работу автоматики плавнее, не слишком увеличивая длину хода системы, и при сравнительно небольших размерах короба. Семена Владимировича Владимирова назначили в Отделе главного конструктора ведущим по пулемету, ведущим по станку стал Гавриил Петрович Марков, по тумбовой зенитной установке — Иван Сидорович Лещинский. Вместе с Владимировым над пулеметом работали В.А. Рыжков, А.И. Буланов, П.П. Протасов, А.П. Финогенов, В.В. Калинин, С.А. Харыкин, А.А. Прокофьев. Напряженная работа по проектированию и изготовлению опытного образца пулемета заняла около полугода, и уже в ноябре 1943 г. первый пулемет поступил на заводские испытания. Затем пулемет Владимирова с модернизированным универсальным колесно-треножным станком Колесникова и тумбовой зенитной установкой был направлен на полигонные испытания на НИПСВО (НИПМСВО), которые прошли в феврале 1944 г. с удовлетворительным результатом. Известный российский историк оружия С.Б. Монетчиков приводит заключение НИПСВО, в котором среди прочего говорилось: «…4. По живучести деталей конструкция пулемета удовлетворяет тактико-техническим требованиям и значительно превосходит все ранее испытывавшиеся 14,5-мм пулеметы… 7. Автоматика 14,5-мм пулемета заслуживает внимания. Пулеметы могут найти себе применение для борьбы с транспортными средствами противника, огневыми точками и при обороне укрепленных районов. Пулеметы калибра 14,5 мм также могут быть широко применены в противовоздушной обороне танковых соединений, бронетранспортеров, бронепоездов, в прикрытии артсоединений и т. п.». Полигон рекомендовал начать серийное производство пулеметов для проведения войсковых испытаний при условии разработки «станков, установок и зенитных прицелов», а также повышения живучести деталей. В апреле 1944 г. ГАУ и Наркомат вооружения предписали Ковровскому заводу № 2 изготовить серию из 50 пулеметов и одну зенитную установку для войсковых испытаний. Так пулемет, получивший обозначение КПВ-44 («крупнокалиберный пулемет Владимирова обр. 1944 г.»), пошел в серийное производство еще до конца войны. Уже на основе КПВ Владимиров разработал 23-мм авиационную пушку. На войсковые испытания пулемет и опытная зенитная установка попали сразу по окончании Великой Отечественной войны — в мае 1945 г. По опыту войсковых испытаний потребовалась и дальнейшая доработка пулемета — прежде всего, в плане обеспечения надежной работы автоматики в затрудненных условиях.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Работа с 12,7-мм пулеметом ДШКМТ, установленным над люком заряжающего на башне танка Т-55

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Опытный 14,5-мм «противотанковый» пулемет Владимирова 1944 г. на станке Колесникова от пулемета ДШК

Использовавшийся поначалу универсальный станок Колесникова оказался малоустойчивым, а универсальный колесный станок, разработанный конструкторами КБ-2 А.А. Кашановым и Г.Ф. Кубыновым, — слишком тяжелым (296 кг с пулеметом и патронной лентой). И в мае 1948 г. прошли конкурсные полигонные испытания пехотных станков для КПР-44: Г.С. Гаранина из КБ— 2, Г.П. Маркова из ОГК завода № 2, С.А. Харыкина (разработана в ленинградском ОКБ-43), Куйбышевского машиностроительного завода. Полигон поначалу отдал предпочтение станку КБ-2, но доработка станка Харыкина позволила ему выйти вперед, и после новых испытаний на вооружение был выбран именно он, доработка же его велась в КБ-2.

Параллельно в 1946–1947 гг. шли испытания модификаций германского авиационного 15-мм пулемета MG.151, разработанных для СССР специалистами германской фирмы «Икариа Верке» — STL-151/12 на треножном наземном станке и зенитные Flа-SL-151.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Счетверенная 14,5-мм зенитная пулеметная установка ЗПУ-4

И в 1949 г. наряду с другими новыми образцами пехотного оружия на вооружение был принят «14,5-мм пехотный крупнокалиберный пулемет Владимирова (ПКП)» на полевом колесном станке С.А. Харыкина, а также несколько зенитных 14,5-мм установок.

Первые зенитные установки под пулемет КПВ, включая одиночную и спаренную, разработали С.В. Владимиров и Г.П. Марков. 30 июня 1944 г. успешно прошли все положенные испытания 14,5-мм пулемет Владимирова КПВ-44 и зенитная установка к нему. Одиночная установка ЗУВМ-44 была отклонена, но уже в ноябре — декабре 1944 г. С.В. Владимиров и Г.П. Марков разработали спаренную установку ЗУВМ-44-2 с круговым обстрелом и ножным спуском. И.С. Лещинский с участием Л.М. Борисовой и Г.Ф. Шафирова разработал счетверенную установку УЛ-14,5 на основе своей УЛ-12,7 для пулеметов ДШК. 22 ноября 1944 г. И.С. Лещинский представил также счетверенную установку код КПВ. Свой вариант установки предложил и Н.Ф. Токарев. Но лучшей признали установку ЗУВМ-44-2, которая и была рекомендована к производству под обозначением ЗПУ-2 («зенитная пулеметная установка, спаренная»). Первоначально 14,5-мм комплексированные установки рассчитывались на стационарные барбетные установки, но уже вскоре заказчик потребовал поставить установки на буксируемый колесный ход. В Коврове выполнили монтаж счетверенной установки КПВ-44 на четырехколесную тележку под 25-мм зенитную пушку. В 1949 г. на вооружение были приняты счетверенная зенитная пулеметная установка Лещинского под обозначением ЗПУ-4 (в качестве дивизионного средства ближней ПВО), спаренная Владимирова и Маркова — ЗПУ-2 (для полкового звена). Производство ЗПУ-4 поставил Куйбышевский машиностроительный завод. Что же касается одиночной установки, то предпочтение отдали установке Евгения Дмитриевича Водопьянова и Евгения Константиновича Рачинского — специалистов ижевского института НИТИ-40, направленных в ковровское КБ-2 для проведения этой работы. Эта установка получила обозначение ЗПУ-1. Конструктор А.И. Ивашутич разрабатывал счетверенную установку с электроприводом для монтажа на БТР-152.

В 1949 г. за разработку зенитных средств в составе пулемета КПВ-44 и установок ЗПУ-1, ЗПУ-2, ЗПУ-4 конструкторы С.В. Владимиров, А.П. Финогенов, Г.П. Марков, И.С. Лещинский, Л.М. Борисова, а также Е.Д. Водопьянов и Е.К. Рачинский были удостоены Сталинской премии. Производство пулемета поставил ковровский завод им. В.А. Дегтярева (это имя присвоили заводу № 2 в том же году). Уже в 1952 г. завод им. В.А. Дегтярева поставил вооруженным силам 8 тысяч зенитных пулеметов КПВ.

Позже были созданы и другие 14,5-мм зенитные пулеметные установки — ЗУ-2 для воздушно-десантных войск и горная ЗГУ-1.

Параллельно велись работы над установкой 14,5-мм пулемета на танки — выше уже упоминалось о выявленной войной роли крупнокалиберных пулеметов в танковом вооружении. Модифицированный соответствующим образом КПВ (КПВТ) применялся для вооружения тяжелых танков (в качестве зенитных и даже спаренных), боевых разведывательно-дозорных машин и бронетранспортеров. Из всего семейства 14,5-мм пулеметов КПВТ оказался самым долгоживущим — именно как вооружение БТР. С принятием 14,5-мм пулеметов — и в соответствии с задачами, которые они должны были решать — расширялось семейство 14,5-мм патронов.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Установка пулемета КПВТ на опытном образце среднего танка Т-54М

Отметим, что в ряде стран (ФРГ, Франция, Швейцария) для решения тех же задач после Второй мировой войны выбрали 20-мм автоматические пушки, хотя проблема выбора между крупнокалиберным пулеметом и пушкой не разрешена и до сих пор.

Похожие книги из библиотеки

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».