КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Модернизация крупнокалиберных пулеметов и создание качественно новых зенитных пулеметных установок для борьбы с авиацией, атакующей на малых высотах, вошли в число основных задач, вытекавших из опыта войны. Нехватка у пехоты собственных зенитных средств стоила ей не меньших потерь, нежели нехватка противотанкового оружия.

Еще в конце Великой Отечественной войны К.И. Соколов и А.К. Норов провели существенную модернизацию крупнокалиберного пулемета ДШК. Прежде всего, вновь меняется механизм питания — барабанный приемник сменяется ползунковым. Кроме того, повышается технологичность изготовления, изменяется крепление ствола пулемета, осуществляется ряд мер по повышению живучести. Повысилась надежность работы системы — если согласно техническим условиям на ДШК допускалось 0,8 % задержек при стрельбе, то на ДШКМ уже 0,36 %. Первые 250 модернизированных пулеметов были выпущены в феврале 1945 г. на заводе в Саратове (туда еще в 1941 г. эвакуировали часть производства Тульского машиностроительного завода), освоением их производства руководил Е.С. Соболев. В 1946 г. пулемет принимается на вооружение под обозначением «12,7-мм пулемет обр. 1938/46 г., ДШКМ» (несмотря на замену приемника имя Шпагина в марке пулемета справедливо сохранили). ДШКМ сразу стал танковым зенитным пулеметом (ДШКМТ) — он ставился на танки серии ИС, Т-54/55, Т-62, на БТР-50ПА, модернизированные ИСУ-122 и ИСУ-152, специальные машины на танковом шасси.

Война выявила потребность и в более мощном варианте. С одной стороны, с середины войны стрелковое оружие уже не могло вести борьбу с танками, но тот же опыт войны требовал маневренного и скорострельного оружия для борьбы на дальностях до 1000 м с легкобронированными целями — бронеавтомобилями, бронетранспортерами, бронезащита которых росла. Опыт применения 12,7-мм пулеметов ДШК и 14,5-мм противотанковых ружей (которые в первом периоде войны стали основным противотанковым средством пехоты) возродил интерес к «противотанковому» пулемету. Часто цитируется письмо, написанное группой фронтовиков В.А. Дегтяреву 23 августа 1942 г. и приведенное в работе известного историка оружия Д.Н. Болотина «Советское стрелковое оружие»: «Нас часто соблазняет мысль, каким грозным оружием был бы против танков противотанковый пулемет… Противотанковый пулемет мог бы быть решающим огневым средством в деле отражения атак противника и уничтожения его живой силы». Однако работа над пулеметами такого калибра велась еще до войны. В 1938 г. конструктор НИПСВО Симонин разработал 14,5-мм танковый пулемет. Собственно, 14,5-мм патрон разрабатывался с расчетом на применение в автоматическом оружии, и с принятием его на вооружение пытались разработать 14,5-мм противотанковый пулемет, но неудачно. Как неудачной оказалась тогда и попытка переделки автоматической 20-мм пушки ШВАК в «универсальное» зенитно-противотанковое оружие на треножном станке. В том же 1942 г. конструкторы ЦКБ-14 Салищев и Галкин спроектировали противотанковый пулемет, хотя теперь его точнее было бы назвать «противоброневым». Кроме борьбы с бронемашинами он должен был решать и другие задачи. Увеличивалось количество огневых средств, с которыми небольшим подразделениям приходилось вести борьбу, и требовалось скорострельное оружие для ведения огня по скоплениям живой силы и техники, огневым точкам до 1500 м. С другой стороны, авиация все шире применяла атаки бомбардировщиков и штурмовиков на малых высотах, а сами самолеты получили бронирование и протектированные баки, увеличивали скорость полета. Требовалось качественное улучшение характеристик зенитных пулеметных установок. 12,7-мм ДШК и ДШКМ нужно было дополнить пулеметом с большим бронебойным действием пули и досягаемостью по дальности и высоте. И здесь как раз подходил 14,5-мм патрон (14,5?114), освоенный во время войны в массовом производстве. Правда, патрон этот использовался пока только в ПТР и, соответственно, имел варианты с бронебойными и бронебойно-зажигательными пулями (Б-32, БС-41, БЗ-39). В декабре 1942 г. ГАУ утвердило тактико-технические требования на 14,5-мм пулемет. И в 1943 г. разработку нового пулемета начали на Ковровском заводе № 2 несколько конструкторов. В КБ-2 при заводе под руководством В.А. Дегтярева были разработаны три варианта пулемета, все с уже отработанным и «преемственным» газовым двигателем автоматики, но с различными узлами запирания: поворотом затвора, разводимыми в стороны личинками (по типу ДШК) и перекосом затвора вверх. Артком ГАУ счел целесообразным изготовление опытного образца с поворотным затвором и использованием элементов конструкции станкового пулемета СГ, с ленточным питанием. Пулемет был показан со станком конструкции Гаранина, предназначенным только для наземной стрельбы. Однако высокое давление, создаваемое 14,5-мм патроном, делало резким работу газового двигателя автоматики, затрудняло экстракцию стреляной гильзы, живучесть ствола оказалась невысокой при стрельбе бронебойными пулями. В мае 1943 г. разработку своего варианта пулемета начал конструктор Отдела главного конструктора завода С.В. Владимиров, взяв за основу свою 20-мм авиационную пушку В-20. Идея унификации систем автоматической пушки и крупнокалиберного пулемета уже была практически опробована к тому времени — например, тем же С.В. Владимировым в Коврове (создание 12,7-мм авиационного пулемета, а затем и 20-мм пушки ШВАК, на основе 7,62-мм ШКАС) и М.Е. Березиным в Туле. Пушка ШВАК имела газовый двигатель автоматики, однако для своей следующей 20-мм пушки В-20 Владимиров выбрал откатный двигатель. В 1942 г. В-20 проиграла пушке Б-20 Березина, во многом из-за недоверия заказчика к надежности работы автоматики на основе отдачи ствола с коротким ходом. Однако при мощном патроне такая автоматика выглядела вполне обоснованной. Патрон требовал утяжеления ствола, а при подвижном стволе это давало даже положительный эффект — увеличение массы подвижной системы позволяло сделать работу автоматики плавнее, не слишком увеличивая длину хода системы, и при сравнительно небольших размерах короба. Семена Владимировича Владимирова назначили в Отделе главного конструктора ведущим по пулемету, ведущим по станку стал Гавриил Петрович Марков, по тумбовой зенитной установке — Иван Сидорович Лещинский. Вместе с Владимировым над пулеметом работали В.А. Рыжков, А.И. Буланов, П.П. Протасов, А.П. Финогенов, В.В. Калинин, С.А. Харыкин, А.А. Прокофьев. Напряженная работа по проектированию и изготовлению опытного образца пулемета заняла около полугода, и уже в ноябре 1943 г. первый пулемет поступил на заводские испытания. Затем пулемет Владимирова с модернизированным универсальным колесно-треножным станком Колесникова и тумбовой зенитной установкой был направлен на полигонные испытания на НИПСВО (НИПМСВО), которые прошли в феврале 1944 г. с удовлетворительным результатом. Известный российский историк оружия С.Б. Монетчиков приводит заключение НИПСВО, в котором среди прочего говорилось: «…4. По живучести деталей конструкция пулемета удовлетворяет тактико-техническим требованиям и значительно превосходит все ранее испытывавшиеся 14,5-мм пулеметы… 7. Автоматика 14,5-мм пулемета заслуживает внимания. Пулеметы могут найти себе применение для борьбы с транспортными средствами противника, огневыми точками и при обороне укрепленных районов. Пулеметы калибра 14,5 мм также могут быть широко применены в противовоздушной обороне танковых соединений, бронетранспортеров, бронепоездов, в прикрытии артсоединений и т. п.». Полигон рекомендовал начать серийное производство пулеметов для проведения войсковых испытаний при условии разработки «станков, установок и зенитных прицелов», а также повышения живучести деталей. В апреле 1944 г. ГАУ и Наркомат вооружения предписали Ковровскому заводу № 2 изготовить серию из 50 пулеметов и одну зенитную установку для войсковых испытаний. Так пулемет, получивший обозначение КПВ-44 («крупнокалиберный пулемет Владимирова обр. 1944 г.»), пошел в серийное производство еще до конца войны. Уже на основе КПВ Владимиров разработал 23-мм авиационную пушку. На войсковые испытания пулемет и опытная зенитная установка попали сразу по окончании Великой Отечественной войны — в мае 1945 г. По опыту войсковых испытаний потребовалась и дальнейшая доработка пулемета — прежде всего, в плане обеспечения надежной работы автоматики в затрудненных условиях.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Работа с 12,7-мм пулеметом ДШКМТ, установленным над люком заряжающего на башне танка Т-55

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Опытный 14,5-мм «противотанковый» пулемет Владимирова 1944 г. на станке Колесникова от пулемета ДШК

Использовавшийся поначалу универсальный станок Колесникова оказался малоустойчивым, а универсальный колесный станок, разработанный конструкторами КБ-2 А.А. Кашановым и Г.Ф. Кубыновым, — слишком тяжелым (296 кг с пулеметом и патронной лентой). И в мае 1948 г. прошли конкурсные полигонные испытания пехотных станков для КПР-44: Г.С. Гаранина из КБ— 2, Г.П. Маркова из ОГК завода № 2, С.А. Харыкина (разработана в ленинградском ОКБ-43), Куйбышевского машиностроительного завода. Полигон поначалу отдал предпочтение станку КБ-2, но доработка станка Харыкина позволила ему выйти вперед, и после новых испытаний на вооружение был выбран именно он, доработка же его велась в КБ-2.

Параллельно в 1946–1947 гг. шли испытания модификаций германского авиационного 15-мм пулемета MG.151, разработанных для СССР специалистами германской фирмы «Икариа Верке» — STL-151/12 на треножном наземном станке и зенитные Flа-SL-151.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Счетверенная 14,5-мм зенитная пулеметная установка ЗПУ-4

И в 1949 г. наряду с другими новыми образцами пехотного оружия на вооружение был принят «14,5-мм пехотный крупнокалиберный пулемет Владимирова (ПКП)» на полевом колесном станке С.А. Харыкина, а также несколько зенитных 14,5-мм установок.

Первые зенитные установки под пулемет КПВ, включая одиночную и спаренную, разработали С.В. Владимиров и Г.П. Марков. 30 июня 1944 г. успешно прошли все положенные испытания 14,5-мм пулемет Владимирова КПВ-44 и зенитная установка к нему. Одиночная установка ЗУВМ-44 была отклонена, но уже в ноябре — декабре 1944 г. С.В. Владимиров и Г.П. Марков разработали спаренную установку ЗУВМ-44-2 с круговым обстрелом и ножным спуском. И.С. Лещинский с участием Л.М. Борисовой и Г.Ф. Шафирова разработал счетверенную установку УЛ-14,5 на основе своей УЛ-12,7 для пулеметов ДШК. 22 ноября 1944 г. И.С. Лещинский представил также счетверенную установку код КПВ. Свой вариант установки предложил и Н.Ф. Токарев. Но лучшей признали установку ЗУВМ-44-2, которая и была рекомендована к производству под обозначением ЗПУ-2 («зенитная пулеметная установка, спаренная»). Первоначально 14,5-мм комплексированные установки рассчитывались на стационарные барбетные установки, но уже вскоре заказчик потребовал поставить установки на буксируемый колесный ход. В Коврове выполнили монтаж счетверенной установки КПВ-44 на четырехколесную тележку под 25-мм зенитную пушку. В 1949 г. на вооружение были приняты счетверенная зенитная пулеметная установка Лещинского под обозначением ЗПУ-4 (в качестве дивизионного средства ближней ПВО), спаренная Владимирова и Маркова — ЗПУ-2 (для полкового звена). Производство ЗПУ-4 поставил Куйбышевский машиностроительный завод. Что же касается одиночной установки, то предпочтение отдали установке Евгения Дмитриевича Водопьянова и Евгения Константиновича Рачинского — специалистов ижевского института НИТИ-40, направленных в ковровское КБ-2 для проведения этой работы. Эта установка получила обозначение ЗПУ-1. Конструктор А.И. Ивашутич разрабатывал счетверенную установку с электроприводом для монтажа на БТР-152.

В 1949 г. за разработку зенитных средств в составе пулемета КПВ-44 и установок ЗПУ-1, ЗПУ-2, ЗПУ-4 конструкторы С.В. Владимиров, А.П. Финогенов, Г.П. Марков, И.С. Лещинский, Л.М. Борисова, а также Е.Д. Водопьянов и Е.К. Рачинский были удостоены Сталинской премии. Производство пулемета поставил ковровский завод им. В.А. Дегтярева (это имя присвоили заводу № 2 в том же году). Уже в 1952 г. завод им. В.А. Дегтярева поставил вооруженным силам 8 тысяч зенитных пулеметов КПВ.

Позже были созданы и другие 14,5-мм зенитные пулеметные установки — ЗУ-2 для воздушно-десантных войск и горная ЗГУ-1.

Параллельно велись работы над установкой 14,5-мм пулемета на танки — выше уже упоминалось о выявленной войной роли крупнокалиберных пулеметов в танковом вооружении. Модифицированный соответствующим образом КПВ (КПВТ) применялся для вооружения тяжелых танков (в качестве зенитных и даже спаренных), боевых разведывательно-дозорных машин и бронетранспортеров. Из всего семейства 14,5-мм пулеметов КПВТ оказался самым долгоживущим — именно как вооружение БТР. С принятием 14,5-мм пулеметов — и в соответствии с задачами, которые они должны были решать — расширялось семейство 14,5-мм патронов.

КРУПНЫЙ, ЕЩЕ КРУПНЕЕ

Установка пулемета КПВТ на опытном образце среднего танка Т-54М

Отметим, что в ряде стран (ФРГ, Франция, Швейцария) для решения тех же задач после Второй мировой войны выбрали 20-мм автоматические пушки, хотя проблема выбора между крупнокалиберным пулеметом и пушкой не разрешена и до сих пор.

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.