ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

Если полезность ручных пулеметов периодически подвергают сомнению, то единый пулемет повсеместно признан необходимым. Его мощность определяется винтовочными патронами и высокой скорострельностью, а возможность вести прицельный огонь на дальности до 1000–1500 м со станка или до 600–800 м с сошки делает его весьма гибким средством. Преимущества единого пулемета над «чисто» станковыми явно показал опыт применения германскими войсками пулеметов MG.34 — и особенно MG.42.

Уже в 1946 г. (когда был принят на вооружение ротный РП-46) ГАУ утвердило тактико-технические требования на единый пулемет для замены станковых «Максим» и СГ. В 1947 г. прошел заводские испытания пулемет, созданный Г.С. Гараниным в ковровском КБ-2. Пулемет имел автоматику на основе отвода пороховых газов через отверстие в стенке ствола, узел запирания с поворотом затвора с двумя боевыми выступами, ленточное питание с металлической звеньевой лентой и прямой подачей патрона из незамкнутого звена. Пулемет был представлен в вариантах на сошке, на треножном и на колесном станках. Но НИПСВО дал отрицательное заключение о пулемете. Хотя в отчете, составленном инженером-подполковником И.И. Кнышем, говорилось, что вопрос: «…является весьма важным, он обуславливается теми огромными преимуществами, которые получаются в случае принятия на вооружение армии единого пулемета… 1. Получается значительный экономический эффект при производстве и ремонте этого вида оружия… 2. Упрощается обучение пулеметных расчетов. 3. Упрощается система снабжения».

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

Опытный 7,62-мм единый пулемет Гаранина (без сошки и патронной коробки), 1958 г.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

Опытный 7,62-мм единый пулемет Никитина — Соколова на треножном станке Саможенкова. 1958 г.

В.И. Силин пытался разработать единый пулемет на основе серийного станкового СГ. В.А. Дегтярев в 1947 г. представил на полигонные испытания новый опытный образец ручного (единого) пулемета с ленточным питанием и симметричным коротким узлом запирания, лишенным недостатков системы запирания ДП. Однако довести эту разработку он уже не успел. Да и другие работы тогда не дали результата — не был определен тип станка для такого оружия, не ясны особенности его эксплуатации. Впрочем, работы по теме «Универсальный пулемет» продолжались в Коврове и в 1950 г.

В 1953 г. конструктор тульского ЦКБ–14 Г.И. Никитин приступил к разработке единого пулемета. В самом конце 1955 г. ГАУ утвердило тактико-технические требования на «7,62-мм единый ротный и батальонный пулемет под винтовочный патрон». Его «ротный» вариант должен был вести огонь с сошки, «батальонный» — со станка, т. е. речь шла о замене РП-46 и СГМ. В ЦКБ-14 этой работой занялись Г.И. Никитин и Ю.М. Соколов. Конструкторы ЦКБ-14 В.И. Силин и В.Ф. Перерушев разработали вариант на основе СГМ (экономически выгодная возможность создания «переделочного» образца все еще привлекала внимание). В ковровском ОКБ-575 (к тому времени завод № 575 уже выделился в самостоятельный) Г.С. Гаранин также представил ряд образцов (2Б-П-10, 2Б-П-45) на сошке и на станке Маркова.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм единый пулемет MAG (Бельгия) и его модификации — серьезный конкурент пулеметам ПКМ по всему миру. Здесь MAG — на вооружении спецподразделения вооруженных сил Греции

Создание единого пулемета для замены станкового СГМ и ротного РП-46 было тем более актуально, что за рубежом к середине 1950-х годов уже оказался принят на вооружение ряд 7,62-мм единых пулеметов — бельгийский MAG (широко распространившийся по миру), германский MG.З, французский ААТ и не слишком удачный американский М60, который потом «подправляли» рядом модификаций (пока наконец американцы не приняли ту же систему MAG). «Единый» характер пулеметов сказывается в их установке — с некоторыми доработками — на танки, бронемашины, а затем и на вертолеты.

20 июня 1955 г. Управление стрелкового и минометного вооружения ГАУ рассмотрело эскизные проекты Никитина — Соколова, Силина — Перерушева и Гаранина. Первые заводские и полигонные испытания опытных советских единых пулеметов проводились в 1956 г. Пулемет Гаранина не удовлетворил тактико-техническим требованиям по кучности стрельбы и надежности работы, пулемет Силина — Перерушева дал большое число поперечных разрывов гильз (эта проблема была свойственна и базовому пулемету СГМ). Пулемет Никитина — Соколова на треножном станке Саможенкова успешно прошел полигонные испытания в 1958 г. По их результатам Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ, образовано на основе ГАУ в 1960 г.) приняло решение изготовить серию пулеметов для войсковых испытаний, а затем начать их производство на Ковровском механическом заводе.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм единый пулемет М60Е3, США

Определенную роль в задержке в создании отечественного единого пулемета сыграли попытки создания «единого» автоматно-пулеметного патрона. Если страны НАТО в 1953 г. приняли для штурмовых винтовок и пулеметов единый 7,62-мм патрон (7,62?51) винтовочного типа, то в Советской Армии одновременно использовались два 7,62-мм патрона — промежуточный обр. 1943 г. и винтовочный обр. 1908 г. (1908/30 г., 7,62?54R), что казалось невыгодным с точки зрения производства и снабжения (хотя позднее «двухпатронная» система из автоматного и винтовочного патрона утвердилась и за рубежом). В то же время промежуточный патрон, изначально рассчитанный на средние дальности стрельбы, не подходил для стрельбы на большие дальности. Оружейник-испытатель подполковник А.А. Малимон в книге «Отечественные автоматы» приводит мнение одной из войсковых комиссий, проводившей в конце 1950-х годов испытания новых оружейных комплексов: «…комиссия считает нецелесообразным в дальнейшем иметь на вооружении Советской Армии пулемет под патрон образца 1943 года по причине изменения условий современного боя. Не имея явных преимуществ перед автоматом АК по эффективности стрельбы и многим другим характеристикам, пулемет под патрон образца 1943 года в этом отношении значительно уступает ручным пулеметам под винтовочный патрон. В связи с этим для усиления боевой мощи стрелковых подразделений целесообразно придать им вместо пулемета под патрон образца 1943 года пулемет под винтовочный патрон типа легкого пулемета Никитина на сошках».

В 1950-х годах развернулись работы по «единому» патрону, который по настильности траектории и пробивному действию не уступал бы винтовочным на дальности 1000–1200 м, но имел бы меньшие массу, габариты и импульс отдачи (пример тому — опытные патроны 7,62?40 и 6?49). «Единые» патроны остались опытными, но решения по конструкции пули были использованы в малокалиберном малоимпульсном патроне. А для снайперской винтовки и единого пулемета оставили винтовочный патрон обр. 1908 г. (обр. 1908/30 г.), хотя по своей конфигурации он плохо подходил для автоматического оружия — гильза с большим перепадом диаметра по длине и с выступающей закраиной затрудняла разработку системы питания.

Эта проблема была решена в пулемете Никитина — Соколова. Пулемет имел автоматику на основе отвода пороховых газов из канала ствола с отсечкой пороховых газов после их удара в поршень, запирание канала ствола поворотом затвора, выстрел — с заднего шептала. Отсечка газов обеспечивала равномерное воздействие на поршень на большей длине пути подвижной системы. Особенностью системы питания была прямая подача (прямое досылание) патрона из звена ленты в патронник. Для этого незамкнутое звено ленты потребовалось специально спрофилировать и выполнить из пружинящей стали. Лента — рассыпная на 100 или 200 патронов, рычаг подачи приводился в движение скосом затворной рамы. Темп стрельбы составлял 650–700 выстр./мин. Пулемет весил около 9 кг, имел рамочный пришли, пистолетную рукоятку управления.

Когда образец Г.И. Никитина и Ю.М. Соколова был уже практически «на выходе» и имел серьезные шансы попасть на вооружение, в состязание включился ижевский конструкторский коллектив, возглавляемый М.Т. Калашниковым. В разработке пулемета приняли участие В.В. Крупин, В.Н. Пущин, А.Д. Крякушин, а также Старцев, Камзолов, Коряковцев, Юферев и др. За основу взяли решения, уже отработанные в автомате — газовый двигатель автоматики с длинным ходом газового поршня, запирание канала ствола поворотом затвора с двумя боевыми выступами при малой длине узла запирания. Выстрел производился с заднего шептала. Подача патрона была более традиционной — сначала он извлекался назад из замкнутого звена ленты, снижался, затем досылался в патронник. Несколько опытных образцов пулемета Калашникова изготовили в 1960 г. Они имели одинаковое устройство, однако отличались в деталях.

М.Т. Калашников в своих воспоминаниях уделил большое место истории выбора системы единого пулемета и своего состязания с Никитиным и Соколовым. Коротко же выразил это так: «У нас было серьезное состязание… Туляки уже освоили пулемет… Но войска высказались за мой». Войсковые испытания образцов Калашникова и Никитина — Волкова проходили в конце 1960 г. в Среднеазиатском, Одесском, Прибалтийском военных округах — в разных климатических условиях и разных родах войск, — а также на офицерских курсах «Выстрел». Образец группы Калашникова показал, собственно, те же «фамильные» преимущества, что ранее были достигнуты в автоматах — большая надежность в эксплуатации, технологичность, простота в изготовлении и обслуживании. Недостатком пулемета Никитина — Соколова, по свидетельству М.Т. Калашникова, оказалась чувствительность к замачиванию — очевидно, из-за особенностей устройства газоотводного узла. Поскольку с пулеметом предстояло форсировать водные преграды, действовать в плавнях, на приморских направлениях, ставить его на танки и бронемашины, недостаток был существенным. Возможно, он мог быть устранен при доработке перед серийным производством, к которому пулемет готовили. Отлаженная технология штамповки позволила бы быстро перейти на новый тип ленты, так что вряд ли имеющийся запас лент к СГМ играл заметную роль при выборе системы. Однако ГРАУ и Министерство оборонной промышленности высказались за пулемет Калашникова. И в октябре 1961 г. на вооружение был принят пулемет ПК/ПКС («пулемет Калашникова/пулемет Калашникова станковый»). К ПК/ПКС были приняты треножный полевой станок и патронная коробка, разработанные ранее для пулемета Никитина — Соколова. Заметим, что техника стрельбы со станка у единого пулемета отличается от прежних станковых пулеметов — с использованием приклада и пистолетной рукоятки вместо двух рукояток управления на затылке. К моменту введения пулеметов ПК/ПКС в войска отдельные пулеметные подразделения остались на уровне роты, а не батальона, так что делить варианты пулемета на «ротный» и «батальонный» уже не было надобности.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм единый пулемет ПКМ на треножном станке Степанова

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм единый пулемет ПКМ на сошке, с примкнутой патронной коробкой

Создание единого пулемета и политика унификации оружия естественно предполагали и специальные его модификации — танковую и бронетранспортерную для замены соответственно пулеметов СГМТ и СГМБ. Отличия танкового пулемета, принятого на вооружение в 1962 г., от «пехотного» определяются условиями установки и обслуживания оружия в боевой машине. В том же 1962 г. на вооружение поступил бронетранспортерный ПКБ, незначительно отличающийся от базового ПК. Появление ПКБ и танкового ПКТ усилило не только танковые войска, но и пехоту — с 1960 г. в войска поступали четырехосные бронетранспортеры БТР-60, в 1966 г. появилась боевая машина пехоты БМП-1, в 1969 г. — боевая машина десанта БМД-1. В вооружение всех этих бронемашин кроме других средств входили 7,62-мм пулеметы, так что пулеметное вооружение мотострелковых и парашютно-десантных подразделений заметно усилилось. Производство пулеметов Калашникова поставили на Ковровском механическом заводе. Начало 1960-х годов знаменовалось еще и внедрением в войска ночных прицелов для стрелкового оружия, включая пулеметы. Соответственно росли возможности ведения подразделениями ночного боя.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

7,62-мм бронетранспортерный пулемет ПКМБ

С созданием на основе ПК специальных пулеметов (танкового, бронетранспортерного) на вооружении Советской Армии появилось еще одно унифицированное семейство оружия — под 7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон.

А в 1969 г. появился модернизированный ПКМ/ПКМС на станке конструкции Л.В. Степанова. Пулемет Калашникова был модернизирован, прежде всего, с целью снижения массы, упрощения производства и повышения удобства эксплуатации. Массу удалось снизить на 1,5 кг. Станок Степанова на 3,2 кг легче станка Саможенкова, отношение массы станка к массе самого пулемета уменьшилось с 0,86 до 0,6, а масса пулемета на станке (без ленты) — до 12,0 кг, но кучность стрельбы при этом не ухудшилась. Соответствующую модернизацию прошли танковый и бронетранспортерный пулеметы.

ЕДИНЫЙ ПУЛЕМЕТ

Опытная вынесенная установка серийного 7,62-мм пулемета ПКТМ на авиадесантируемом бронетранспортере БТР-Д. Экспозиция ВИМ БТВТ в Кубинке

ПКМ/ПКМС считается одним из лучших пулеметов в мире по сочетанию высокой боевой эффективности, надежности, маневренности и боеготовности как на сошке, так и на станке. Среди единых пулеметов он уверенно делит первое место с модернизированным бельгийским IMAG.

Локальные военные конфликты и затяжные гражданские войны сделали ПКМ весьма популярным. В условиях гор и населенных пунктов (в Афганистане, Чечне) подразделения старались снабжать пулеметами ПК и ПКМ в варианте «ручных» сверх штата. Большие интенсивность огня и поражающее действие пули соответствуют необходимости увеличить самостоятельность мелких подразделений и их «огневую мощь», а маневренные свойства ПКМ не сковывают маневр отделения. Правда, при этом нарушается принцип «единства патрона» в рамках взвода и даже отделения, но это единство уже давно нарушено снайперскими винтовками. Кстати, взаимодействие снайперов с расчетами ПКМ дает в бою неплохой эффект. К тому же в мотострелковом отделении имеется еще БТР или БМП, в парашютно-десантном — БМД, а в их вооружение входит пулемет ПКТМ под тот же патрон, что и ПКМ, так что унификация присутствует.

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».