Счетверенная зенитная пулеметная установка

На специальной треноге 1928 г. и универсальном станке 1931 г. «Максимы» можно было привлекать для обороны войск от воздушного противника но скорострельность и эффективность поражения быстро перемещающихся зенитных целей снижались из-за применения на установке только одного пулемета. Поэтому дальнейшее развитие зенитных установок пошло по пути увеличения скорострельности увеличением числа стволов — комплексированием.

Таковой стала счетверенная ЗПУ конструкции Николая Федоровича Токарева (1899–1972), именующаяся иногда М-4 и выбранная по результатам внутреннего конкурса, проведенного в тульском ЦКБ-14. После первых пробных стрельб начальник технического комитета ГАУ К.К. Цветковский, контролировавший полигонные испытания, прислал в адрес Н.Ф. Токарева телеграмму: «Работает как часы, сердечно поздравляю». После принятия на вооружение установка использовалась как стационарная, ставилась на крышах зданий обороняемых городов и крупных военных объектов, монтировалась в кузовах автомашин, на бронепоездах, железнодорожных платформах.

Счетверенная зенитная пулеметная установка

Счетверенная 7,62-мм зенитная пулеметная установка обр. 1931 системы Н.Ф. Токарева

Счетверенная зенитная пулеметная установка

Схема устройства зенитного прицела счетверенной ЗПУ

Боевая мощь счетверенных «Максимов» впервые была подтверждена их успешными действиями против японских самолетов во время советско-японского вооруженного конфликта у озера Хасан в 1938 г. Столь же успешно ЗПУ образца 1931 г. действовала на Халхин-Голе в 1939 г., в боях советско-финляндской войны 1939–1949 гг., в период отражения агрессии фашистской Германии в 1941–1945 гг.

Установка состояла из основания, вертлюга с патронными коробками, качающейся рамы с противовесами, наплечниками и спусковой тягой, зенитного прицела и системы принудительного охлаждения. Основание представляло собой металлическую тумбу с телескопической вертикальной трубой, уравновешивающими пружинами и реечно-зубчатым подъемным механизмом со стопором. На платформе основание крепилось тремя лапами (стрелами), усиленными подкосами (ногами). Трубчатый вертлюг вращался на трубе на подшипниках. На сектор вертлюга также в подшипниках укладывалась своим главным валом трубчатая рама, на которой крепились в ряд четыре «Максима», объединенных одной системой охлаждения и едиными прицельными приспособлениями и одним спуском. Под стволами пулеметов на вертлюге размещались коробки с патронными лентами, которые по сравнению с обычными обладали повышенной емкостью (500 патронов). Чтобы при ведении огня патронные ленты не скручивались, в конструкцию ЗПУ были введены желоба (рукава), по которым они перемещались, причем патронная лента подавалась в приемник, поворачиваясь на 90° по отношению к коробке. Наводить на цель блок из четырех пулеметов общим весом более 80 кг наводчику помогали наплечные дуги, соединенные с оружием. Благодаря им, перемещение в вертикальной и горизонтальной плоскостях производилось не только руками стрелка, но и всем его телом. Система охлаждения призвана была увеличить интенсивность охлаждения стволов и предотвратить парообразование, мешающее работе наводчика, она включала ручной шестеренчатый насос, а два бака системы составляли корпус тумбы. Первоначально ЗПУ использовалась с зенитным кольцевым дистанционным прицелом обр. 1929 г. Для изменения установок прицела по дальности на раме был выполнен специальный вал с маховичком. Затем ставили прицелы обр. 1936 г. и обр. 1938 г. Для стрельбы по наземным целям использовали обычный (стоечный) прицел основного пулемета — второго слева.

Счетверенная зенитная пулеметная установка

Счетверенная ЗПУ на шасси грузовика ГАЗ-ААА. Москва, осень 1941 г.

Установка с четырьмя «Максимами», обладая высокой боевой скорострельностью, удобной и быстрой наводкой на цель и гибким маневром огня, во многом превзошла аналогичное зарубежное оружие, появившееся позже. Разработка комплексной зенитно-пулеметной установки образца 1931 г. — большой творческий успех конструктора Н.Ф. Токарева, который в дальнейшем стал автором нескольких зенитных и авиационных установок, также состоявших на вооружении Красной Армии.

Для определения установок прицела ЗПУ служил переносной стереодальномер ЗД с метровой базой, кратностью увеличения 6,4х, полем зрения 4°, массой 4,4 кг. В штат стрелкового полка ввели 4 счетверенные установки — установка «Максим» положила начало полковым зенитным средствам.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПУЛЕМЕТА СЧЕТВЕРЕННОЙ ЗПУ «МАКСИМ» (М-4)

Патрон — 7,62?54R (7,62-мм обр. 1908 г.).

Количество стволов — 4.

Масса ЗПУ в боевом положении — 460 кг.

Масса ЗПУ без пулеметов, лент и патронных коробок — около 200 кг.

Длина установки — 1,5 мм.

Ширина установки — 1,0 м.

Высота установки — от 1,? до 2,3 м.

Высота линии огня — от 1,4 до 2,3 м.

Горизонтальная дальность стрельбы — 1600 м.

Досягаемость по высоте — 1400 м.

Угол вертикального обстрела — от –10 до +82°.

Угол горизонтального обстрела — 360°.

Начальная скорость пули — 800 м/с.

Темп стрельбы — 2000 выстр./мин.

Боевая скорострельность — 1200 выстр./мин.

Питание — от ленты на 500 патронов.

Время перевода из походного положения в боевое — 0,5 мин.

Расчет — 3 человека.

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.