Малокалиберный пулемет Блюма

Широкое использование для подготовки пулеметчиков Красной Армии в 1930-е годы 5,6-мм пулемета Блюма требует описать и его. Система пулемета была разработана Михаилом Николаевичем Блюмом — тогда еще начинающим конструктором-оружейником — в 1929 г. При этом требовалось решить ряд проблем в работе систем автоматики и питания при патроне кольцевого воспламенения, выдержав оружие в небольших размерах.

Сравнительно незначительное давление, создаваемое в канале ствола 5,6-мм патроном кольцевого воспламенения («бокового огня», как тогда говорили), заставило выбрать автоматику на основе отдачи свободного затвора.

Ударно-спусковой механизм действовал от возвратно-боевой пружины. После спуска затвор двигался вперед, досылал патрон в патронник и наносил удар по ударному составу в закраине патрона двумя бойками в своей передней части. Так что выстрел производился с выката затвора. Первоначально планировалось для учебных стрельб монтировать малокалиберный пулемет внутри пулемета «Максим», пришлось максимально уменьшить размеры ствольной коробки и длину хода затвора. Это породило излишне высокий темп стрельбы — до 3000 выстр./мин. — так что пришлось вводить замедлитель темпа стрельбы, уменьшавший его до 450–800 выстр./мин. При этом в системе питания использовался магазин с рейкой на 25 патронов.

Малокалиберный пулемет Блюма

Будущие моряки осваивают стрельбу из пулемета «Максим» с помощью малокалиберного пулемета Блюма (укреплен сбоку станкового пулемета)

Однако уже после заводских испытаний от «пулемета-вкладыша» отказались в пользу малогабаритного пулемета, монтировавшегося снаружи «Максима». Соответственно увеличился размер ствольной (затворной) коробки, это позволило обеспечить темп стрельбы в 600 выстр./мин. (аналогичный темпу стрельбы станкового «Максима») без специального замедлителя, который был исключен из конструкции.

Оригинально была решена система питания. Патрон кольцевого воспламенения имеет тонкостенную гильзу, к тому же ослабленную изгибом закраины, безоболочечную свинцовую пулю, соответственно плохо выдерживает нажим или рывки. Выступающая закраина создает опасность цепляния одного патрона за другой в магазине (небольшой запас энергии движущихся деталей не допускает ленточное питание с приводом от подвижной системы). Барабанный магазин пулемета Блюма включал патронный диск, установленный в круглой коробке и приводившийся во вращение пружиной. По окружности диска имелось 40 изолированных гнезд, в которые вставлялись патроны (для безопасности обращения заполнялось только 39 гнезд). При движении затвора вперед он подхватывал патрон из гнезда, находящегося напротив казенника ствола, досылал его в патронник и производил выстрел. При движении затвора назад под действием отдачи стреляная гильза вытягивалась из ствола и снова занимала место в гнезде. После отхода затвора на достаточное расстояние патронный диск поворачивался, ставя напротив ствола гнездо с очередным патроном. «Прямая» подача патрона уменьшала нагрузку на него и повышала надежность работы системы. При креплении пулемета сверху пулемета «Максим» барабанный магазин располагался справа.

Для обучения пулеметчиков ручного пулемета ДП, танкового ДТ или авиационного ДА использовался тот же пулемет Блюма, которому креплением определенных деталей придавалось внешнее сходство с соответствующим образцом. Так, для обучения ручных пулеметчиков пулемет получал деревянный приклад, прицел, перфорированный кожух ствола, сошку. Барабанный магазин при этом располагался снизу оружия.

Малокалиберный пулемет Блюма сыграл свою роль в совершенствовании стрелковой подготовки личного состава в 1930-е годы. После Великой Отечественной войны к пулеметам такого типа уже не возвращались. В 1950-е годы, когда большое количество старого военного оружия передавалось в охотничье хозяйство, была сделана попытка превратить в охотничье оружие и сохранившиеся малокалиберные пулеметы. Пулемет снабдили деревянной ложей и диоптрическим (кольцевым) прицелом. С помощью такого пулемета провели испытательный отстрел волков с самолета (была такая кампания по борьбе с волками), но этим опытом дело и ограничилось.

Похожие книги из библиотеки

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.