ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

В 1900 г. несколько пулеметных рот с крепостными лафетами одноконной запряжки отправили в Китай для участия в подавлении Боксерского (Ихэтуаньского) восстания. Дабы повысить подвижность, пулеметы цепляли к пеше-горным передкам от старых 3-фунтовых горных пушек. Кстати, при подавлении Боксерского восстания пулеметы «Максим» использовали также британские и германские войска. «Китайский» опыт утвердил русское военное руководство России, Великобритании и Германии в намерении создать в войсках постоянные пулеметные подразделения.

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

«Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с одноконной запряжкой

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

«Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с пароконной запряжкой и хозяйственной двуколкой в качестве передка

На март 1904 г. в Южной Маньчжурии было сосредоточено 59 батальонов и 39 эскадронов и сотен Русской армии при 140 орудиях и всего 8 пулеметах — в единственной пулеметной роте 3-й Восточно-Сибирской бригады. Кроме того, к началу Русско-японской войны 63 пулемета находились в крепости Порт-Артур, 12 — в крепости Владивосток, 8 — на Северном Сахалине и 4 — на Южном Сахалине. Кроме того в крепостях, включая Порт-Артур, оставались старые 4,2-лин картечницы. У японцев к началу кампании на Дальнем Востоке оказалась одна опытная рота с пулеметами «Гочкис» и одна с американскими картечницами Гатлинга.

Пулеметная рота 3-й Восточно-Сибирской бригады вошла в состав Восточного авангарда под командованием генерал-майора Кашталинского (8 батальонов, 32 орудия и 8 пулеметов), выдвинутого к реке Ялу в районе Шахедзы — Тюренчен — Фынхуанчен. В бою у Тюренчена 18 апреля 1904 г. пулеметная рота, помогая артиллеристам сдерживать атаки японцев, выпустила около 35 тысяч пуль и, по выражению генерал-майора Кашталинского, «легла костьми». Ценой потери всей матчасти и большей части личного состава пулеметная рота помогла отходящему 12-му Восточно-Сибирскому стрелковому полку пробиться к своим.

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

Взвод «ездящих» пулеметов на крепостных лафетах на укрепленной позиции

Большие потери нанесли японцам русские пулеметы под Бенсиу и при отражении первого же штурма Порт-Артура. 12 пулеметов, взятые из Владивостокской крепости, составили две пулеметные роты для полевых войск. 4 пулемета привезла с собой на театр военных действий Кавказская бригада. С началом войны на Дальний Восток перебрасывали пулеметные роты из Варшавского округа.

Русские пулеметчики проявили себя в боях за главную Ляояньскую позицию 20–21 августа 1904 г. Имевшиеся здесь укрепления войска старались удерживать до последнего. Ко времени сражения на р. Шахэ 214-тысячная русская Маньчжурская армия имела 32 пулемета, а 170-тысячная японская — 12. Все это — на фронте 90 км. Здесь проявились уже черты будущих позиционных боев, значение ружейного и пулеметного огня на ближних и средних дальностях, в то время как артиллерия решала огневые задачи на больших дальностях. Противники, не в силах продвинуться вперед, остановились на занимаемых рубежах и приступили к укреплению позиций в ожидании подкреплений, и оборонительные позиции пока строились бессистемно. Все же русские войска создали несколько линий окопов, соединенных ходами сообщения, создавали узлы сопротивления, окапывали позиции батарей, строили блиндажи и искусственные препятствия.

К 12 октября 1904 г. силы Русской армии в Маньчжурии составили около 300 тыс. человек (включая 319 батальонов, 153 эскадрона и сотни) при 1267 орудиях и 40 пулеметах. Как видим, пулеметы все еще составляли очень незначительную долю в вооружении армии. Накануне сражения под Мукденом, к началу февраля 1905 г. русские войска насчитывали 330 тыс. человек (370 батальонов, 142 эскадрона и сотни) при 1 476 орудиях и 56 пулеметах, т. е. в среднем по 1 пулемету на 5893 человека. Японские войска имели на то же время 1062 орудия и 200 пулеметов на 270 тыс. человек (263 батальона, 66 эскадронов), или 1 пулемет на 1350 человек.

По ходу действий, конечно, шло и обобщение боевого опыта. В частности, рекомендовалось не располагать пулеметы в редутах, где их быстро выявляли японские наблюдатели (артиллерия уже начала охоту за пулеметами), а ставить в линии окопов между редутами, на высотах с пологими скатами, готовить для каждого пулемета две-три позиции с удобным обзором и обстрелом впереди. Пулеметы рекомендовалось держать в укрытиях, позиции соединять укрытым ходом сообщения. Часть пулеметов располагали так, чтобы они могли вести по цепям противника фланговый огонь. «Инструкция Полевого штаба 1-й Маньчжурской армии» рекомендовала «подпустить противника на дистанцию действительного ружейного выстрела, никак не далее 1000–1200 шагов, а при возможности на 600–800 шагов, и только тогда открывать огонь» (интересно, что примерно те же дальности действительного огня будет указывать для пулеметов Боевой устав пехоты 1942 года).

Продолжилось формирование рот. В Офицерской стрелковой школе в г. Ораниенбаум открыли курсы подготовки пулеметных команд, в октябре — ноябре провели курс для офицеров и унтер-офицеров ездящих и вьючных команд, вскоре здесь создали курс по обучению унтер-офицеров и оружейных мастеров обращению с пулеметом Максима. Одним из тех, кто вел занятия с солдатами-пулеметчиками, оказался служивший на Ружейном полигоне школы В.А. Дегтярев — в будущем выдающийся советский конструктор автоматического оружия.

В Германии у фирмы DWM в небольшом количестве закупили вьючные пулеметы с лентами на 250 патронов, треножными станками по типу, принятому в армии Швейцарии, без щита, с вьючными седлами. В 1904 г. Военное министерство заказало 246 пулеметов с такими установками и 411 пулеметов «на лафетах», но до конца войны получить успели только 16 и 56 соответственно. Каждой пехотной дивизии придали по пулеметной роте (по 8 пулеметов), вьючных же рот удалось сформировать только две. В ходе войны части порой приобретали пулеметы на собственные средства — как, например, Кавказская казачья бригада. К концу Русско-японской войны Русская армия имела уже 324 пулемета. И все же Главнокомандующий на театре военных действий генерал Н.П. Линевич писал военному министру А.Ф. Редигеру 23 августа 1905 г. «Мы все же и поныне столь бедны пулеметами, что даже обидно». Закупленные в Дании для кавалерии ручные пулеметы Мадсена (речь о них впереди) попали в Маньчжурию в небольшом количестве.

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

«Пулемет Шеметилло» в экспозиции Музея КТОФ, Владивосток. Здесь в «пулемете» использованы пять японских винтовок «Арисака»

Пулеметы сыграли роль и при обороне Порт-Артура. К началу боевых действий на подступах к крепости Порт-Артур был «недовооружен» — для вооружения фортификационных сооружений сухопутного фронта крепости из требовавшихся 400 орудий и 48 пулеметов гарнизон имел 207 орудий и 38 пулеметов. Атаковавшая Порт-Артур 3-я японская армия Ноги имела 400 орудий и 72 пулемета, у защитников Порт-Артура было всего 646 орудий и 62 пулемета.

Недостаток пулеметов русские войска компенсировали различными импровизациями вроде «пулемета Шеметилло». Разработал его капитан 25-го Восточно-Сибирского стрелкового полка И.Б. Шеметилло (погиб на укреплении № 3 Порт-Артура). На деревянной раме крепили в ряд 5 или 10 «трехлинеек» (могли использоваться и трофейные винтовки «Арисака»), с помощью двух рычагов стрелок мог перезарядить сразу все винтовки и выстрелить залпом — пожалуй, последнее явление картечниц в России. Рамы ставили на опоры или снабжали катками и щитом.

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

Пулеметная рота Русской армии с «ездящими» пулеметами «Максим»

Русско-японская война дала богатый материал боевого использования пулеметов в различных видах боя, на равнинной и резко пересеченной местности, в полевых и крепостных укреплениях (в Порт-Артуре пулеметы, по сути, впервые действовали в условиях укрепрайона), в дневных и ночных боях, на малых, средних и больших дальностях. При этом пулеметы действовали и как «общедивизионное огневое средство», и как приданные отдельным частям. В боевых условиях были испытаны несколько типов установок (колесные лафеты, треноги, салазки, станки), со щитами и без них, различные способы перевозки. Ездящие пулеметы оказались наименее удобны, хотя в составе отдельной огневой группы «оказывали немалые услуги» при подготовке атаки огнем с флангов (хотя пробовали и стрельбу через головы своих войск) или при отражении атаки противника с дальних дистанций. Из войск шли жалобы на крайнее неудобство для полевых войск крепостных лафетов, с трудом перемещаемых на поле боя и очень плохо маскируемых. Впрочем, и «пехотные» колесные лафеты были немногим удобнее. Одноконная запряжка «ездяших пулеметов» с горным передком при внешней легкости оказалась малоповоротливой. Прицепку пулеметов приспособили к пароконной хозяйственной двуколке, на которой можно было возить прислугу, боекомплект и ЗИП — получилось подобие четырехколесного артиллерийского лафета. Решение это было вынужденным — на разработку нового лафета не было времени, а двуколки имелись в достаточном количестве. По предложению капитана Иванова, в войсковых мастерских на театре военных действий производились из подручных средств легкие, лучше маскируемые на местности пулеметные станки «салазочного» типа. Вьючные пулеметные роты проявили себя лучше, — работая плечом к плечу с передовыми частями пехоты, они наносили большие потери противнику, лучше маскировались и были не такой заметной целью, как пулеметы на колесных лафетах. Швейцарская тренога массой 20,4 кг на тот момент считалась лучшей установкой для горного театра военных действий. Однако треножные станки швейцарского типа позволяли вести огонь только в положении сидя, так что в войсках их переделывали для стрельбы лежа.

ПУЛЕМЕТЫ ВСТУПАЮТ В БОЙ

Вьючная пулеметная рота Русской армии

Появление пулеметов вызвало разработку для них различных сооружений — окопов с круговым обстрелом (размеры окопа зависели от типа установки, причем пулемет до боя располагался на дне окопа и выкатывался или переносился к брустверу для стрельбы), закрытых сооружений, называвшихся тогда «блиндированными гнездами» (подобные пулеметные гнезда с защитными перекрытиями, прототипы ДЗОТов, будут широко использоваться в Первой мировой войне).

Война привела ее участников к однозначному заключению: «Пулеметы приобрели громадное значение: позицию, усиленную искусственными препятствиями, на которой поставлены пулеметы, взять с фронта весьма трудно». Пулеметы вкупе со скорострельной артиллерией способствовали закреплению тактики наступления не сплошными, а разомкнутыми стрелковыми цепями, разделенными на ряды, перебежек и даже переползания группами под огнем, появлению в обороне сплошных линий траншей, повышению роли маскировки и ночных боев. Был поднят также вопрос о стрельбе из пулеметов с закрытых позиций — по аналогии со стрельбой артиллерийских орудий.

В то же время опыт войны подтвердил, что пулеметы не являются «четвертым родом оружия» (в дополнение к пехоте, кавалерии и артиллерии), но должны органически входить в состав войсковых частей и соединений. В последнем издании «Учебника тактики» генерала Драгомирова, вышедшем в 1906 г., в отдельной главе разбирался вопрос действия пулеметов на основе опыта Русско-японской войны. В частности, указывалось, что продвижение пулеметов в цепи позволит сделать эту цепь реже, не ослабив ее огня и уменьшив потери от огня противника. Отсюда — «при наступлении главная надежда на пулеметы легкого типа», если решен вопрос питания патронами в бою. «При обороне весьма полезно иметь пулеметы, обстреливающие подступы к важнейшим пунктам позиции. Здесь пригодятся и ездящие пулеметы, и пулеметы легкого типа».

Похожие книги из библиотеки

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.