Главная / Библиотека / Гвардейский крейсер Красный Кавказ (1926-1945) /
/  Продолжение главы "Первый гвардейский"

Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Книга посвящена истории проектирования, строительства и боевой службы первого гвардейского крейсера “Красный Кавказ”. Детально описываются морские операции и сражения на Черном море в годы Великой Отечественной войны.

Для широкого круга читателей интересующихся военной историей.

 Продолжение главы "Первый гвардейский"

 Продолжение главы "Первый гвардейский"

В 5 ч 45 мин снаряд ударил в районе 83 шп на 1,0 м выше ватерлинии в 25-мм броню правого борта и взрывом проделал пробоину размерами 0,35 х 0,3 м. Пожар быстро потушили, а пробоину заделали подручными средствами: досками, матрасами, одеялами.

В 7 ч 07 мин снаряд на 50 шп пробил левый борт выше верхней палубы. Пробоину размерами 1,0x0,5 м заделали за 10 мин заранее изготовленным щитом, который подкрепили упором. Заделка этой пробоины затруднялась присутствием в поврежденном кубрике большого количества людей личного состава десанта, некоторые из которых при взрыве получили ранения. Тут же, в 7 ч 17 мин, еще один снаряд ударил чуть ниже и оставил вмятину в стыке брони на 50 шп левого борта по высоте между нижней и верхней палубами.

В 7 ч 30 мин от взрыва снаряда в левом борту баковой надстройки в районе 60 шп образовались две пробоины размерами 0,8 х 1,0 м и 1,0 х 0,5 м. Повреждения получили находящиеся поблизости магистральные трубопроводы. Пробоины заделали подручными средствами.

Через минуту после предыдущего - новый взрыв: снаряд попал в боевую рубку. 125-мм броня рубки не получила даже вмятины: возникли лишь мелкие поверхностные трещины, да обгорела краска. Осколки оставили множество вмятин и пробоин на ходовом мостике, в штурманской рубке, повредили некоторые приборы управления кораблем и электропроводку к ним.

Еще через четыре минуты, в 7 ч 35 мин, снаряд разорвался близ 42 шп в обшивке левого борта на 0,5 м выше ватерлинии. Волной стало заливать одну из кают. Пробоину заделали подручными средствами, а возникший пожар, сопровождавшийся большим задымлением помещения, моряки потушили при помощи огнетушителя и пожарного шланга.




Корабельные работы в перерывах между походами

В 7 ч 39 мин в левый борт крейсера, в баковую надстройку в районе 43-46 шп, один за другим попали три снаряда. Два из них разорвались при столкновении с наружной обшивкой и оставили в ней пробоины размерами 1,0 х 1,5 м и 0,5 х 0,5 м; третий снаряд разорвался во внутренних помещениях корабля, оставив несколько осколочных пробоин наружной обшивки по правому борту, повредив два электромотора вентиляции и на протяжении 2 м кабель системы размагничивания. Возникший пожар ликвидировали, применив пять шлангов и четыре огнетушителя.

Закончив в 8 ч 08 мин высадку пехотинцев, моряки “Красного Кавказа”, расклепав якорную цепь и обрубив швартовы, через 7 мин вышли из зоны обстрела на рейд. Личный состав электромеханической боевой части (БЧ-5) продолжал устранять последствия попаданий снарядов и мин: заделывать пробоины, подкреплять ранее установленные заделки. Крейсер вышел в Феодосийский залив и в 8-10 милях к 80 от Феодосии встал на огневую позицию, с которой, совместно с “Красным Крымом” и эскадренными миноносцами, поддерживал наступление наших войск, периодически открывая по берегу артиллерийский огонь.

В 9 ч 25 мин начались, продолжавшиеся до 6 ч вечера, налеты германских бомбардировщиков. “Красный Кавказ” они атаковали 14 раз. Благодаря прикрытию наших кораблей пятью истребителями ЛаГГ-3, и маневрированию корабля и его зенитному огню удалось избежать близких падений авиабомб. Вечером того же дня моряки крейсера отдали последние воинские почести и похоронили в море 27 погибших моряков. 66 человек из находившихся на борту “Красного Кавказа” во время швартовки в порту и высадки там десанта, получили ранения.

К утру 30 декабря наши войска полностью освободили Феодосию и контролирующие вокруг местность высоты. Днем, в течение двух часов (с 14 ч 15 мин до 16 ч 10 мин), с “Красного Кавказа” на прибывшее в составе отряда транспортов судно “Азов” перегрузили, для доставки на берег, остававшуюся до тех пор на борту крейсера боевую технику стрелковых частей.

Вечером того же дня в Новороссийск ушли “Красный Крым” и “Шаумян”. В 1 ч 30 мин следующих суток для пополнения боезапаса и исправления повреждений командование высадкой десанта “отпускает” в Туапсе и “Красный Кавказ”. Всего за двое суток нахождения в Феодосии крейсер израсходовал 70 180-мм, 429 100-мм, 472 45-мм снаряда, причем 2-я башня после попадания в нее немецкого снаряда смогла произвести 13 выстрелов.

С целью не допустить подвоза пополнений и боевой техники находившимся на Керченском полуострове советским войскам немецкая авиация стала подвергать интенсивным бомбардировкам Феодосийский порт. Срочно требовалось прикрыть его зенитной артиллерией. 3 января 1942 года прибывший накануне из Туапсе в Новороссийск “Красный Кавказ” получил приказ доставить в Феодосию 224-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион.

Новороссийск крейсер покинул в тот же день, в 23 ч 45 мин. На борту находилось 12 85-мм зенитных орудий дивизиона, 1200 человек его личного состава, 10 грузовых машин, два трактора-тягача, 1700 ящиков с боеприпасами. Водоизмещение корабля при этом составляло 8930 т; осадка на миделе достигала 6,28 м. Сила дующего с N ветра достигала 8 баллов; волнение моря пять баллов, температура воздуха опустилась до -17°С, видимость не превышала 10 кб. Плавание осложнялось обледенением надстроек и надпалубных конструкций.

Пройдя за ночь со скоростью 18-24 уз 129 миль, крейсер в 7 ч 00 мин 4 января отшвартовался правым бортом к причалу № 3 Широкого мола, то есть занял то положение, которое не удалось ему занять шестью сутками ранее.

Технические средства корабля оставили в режиме боевой готовности, и в частности, главную энергетическую установку - в готовности дать ход. Выгрузку людей и автотракторной техники произвели за 2 ч 20 мин по трем широким сходням (по одной сходне с бака, шкафута и юта). 85-мм зенитные орудия выгружали корабельными стрелами.

В 9 ч 23 мин, когда на причал стрелой подавалось последнее из них, по правому борту крейсера на высоте 3000 м появились шесть бомбардировщиков Ju-87.{20} Зенитная артиллерия “Красного Кавказа” открыла огонь. В следующую минуту самолеты спикировали с трех направлений и прицельно отбомбились по неподвижному кораблю. Большая часть бомб упала на удалении 20-30 м, но две взорвались в непосредственной близости от крейсера по правому борту в кормовой его части, причем одна из двух бомб - бомба предположительно калибром 500 кг - взорвалась при ударе о кронштейн правого гребного вала в районе 124 шп.

Гидравлические удары по корпусу двух взрывов, произошедших в объеме воды, ограниченном молом и крейсером, усилились отражением взрывных волн от причальной стенки мола и дна неглубокой акватории порта (глубина примерно 7 м). Этими двумя взрывами “Красный Кавказ” резко качнуло влево (крен до 4°) и подбросило кормой вверх.

У людей, находившихся на ходовом мостике, в первые мгновенья после взрывов отсутствовала ясность в обстановке, поскольку полученные кораблем повреждения визуально ими не наблюдались.

Быстро возникли и стали нарастать крен на правый борт и дифферент на корму. Командир корабля А.М. Гущин, избегая “посадки” кормы на грунт, принимает решение срочно уйти из Феодосии в район мыса Чауда.

В 9 ч 25 мин он дает команду “Полный вперед”. Правая кормовая турбина при пуске развила не допустимо большие обороты, что говорило об отсутствии на валу гребного винта; левая кормовая - не допустимую вибрацию, что, очевидно, являлось следствие значительных деформаций ее валопровода. Ход кораблю удалось придать носовыми турбинами.

Швартовы обрубили, якорь выбирали на ходу, на ходу же сбросили за борт висевшую на правой стреле зенитную пушку. Рули не действовали, но по счастью оба остались в диаметральной плоскости: управлялись изменением частоты вращения турбин. На внешнем Феодосийском рейде, с тем, чтобы как можно быстрее определиться с полученными повреждениями, турбинам дали “Стоп”.

Выяснилось, что с фундаментов сорвало два корабельных зенитных орудия, не работали: носовой компас и гирокомпас; радио и телефонная связь, в районе 69-75 шп деформировало настил второго дна, разошлись швы настилов верхней палубы в районе 91-94 шп, палубы бака в районе 45-50 шп, авиационной площадки в районе 103-108 шп. Через разошедшиеся от взрывов швы наружной обшивки вода поступала с той или иной интенсивностью в цистерны и трюмные помещения в районах 22-44 шп, 48-54 шп, 69-75 шп, а также через поврежденный клинкет вода затапливала погреб 2-й башни.

Но основные повреждения корабль получил в кормовой части. Пространство под нижней палубой от транца и вплоть до 104-го шпангоута вода затопила полностью, а это - кладовые № 13 и № 14; отделение дизель- генераторов (дизель-динамо); помещения большого и малого рулей, исполнительных моторов, румпельное, шпилевое; коридоры гребных валов; погреба кормовых башен (погреб 3-й башни затопило на 73).

Помещения, расположенные на нижней палубе (салон командира корабля, кают- компанию, каюты командирского состава) вода заполнила в соответствии с положением ватерлинии плавающего с креном и дифферентом корабля. Так крен на правый борт равнялся 2,3° (метацентрическая высота 0,8 м при значении 1,1 м до затопления отсеков), а дифферент на корму 5,14 м (осадка носом 4,29 м; осадка кормой 9,68 м).

В целом корабль, приняв в кормовые отсеки 1700 т воды, потерял до 30% запаса плавучести. Восемь исправных котлов и две носовых турбины могли обеспечить ход не более 14 уз, причем правая носовая турбина по мере нарастания оборотов начинала все более и более вибрировать, а верхняя палуба при движении корабля погружалась в воду вплоть до 125 шп.

В сложившейся ситуации А.М. Гущин принял решение подготовить крейсер к переходу своим ходом в Туапсе, а все силы и средства борьбы за сохранение запаса плавучести сосредоточить исключительно в корме, с тем, чтобы не допустить крайне опасного распространения воды из кормы за 104 шп в объемные помещения отделений кормовых турбин. Непосредственное руководство действиям личного состава в кормовой части корабля взял на себя командир БЧ-5 инженер-капитан 3 ранга Г.И. Купец.



Командир "Красного Кавказа" капитан 2 ранга А.М. Гущин

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.078. Запросов К БД/Cache: 0 / 0