Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Книга посвящена истории проектирования, строительства и боевой службы первого гвардейского крейсера “Красный Кавказ”. Детально описываются морские операции и сражения на Черном море в годы Великой Отечественной войны.

Для широкого круга читателей интересующихся военной историей.

Новый проект

Новый проект

Восемь кораблей из объединенной единым тактическим заданием серии крейсеров типов “Светлана” и “Адмирал Нахимов” (соответственно по четыре единицы для Балтийского и Черного морей) создавались в ходе реализации судостроительной программы 1912-1916 годов.

Задачей им ставилось несение дозорной и разведывательной службы при действии в составе эскадры, охрана эскадры от торпедных атак, постановка мин, осуществление набеговых операций на коммуникации и порты противника, ведение боя с однотипными кораблями.

Постройка восьми крейсеров шла медленнее планировавшейся, а затем, в конце 1917 - начале 1918 годов, в связи с охватившей страну разрухой, и вовсе остановилось. Два из восьми кораблей - головные “Светлана” (с 1925 года “Профинтерн”, с 1939 года “Красный Крым”) и “Адмирал Нахимов” (с 1922 года “Червона Украина”) - по причине наиболее высокой готовности к моменту приостановки их строительства достроили во второй половине 1920-х годов практически по первоначальному проекту. Еще два “балтийских” крейсерских корпуса - “Адмирал Грейг” и “Адмирал Спиридов”, получившие соответственно наименования “Азнефть” и “Грознефть” - использовали для создания танкеров для Черного моря.



Спуск на воду крейсера "Адмирал Лазарев". 1916 г.

Техническое состояние четырех остававшихся корпусов и их энергетических установок, а главное ограниченные финансовые возможности позволили в итоге приступить к достройке с модернизацией лишь одного из них - крейсера “Адмирал Лазарев”, переименованного 14 декабря 1926 года в “Красный Кавказ”.

Остальные три корпуса пошли на слом: на Черном море - “Адмирал Истомин” и “Адмирал Корнилов” в 1928 году; и много позже на Балтике, в 1952 году, - “Адмирал Бутаков” (с 26 октября 1926 года - “Правда”, с 24 ноября 1926 года по 1935 год - “Ворошилов”).

По первоначальному проекту “Красный Кавказ” при полном водоизмещении 7663 т, наибольшей длине 166,68, наибольшей ширине (с броней) 15,71 и полной осадке 5,58 м вооружался пятнадцатью 130-мм орудиями при побортном равномерном по длине корпуса палубно-казематном их размещении.

Предполагалось, что четырехвальная энергетическая установка, оснащенная 14 котлами системы Ярроу со смешанным нефтеугольным отоплением общей паропроизводительностью 350 тыс. кг/ч, и четыре комбинированных турбины системы Парсонса суммарной мощностью 55 000 л.с. обеспечат кораблю скорость 29,5 уз. Котлы размещались по два в семи котельных отделениях на протяжении от 37 до 81 шп; турбины - в двух носовых (81-92 шп) и двух кормовых (92-104 шп) турбинных отделениях.

Крейсер заложили 19 октября 1913 года в городе Николаеве на заводе “Русского судостроительного общества” (“Руссуд”), но полноценные стапельные работы развернулись только в июле следующего года. К концу мая 1916 года корабль довели до спусковой готовности или до 47,5% от общей сдаточной.

В 7 ч вечера 28 мая, освобожденный после торжественной церемонии от задержников корпус массой 3600 т, пройдя по пусковой дорожке 106,7 м и войдя кормой в воду, остановился, имея против порога стапеля переборку 81 шп. Несколько дней предшествующих спуску держалась очень высокая температура воздуха (35° С в тени и более 50° С на солнце), из-за чего при движении спускового устройства крайне размягченная на солнце насадка быстро соскреблась полозьями и последовавшее наращивание силы трения привело к торможению, а затем и остановке корабля.

8 июня в момент подъема воды в реке на 2 м выше ординара, при проведенном перемещении центра тяжести корпуса в сторону носа за счет наполнения двух носовых отсеков от 8 до 13 шп 350 т воды и поднятии плавучим краном грузоподъемностью 200 т кормы, объединенными тяговыми усилиями шести домкратов (суммарное усилие домкратов 400 т) и двух паровозов (через тали) корпус по обновленной насадке “столкнули” с берега в воду. Осадка носом после спуска равнялась 2,67 м, кормой - 4,11 м; величина стрелки остаточного прогиба корпуса - 21 мм.

Продлившиеся полтора года достроечные работы повысили готовность корабля лишь на 7,5% и в январе 1918 года вообще прекратились. За период достроечных работ на нем смонтировали броню, котлы, носовую мачту, частично мостики, каютные переборки, шахты и выгородки в котельных отделениях. Крайне низкой была насыщенность корабля вспомогательными механизмами и трубопроводами. Изготовлявшиеся в Англии детали турбин успели поступить на завод, но сами турбины к январю 1918 года находились на сборке в турбинной мастерской в крайне низкой степени готовности.



Схема наружного вида легкого крейсера типа "Светлана " постройки завода "Руссуд"


Продольный разрез легкого крейсера типа "Светлана":

1- кают-компания офицеров; 2 - коридор; 3 - якорный шпиль; 4 - каюты офицеров; 5 - 130-мм орудие; 6 - боевой прожектор; 7 - кормовая ходовая рубка; 8 - 14-весельный катер; 9 - коечные сетки; 10 - камбуз; 11 - 6-весельный ял; 12 - 76,2-мм пушка Пендера; 13 - кубрики (помещения) команды; 14 - носовая ходовая рубка; 15 - дальномер; 16 - боевая рубка; 14 - кладовые сухой провизии; 15 - кладовая шкиперских запасов и снабжения; 16 - цепной ящик; 17 - дифферентная цистерна; 18 - нефтяная цистерна; 19 - отделение шпилевых машин; 20 - отделение турбо-динамо; 21 - помещение рефрижераторных машин; 22 - центральный артиллерийский пост; 23 - погреб 130-мм выстрелов; 24 - термотанки системы аэрорефрижерации артиллерийских погребов; 25 - КО с котлами нефтяного отопления; 26 - помещение подводных ТА; 27 - угольный бункер; 28 - успокоители качки системы Фрама; 29 - КО с котлами угольного отопления; 30 - МО (турбинное отделение); 31 - помещение дизель-динамо; 32 - румпельное отделение малого руля; 33 - румпельное отделение большого руля.

Постановление о возобновлении достройки “Красного Кавказа” принимается Советом труда и обороны (СТО) СССР в 1924 году, причем, наряду с крейсером “Адмирал Бутаков”, в варианте быстроходного “эскадренного заградителя”, способного нести 600 мин. Проектные, а тем более достроечные работы так тогда и не начались, и по прошествии двух лет, 16 марта 1926 года, Реввоенсовет страны утверждает разработанный в Научно-техническом комитете УВМС проект достройки “Красного Кавказа” в варианте крейсера, вооруженного снятыми с пошедших на слом балтийских кораблей восемью 203-мм орудиями.{2}

Но вскоре возникает идея вооружить крейсер новейшей 180-мм артиллерией.

План достройки “Красного Кавказа” со 180-мм орудиями на борту руководство ВМС включило в утвержденную СТО СССР 26 ноября 1926 года “Программу строительства Морских сил РККА на 1926/27-1931/ 32 года”. Срок окончания строительства корабля и, соответственно, начала его государственных сдаточных испытаний определялся датой 1 мая 1931 года.

К тому времени прежний палубно-казематный принцип размещения главной артиллерии во всем мире сменился “башенным”, причем классической стала линейно-возвышенная схема размещения башен в диаметральной плоскости кораблей, позволявшая эффективно использовать орудия все сразу на один из любых бортов. В целях “башенного” использования 180-мм орудий Б-1 на Ленинградском Металлическом заводе (ЛМЗ) под руководством начальника заводского конструкторского бюро Р.Н. Вульфа началась разработка проекта башенной одноорудийной установки (обозначение МК-1-180), а потому простейшей, наиболее легкой по массе и наименьшей по габаритам из возможных вариантов - первой морской крупнокалиберной артиллерийской установки советского периода.

В связи с принятием решения о возобновлении достройки крейсера и в соответствии с техническим заданием, выданным Техническим управлением (ТУ) УВМС, предусматривавшем вооружение “Красного Кавказа” пятью 180-мм орудийными башнями, конструкторы Судостроительной технической конторы (СТК) Николаевских государственных заводов имени А. Марти (НГЗ имени А. Марти){3} начали в 1926 году выполнять первые проектные проработки, причем на основании переданных им самых предварительных данных о массогабаритных параметрах будущей МК-1-180.

В октябре того же года из Николаева в Москву поступает на рассмотрение предварительный вариант проекта - так называемое техническое предложение. В ходе его изучения сотрудники ТУ УВМС рекомендовали николаевским инженерам предусмотреть наличие в башнях, других боевых постах, средств противохимической защиты личного состава, что, по мнению военных моряков, увеличивало массовую нагрузку крейсера на 50 т. Но главное, что при рассмотрении документации выявилась грубейшая ошибка в расчетах массовых нагрузок и параметров остойчивости из-за более, чем двукратной занижености обозначенной в техническом предложении массы артиллерийской установки, определяемой величиной 58,5 т против 135 т массы установки, определяемой к тому времени в значительно продвинувшемся по степени разработке на ЛМЗ проекта.

Причина такой ошибки вполне объяснима: разработка в Николаеве и Ленинграде проектов соответственно корабля и башенной установки для него, а затем и разработка рабочей конструкторской документации для них велись практически параллельно, поскольку принципиальная новизна решаемых инженерных задач привела к вынужденной необходимости параллельного проектирования и последующего конструирования с “подгонкой” крейсера под артиллерию и артиллерии под крейсер.

Суть любого проектного технического предложения - проверка выполнимости и совместимости требований технического задания на возможность комплектации корабля основным вооружением и оборудованием. В данной, начальной стадии проектных работ разрабатывается удовлетворяющий общим первоначальным требованиям исходный вариант, служащий основой для разработки графической и расчетной документации эскизного этапа проектирования.

Инженеры СТК НГЗ им. А. Марти вопреки логике, требовавшей пересмотра технического предложения сразу же, в октябре 1926 года, по настоянию руководства УВМС приступили к разработке, с учетом внесенных поправок, эскизного проекта.

Одновременно на Балтийском заводе в Ленинграде под руководством П.Г. Гойкинса разрабатывался аналогичный проект достройки в пятиорудийном варианте крейсера “Адмирал Бутаков”-“Ворошилов”. Сам по себе “Адмирал Бутаков” являлся менее подходящим для предложенной модернизации крейсером, поскольку обладал относительно “Красного Кавказа” меньшими массогабаритными параметрами: нормальное водоизмещение по первоначальному проекту 6800 т, длина по ватерлинии 154,8 м, ширина наибольшая 15,35 м, осадка 5,60 м.

Основой для разработки эскизных проектов в Ленинграде и Николаеве послужите предложенная начальником ТУ УВМС Н.И. Власьевым и одобренная НТКМ идея размещения в носовой части 2-й башни над 1-й и 3-й - на уровне 1-й (все впереди боевой рубки и фок-мачты), в кормовой части корпуса - 4-й над 5-й. Инженеры Балтийского завода предложили и свои варианты размещения башен: последовательное возвышенное расположение трех носовых башен; либо 1-я и 2-я на одном уровне, 3-я над ними.

Рассматривавшиеся в августе 1927 года в Москве представленные ленинградцами зарианты эскизных проектов вызывали интерес оптимизированным общим расположением за счет вывода дымоходов всех котлов в одну трубу, но не удовлетворили военных моряков и, в первую очередь, значительным водоизмещением и недостаточной остойчивостью.

Почти год потребовался и николаевским инженерам на разработку определенно бесперспективного эскизного проекта, причем в двух вариантах, разнящихся отсутствием и наличием бортовых булей.

В сентябре 1927 года при его изучении в ТУ УВМС окончательно убедились в невозможности размещения на кораблях типов “Светлана” и “Адмирал Нахимов” пяти башен: из-за чрезмерного водоизмещения бортовая броня “села” бы слишком глубоко. Введение булей хотя и “подняло” броню, но отрицательно сказалось на скорости и управляемости. Для монтажа булей возникала необходимость в постановке корабля на длительный срок в док для выполнения большого, а соответственно дорогостоящего объема корпусных работ.

Военным морякам, полтора года “упорствующим” в пятиорудийном варианте крейсеров, пришлось отступиться. Впоследствии, анализируя все предлагавшиеся проекты “Красного Кавказа”, Н.И.Власьев писал: “Утвержденный проект по своим основным теоретическим элементам очень близко к самому первому проекту. Однако первый проект из-за [выявившихся] перегрузок в башнях осуществить было бы нельзя... Для ликвидации этого пришлось снять 5-ю башню..., а также произвести... ряд других мероприятий... Таким образом, если отбросить вес [50 т] химической защиты, то получим, что водоизмещение утвержденного проекта будет 8150 [т], против 8100 [т] первоначального варианта, что очень близко, при [их] одинаковой остойчивости”.

Что же касается “Адмирала Бутакова”, то вскоре выявилось, что в теле роторов двух из четырех его турбин имеются трещины. Замена роторов и переборка турбин вели к значительно большим, чем финансировалось, расходам и от попытки достроить “многострадального” “Адмирала Бутакова”-“Ворошилова” в очередной, но не в последний, раз отказались.

Последним проектом достройки “Адмирала Бутакова”, в 1935 году лишившегося имени “Ворошилов”, в связи с закладкой для Черноморского флота одноименного крейсера пр. 26, стал утвержденный в 1940 году пр. 78 учебного крейсера (взамен “Авроры”, представлявшей из себя к тому времени не имеющую собственного хода плавучую казарму подводников) вооруженного главным калибром из четырех “эсминичных” 130-мм двухорудийных башенных артиллерийских установок и с энергетической установкой переоснащенной турбинами эскадренных миноносцев типа “Огневой” (пр. 30) и котлами сторожевых кораблей типа “Ястреб” (пр. 29).

Находящийся в Кронштадте корпус подготовили к достройке, от проведения которой быстро отказались по причине большой загруженности промышленности строительством боевых кораблей и высокой стоимости реализации проекта учебного корабля, оказавшейся сопоставимой со стоимостью постройки нового крейсера. В связи с изменившимися планами присвоенное в 1940 году “Адмиралу Бутакову” имя “Аврора” в мае 1941 года передали “дальше” - намеченному к закладке крейсеру пр. 68, так и не состоявшейся из-за начала войны.

В разработанном через полтора месяца, к середине октября 1927 года, в СТК НГЗ втором эскизном проекте предусматривалось наличие на корабле четырех башен, распределенных в две группы по длине корпуса - носовую и кормовую, но из-за слишком поспешной, а потому поверхностной проработки этот эскизный проект требовал дальнейшей детализации.

Этапы разработки проекта достройки крейсера “Красный Кавказ”

Проектные параметры крейсера Техническое предложение проекта,4 октября 1926 г. Первый эскизный проект (вариант без булей),1 сентября 1927 г. Первый эскизный проект (вариант с булями),1 сентября 1927 г. Второй эскизный проект 15 октября 1927 г. Первый технический проект 17 июля 1928 г. Второй технический проект в варианте с поправками, внесенными УВМС 9 декабря1928 г. Третий технический проект в варианте, утвержденном начальником УВМС 21 мая 1929 г.
Водоизмещение, т 8 100 8 605 8 905 8 190 8 202 8 400 8 200
Поперечная метацентрическая высота, м 0,94 Не указано Не указано 0,79 0,71 0,58 0,81-0,93
180-мм артиллерия, количество орудий (башен) 5 5 5 4 4 4 4
Толщина брони крыш башен, мм 38 38 38 38 38 38 20
Толщина брони стен башен, мм 38 38 25 25 25 25 20
Толщина брони барбетов башен, мм 25 50 50 50 50 50 50
Масса башен, т 58,5 135,0 135,0 135,0 135,0 127,0 115,0
102-мм артиллерия, количество установок / число стволов в установке 4/2 4/2 4/2 Отсутствует Отсутствует Отсутствует 4/1
37-мм артиллерия, количество установок / число стволов в установке 3/5 3/5 3/5 2/5 3/5 3/5 4 37-мм автомата
Торпедные аппараты, количество и тип / калибр в мм 4 тройных / 533 2 тройных / 533 2 тройных/533 2 тройных / 533 2 тройных / 533 2 тройных / 533 4 тройных / 450
Моторные катера с торпедным вооружением, количество 4 4 4 4 4 4 4
Самолеты, количество 2 2 2 2 2 2 2

К середине июля следующего 1928 года николаевские корабелы разработали уже более подробный проект - технический, но детализация его проработки, многие параметры в нем указанные по-прежнему не удовлетворяли военных моряков и, в частности, Н.И. Власьева. Имелся перегруз; величина поперечной метацентрической высоты - главный показатель остойчивости - являлась недопустимо малой и к тому же, по мнению сотрудников ТУ УВМС, завышенной относительно реального значения; не обеспечивались требуемые заданием на проектирование параметры непотопляемости. Главным итогом рассмотрения проектной документации стало возникновение сомнений в способностях николаевцев разработать ожидаемый от них проект.

Второй по счету технический проект изучался уже на месте, 9 декабря 1928 года, выехавшими в Николаев представителями ТУ УВМС и НТКМ, выявивших в ходе проверки на много худшие значения основных параметров против заявленных в проекте значений.

Через пять дней, в ходе состоявшегося, уже в Москве в присутствии начальника Военно-Морских сил Р.А. Муклевича, совместного совещания моряков и николаевских судостроителей, последним даются конкретные рекомендации по мероприятиям, улучшающим свойства корабля. В частности для повышения остойчивости предлагается уменьшить высоту баковой надстройки и дополнительно несколько “утопить” в ней носовую группу башен. Принимается так же решение снизить массу главной артиллерии за счет некоторого снижения толщин бронирования стен и крыш башен.



Схема наружного вида легкого крейсера "Красный Кавказ" на момент вступления в строй

Лишь только третий технический проект и седьмой по общему счету проектов после очередных доработок удовлетворил военных моряков. По согласованию с ТУ, НТКМ, Учебно-строевым управлением УВМС, другими “заинтересованными” службами УВМС, штабом РККА, а также с представителями управления Военно-воздушных сил и Военно-санитарного управления РККА его 21 мая 1929 года утверждает начальник ВМС Р.А. Муклевич.

В окончательном варианте, для обеспечения возможности размещения носовой группы башен ликвидировали два носовых котельных отделения с четырьмя котлами и дымовой трубой над ними (одной из трех изначально предусмотренных на корабле дымовых труб), а боевую рубку с фок-мачтой новой трехногой конструкции “сместили” к корме. Для сохранения прежней паропроизводительности котельной установки, оставшиеся котлы перевели исключительно на нефтяное отопление, а прежние угольные ямы ликвидировали, как и ликвидировали, для размещения кормовых башен и погребов, часть надстройки. Перенесли в другие помещения кормовые турбогенераторы и провизионные погреба, провели значительную перепланировку внутренних помещений из-за ликвидации “разбросанных” по кораблю погребов и элеваторов 130-мм боезапаса и “концентрации” всего боезапаса нового главного калибра под башнями.

Значительные изменения претерпела баковая надстройка: ликвидировали казематы и “сгладили” в бортовых стенках надстройки “изломы”, служившие для увеличения секторов ведения огня казематных 130-мм орудий; для повышения мореходности увеличили развал ее бортов; несколько изменили форму форштевня и на 2,82 м удлинили его в нос. Саму надстройку продлили в корму с 50 до 72 шп, но для понижения высоты расположения носовых башен для сохранения остойчивости в допустимых пределах (о необходимости чего писалось выше), высоту баковой надстройки понизили на 1,10 м относительно прежнего, затем на 20 шп высоту баковой надстройки с высоты 3,05 м далее в корму понизили до высоты 2,15 м; 1-ю башню расположили сразу же за 900-мм “перепадом” палубы бака.{4}

Таким образом “Красный Кавказ”, по окончании строительства, своим внешним видом существенно отличался от достроенного шестью годами ранее в том же Николаеве головного корабля серии черноморских крейсеров - “Червоной Украины” - и лишь при пристальном зрительном сопоставлении их обликов представлялось возможным выявить общность отдельных элементов надводных конструкций двух первоначально однотипных кораблей.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.431. Запросов К БД/Cache: 3 / 0