Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.
Максим Коломиецi / Fachmann

«ОСТИНЫ» В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

«ОСТИНЫ» В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Автомобили марки «Остин» были известны в России еще перед началом Первой мировой войны, но широкого распространения не поучили. Например, в 1910 году в личном владении жителей Петербурга имелось четыре легковых «остина», в 1912-м шесть, а в 1913-м — восемь (учтены только частные автомобили, информация по казенным машинам не публиковалась в печати). Среди легковых «остинов», имевшихся у перербуржцев, был как минимум один модели 60 НР с 6-цилиндровым двигателем. Владельцем машины был профессор Константинов. Представителем фирмы в столице сначала являлась экипажно-автомобильная фабрика «Т-во П. Д. Яковлев», а затем Акционерное Балтийское торговое общество. В 1910 году первые три легковых «Остина» появились в Москве, к 1913-му их число увеличилось до восьми. Здесь продажу и обслуживание автомобилей вел Торговый дом «Джемс Э. Белл с Сыновьями». Кроме того, «остины» на территории Российской империи продавали на складе Товарищества «М. Гельферих-Саде» в Харькове и магазине Торгового дома «Центральный гараж» в Варшаве.


Иллюстрация из русского журнала «Автомобиль» — английский гонщик Г. Кендаль на автомобиле «Остин» модели 10 НР (из коллекции С. Кирильца).

В Российской Императорской армии до начала войны автомобили «Остин» не использовались и в испытательных автопробегах, которые организовывало русское военное ведомство в 1911–1912 годах, участия не принимали. Зато автомобили выступали в автопробегах на приз императора Николая II, проводившихся Императорским Российским автомобильным обществом (ИРАО) в 1910, 1911 и 1912 годах. Пробеги получили наименования «Киевский», «Севастопольский» и «Варшавский» по наиболее дальним от столицы городам, через которые пролегал их маршрут. ИРАО, проводившее эти пробеги, их главной задачей считало познакомить население Российской Империи с автомобилем, поэтому маршрут пробегов каждый год менялся, чтобы пройти через новые города и населенные пункты.


Реклама «Торгового дома Джемс Э. Белл» 1914 года — предлагаются автомобили «Остин» моделей 20 и 30 НР (Commercial Motor, Великобритания).

«Остины», участвовавшие в этих пробегах, каких-то значительных результатов не достигли. Более того, одна машина (марки 40 НР), за рулем которой находился английский гонщик Г. Кендаль, во время «Варшавского» пробега попала в аварию. После преодоления маршрута Петербург — Ревель — Рига — Вильно — Варшава — Киев — Гомель выяснилось, что у «Остина» Кендаля лопнуло две рессоры. Механикам удалось заменить только одну, и гонщик из Гомеля двинулся в сторону Рославля вместе с другими участниками пробега. На этом участке он обогнал «Руссо-Балт», за рулем которого был известный российский автомобилист того времени А. П. Нагель. Последний позже вспоминал: «Он (Кендаль — М. К.) обошел меня ходом свыше в 100 верст в час». Таким образом, «остины» модели 40 НР не зря считались «скоростными» автомобилями. Однако на подъезде к Рославлю у автомобиля Кендаля слетела шина с заднего колеса, машину стало бросать в стороны. Гонщик пытался затормозить, но не успел — «Остин» врезался в телеграфный столб и перевернулся. Все находившиеся в машине люди (Кендаль, представитель фирмы «Остин» Д. Белл и два механика) получили серьезные травмы, и их отправили в Москву. Об этом происшествии (по сути, это одна из первых серьезных автоаварий в России) довольно много писала пресса тех лет.

К началу Первой мировой войны Российская Императорская армия имела в своем составе пять автомобильных рот и шесть различных автомобильных команд. Всего в вооруженных силах имелось 711 автомобилей всех типов (большей частью немецкого и австро-венгерского производства) и 101 мотоцикл. После начала войны согласно закону об автомобильной повинности, принятому в июле 1914 года, у частных владельцев и различных организаций в армию передали 475 грузовиков и 5362 легковых автомобиля. При этом разномарочность парка была колоссальная, а запчастей для машин катастрофически не хватало. Своими силами решить проблему автомобилизации армии Россия не могла: мощности единственного предприятия, которое выпускало автомобили, Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ) в Риге — были весьма скромными (в 1913 году здесь выпустили всего 127 машин). Кроме того, РБВЗ изготавливал главным образом легковые автомобили, а фронту требовались грузовики, автоцистерны, автомастерские и многое другое.


Перед началом автомобильных гонок на приз кайзера (Kaiserpreis). Германия, 1910 год. На переднем плане автомобиль «Остин» английского гонщика Г. Кендаля с двигателем в 30 л.с. (ЦГАКФД СПБ).

Для решения данной проблемы по распоряжению военного министра в конце августа 1914 года была образована специальная закупочная комиссия во главе с командиром Запасной автомобильной роты полковником П. И. Секретёвым. В сентябре она отправилась в Англию с задачей приобретения автомобилей для нужд армии. В июле 1914 года по расчетам Главного военно-технического управления Главного управления Генерального Штаба (ГВТУ ГУГШ)[1] требовалось приобрести за границей 843 автомобиля, в августе их количество увеличилось до 2749 единиц. Причем из-за большой нужды в машинах ГВТУ предлагало покупать любые автомобили, которые только можно было заказать, не выдвигая к ним каких-то особых технических требований.


Иллюстрация из журнала «Огонек» с информацией об аварии под Рославлем «Остина» английского гонщика Г. Кендаля во время пробега на приз Николая II в 1912 году (из коллекции С. Кирильца).


Фото автоцистерны на шасси «Остин» с двигателем 20 л.с. из числа закупленных комиссией полковника Секретёва осенью 1914 года, помещенное в журнале «The Commercial Motors». Машина оснащена «пупырчатыми» шинами фирмы К.Т.

Закупочная комиссия при покупке машин не только общалась напрямую с их производителями, но и прибегала к услугам посредников. Последние брали за свою работу немалые деньги: например, Британская инженерная компания, которая была, кстати сказать, рекомендована полковнику Секретёву правительством Англии, брала за свои услуги 15 % от суммы контракта. И далеко не всегда высокие комиссионные гарантировали выполнение заказов в срок. Всего в 1914 году комиссия Секретёва приобрела за рубежом 1276 различных автомобилей, из которых в Россию до конца года прибыло 1216. Для оплаты этих заказов русскому правительству потребовалось 128 млн. рублей.

29 сентября 1914 года Секретёв заключил контракт с фирмой «Остин» на поставку в Россию 48 бронеавтомобилей (подробнее о них ниже) и 282 разных машины: 18 автомастерских, 16 автоцистерн с двигателями мощностью 20 л.с., 8 автомобилей-депо (фактически это передвижной склад автозапчастей), 140 санитарных машин (кузова для перевозки носилок с ранеными предполагалось изготовить и установить в России) и 100 2–3-тонных грузовиков (с двигателем 20 л.с.). Следует сказать, что автомастерские и депо изготавливались на 2–3-тонных грузовиках, а остальные — на легковых шасси. Заказ был выполнен в течение трех месяцев, и в ноябре — декабре 1914 года все заказанные автомобили прибыли в Россию.

Этот заказ фактически составлял четверть всех автомобилей, закупленных комиссией полковника Секретёва. Компания «Остин» получила от русского правительства весьма «кругленькую» сумму в полмиллиона фунтов стерлингов. Кроме того, было заказано запасных частей к автомобилям на 50?000 фунтов. В английском издании The commercial motor от 31 декабря 1914 года была помещена статья «Большой контракт «Остина» для России», в которой сообщалось о заключении «одного из самых крупных, если не самого крупного» заказа на автомобили для русского правительства. Также в материале приводились кое-какие подробности о закупленных автомобилях. Например, сообщалось, что бак автоцистерны изнутри делился перегородками на три отсека (для бензина, масла и смазки), а автомастерская оснащалась генератором (с приводом от одноцилиндрового двигателя «Остин»), токарным и сверлильным станками с электроприводом, точилом, деревообрабатывающим станком, наковальней с горном и комплектом инструментов. Мастерская имела электрическое освещение. Особо подчеркивалось, что кузов сделан полностью закрытым и имеет только дверь и окна для вентиляции — это было «сделано по специальной договоренности в связи с суровым климатом, в условиях которого будут работать эти автомобили».

В заключение статьи говорилось:

«Как свидетельство великолепной организации, распространенной на заводе «Остин», следует отметить, что все из перечисленных выше автомобилей уже отправлены, и время, затраченное на выполнение заказа, составляет всего около трех месяцев.

Стоит также отметить, что сейчас эта компания занята контрактом на изготовление санитарных автомобилей с двигателем в 20 л.с., аналогичным уже построенным, для использования их в Британской армии».

Прибывшие в Россию «остины» поступили на укомплектование санитарных отрядов, а грузовиками оснастили автомобильные роты (последние по штату включали 55 грузовых и 14 вспомогательных машин). Правда, русская служба почти половины грузовых «остинов» оказалась короткой. Порядка 40 таких машин включили в состав 10-й автороты, входившей в состав 10-й армии Северо-Западного фронта.

7 февраля 1915 года началось немецкое наступление в районе города Августов. Планом немецкого командования предусматривалось окружить и уничтожить 10-ю армию, после чего разгромить весь Северо-Западный фронт. Однако благодаря стойкости русских войск выполнить задачу немцы не смогли. Тяжелые сражения шли до 26 февраля. В ходе этих боев 10-я авторота пыталась отойти к городу и станции Маркграбово (сейчас это Олецко в Польше). Но из-за сильных снежных заносов не сумела вытащить автомобили. Чтобы они не достались противнику, командир роты приказал уничтожить все имевшиеся 50 машин, большую часть из которых составляли новенькие грузовики «Остин» 2–3-тонный. В книге автомобилиста Б. М. Сергеевского «Пережитое. 1914», где он описывает компанию 1914 — начала 1915 года, есть небольшое упоминание об этом:

«Позднее мы узнали […], что при спешном отходе из Маркграбова штаба 10-й армии там были брошены все 50 машин этой автороты, так как было признано невозможным вывезти их ввиду снеговых заносов».


Грузовик «Остин» 2–3-тонный из состава 1-й авиационной роты во время разгрузки железнодорожных вагонов на станции Псков. Лето 1916 года (РГАКФД СПБ).

Дальнейшая закупка Россией автомобилей и других предметов вооружения и снабжения за границей требовала значительных денежных средств. Например, в октябре 1914 года необходимо было внести за уже размещенные заказы до конца года больше 250 млн. рублей, в то время как на счетах министерства финансов имелось свободной валюты в девяносто раз меньше. Выход был найден в получении займов у союзников, в частности, у Великобритании. Последняя предоставила кредиты под обеспечение русским золотом и с условием, что большая часть заказов будет приходиться на военные заказы в самой Англии. На этих условиях Россия получила в 1915–1916 годах кредитов на 450 млн. фунтов, что составляло 4,5 млрд. рублей. Из этих сумм оплачивались заказы военного имущества, в том числе и автомобилей.

В августе 1914 года министр иностранных дел Великобритании Э. Грей предложил русскому послу в Лондоне А. К. Бенкендорфу создать смешанную англо-русскую комиссию, которая бы занималась урегулированием закупок в Англии вооружения и военного имущества. Предложение Грея нашло поддержку в России, и вскоре была создана Англо-русская комиссия по снабжению, которую возглавил представитель министерства по торговле и промышленности в Лондоне М. В. Рутковский. Также в состав комиссии вошли русские военный и военно-морской агенты (так тогда называли военных атташе) и ряд других специалистов. Чуть позже комиссию переименовали в комитет, и включили в его состав генералов Э. К. Гермониуса и Г. И. Тимченко-Рубана. Англичан в составе комитета не было. Он являлся государственной организацией и координировал правительственные организации России в деле размещения и контроля за выполнением военных заказов за границей. Наряду с прочим комитет активно занимался закупками за рубежом автомобилей и броневиков, в том числе и марки «Остин».


Санитарный автомобиль «Остин» с двигателем 20 л.с. из состава английской санитарной колонны, переданной Российскому обществу Красного Креста. 1916 год (ЦГАКФД СПБ).

Сама фирма «Остин» активно сотрудничала с Россией в годы Первой мировой войны. Она являлась основным поставщиком броневых автомобилей для русской армии. Забегая вперед, можно сказать, что именно «остины» стали у нас в стране наиболее массовой броневой машиной сначала на фронтах Первой мировой, а потом и гражданской войн.

Что касается поставки автомобилей «Остин» в Россию, то они продолжались, но уже не в таком большом объеме как заказ 1914 года. К сожалению, пока не удалось найти точной статистики по типам и количеству отправленных авто «Остин», но кое-какие прикидки сделать можно. Так, по состоянию на 1 июля 1917 года в русской армии имелось 206 грузовых машин марки «Остин». Если прибавить к этому потерянные машины 10-й автороты (допустим 25), получим 241 единицу. Вычтя их них 126 «остинов» заказа 1914 года (100 грузовиков, 26 мастерские и депо на грузовом шасси), имеем в остатке 115 единиц. То есть порядка 115 грузовых автомобилей марки «Остин» прибыло в Россию с 1915-го и до июля 1917 года. В письме секретаря компании «Остин» Джонса, датированном 29 июня 1916 года, упомянуты некоторые сторонние военные заказы (то есть заказы не для британской армии), выполненные компанией в последнее время. Среди них упомянуты 40 грузовиков «Остин» и запчасти к ним для России (на сумму 42?067 фунтов), а также 52 2–3-тонных грузовика и шасси с запчастями и два 5-тонных шасси без указания получателя. Возможно, их тоже отправили в Россию, во всяком случае, приведенным выше цифрам они не противоречат. Грузовики «Остин» в русской армии использовались не только в автомобильных частях, но и в авиации, а также в санитарных отрядах.

Со статистикой по легковым автомобилям несколько сложнее. Но известно, что в отчете о прибывшем из-за границы автоимуществе, поступившем на склады Военной автошколы в Петрограде с 9 по 31 марта 1917 года (всего 91 шасси и автомобиль), числится один легковой «Остин». Также имеется фотография «Остина» 20 НР в английской прессе за 1916 год с надписью примерно следующего содержания: «Очень красивый и просторный автомобиль, фотографию которого мы помещаем, является одним из многих, поставляемых известной автомобильной компанией Austin Ltd. правительству Российской Империи, где они используются в качестве штабных машин». Кстати, фотографии 1916–1917 годов, на которых запечатлены легковые «остины» 20 НР в составе автомобильных частей на фронтах, а также с офицерами Военной автомобильной школы в Петрограде, существуют, что подтверждает наличие таких машин в России в годы Первой мировой войны.


Фото из журнала «Самоход» — санитарный автомобиль «Остин» с двигателем 20 л.с., поврежденный бомбой с немецкого аэроплана во время погрузки раненых под Остроленкой в феврале 1915 года (из коллекции С. Кирильца).

В уже упомянутом выше письме Джонса от 29 июня 1916 года о сторонних заказах фигурирует цифра в 100 шасси с запчастями (на 68?315 фунтов) для России — скорее всего, речь идет о шасси для санитарных автомобилей. Кроме того, без наименования заказчика указаны 9 шасси и 12 автомобилей 12/24 НР, 22 автомобиля и 78 шасси модели 20 НР. Возможно, это (полностью или частично) также русский заказ. Таким образом, закупки легковых «остинов» после 1914 года имели место, но в относительно небольших количествах.

В России «остины» использовали не только как обычные легковые или броневые машины. Имелся один автомобиль этой марки, переставленный на так называемые «приборы Кегресса» — то есть переделанный в полугусеничный. История его появления такова.

В августе 1914 года Императорское Российское автомобильное общество стало формировать санитарные колонны для работы на фронте. Инициативу поддержал император Николай II, и отряды получили право называться именами членов императорской фамилии.


Фото из английского журнала 1916 года с изображением «Остина» модели 20 НР. В подписи говорилось, что такие автомобили фирмы «Остин» изготавливаются для российского императорского правительства и используются в России в качестве штабных автомобилей.

Комплектование колонн велось на средства ИРАО и его членов, последние предоставляли для этого и свои личные автомобили. Первая санитарная колонна — имени Наследника Цесаревича — ИРАО при поезде Его Императорского Высочества, имевшая пять санитарных машин и один легковой автомобиль, убыла на фронт 5 сентября 1914 года.

Осенью 1915 года, после года работы на фронте, колонна вернулась в Петроград — ее автомобили настолько износились, что не подлежали дальнейшей эксплуатации. ИРАО начало поиск новых машин для замены изношенных. Узнав об этом, Николай II, «осведомившись о таком положении дел в санитарных колоннах ИРАО и признавая их выдающееся значение в деле помощи раненым воинам, соизволил повелеть выдать новые машины в санитарную колонну имени Наследника Цесаревича». Военный министр получил соответствующее распоряжение, и в марте 1916 года ИРАО получило семь новых легковых автомобилей для передачи их в санитарную колонну имени Наследника Цесаревича. Из этих семи машин пять оснастили «приборами Кегресса», сделав их полугусеничными. Четыре из них были марки «Рено», а вот один — «Остин», причем, судя по длинному капоту, с 6-цилиндровым двигателем. Долгое время фотография этого «Остина», довольно известная, кочуя от публикации к публикации, подписывалась как автомобиль «Руссо-Балт» с движителем Кегресса. Лишь недавно исследователи Станислав Кирилец и Владислав Малофеев в своей статье убедительно доказали, что изображенный на фотографии автомобиль — не «Руссо-Балт», а именно «Остин». Как эта машина попала в Россию, установить пока не удалось.

Таким образом, легковые и грузовые автомобили «Остин» не получили в России широкого распространения, хотя закупленные машины эксплуатировались довольно активно. А вот броневики на шасси «Остин», напротив, стали практически одними из первых броневых машин русской армии в Первую мировую, а в гражданскую и после ее окончания составили основу броневых сил Красной Армии, 100-летие которой мы отметили 23 февраля 2018 года. Об этих броневых автомобилях наш дальнейший рассказ.


Один из поставленных в Россию легковых автомобилей «Остин» 20 НР в Военной автомобильной школе. Петроград, 1917 год. За рулем машины прапорщик Иван Иванович Дукальский (из коллекции К. Дукальского).


Полугусеничный автомобиль «Остин» на «приборах Кегресса» из состава санитарной колонны имени Наследника Цесаревича. Петроград, зима 1916 года. Автомобиль оснащен 6-цилиндровым двигателем, на что указывает длинный капот машины (ЦГАКФД СПБ).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.138. Запросов К БД/Cache: 3 / 1