Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.
Максим Коломиецi / Fachmann

В БОЯХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

В БОЯХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Получив от генерала Секретёва телеграмму о закупке в Англии 48 бронемашин «Остин», автомобильное отделение ГВТУ совместно с представителями Военной автошколы и Офицерской стрелковой школы приступили к разработке штата для формирования автоброневых частей. В начале декабря 1914 года был Высочайше утвержден штат № 19 автомобильного пулеметного взвода, который включал в себя три пулеметных бронеавтомобиля «Остин», четыре легковых автомобиля, один 3-тонный грузовик, автомастерскую, автоцистерну и четыре мотоцикла, из них один с коляской. При этом каждому броневику придавалось по одному легковому автомобилю и мотоциклу без коляски для обслуживания. Личный состав взвода включал четырех офицеров (по штату командир — штабс-капитан и три младших офицера — подпоручики) и 46 унтер-офицеров и рядовых.

В марте 1915 года появился штат № 20, по которому число пулеметных «остинов» во взводах уменьшалось до двух, а вместо третьего включалось пушечное отделение, состоящее из вооруженного орудием бронеавтомобиля «Гарфорд», а затем «Ланчестер». Кроме того, для улучшения снабжения боевых машин добавили еще три грузовика — два 1,5–2 тонных и один 3-тонный. Таким образом, по новому штату автопулеметный взвод включал в себя три броневика, четыре легковых автомобиля, два 3-тонных и два 1,5–2 тонных грузовика, автомастерскую, автоцистерну и четыре мотоцикла. По штату № 20 сформировали 35 взводов (№ 13–47), при этом первые взводы с «остинами» (№ 5–12) также получили пушечные бронеавтомобили и дополнительные грузовики, но третья пулеметная машина из их состава не изымалась.


Солдаты и офицеры 19-го автопулеметного взвода у броневика «Пылкий». Юго-Западный фронт, Тарнополь, июль 1915 года. Обратите внимание на оригинальную конструкцию бронещитков защиты пулеметов (РГАКФД).


Бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии («Кречет» или «Кондор») из состава 39-го автопулеметного взвода. Западный фронт, лето 1916 года. На бронелисте перед радиатором нанесена цифра 1, хорошо видны фары за приоткрытым листом перед радиатором и справа от водителя. Обратите внимание на крюк для буксировки машины, смонтированный на передней оси броневика (из архива Александра Ефремовича Савичева).

Первые бои, проведенные «остинами», для броневиков оказались не очень успешными. Так, 3 марта 1915 года генерал-квартирмейстер штаба армий Северо-Западного фронта докладывал в Ставку:

«В 12-й армии автопулеметные взвода приданы Гвардейскому корпусу. 19 февраля 7-й взвод обстрелял позиции противника у Залесье, повреждений от огня не было, но при обратном возвращении одна машина в темноте наскочила на падшую лошадь и получила повреждение.

19-го же февраля 8-й взвод под командой штабс-капитана Цорна двинут был в распоряжение начальника 23-й пехотной дивизии; в семи верстах от Ломжи одна машина влетела в канаву, сломала радиатор и вернулась обратно в Ломжу».

Такие неудачи объяснялись как неопытностью экипажей машин, так и малым временем, отпущенным для подготовки. Для примера — если полковник Добржанский имел возможность подобрать опытный личный состав и провести с ним занятия, то при формировании новых взводов на «остинах» (с 5-го по 12-й) времени на освоение новой техники практически не было. В дальнейшем, после приобретения необходимого опыта в эксплуатации «остинов» и их перебронировки на Ижорском заводе, действия автопулеметных взводов стали значительно успешнее.

В ходе операций на различных участках фронта броневики оказывали значительную помощь своим частям, часто выполняя поставленные задачи ценой собственной гибели. В качестве примера можно привести выписки из приказа о посмертном награждении (да, такое было не только в годы Великой Отечественной) Георгиевскими крестами пулеметчиков одной из бронемашин, действовавших в полосе 3-й русской армии:

«Командир 14-го автопулеметного взвода рапортом от 12 января с. г. (1916 года. — Прим. автора) донес, что приказом по XXIV армейскому корпусу от 19 декабря 1915 года за № 345 награждены за выдающиеся подвиги в боях против неприятеля 14-го автопулеметного взвода младший унтер-офицер Скрыпник Василий Георгиевским крестом I-й степени № 2798 и ефрейтор Антипин Сергей Георгиевским крестом III-й степени № 99775.

О подвиге Скрыпника в приказе изложено так:

В бою 20-го июня с. г., после того как шофер был ранен, а помощник его убит, желая спасти офицера, помощника шофера и пулеметчика-ефрейтора, самоотверженно стрелял из пулемета до тех пор, пока не был сам убит и взорван автомобиль.

О подвиге Антипина в приказе говорится так:

В то время когда снарядом были вырваны передние дверцы, самоотверженно подавал патроны пулеметчику — унтер-офицеру, пока не был убит пулей в лоб и сгорел во взорвавшемся автомобиле».


Бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии «Кавказец» 46-го автопулеметного отделения. Юго-Западный фронт, октябрь 1916 года. На верхнем листе бронировки двигателя закреплен бело-сине-красный флажок. Цвета государственного флага Российской империи были популярны в бронечастях (РГАКФД).

А вот выписка из приказа о награждении командира броневика «Остин» 19-го автопулеметного взвода:

«Высочайшим приказом, составленным в 3-й день февраля с. г. (имеется ввиду 1916 год. — Прим. автора) утверждается пожалование командования 11-й армии за отличие в боях против неприятеля по удостоению Местной Георгиевской Кавалерской Думы Ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия IV степени II-го гренадерского Фанагорийского Генералиссимуса князя Суворова полка штабс-капитан Поплавко за то, что, состоя в прикомандировании к 19-му автопулеметному взводу, 17 августа 1915 года у д. Теофиполка, выехав на броневом автомобиле «Победа» за наше проволочное заграждение и следуя дальше, наткнувшись на мост, миновать который он не мог, остановился и под сильным артиллерийским и пулеметным огнем неприятеля, подвергая свою жизнь опасности, поправил мост, после чего провел по нему свой автомобиль и дал возможность впоследствии проследовать по нему другим автомобилям. Дальнейшими своими действиями способствовал отражению противника и взятию нами 8-орудийной батареи неприятеля, наведя на него панический страх».

К сказанному следует добавить, что 19-й взвод действовал в составе 11-й армии Юго-Западного фронта.

И такие случаи были не единичными. В качестве примера можно привести выписки из донесений командира 22-го автопулеметного взвода штабс-капитана Дзюбановского, прикрывавшего отход частей 7-й армии Юго-Западного фронта летом 1915 года:

«21 августа начальник арьергарда передал, что противник наступает от деревни Сивково. Мною был выдвинут взвод в составе броневых автомобилей «Егерь» и «Гвардеец» («остины». — Прим. автора) за линию арьергардов. Вскоре была обнаружена наступавшая колонна противника с пулеметами. Неожиданно подъехав на 60 шагов, автомобили открыли огонь, в результате чего колонна была рассеяна (разбежалась)…

26 августа взвод в полном составе — автомобили «Егерь», «Гвардеец», «Михайловец» (последний пушечный, марки «Гарфорд». — Прим. автора) — был выдвинут мною к деревне Скидель на поддержку отступающих цепей Мариупольского пехотного полка. Заметив машины, противник открыл по ним сильный артиллерийский и пулеметный огонь.

Мы открыли сильный ответный огонь по колонне противника, пока она не обратилась в бегство, оставив на поле боя подбитые пулеметные повозки и лошадей».

В результате активных боевых действий 22-го автопулеметного взвода русские части на этом участке отошли с минимальными потерями, заняв выгодный для обороны рубеж. За эти бои командир взвода штабс-капитан А. Дзюбановский был награжден Анненским оружием с надписью «За храбрость».

К началу 1916 года на основании полученного боевого опыта были окончательно выработаны тактические приемы для броневых машин. Они использовались как для непосредственной поддержки своих частей на поле боя, ведя огонь с места, коротких остановок и, реже, с хода. Естественно, что бронемашины того времени могли использоваться только по шоссе, укатанным грунтовым или заснеженным дорогам, но при малейшей распутице или снежном покрове движение и по хорошим дорогам становилось проблематичным. Чтобы хоть как-то повысить проходимость, в бронечастях использовали единственное возможное на тот момент средство — цепи на колесах. Нередко броневики доставлялись на передовую упряжками лошадей или волов, это не только сберегало моторесурс и без того маломощных и капризных двигателей, но и обеспечивало скрытное появление машин перед противником — шум работающего автомобильного мотора был слышен очень далеко.

Чтобы обеспечить быстрый разворот бронемашин при выходе их из боя, практиковалось устройство вблизи передовой специальных ровных площадок, которые часто выстилали досками или бревнами. Необходимость быстрого разворота для выхода из сосредоточенного огня противника послужила причиной того, что очень часто броневики шли в бой задним ходом, а отходили на исходную позицию передним, имевшим большие скорости. Для более эффективного использования этого тактического приема требовалось наличие заднего рулевого управления, работы по установке которого начались в 1916 году на «остинах» 2-й серии, сначала во взводах на фронте, а затем уже и в мастерских броневой роты. Справедливости ради следует сказать, что движение в бой задним ходом использовалось далеко не всегда — если дорога или местность позволяли совершить разворот, броневики действовали передним ходом. Это позволяло шоферу хорошо видеть дорогу и более эффективно управлять машиной.


Болгары у трофейного русского броневика «Остин» 2-й серии «Скобелев» 24-го автопулеметного отделения. Ноябрь 1916 года. Обратите внимание, что на этой машине установлена бронезащита колес (фото из архива С. Кирильца).

В мае 1916 года началось наступление русских войск Юго-Западного фронта, в котором активное участие приняли и броневики. Уже 31 мая начальник автослужбы Юго-Западного фронта полковник Никонович направил в ГВТУ и Запасную броневую роту следующее письмо:

«Осмотрев лично 15-й и 20-й автопулеметные взвода, принимавшие с громадным успехом участие в боях в течение недели, доношу, что в 15-м взводе убит поручик Колоб, дважды ранен командир взвода штабс-капитан Сыробоярский, ранен подпоручик Тер-Акопов. Пулеметная машина «Алчный» сильно повреждена, требует продолжительного ремонта, «Адский» требует замены заднего моста, боевых колес, конуса, аккумуляторов.

В 20-м взводе контужен командир взвода капитан Дзугаев, но остался в строю. На одном пулеметном разбита задняя дверца, повреждена одна башня, на другом погнут задний мост…

Ввиду громадного значения броневых машин в настоящее время усердно прошу срочно выслать в распоряжение автоЮЗ три бронированных пулеметных машины, несколько комплектов боевых колес, конусов, аккумуляторов и других частей, которые будут возможны, а также командировать в мой резерв двух офицеров-пулеметчиков и одного артиллериста для немедленной замены офицеров взводов, выбывших из строя».

Успешно действовал 20-й автопулеметный взвод и в последующих боях. Например, 20 июня 1916 года у деревни Трилисцы поручик Константин Морганадзе на броневике «Гром» под сильным огнем, после того как «противник повел решительное наступление на левый боевой участок 24-й пехотной дивизии и имел успех, благодаря чему положение становилось угрожающим, смело и решительно атаковал противника, прорвался в глубокий тыл и, расстреливая фланг и тыл его, приостановил наступление и принудил к безудержному бегству». Благодаря поддержке броневика русская пехота перешла в контратаку и восстановила положение.


Еще один болгарский трофей — броневик «Суворов» 24-го автопулеметного отделения. Ноябрь 1916 года. Как и «Скобелев» на предыдущем фото, эта машина имеет бронезащиту колес (фото из архива С. Кирильца).


Солдаты и офицеры у бронеавтомобиля «Остин» 2-й серии. Вероятно, лето 1917 года. Обратите внимание на головные уборы — трое носят пилотки, один кепку и один (возможно какой-то местный житель) колоритную шляпу (фото из коллекции С. Ромадина).

Об интенсивности использования бронемашин в боях может сказать тот факт, что по состоянию на 15 августа 1916 года в 20-м автопулеметном взводе 54 унтер-офицера и рядового «за год боевой работы все они удостоились награждения 104 Георгиевскими орденами и медалями».

Не менее эффективно действовали летом 1916 года «остины» уже упоминавшегося 22-го автопулеметного взвода 7-й армии. Так, 26 мая во время наступления нашей пехоты на станцию Окна, выдвигающиеся по дороге у деревни Похорлюц, броневики столкнулись с колонной австро-венгерской пехоты, шедшей для ликвидации русского прорыва:

«По взводу был открыт сильный ружейный и пулеметный огонь. Врезавшись в противника и расстреливая его в упор, броневые автомобили заставили 400 человек с двумя пулеметами сложить оружие и сдаться. Два наших автомобиля повреждены, на «Гвардейце» убит подпоручик Михайлов».

Но сами броневые части также несли значительные потери. Например, 8 июня 1916 года в ГВТУ с Юго-Западного фронта была направлена следующая телеграмма:

«Боевая работа автоброневых частей фронта имеет громадное значение для успешного наступления наших войск, повлекла выбытие из строя броневых машин: 5-й взвод — 2 пулеметных; 15-й взвод — 1 пулеметная, 1 пушечная; 22-й взвод — 1 пулеметная. Также повреждены бронеавтомобили 20-го и 27-го взводов».

Учитывая, что все перечисленные части имели на вооружении «остины» 1-й серии, можно говорить о серьезных повреждениях как минимум четырех бронемашин этого типа.

Уже к осени 1915 года стало ясно, что необходимо переходить к более крупным, чем автопулеметные взвода, организационным формам. В результате приказом Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего от 7 июня 1916 года намечалось сформировать 12 броневых автомобильных дивизионов (по числу армий). При этом автопулеметные взводы переименовывались в отделения с сохранением прежней нумерации и включались в состав дивизионов. Предполагалось, что в каждом дивизионе, которые подчинялись непосредственно штабу армии, будет от 4 до 6 отделений. Согласно объявленному в этом приказе штату управление броневого автомобильного дивизиона включало 2 легковых и 2 грузовых автомобиля, автомастерскую, автоцистерну, 4 мотоцикла и 2 велосипеда. Личный состав управления состоял из четырех офицеров, одного-двух военных чиновников (делопроизводителей) и 56 солдат и унтер-офицеров.


Солдаты и офицеры 5-го броневого дивизиона на Дворцовой площади у броневика «Остин» 1-й серии. Лето 1917 года. Машина имеет измененную конструкцию корпуса без нижнего переднего откидного листа (РГАКФД).

Всего к середине августа 1916 года сформировали 12 дивизионов — 1-й (четыре отделения), 2-й (три отделения), 3-й (два отделения), 4-й (четыре отделения), 5-й (три отделения), 7-й (пять отделений), 8-й (три отделения), 9-й (пять отделений), 10-й (два отделения), 11-й (семь отделений), 12-й (три отделения) и Особой армии (два отделения). При этом большая часть бронемашин находилась на Юго-Западном фронте в составе 7-го, 8-го, 9-го, 11-го и Особого дивизионов, имевших в своем составе почти половину отделений — 22 из имевшихся 47.

Это объяснялось более короткой и мягкой зимой в полосе Юго-Западного фронта, а также наличием густой сети дорог и местностью, пригодной для использования броневиков. Именно здесь бронеавтомобили сыграли наиболее значительную роль в боях.

В отличие от Западного и Северного фронтов, где осенью активность действий броневиков сильно снижалась, на Юго-Западном они использовались практически до самой зимы.

15 сентября 1916 года офицеры 20-го и 42-го отделений 8-го броневого дивизиона провели исследования дорог в районе населенных пунктов Ясинува и Дубе, в ходе чего выяснилось, что они пригодны для движения машин. В ходе подготовки атаки совместно с пехотой 15–16 сентября все дороги привели в порядок, а у Дубе построили деревянные площадки для разворота машин, а также земляное укрытие для прикрытия броневиков от артогня. В ночь на 16 сентября бронемашины «были подвезены на лошадях, дабы шумом мотора не обнаружить своего присутствия» на позиции у Дубе.


Офицеры и солдаты Запасного броневого дивизиона у Михайловского манежа перед выходом на демонстрацию. Петроград, февраль 1917 года. Бронеавтомобиль «Остин» 1-й серии «Алмаз» имеет переделанный бронекорпус и оснащен смотровыми перископическими приборами для наблюдения вперед и назад по ходу движения (ГМСИР).

17 сентября «остины» «Адский» подпоручика Исаева и «Жемчуг» подпоручика Дзюба поддерживали атаку 402-го пехотного полка. Подъехав на 10–15 м к проволочному заграждению, броневики «открыли жесткий огонь вдоль окопов», выпустив свыше 10 000 патронов, и, приняв весь огонь артиллерии и пулеметов, оказали содействие 402-му пехотному полку, который почти без потерь занял первую линию окопов».

Артогнем противника у «Жемчуга» было разбито заднее колесо, он оказался в воронке, где застрял. Попытка «Адского» его вытащить не увенчалась успехом, так как противник открыл по машине огонь снарядами с газами. Только через два дня «благодаря энергичной работе подпоручика Дзюбы» броневик удалось эвакуировать.

На соседнем участке 17 сентября в атаке участвовали «Остин» 2-й серии «Ахтырец» под командованием поручика Седова из 42-го отделения и «Гарфорд» «Громобой» под командованием штабс-капитана Краснопольского из 20-го.

В 15.00 бронемашины, выдвинувшись перед нашими цепями к проволочному заграждению, открыли огонь по австрийским позициям:

«Бронеавтомобиль «Ахтырец» был весь окутан дымом от разрывов снарядов но, несмотря на это, продолжал обстрел противника до тех пор, пока дверь не была пробита большим осколком снаряда. Далее, маневрируя, «Ахтырец» колесом попал в воронку; желая вытащить автомашину, прислуга выскочила и понесла большие потери: ранено двое, контужено двое и тяжело ранен поручик Соедов. «Ахтырец» выполнил задачу — благодаря действию его пулеметов пехота заняла первую линию окопов без значительных потерь. Штаб-ротмистр Арсеньев при помощи нижних чинов вывез автомобиль».


Бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии «Олег», захваченный немцами. Лето 1917 года. Машина из состава 36-го автопулеметного отделения, бронезащита пулеметов отсутствует, установлены колеса с «пупырчатыми» шинами английской фирмы К.Т. (фото из архива С. Кирильца).

16 сентября 1916 года бронеавтомобили «Адский», «Жемчуг» и «Алмаз» (командиры подпоручики Исаев, Дзюба и штабс-капитан Сыробоярский) были приданы 101-й пехотной дивизии. В 16.10 «Адский» и «Жемчуг», преодолев три версты совершенно открытой местности, подошли к проволочному заграждению и открыли пулеметный огонь вдоль окопов противника, выпустив за 15 минут свыше 10 000 патронов. Броневики «приняли на себя весь огонь артиллерии и пулеметов противника, оказав содействие 402-му пехотному полку, который почти без потерь занял первую линию окопов». В ходе боя снаряд противника разбил заднее колесо «Жемчуга», второй снаряд отбросил броневик в воронку, где он застрял:

«Попытка вывести не увенчалась успехом. «Адскому» также не удалось помочь «Жемчугу» — с раскрытыми дверьми ему удалось с большими трудностями выйти из боя.

В 18.00 подпоручик Дзюба попытался вместе с нижними чинами вывести машину, но безуспешно. В 2.00 (17 сентября. — Прим. автора) повторил попытку, сильнейший артиллерийский огонь противника с удушливыми газами лишил жизни многих охотников. Только подпоручик Дзюба с надежной противогазной маской сумел проникнуть внутрь бронемашины.

Через два дня благодаря энергичной работе подпоручика Дзюбы «Адский» был выведен».


Тот же «Остин» 2-й серии «Олег», что и на предыдущем фото, вид сзади (фото из архива Я. Магнуского).


Солдаты и офицеры 8-го автопулеметного отделения 2-го бронедивизиона у своих бронеавтомобилей. Слева «Остин» 1-й «Лихой», справа машина 3-й серии. Лето 1917 года. Фото подтверждает, что «остины» 3-й серии успели попасть на фронт еще во время Перовой мировой войны. В центре (с орденом Св. Георгия 4-й степени) сидит командир отделения капитан В. А. Маликов (АСКМ).


Австрийцы осматривают трофейный броневик «Остин» 2-й серии. Лето 1917 года. На бортах машины трехцветные бело-сине-красные кокарды — в 1917 году такие кокарды были весьма популярны у экипажей русских броневиков (фото из архива С. Кирильца).

О характере повреждений, которые получил броневик «Адский» в этом бою, можно судить из акта об осмотре этой машины, прибывшей 11 октября 1916 года для ремонта в Петроград:

«Повреждения, полученные в бою:

Сорван передний броневой щит от каркаса;

Пробит бензиновый бак;

Повреждена крышка клапанной пружины и поврежден бензопровод;

Верхний край левой башни пробит крупным осколком снаряда, внизу той же башни пробоина меньших размеров;

Задний броневой угольник, на котором укреплены дверцы, от удара крупного осколка получил вертикальную пробоину;

В верхнем заднем подъемном щитке петля оторвана наполовину и помята;

Пробита рама шасси осколком над правым задним колесом, а под левым пулевая пробоина;

Номерной знак из жести на броневом листе, закрывавшим сзади дифференциал, размером 10?11 дюймов, имеет более 15 пробоин, но броневой 7-мм лист не поврежден;

Крылья над передними и задними колесами изрешечены осколками и пулями;

Труба карданного вала сильно вдавлена осколком величиной 3?1 см, но не пробита;

Спицы колес, ободы и шины носят следы многочисленных попаданий, но целость колес не нарушена и, по-видимому, они годны для дальнейшей службы. Выпадения автомассы не замечено.

Из осмотра броневого автомобиля можно сделать вывод, что он попал под сильный артиллерийский и ружейно-пулеметный обстрел и вследствие пробития бензобака не мог двигаться, и был выведен из сферы огня с помощью другой машины».

Часто даже ограниченная проходимость «остинов» не мешала их эффективному применению, особенно если хорошо было налажено взаимодействие со своей пехотой и кавалерией. Об этом можно судить по бою, проведенному броневиками 27-го отделения на Юго-Западном фронте 8 октября 1916 года:

«Совместными беззаветно лихими действиями 27-го броневого отделения и донских казаков, при крайне тяжелых условиях, взята сильно укрепленная деревня. Вследствие плохой дороги машины местами выкатывали на руках под сильнейшим огнем противника. По показаниям пленных, работа броневиков произвела на них потрясающее впечатление, и много из австрийцев попрятались в деревне».


Немецкие солдаты осматривают подбитый в бою «Остин» 2-й серии. Район Тарнополя, лето 1917 года. Хорошо видно крепление задней части полуэллиптической рессоры к балке шасси, бронелист защиты заднего моста и подкосы на нем для повышения жесткости (фото из архива С. Кирильца).

Кстати, географические условия применения броневых машин русским командованием учитывались. Так, генерал-квартирмейстер при Верховном Главнокомандующем 1 сентября 1916 года докладывал дежурному генералу Ставки:

«В настоящее время все броневые дивизионы, созданные согласно приказу Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего № 747 закончены формированием и находятся в полной боевой готовности. Представляется крайне желательным использовать для боевой работы те из них, которые находятся в составе армий Западного и Северного фронтов, ввиду отсутствия условий для их надлежащего использования, а отчасти и отсутствия дорог (например, 4-й дивизион не в состоянии двигаться даже на легковых машинах), не будет ли признано возможным временно использовать некоторые из них по Вашему усмотрению в пределах Юго-Западного фронта, особенно в 7-й и 11-й армиях, где характер операций и широко развитая сеть шоссе дают полную возможность использовать эти довольно могучие в настоящее время боевые единицы».

В результате в конце 1916 года два дивизиона (4-й и 3-й) перебросили в 6-ю армию новосозданного Румынского фронта (в октябре и декабре соответственно).

Вскоре машины переброшенного с Западного фронта 4-го броневого дивизиона вступили в бой, поддерживая части 36-го Сибирского стрелкового полка 4-го Сибирского армейского корпуса во время их атаки на болгарские позиции у деревни Тополупь. Русские бронеавтомобили действовали здесь совместно с броневиками английского броневого дивизиона:

«17 ноября 1916 года в 16 часов была назначена общая стрелковая атака и за семь минут до начала ее броневому автомобилю 24-го отделения «Скобелев» («Остин» 2-й серии. — Прим. автора) под командой подпоручика Руднева было приказано выехать в бой.

Приблизившись к проволочным заграждениям противника, машина открыла по его окопам огонь из пулеметов. Но в это время один за другим разорвавшиеся снаряды своими осколками выбили заднюю дверцу и вывели машину из строя.

Командир отделения, видя с наблюдательного пункта гибель машины и приняв к этому времени общее командование английским броневым эскадроном, приказал выехать в бой и вытащить на буксире «Скобелева» двумя английскими пулеметными машинами («ланчестерами». — Прим. автора), но эти машины выполнить данную им задачу не могли, так как у одной из них был пробит кожух пулемета, а другая благодаря мягкому грунту приблизиться к «Скобелеву» не могла. Тогда командиром отделения было приказано поручику Нарцисову выехать на своей бронемашине «Суворов» («Остин» 2-й серии. — Прим. автора) для оказания помощи «Скобелеву».

«Суворов», не доезжая автомобиля «Скобелев», открыл огонь из пулеметов, но в это время болгарским снарядом была сбита башня и разбиты колеса. Машина остановилась, но огонь из второго пулемета не прекратила…»


Вверху — тот же броневик, что и на предыдущем фото. Правая башня разбита прямым попаданием снаряда, хорошо видна пулеметная колонка и ее крепление к стенкам башни. Внизу тот же броневик, уже вывезенный немцами в Тарнополь. На заднем плане другие трофейные бронеавтомобили — «Джеффери», «Ланчестер», за ним еще один «Джеффери» (из коллекции Я. Магнуского).


Экипажи броневиков погибли, а командир отделения капитан Грабовой был ранен. К сказанному следует добавить, что есть фото этих трофейных «остинов», причем серьезных повреждений на них не заметно. А по болгарским данным, машины застряли и не смогли выбраться самостоятельно. Кстати, командир «Суворова» поручик Нарцисов в этом бою попал в плен. Интересный факт — он был единственным человеком из автоброневых частей русской армии, попавший в плен к противнику в годы Первой мировой войны.

15 ноября 1916 года в штат автопулеметного отделения внесли очередное изменение. Для более эффективного использования боевых машин в бою в его состав добавили еще один пулеметный броневик. Предполагалось, что эта машина станет запасной на случай ремонта одного из бронеавтомобилей. Правда, перевести все отделения на новый штат не представлялось возможным — для этого не хватало бронемашин. Тем не менее в первой половине 1917 года некоторые бронечасти Западного и Юго-Западного фронта (18-е, 23-е, 46-е и ряд других отделений) получили в свой состав четвертый броневик.

Из-за отсутствия документов не всегда можно оценить количество бронемашин «Остин» в броневых дивизионах на фронтах. Но иногда это сделать можно. Например, на 20 августа 1916 года в частях Северного фронта числилось всего 42 броневых машины, из них 20 «остинов». На ту же дату бронечасти Западного фронта располагали 29 броневиками, из них 18 «остинов». Естественно, больше всего «остинов» имелось на Юго-Западном фронте — к 1 октября 1916 года здесь (с учетом машин Бельгийского бронедивизиона) числилось 92 броневых автомобиля всех типов, из которых 41 — «Остин».


Бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии на улице Киева. Лето 1918 года. Машина имеет задние двери в виде короткого клина, петли установлены по краям (фото из архива С. Кирильца).


Немецкие солдаты у захваченного бронеавтомобиля «Остин» 2-й серии. Лето 1917 года. На борту корпуса трехцветная бело-сине-красная кокарда, внизу заводской номер машины (719), на кормовой двери эмблема броневых частей русской армии и указание подразделения — 20 (?) отд. (АСКМ).

Февральская революция и последовавшие за этим события внесли серьезный разлад в отлаженную систему снабжения и боевого обеспечения бронечастей. Довольно тяжелой стала ситуация с пополнением бронедивизионов новыми машинами. Причем, помимо общей неразберихи в тылу, сумятицу в это вносило и Временное правительство, и представители штаба Верховного Главнокомандующего. Например, весной 1917 года в Петроград «для защиты завоеваний революции» был вызван 5-й бронедивизион, который получил дополнительное число боевых машин. Почти одновременно с этим, при инициативе Керенского и поддерживающих Временное правительство офицеров Запасного броневого дивизиона, началось формирование Сводного броневого отряда специального назначения из 12 бронемашин. При этом на его укомплектование, закончившееся к 5 июля 1917 года, поступили в основном «остины», прибывшие с фронта и отремонтированные в мастерских или полученные из Англии машины 3-й серии.

Кроме того, 27 июня 1917 года командующий Петроградским военным округом генерал П. Половцев получил приказание военного министра немедленно командировать на фронт в распоряжение «Верховного Главнокомандующего 16 броневиков, так как там ощущается недостаток таких машин». Для чего броневики нужны были в Ставке, было не совсем понятно, поэтому на следующий день Половцев докладывал:

«Бронеавтомобилей имеется в Петрограде: 7 машин «Рено», признанных совершенно непригодными для фронта, без пулеметных установок; 10 машин «Фиат» в мастерских оборудуются, могут быть направлены 10 июля, но без охлаждения для пулеметов; 2 машины «Остин» ожидаются из Москвы и 10 из-за границы. На 10 машин «Фиат» сделано распределение по броневым дивизионам фронта, и приемщики ожидаются. Прикажите ли отменить это распределение и выслать машины в распоряжение Главковерха?»

Осталось без ответа и направленное в Главное управление Генерального штаба письмо командира 12-го броневого дивизиона, пересланное начальнику технического отдела ГВТУ 8 июня 1917 года:

«В ГУГШ поступило заявление от 12-го броневого автомобильного дивизиона, указывающее, что в Петрограде в данное время задержано 30 автомобилей. 37 таких машин направлены из Англии в Москву (из Архангельска броневики везли в Петроград через Москву, так как прямого железнодорожного сообщения между Петроградом и Архангельском тогда не было. — Прим. автора), где их якобы предполагается задержать. Между тем фронт в данное время ощущает острый недостаток в означенных машинах. В частности, в 12-м дивизионе 12-й армии должно быть по штату 12 машин, в 12-м отделении выбыли из строя все машины в январских боях, в 13-м одна, в 28-м лишь две устаревшей конструкции, с которыми весьма затруднительно работать. Всего в дивизионе на лицо 6 машин, а совершенно пригодных 3. Ввиду сего ходатайствую о снабжении его новыми машинами».

Тем не менее, несмотря на разного рода проблемы, автоброневые части в основной своей массе сохранили боеспособность и не поддались антивоенной агитации.

Высокая боеспособность броневых частей в полной мере проявилась во время летней кампании 1917 года. Особенно активно броневые автомобили действовали во время прорыва Юго-Западного фронта немцами и отхода русских частей. Из-за развала армии многие солдаты бросали оружие и отходили в тыл, фронт держать было нечем. В результате арьергардные бои с наступавшими частями противника часто велись одними броневиками, которые поддерживали не деморализованные пехотные и кавалерийские части. Сложно сказать, сколько броневиков имелось на фронте к началу летнего наступления, но на 1 мая 1917 года в его броневых частях (включая Бельгийский бронедивизион) числилось 113 бронеавтомобилей, из них 32 «остина».


Бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии одного из автобронеотрядов Красной Армии на улице Харькова. 1 марта 1919 года. На заднем плане броневики «Армстронг-Уитворт-Джаррот» и «Остин» 3-й серии (РГАКФД).

Особенно активно действовал 11-й бронедивизион, командир которого полковник Новиков сообщал следующее:

«Генерал-квартирмейстеру Юго-Западного фронта 15 июля 1917 года в 23.50, оперативная.

С начала прорыва немцев на Тарнопольском направлении к месту прорыва были двинуты бронеавтомобили 11-го дивизиона и своими самоотверженными действиями на двое суток задержали противника у Тарнополя. Постоянно покидаемые пехотой, не всегда даже имея поддержку артиллерии, они своими смелыми выездами, часто по плохим проселочным дорогам, сдерживали напор немцев и увлекали за собой пехоту, продолжая до сего времени быть в линии сторожевого охранения. За время боев несколько машин было подбито прямыми попаданиями снарядов, все машины поизносились и требуют ремонта, а некоторые пришли в негодность. Тем не менее дух дивизиона продолжает оставаться превосходным. Дабы поддержать этот дух, ходатайствую о немедленном назначении 10 новых броневых автомобилей и распоряжение удовлетворить технические нужды 11-го броневого автомобильного дивизиона».

Следует добавить, что к лету 1917 года 11-й бронедивизион был самым сильным в армии — в его составе имелось 9 отделений, всего порядка 30 машин, из которых более половины «остинов». В боях с 16 июня по 15 июля 1917 года 11-й дивизион безвозвратно потерял 3 машины (из них один «Остин»), оставленные на поле боя, а еще три «остина» получили серьезные повреждения.

Не менее эффективно действовали и другие бронечасти Юго-Западного фронта, о чем свидетельствует рапорт командира 7-го бронедивизиона, направленный начальнику ГВТУ 15 июля 1917 года:

«В 7-м дивизионе, показавшем блестящую боевую работу, разбито в боях несколько броневых машин, которые необходимо пополнить безотлагательно. Если в запасе нет вполне готовых к бою бронеавтомобилей, то, по некоторым сведениям, в Петрограде находится, кроме Запасного, 5-й броневой дивизион, вызванный с фронта, которому по неизвестно чьему распоряжению из автошколы были выданы в конце мая или начале июня 5 сверхштатных бронемашин. Соблаговолите сделать распоряжение о немедленной высылке через Киев на Проскуров 7-му дивизиону 6 вооруженных и вполне готовых к бою броневиков. Обстановка исключительно боевая, ценность бронечастей требует срочности исполнения изложенного».


Бронеавтомобиль «Остин» 3-й серии из той же колонны, что и на предыдущем фото. Харьков, 1 марта 1919 года. На фото хорошо видны рамки пулестойких стекол, закрепленные на нижнем откидном листе кронштейнами. На транспаранте в передней части машины читается: «Свобода или смерть. Долой…» (РГАКФД).

Следует добавить, что 7-й дивизион был вторым по численности (после 11-го), имея в своем составе 7 отделений. На 1 января 1917 года в его составе числилось 17 бронемашин (из них 10 «остинов»), а весной он пополнился еще двумя отделениями, переброшенными с Кавказского фронта (6 броневиков). Возможно, до лета 1917 года дивизион получил еще несколько броневиков для доведения числа машин в отделениях до четырех по новому штату. В любом случае к летней кампании 7-й бронедивизион насчитывал не менее 23 бронеавтомобилей, из них не менее 14 «остинов».

Значительный процент парка бронемашин составляли «остины» и на Румынском фронте — из имевшихся здесь на 1 августа 1917 года 33 машин их было 17 штук.

Арьергардными боями на Юго-Западном фронте практически и закончилось использование «остинов» в борьбе с внешним врагом. Зато эти машины стали активно участвовать в сражениях разгоравшейся на территории бывшей Российской империи Гражданской войны.

Оглавление книги


Генерация: 0.305. Запросов К БД/Cache: 0 / 0