Средства борьбы с минами.

Гальванические мины, применявшиеся в XIX веке, требовали достаточно трудоемкого и сложного метода постановки. В то же время такое заграждение было легче снимать, так как располагалось оно вблизи берега, место известно очень точно, и каждую мину легко обнаружить по электрическим проводам. Значительно сложнее иметь дело с плавающими и автономными якорными минами.

Широкое применение мин в Гражданской войне 1861-1865 гг. вызвало большие потери в кораблях, и это заставило энергично искать средства борьбы с минной опасностью. С начала войны южане применяли дрейфующие мины. Чтобы уничтожить федеральную эскадру адмирала Ли, они пустили по течению реки Джеймс 80 дрейфующих мин; все они были выловлены северянами сетями и кошками. 15*

В 1863 г. известному изобретателю капитану Эриксону предложили изготовить приспособление для предохранения кораблей при входе в реки и для устранения искусственных препятствий. По проекту Эриксона в носовой части монитора "Patapsko" прикрепили плот, являвшийся продолжением форштевня. На конце располагался заряд в 700 фунтов пороха, погруженный на несколько метров под водой. Воздушная камера перед зарядом обеспечивала направленный взрыв вперед по курсу корабля. С таким приспособлением монитор мог двигаться скоростью до 3,5 узлов.

Другую конструкцию предложил адмирал Дюпон. Перед носом корабля с помощью стрел растягивалась сеть с кошками. Для уничтожения донных мин южан на реках и на рейдах северяне использовали шлюпки, буксировавшие кошки. 16* За шлюпками следовали канонерские лодки, буксировавшие по дну по два дрека, 17* и только после этого по протраленному месту проходили броненосные корабли. С помощью кошек и дреков предполагалось оборвать электрические провода и обнаружить само наличие минного заграждения.

После окончания Гражданской войны в США опыт противоминных действий внимательно изучали в английском флоте и даже создали специальный комитет для разработки средств борьбы с минами. Этот комитет в 1870 г. провел в Чатаме опыты взрывания больших зарядов пироксилина для определения радиуса разрушения корпусов мни. Опыты показали, что заряд в 196 кг пироксилина, взорванный на глубине от 12 до 15 м, разрушает все мины на 37 м, а заряд в 250 кг – на 43 м. Для очистки прохода в одну милю и шириной в 65 м потребовалось бы 7 т взрывчатого вещества (при 250кг зарядах). Не считая проводников, буйков, донная контрмина с зарядом в 250 кг весила 925 кг. Таким образом, этот способ был очень дорогим. Для уничтожения заграждения из гальванических мни, не защищенного береговыми батареями, англичане не нашли ничего лучшего американского опыта: буксировки кошек и дреков для обнаружения и подъема электрических кабелей. Для специальных минных шлюпок предназначался дрек весом 3,5 кг, для паровых катеров и баркасов – около 8 кг. Для подрыва обнаруженного минного кабеля предусматривалось использовать дрек с подрывным патроном с зарядом одного килограмма сухого пироксилина. Взрыв должен производиться дистанционно электрическим способом.

Для обнаружения минного заграждения из якорных мин разработан парный трал для шлюпок. Тралящая часть состояла из 25,4 мм пенькового троса длиной в 37 м, к концам и к средней части которого были прикреплены грузы в 3,2 кг на оттяжках к поплавкам. К каждому концу тралчасти крепился буксир 18 м. Впоследствии вместо крайних грузов стали крепить тральные патроны с зарядом по 9 кг пироксилина. При затраливании мины на шлюпках должны были перепускать тралящую часть до тех пор, пока минреп не нажимал на упорную скобу патрона и не вызывал взрыв. Опытным путем было установлено, что взрыв заряда на трале в 3 м ниже мины не только перебивал минреп, но и разрушал мину. Все эти приспособления были испытаны в 1878 г. на маневрах флота в Портсмуте и приняты па вооружение.

Схема постановки мин с помощью коромысла Н.Н. Азарова.

Схема постановки мин с помощью коромысла Н.Н. Азарова.

Постановка мин с японского миноносца

Постановка мин с японского миноносца

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. применялись индивидуальные противоминные устройства. Турецкий адмирал Гобарт-паша, командовавший турецкой эскадрой, собираясь форсировать вход в Поти. приказал на конец бушприта навесить большую сеть из 12.7 мм троса с 0,3 м ячейками. Сеть должна была защищать носовую часть корабля. Нижняя кромка сети растягивалась толстым металлическим прутом, который удерживался па известном расстоянии от форштевня прочными деревянными выстрелами: внутренние концы выстрелов упирались в крамболы. Приспособление могло подниматься под бушприт, концы же выстрелов отделялись от крамбола и поднимались на фор-марс. На одной русской канонерской лодке также было оборудовано противоминное устройство. На б акс поперек палубы лежал брус, концы которого выдавались за борт. В двойные стропки, надетые на эти концы, вставлялся небольшой шест, служивший рычагом. На концы рычага также надевались стропки: в нижнюю продевался конец большого шеста длиной в 12 м, а верхняя поддерживалась оттяжкой. Концы этих шестов соединялись цепью. Когда оттяжка от верхней стропки рычага вытягивалась, конец шеста приподнимался, если же оттяжка ослаблялась, то и конец шеста опускался. Погруженная в воду на 3 м при расстоянии от форштевня 6 м цепь должна была задевать и взрывать мины. При помощи этого приспособления канонерская лодка произвела минную разведку на фарватере Дуная от Рени до Силистрии.

В 1881 г. разработкой проектов тралов в русском флоте занимался командир миноносца "Сирена" лейтенант М.Н. Беклемишев .18* Он пытался совместить следующие требования: высокую прочность тралящей части, возможно большую ширину захвата с легкостью всей системы п способностью не задевать за неровности грунта и камни "обыкновенной формы". В результате теоретических разработок и практических опытов было предложено два варианта придонного парного трала: тяжелый для миноносцев и буксиров, и облегченный для паровых и гребных катеров.

Тяжелый трал состоял из 80 мм пенькового троса длиной 183 м. облегченный – из 57 мм троса длиной 137 м. На тралящих частях надевались чугунные цилиндрические грузы весом 1.5 кг с просверленными по оси отверстиями. При буксировке по грунту грузы вращались вокруг тралящей части, в результате трал меньше застревал при касании о камни. Для увеличения протраленной полосы концевые грузы делались тронного веса. При затраливаиии мины она буксировалась на мелкое место. Буксирующие тралы Беклемишева использовались в боевой подготовке, но оказались ненадежными из-за низкой прочности пенькового троса, обрывавшегося при частых зацепах за грунт.

В 1882 г. разработан и испытай сетевой трал для очистки фарватеров от плавающих мни. Он состоял из сети шириной в 3,75 м, длиной 18 м. К нижней шкаторипе прикреплялся проволочный трос, а к верхней – ряд пробковых буйков. Вследствие малой скорости буксировки (одни узел) от применения этого трала отказались. 19*

В том же году буксирующие парные тралы были усовершенствованы добавлением самозапирающихся гаков (захватов), расположенных в 8 м один от другого. В случае попадания мины в трал захват запирался и надежно удерживал минреп.

В 1882 г. на Черноморском флоте производились опыты подрыва мин пироксилиновыми ракетами. Ракеты имели запал с гремучей ртутью и ударник, действовавший под влиянием гидростатического давления при погружении ракеты в воду. Упругость пружины ударника рассчитывалась сообразно глубине, на которой требовался взрыв. Испытывались ракеты с зарядом в 8 и 18 кг и с дальностью полета 730 и 1280 м. Для пуска ракет использовался специальный станок – наклонный желоб на бакс корабля или катера. Интересно, что к этой идее вернулись в советском флоте спустя почти сто лет.

Схема механической системы постановки мин В.А. Степанова.

Схема механической системы постановки мин В.А. Степанова.

Флагманский минный офицер штаба командующего флотом в Тихом океане к. 2 р. К.Ф. Шульц 2-й

Флагманский минный офицер штаба командующего флотом в Тихом океане к. 2 р. К.Ф. Шульц 2-й

В 1883 г. поручик Емельянов предложил для уничтожения мин специальные ножницы. Они крепились на шесте от обыкновенной шестовой мины. Конец шеста опускался на глубину 5 м. Между лезвиями ножниц укреплялся замыкатель, соединенный с батареей и электрическим звонком. Попадая в ножницы, минреп "звонил". Катер отрабатывал задний ход. а команда стягивала ножницы талями. Верхняя часть минрепа зажималась после обрезания ножницами, и мину можно было буксировать. В дальнейшем ножницы были приспособлены для буксировки по грунту для обрезания проводников мин. Еще один противоминные ножницы предложил генерал Заботкин (аналогичные испытывались в английском флоте). На носу корабля оборудовалось противоминное устройство. Перед носом па углублении между стрел растягивался трос (брас). При встрече с миной она скользила по брасу и попадала в ножницы, обрезавшие минреп. Как и все подобные приспособления, оно было громоздко, ограничивало скорость корабля. Ширина и глубина захвата была мала для эффективного траления. Даже удачно "подрезанная" мина оказывалась в опасной близости от корабля.

В русском флоте средства борьбы с минами испытывались на маневрах 1887-1891 гг. Тралы постоянно задевали за грунт, обрывались, механические противоминные устройства ломались. В связи с этим многие флотские специалисты пришли к выводу, что наиболее надежным средством борьбы с минами являются контрмины. В связи с этим опыты с ними проводились в русском флоте с перерывами с 1887 по 1904 гг.

В 1895 – 1898 гг. Морской Технический комитет проводил конкурс на лучший проект уничтожения минных заграждений. К конкурсантам предъявлялись следующие требования:

1. Отыскать минное заграждение в море.

2. Уничтожить заграждение или очистить проход для эскадры. 3. Обеспечить безопасное прохождение корабля через минное заграждение. 20*

Лейтенант Данильченко с канонерской лодки "Терец" в рапорте от 12 февраля 1896 г. предложил "прибор для перерезания минрепов мин заграждения". Он представлял собой комбинацию резака с тральным патроном, которую называли "пиротехнически-механическими ножницами Данильченко". 21*

Мичман барон А.О. Буксгевден предложил два способа. По первому подводная носовая часть корабля защищалась от мин цепью с автоматическими захватами, подвешенную на шестах сетевого противоторпедного заграждения. По второму способу та же цепь, подвешенная на телескопических шестах длиной 35 фут, буксировалась катерами и шлюпками.

Другими конкурсантами предлагались захваты с электрическими звонками на динамометрах для подачи сигнала о затраливании мин, механические ножницы, контрмины, рейковые сети. Для миноносцев предлагалось даже сделать подводные иллюминаторы и прожекторы, с помощью которых наблюдатели должны были обнаруживать мины, а затем с помощью специальных ножниц перерезать минрепы.

После рассмотрения 11-ти проектов МТК принял решение 1-ой премии не присуждать, второй премии был удостоен проект мичмана А.О. Буксгевдена. Он получил 200 рублей премии, но Управляющий Морским министерством "признал ненужным испытывать на деле предложенный Буксгсвденом трал". 22* Третью премию получил капитан 2 ранга Р. Н. Вирен.

В 1898 г. на вооружение русского флота приняты три буксирующих трала: легкий, тяжелый и для миноносцев. Легкий предназначался для мелких шлюпок и имел тралящую часть из 19-мм стального троса длиной 73 м. К нему присоединялись четыре легких груза, ввязанных па расстоянии от 9 до 18 м один от другого.

Тяжелый трал для больших гребных шлюпок имел тралчасть из 63,5 мм троса длиной 183 м с двумя грузами по 4,5 кг на расстоянии 55 м от середины трала; между этими грузами через каждые 7,5 м ввязаны груза в 1,4 кг.

Трал лейтенанта К.Ф. Шульца по чертежу № 7642, утвержденному минным отделом МТК 17 сентября 1900 г.

Трал лейтенанта К.Ф. Шульца по чертежу № 7642, утвержденному минным отделом МТК 17 сентября 1900 г.

Трал для миноносцев состоял из двух смычек стального троса длиной 137 м каждая, между ними находилась вертлюжная скоба. Расстояние между кораблями при тралении составляло 90-110 м, скорость 4-5 уз. При увеличении скорости буксировки трал проскакивал через мины.

Одновременно лейтенант К. Ф. Шульц 23* предложил трал, буксируемый двумя паровыми катерами. Трал испытали в том же 1898 году. Тралящая часть трала Шульца длиной 91,5 м состояла из стального троса диаметром 12,7 и 19 мм. Шесть свинцовых грузов (крайние по 64 кг, четыре средних – по 32 кг). Поплавками служили 5- и 10-ведерные анкерки, к которым присоединялись оттяжки глубины 14 м из стального 12.7-мм троса. На одном конце оттяжек, размеченных через 1 м. были заделаны храпцы, и в зависимости от заданного углубления трала могли ввязываться на любую глубину. Два буксира длиной по 37 м изготовлялись из того же стального троса с заделанными храпцами на коренном конце. Трал собирался на одном корабле и буксировался к месту заграждения одним из паровых катеров; буксир для второго парового катера укладывался в бухту на последнем 10-ведерном анкерке. В 1901 г. на трале Шульца 10- и 5- ведерные анкерки заменили на 5- и 3- ведерные. Эти тралы имелись к началу войны в Порт-Артуре и Владивостоке, где из-за рельефа дна тралы М. Н. Беклемишева были неприменимы.

В 1898 г. минному отряду дано задание на разработку постановки контрмин с плотов. В результате был разработан и принят на вооружение способ постановки контрмин. В конце 1903 г. лейтенант Шульц получил положительные результаты при испытании предложенного им запального приспособления. Оно действовало от давления, развиваемого взрывом соседней контрмины. Так был разрешен вопрос об одновременном взрывании контрмин без проводников. Последующие опыты показали, что контрмины с зарядом в 216 кг влажного пироксилина разрушали корпуса мин на 60 м. Ряд контрмин, сброшенных с промежутком 38 м, взрывался почти одновременно после того, как посредством бикфордова шпура взрывалась последняя сброшенная мина. Сто контрмин могли надежно очистить проход шириной 0.5 кабельтова и длиной в две мили. Контрминами и специальными устройствами для постановки с баркасов снабжена 2-я эскадра флота Тихого океана.

К началу русско-японской войны контрмины находились на вооружении многих флотов мира. Практический опыт не оправдал возлагавшихся на контрмины надежд. Масштабы и интенсивность применения минного оружия превзошли возможности взрывных средств того времени.

11 февраля 1904 г вице-адмирал С.О. Макаров направил в Морской Технический комитет письмо с предложением оборудовать корабли особыми отводами в носовой части, которые взрывали бы мины, попавшиеся на пути корабля на безопасном расстоянии. Приспособление должно было состоять из пяти шестов, установленных наклонно под водой в носовой части корабля и соединенных стальными леерами. Длина шестов предполагалась до 10-12 м. 4 марта 1904 это предложение рассмотрели па заседании Комитета. Члены МТК высказали следующие замечания: не известен тип взрывателя японских мин, конструкция не гарантирует от "подныривания" мины под леер и тогда взрыв произойдет не в носовой части, а в более уязвимом и опасном для корабля месте; отсутствуют расчеты прочности конструкции, поэтому не определить скорость, с которой может двигаться корабль. МТК принял решение поручить корабельным инженерам Балтийского завода и Петербургского порта Оффенбергу и Египтеосу сделать примерный расчет размеров и веса устройства и определить предельную скорость корабля, при которой возможно его применение. Управляющий Морским Министерством адмирал Ф.К. Авелан на протоколе заседания Комитета наложил резолюцию: "для применения, насколько возможно, к вновь строящимся судам". 24* Недостатками этого и подобных устройств являлись: сложность установки и уборки, ограничение скорости и маневренности корабля, низкая надежность. Эти устройства послужили прообразом фортралов и параванов-охранителей.

Заметность мин на небольшом углублении в прозрачной воде натолкнула на мысль использовать для их обнаружения воздушные шары и буксируемые воздушные змеи с наблюдателями. Опыты по обнаружению мин с воздушного шара проводились до войны на Черноморском флоте.

Прогресс развития минного оружия в XIX веке привел к тому, что на вооружении военно-морских флотов находились уже довольно совершенные образцы якорных мин, и в то же время практически отсутствовали падежные средства борьбы с ними. Изобретатели многих стран работали над решением этой проблемы, выдвигалось большое количество проектов, многие из которых остались только на бумаге, другие не выдержали проверку практикой. Несмотря на опыт успешного применения мин в Крымской 1854-1856. Гражданской войне в Северной Америке, русско-турецкой 1877-1878 гг. и ряде других войн, недооценка минной опасности большинством высших военно-морских начальников сдерживала развитие противоминных средств.

Во второй половине ХК – начале XX века развитие средств борьбы с минами проходило по нескольким направлениям. Проектировались и отрабатывались: буксируемые мягкие тралы; жесткие буксируемые, толкаемые и самоходные тралы; корабельные индивидуальные противоминные устройства; взрывные средства; средства поиска и обнаружения.

В мирное время и в русском, и в иностранных флотах отсутствовали организация борьбы с минной опасностью и специальные плавучие средства. Считалось, что применение имеемых тралов и контрмин с катеров, шлюпок, минных плотиков и миноносцев достаточно для "вылавливания" мин.

Наместник на Дальнем Востоке адмирал Е. И. Алексеев на борту крейсера "Аскольд" наблюдает за маневрами эскадры. 1903 г.

Похожие книги из библиотеки

Junkers Ju 52

Транспортный самолет Ju-52/3m (drei Motoren, три мотора) стал вершиной развития серии цельнометаллических монопланов, над которыми профессор Гуго Юнкерс работал на фирме Flugzeug- und Motorenwerke A.G. с 1915 г.

Жизнь по «легенде»

Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.

История винтовки

Книга представляет очерк исторического развития ручного метательного оружия.

Предназначается для младшего начальствующего состава.

Шелест гранаты (издание второе)

Эта книга об оружии, но не только — она открывает причудливую мозаику явлений физического мира: химические и ядерные взрывы, разделение изотопов и магнитная гидродинамика, кинетика ионов в плотных газах и ударные волны в твердых телах, физика нейтронов и электроника больших токов, магнитная кумуляция и электродинамика. Обо всем этом автор рассказывает, не прибегая к сложному аппарату высшей математики. Для тех, кто пожелает ознакомиться с этими явлениями подробно, им же написано рассчитанное на подготовленного читателя учебное пособие для университетов и военных академий «Взрывы и волны».

В книге, которую держит в руках читатель, он найдет также исторические экскурсы, пронизанные иронией рассуждения о политике и политиках, а также — о персонажах замкнутого мира военной науки.

Во втором (электронном) издании переработан текст, существенно расширен иллюстративный ряд.