Глав: 7 | Статей: 104
Оглавление
Вся история отечественной авиации неразрывно связана с именем Андрея Николаевича Туполева. Под его руководством в начале 1930-х гг. были созданы тяжелый бомбардировщик ТБ-3 (АНТ-6) и скоростной СБ (АНТ-40), на тот момент не имевшие себе равных. Его «летающие крепости» ТБ-7 уже в августе 1941 г. бомбили Берлин, а великолепный Ту-2 по праву считается одним из лучших фронтовых бомбардировщиков Второй Мировой. Его авиашедевры Ту-95, Ту-16 и Ту-22 обеспечили безопасность нашей страны в годы «холодной войны», а революционные по технологии и непревзойденные по ударной мощи ракетоносцы Ту-22М3 и Ту-160 по сей день составляют основу дальней авиации ВВС России.

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания и боевого применения ВСЕХ военных самолетов А. Н. Туполева и его прославленного КБ — с 1920-х гг. до наших дней.

Книга также выходила под названием «Все боевые самолеты Туполева. Коллекционное издание».

Фронтовые бомбардировщики

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны в Советском Союзе, наряду с разработкой самолетов истребителей с турбореактивными двигателями (ТРД), приступили к созданию бомбардировщиков. Так, конструкторскому коллективу И. В. Четверикова поручили копирование немецкого «Арадо-234». Свои проекты предложили В. М. Мясищев и П. О. Сухой. Все они из-за отсутствия ТРД необходимой тяги ориентировались на четыре трофейных двигателя тягой по 900 кгс. Не остался в стороне и коллектив Туполева, правда позже, когда начали примерять ТРД (вместо АШ-82ФН) на Ту-2.

Естественно, из этого ничего путного не получалось, и все работы по «модернизации» самолета минувшей войны кончились созданием на его базе нескольких летающих лабораторий.

В соответствии с постановлением правительства от 9 апреля 1946 года ОКБ-156 предписывалось разработать двухдвигательный реактивный бомбардировщик.

Решить задачу создания подобной машины можно было лишь при наличии двигателей тягой не менее 2000 кгс. Такой случай представился в начале 1947 года после приобретения в Англии ТРД «Дервент» V и «Нин». На основе последнего в СССР стали выпускать двигатель сначала РД-45, а затем его вариант — РД-45Ф тягой 2270 кгс.



Первый реактивный бомбардировщик Ту-12 ОКБ-156

Проработка первых вариантов бомбардировщика на базе самолета «69», получившей в ОКБ-156 порядковый номер 72 и близкой к ней по размерности машины «73», имевшей еще одно обозначение — Ту-20, показала, что они не будут в полной мере удовлетворять требованиям заказчика, и перешли к соданию следующей машины «73» с гермокабинами.

После завершения работы макетной комиссии по самолету «73» в феврале 1947 года военные выставили дополнительные требования, для удовлетворения которых тяги двух «Нинов» не хватало, и тогда пошли на крайность — предложили в хвостовой части фюзеляжа разместить третий двигатель «Дервент» V тягой около 1500 кгс.

Строить трехдвигательный самолет не решились, поскольку это противоречило постановлению правительства, и тогда Туполев выступил с инициативой разработать два реактивных самолета. Его идею подхватили министры Н. Булганин, М. Хруничев и главком ВВС К. Вершинин и 15 мая 1947 года направили письмо И. Сталину, где, в частности, сообщалось: «Туполев после проработки вопроса по созданию типов реактивных бомбардировщиков сделал предложение построить два типа таких самолетов…

Первый самолет — совершенно новый под три реактивных двигателя (два „Нин“ и один „Дервент“. Он делается на основе разрабатываемых сейчас специальных скоростных дужек (профилей крыла. — Прим. авт.) и будет иметь следующие данные:

Максимальная скорость — 850–900 км/ч.

Дальность полета — 3000 км.

Экипаж — 4 чел.

Стрелковое вооружение — вперед 2х20 мм, назад — 2х20 мм.

Бомбовая нагрузка нормальная — 1000 кг.

Максимальный калибр — 3000 кг.

Второй самолет — с двумя реактивными двигателями „Нин“ по предложению Туполева строится на базе самолета Ту-2 со следующими <…> данными:

Максимальная скорость — 775–800 км/ч.

Дальность полета — 1250 км.

Экипаж — 4 чел.

Стрелковое вооружение — вперед 1х20 мм.

назад 2х127 мм.

Бомбовая нагрузка нормальная — 1000 кг.

Мы считаем целесообразным принять предложение Туполева по следующим соображениям:

Первый самолет с тремя двигателями по своим летным данным и вооружению является перспективной машиной, обеспечивающей нашу авиацию на достаточно значительный период времени.

Второй самолет представляет собой как бы переходный тип от самолета с поршневыми двигателями к реактивному <…>, так как этот <…> делается на базе серийного Ту-2, то одновременно с постройкой опытного образца можно будет заложить на заводе № 23 серию этих машин, не прекращая выпуска серийных Ту-2. Это означает, что уже в 1948 г. мы сможем получить вполне удовлетворительные реактивные бомбардировщики. Самолет хорошо проверен в эксплуатации и имеет простую технику пилотирования, которая сохранится и на предлагаемом реактивном самолете, так как крыло остается прежним.

В связи с этим освоение в частях ВВС этих самолетов будет осуществляться с меньшими трудностями и поможет овладению пилотированием новых реактивных бомбардировщиков…

Для обеспечения выпуска малой серии реактивных бомбардировщиков на заводе № 23 просим разрешить уменьшить годовую программу по серийным самолетам Ту-2 на 50 шт…»

Вслед за этим подготовили проект постановления Совета Министров, где говорилось: «В развитие постановления Совета Министров СССР от 9 апреля 1946 г. № 796–318 о стимулировании опытно-конструкторских работ по созданию реактивных двигателей, реактивных самолетов <…> Совет Министров постановляет:

1. Принять предложение <…> Туполева о создании двух типов реактивных бомбардировщиков и обязать МАП т. Хруничева и главного конструктора т. Туполева выпустить эти самолеты в следующие сроки:

А. Реактивный бомбардировщик с тремя двигателями (вместо реактивного самолета с двумя двигателями по плану)…

Самолет построить на заводе № 156 со сроком выпуска на летные испытания 1-го экземпляра в ноябре 1947 г.

Б. Реактивный бомбардировщик с двумя двигателями „Нин“ на базе серийного самолета Ту-2.

Опытный экземпляр построить на заводе № 156 в одном экземпляре и выпустить на летные испытания в сентябре 1947 года…»

Так началась история реактивного самолетостроения в ОКБ-156. Но мало кто знает, что примерно в то же время на набережной Яузы проектировались два полуреактивных самолета — разведчик «74» (Ту-22) и бомбардировщик «76». Работа над первым из них началась в 1946 году на основании приказа МАП № 413 во исполнение постановления правительства от 20 июня.

Согласно заданию самолет должен был иметь дальность полета 3000 км, развивать скорость 600 км/ч на высоте 12 000 метров и подниматься на высоту 13 000 метров. Длительный полет в стратосфере заставил предусмотреть для экипажа гермокабины. Расчеты показывали, что заданные характеристики можно не только достигнуть, сделав ставку на два 14-цилиндровых мотора М-93 мощностью по 2000 л.с., но и превзойти их. Так, на высоте 12 200 метров скорость достигала 620 км/ч, практический потолок — 13 200 метров, время подъема на 10 000 метров — 21,4 минуты, а дальность — 3750 км. Неплохие данные, но надежды, возлагавшиеся на М-93, не оправдались.

Поскольку задание с ОКБ никто не снимал, выход нашли, заменив М-93 испытанными АШ-82ФН и дополнительно разместив в хвостовой части фюзеляжа ТРД «Нин». По замыслам ее идеологов, поршневые двигатели, обладавшие высокой экономичностью, гарантировали полет на заданную дальность, а реактивный (в случае необходимости) — быстрое увеличение скорости. Так родилась новая схема самолета, получившая впоследствии дальнейшее развитие. Правда, применительно к самолету «74» удачной ее не назовешь, поскольку в эксплуатации этот гибрид стал бы очень сложным. Разные силовые установки, к тому же требовавшие различных топливных систем — бензиновую и керосиновую.

Работа в этом направлении продолжалась и в 1948 году, когда сделали ставку на, казалось, перспективные двигатели АШ-84ТК, но и они не удались. Ту же участь постиг и проект «76». В итоге темы «74» и «76» прикрыли, а разведчик, столь необходимый ВВС, создали в другом ОКБ. Что касается трехдвигательной схемы, то она перекочевала в проект «73».

Разработка на базе Ту-2 будущего реактивного первенца ОКБ-156 (самолета «77») началась задолго до поступления в СССР английских двигателей в соответствии с полученной на них документацией. Для изготовления макета самолета взяли отслуживший свой срок Ту-2, правда, макетирование ограничилось лишь размещением на крыле ТРД. Первые «Нины» поступили в Советский Союз в апреле 1947 года, и 27 июля летчик-испытатель А. Д. Перелет впервые поднял в воздух самолет Ту-12. Существенным его отличием от поршневого собрата стали не только реактивные двигатели и новая топливная система, но и шасси с носовым колесом.



Самолет-разведчик «73» (Ту-16) на заводских испытаниях

Испытания машины показали, что ее нормальный полетный вес при одинаковой грузоподъемности с Ту-2 возрос, главным образом за счет топлива, до 14 700 кг, а скорость не превышала 783 км/ч. Дальность же сохранилась почти как у предшественника — 2200 км. Летные данные для бомбардировщика 1947 года были явно недостаточны, но его тем не менее с 4 октября по 27 февраля испытали в НИИ ВВС.

Ведущими на этом этапе были инженер В. А. Шубралов, летчик М. А. Нюхтиков и штурман Н. П. Цветков. Облетали машину, в частности, В. И. Жданов и П. М. Стефановский. Военные испытатели отмечали, что по технике пилотирования самолет был доступен летчикам средней квалификации, но существенно ухудшились взлетно-посадочные характеристики. Отмечалась тряска хвостового оперения из-за попадания его на некоторых режимах в реактивные струи двигателей.

Отсутствие, в частности, гермокабин, противообледенительных устройств на крыле, оперении и лобовых стеклах кабины пилота и централизованной заправки топливом заметно снижало его эксплуатационные характеристики. Были и другие замечания по вооружению, бронезащите экипажа, колесам шасси и оборудованию.

Тем не менее самолет по летным данным соответствовал постановлению правительства, и специалисты НИИ ВВС высказали пожелание завершить постройку серии самолетов на заводе № 23 для использования их в качестве летающих лабораторий.

Как следует из опубликованных материалов по самолету Ту-12, их построили в нескольких экземплярах. Но в статистических материалах МАП по заводу № 23 они отсутствуют. А реактивный бомбардировщик — не «иголка в стоге сена».

Второй трехдвигательный бомбардировщик, получивший в ОКБ порядковый номер 73, передали на заводские летные испытания в октябре 1947 года. Первый полет машины, пилотируемой экипажем летчика Ф. Ф. Опадчего, состоялся 20 декабря 1947 года.

Заводские испытания с устранением выявленных дефектов и установка оборудования и вооружения затянулись до середины конца лета 1948 г.

3 августа 1948 года летчик Ф. Ф. Опадчий (ведущие: инженер Б. Н. Гроздов, бортрадист А. К. Хорошев) выполнил на Ту-14 полет с обжатием на достижение до сверхмаксимальной скорости. Набрав высоту 10 000 метров, летчик разогнал ее до максимальной скорости и отдал штурвал от себя. На высоте 7000 метров самолет на скорости 920 км/ч (число М=0,9) был переведен в горизонтальный полет. Такая скорость на бомбардировщике в СССР была зафиксирована впервые, при этом управляемость, по оценке пилота, была «вполне приличной».



Самолет «78» (Ту-14) на заводских испытаниях. 1948 г.

10 августа летчик М. А. Нюхтиков приступил к государственным испытаниям машины, получившей обозначение Ту-14, завершившихся в мае 1949 года. Но самолет их не выдержал. Причиной тому, помимо трудностей с эксплуатацией самолета с разными двигателями, было отсутствие радиолокационного и радионавигационного оборудования, необходимого для бомбометания, недостаточная броневая защита экипажа, особенно снизу, отсутствие антиобледенительных устройств на крыле и оперении, а также повышенное давление в пневматиках колес.

К тому времени появились более мощные двигатели ВК-1 взлетной тягой 2700 кгс, что позволило отказаться на бомбардировщике от «Дервента». Так произошел переход к двухдвигательному бомбардировщику «81», или Ту-18. Постановление правительства о его создании было подписано 23 декабря 1948 г.

Второе постановление правительства по самолету «81» № 3568–1477 было подписано 20 августа 1949 года. Заводские испытания машина проходила с 13 октября 1949-го по 21 января 1950 года, и спустя неделю начался этап государственных испытаний, завершившихся 27 мая. Ведущими по машине в НИИ ВВС были летчик М. А. Нюхтиков, штурман Силенко и радист Голубев.

По сравнению с самолетом «73» на последнем варианте бомбардировщика увеличили диаметр носовой и центральной частей фюзеляжа, удлинили грузовой отсек и кормовую часть фюзеляжа, улучшили обзор из кабин летчика и штурмана, сняли верхнюю и нижнюю артиллерийские установки и изменили конструкцию кормовой пушечной установки, установили типовое бомбардировочное вооружение, противообледенительные устройства крыла и оперения, изменили капотирование двигателей, обеспечив круговой подход к их агрегатам. Обновили радиооборудование.



Компоновка самолета-разведчика «78» (Ту-16)

Летчик и стрелок-радист располагались на катапультных креслах, штурману же приходилось в аварийной ситуации покидать самолет обычным способом — через люк с крышкой, открывавшейся против набегающего потока. Кроме двух гермокабин экипажа, имелась третья, за грузовым отсеком, оставшаяся в наследство от самолета «73». В ней размещалось радио- и электрооборудование.

Топливо заливалось в 24 мягких бака общим объемом 10 400 литров.

Оборонительное вооружение состояло из двух пушек неподвижных НР-23 с прицелом летчика ПЛ-1 для стрельбы вперед и пары таких же орудий с прицелом АСП-3П в кормовой установке КДУ-81. Максимальная бомбовая нагрузка — 3000 кг. Кроме этого, были предусмотрены три аэрофотоаппарата для дневной и ночной съемки.

На самолете предусмотрели возможность подвески пороховых ускорителей и тормозного парашюта для сокращения разбега и пробега соответственно.

В заключении по результатам испытаний говорилось:

«1. Ту-14 с <…> ВК-1 <…> по летно-тактическим данным, объему оборудования и вооружения соответствует постановлению правительства <…> за исключением максимальной скорости (получено 861 км/ч вместо 870–890), практического потолка (получено 11 500 вместо 12 000 м)…

2. Кормовая установка КДУ-81 не может быть рекомендована на самолет, ввиду несоответствия углов обстрела тактико-техническим требованиям ВВС, и подлежит замене…

3. По летно-тактическим данным <…> Ту-14 соответствует требованиям к фронтовому бомбардировщику и может быть рекомендован на вооружение и серийное производство в вариантах бомбардировщика и торпедоносца с кормовой пушечной установкой, обеспечивающей углы обстрела по требованию ВВС и устранению дефектов и недостатков…»



Самолет «81» с первым вариантом кормовой установки КДУ-81

Во второй раз самолет «81» предъявили в НИИ ВВС в октябре 1950 года. В отличие от предшественника, на нем установили доработанную КДУ-81 с углами обстрела, соответствовавшими требованиям заказчика, с новой гермокабиной стрелка и заменили при этом обводы хвостовой части фюзеляжа. Кроме этого, установили противообледенительные устройства на центроплане и воздухозаборниках, удлинили на 430 мм фюзеляж в районе носка центроплана, что удлинило грузовой отсек, под люком среднего гермоотсека установили воздушный тормоз.

Заводские испытания машина проходила с 18 августа 1949 года по 1 октября 1950 года, и спустя неделю начался этап государственных испытаний. Ведущими в НИИ ВВС были инженер В. Т. Усик, летчик Э. В. Голенкин и штурман Н. С. Зацепа.

На этот раз в итоговом документе НИИ ВВС говорилось, что летные данные самолета незначительно отличаются от заданных постановлением правительства.

В то время уже выпускался бомбардировщик Ил-28, превзошедший почти по всем параметрам Ту-14. Тем не менее военные продолжали отстаивать машину. Можно предположить, что к выбору Ту-14 склонялся начальник НИИ ВВС В. Н. Кобликов. Чем он мотивировал свое решение — неизвестно, но в 1950-м его на этой должности сменил генерал М. В. Редькин, и в октябре того же года после очередных государственных испытаний Ту-14 в акте НИИ ВВС появилась запись: «Учитывая, что в настоящее время не имеется (в строевых частях. — Прим. авт.) современного скоростного бомбардировщика, позволяющего подвеску минно-торпедного оружия, рекомендовать <…> Ту-14 в серийное производство для вооружения только авиации ВМС…

Ввиду большой длины разбега и большой взлетной дистанции <…>, а также недостаточной скорости, <…> Ту-14 не может быть рекомендован для использования его в качестве фронтового бомбардировщика в ВВС СА…»

Хотя специалисты НИИ ВВС и рекомендовали Ту-14 к принятию на вооружение в качестве торпедоносца, решать эту задачу должен был ни НИИ ВВС, а НИИ-15 ВМС (г. Феодосия, Крым), куда в ноябре 1950 года передали машину в варианте торпедоносца-миноносца (Ту-14Т). Для этого в грузовом отсеке установили торпедный мост, а у штурмана — прицел для низкого бомбометания ПТН-45. Кроме этого, изменили остекление носовой части штурманской кабины и сделали еще ряд более мелких доработок.

Как следует из акта по результатам контрольных испытаний, завершившихся в апреле 1951 года, Ту-14Т испытания выдержал. Причем он полностью соответствовал требованиям ВМС как по летным данным, так и вооружению. Самолет в пилотировании был прост и доступен летчикам средней квалификации.



Серийный Ту-14, заводской № 390301


Ту-14Т (серийный № 39101) на испытаниях в Крыму. 1951 г.

Казалось, Ил-28 мог решать все задачи, свойственные фронтовому бомбардировщику, и его участь решена окончательно и справедливо. Более того, создавался вариант торпедоносца с увеличенным грузовым отсеком, но в июне 1951 года Ту-14 неожиданно приняли на вооружение. В постановлении Совета Министров, в частности, говорилось: «Принять к сведению заявление Военного Министерства СССР (т. Василевского), Военно-Морского Министерства (т. Юмашева), Министерства авиационной промышленности (т. Хруничева) и Главнокомандующего ВВС т. Жигарева о том, что проведенными контрольными испытаниями серийного самолета Ту-14 с двумя двигателями ВК-1 производства завода № 39 (г. Иркутск) в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 25 апреля 1951 г. № 1363–686 установлено, что недостатки, отмеченные в акте № 1/3 ГК НИИ ВВС по результатам государственных испытаний опытного самолета Ту-14, устранены». Завод № 39 приступил к освоению серийного производства самолета Ту-14 с двигателями ВК-1 во второй половине 1949 года на основании сентябрьского приказа МАП, а сдачу готовой продукции, причем в варианте торпедоносца Ту-14Т, из-за задержек с окончанием государственных испытаний начал только в конце мая 1951 г.



Летающая лаборатория ЛИИ Ту-14ЛЛ, оборудованая для спрыгивания с самолета из кабины штурмана

Летом 1951 года в ОКБ-156 проработали вариант перехватчика на базе Ту-14 под систему ПВО «Беркут» с размещением на носителе двух управляемых ракет Г-300 класса «воздух — воздух». При этом самолет планировали оснастить сначала двигателями ВК-5 тягой по 3100 кгс, а затем АЛ-5 тягой по 5000 кгс. Ожидалось, что в последнем варианте самолет будет иметь потолок 11 000 метров, продолжительность полета — около 2,5 часов и время набора потолка — 20 минут. Однако Научно-технический совет при Специальном комитете эту идею не одобрил.

Проку от Ту-14 было мало, и самолет, полетавший несколько лет в морской авиации, списали в металлолом.

В ходе испытаний серийной продукции нередко возникали нештатные ситуации. Так, 7 апреля, после имитации пробега серийного Ту-14 (№ 390401)с двигателями ВК-1, летчик Кудрин допустил ошибку и выкатился за пределы ВПП.

19 августа 1951 года при облете серийной машины (№ 390507) на заводе № 39 летчиком-испытателем С. И. Петровым во время снижения с высоты 7200 метров в облаках отказал авиагоризонт АГК-47Б. Пилот потерял пространственную ориентировку. Самолет вышел из облачности под углом планирования 25–30 градусов и с креном 15–20 градусов на высоте 4050 метров с истинной скоростью 916 км/ч.

При выводе и пике самолет задрожал, и с правой консоли крыла стало срывать обшивку. После посадки обнаружилось разрушение правого элерона с триммером, с крыла перед закрылком сорвало обшивку, пробит в нескольких местах второй лонжерон, значительные повреждения имел и фюзеляж.



Пробег Ту-14 с тормозным парашютом после посадки. Крым, 1951 г.

С 1951 по 1953 год завод в Иркутске построил 147 Ту-14. Торпедоносец состоял на вооружении авиации ВМС недолго, после чего часть машин передали в МАП, где они наравне с опытными использовались в качестве летающих лабораторий.

В частности, весной 1955 года на машине № 3901707 испытывали турбореактивные снаряды АРС-57 и АРС-85.

В апреле 1956 года самолет Ту-14ЛЛ (№ 390201, выпущен в 1951 г., использовался для испытаний прямоточного воздушно-реактивного двигателя РД-900), пилотируемый Ю. А. Гарнаевым, потерпел аварию из-за прекращения подачи топлива из 3-й и 4-й групп топливных баков.

Оглавление книги


Генерация: 0.152. Запросов К БД/Cache: 0 / 0