Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Постановщики помех Ту-22ПД

Постановщики помех Ту-22ПД


Ту-22ПД из состава 203-го гв. орловского тбап из Барановичей, включенный в отдельную группу ДА по Афганистану, декабрь 1988 года

Значительная часть вылетов производилась по целям в удалённых районах рядом с пакистанской границей, где не исключалось противодействие чужой ПВО. Пакистанские истребители то и дело встречали наши самолеты у приграничной «ленточки», при возможности не упуская случая атаковать, и от них доставалось нашей фронтовой авиации. В приграничной зоне отмечалась также работа пакистанских РЛС, которые могли служить для наведения ЗРК. Для защиты бомбардировщиков были привлечены постановщики помех Ту-22ПД, шедшие в боевых порядках ударных групп. Два Ту-22ПД из житомирского 341-го тбап под началом подполковника В. Мельника, приданные группе ДА, базировались вместе с полтавчанами в Мары-2. Позднее к ним присоединились еще две машины. Их задачей был срыв возможных пусков пакистанских ракет ЗРК «Кроталь» и, особенно, атак истребителей F-16. При работе у границы эту опасность необходимо было учитывать, так как после сброса требовалось осуществить фотоконтроль результатов бортовыми фотоаппаратами АФА-42/20 и 42/100, для чего самолет приходилось не менее минуты удерживать на прямой, и лишние 15–20 км не раз выводили к самой «ленточке». Напряженности в кабине добавляла чувствительная СПО-15 «Береза», тревожным писком то и дело реагировавшая на все подряд, будь то работа радиолокаторов ПНА соседних самолетов, излучение прицелов «прикрышки» или мощные помехи «шумовиков». Всего постановщики помех 341-го полка выполнили 42 боевых вылета. В начале декабря их сменила четверка Ту-22ПД из состава 203-го тбап, продолжавших боевую работу совместно с бомбардировщиками до февраля 1989 года.


На счету этого Ту-22ПД (борт 51) было 38 боевых вылетов


Эмблема на борту Ту-22ПД (борт 57) из состава 203-го тбап

Попутным эффектом их работы было нарушение всякой связи и телевидения в приграничных районах, наглухо забиваемых мощными помехами. При вылетах использовались сверхзвуковые режимы, но не в тактических целях, а по соображениям организационного порядка, чтобы разделить возвращение группы: Ту-22ПД возвращались домой на сверхзвуке (до госграницы, далее гася скорость до М=0,9) и садились первыми, а следом подходили бомбардировщики.

Для более полного фотоконтроля результатов ударов собирались привлечены три самолета-разведчика Ту-22Р из состава 199-го гв. Брестского отдельного разведполка в Нежине. Эта часть непосредственно подчинялась смоленской 46-й Воздушной Армии ДА, обеспечивая ведение оперативно-стратегической разведки на направлении. Самолеты 3 ноября перебазировались в Моздок, однако там получили команду на возвращение. Поздней осенью над Афганистаном установилась обычная для тамошних мест погода с ограниченной видимостью, препятствовавшая фотографированию. В итоге разведчикам не довелось сделать ни одного боевого вылета.

Использование ИК-ловушек «дальниками» отличалось от принятой методики фронтовой авиации, где летчики с выходом из атаки сразу отключали отстрел. Для штурмовиков и истребителей главным противником являлись душманские ПЗРК, подстерегавшие их в момент удара, тогда как для тяжелых бомбардировщиков при их рабочих высотах зенитные средства моджахедов особой опасности не представляли, и меры предосторожности принимались прежде всего для противодействия пакистанским истребителям и ЗРК. На отходе от цели Ту-22МЗ начинали сыпать килограммовые ловушки ЛО-43 (каждый самолет нес по 48 патронов), а замыкающие открывали стрельбу из кормовых пушек специальными снарядами ПРЛС с дипольной «лапшой» и излучающими тепло ПИКС. От снарядов, однако, вскоре отказались, экономя время на набивке лент и хлопотной замене патронных коробов, которые нужно было водружать к стрелковой установке на пятиметровую высоту. Пакистанские истребители и без того имели немного шансов атаковать набиравшие скорость «тройки», а шлейф полыхающих шаров ловушек и трасс служил заслоном от пусков вдогон.


Ту-22ПД из состава 341-го гв. тбап, на котором экипаж пополковника В. Мельника выполнял вылеты на прикрытие ударных групп в Афганистане


Ту-22ПД под охраной на стоянке аэродрома Мары-2

«На всякий пожарный» летчикам выдавали в полет автомат АКС-74У, гранаты и пару пистолетов, а в перебранный НАЗ катапультных кресел вместо пайка и бесполезной спасательной лодки укладывали фляги с водой и магазины к оружию. Даже в пути на аэродром летчиков каждый раз сопровождал автоматчик для защиты от возможных диверсий. Мера предосторожности была не лишней: в соседнем Карши на аэродроме задержали солдата-таджика, выкручивавшего из бомб взрыватели, чтобы подсобить единоверцам.

С начала февраля вылеты выполнялись без сопровождения Ту-22ПД, так как большая часть целей находилась в центральных районах, вдали от пакистанской границы. Другой причиной называлась заметность шумовых помех, слышимых даже обычными радиоприемниками и вчистую заглушавших передачи кабульского телецентра. Она служила предупреждением о приближении бомбардировщиков, а те предпочитали «войти без стука». Последний боевой вылет экипажей отдельной группы ДА пришелся на самый канун полного вывода войск, 14 февраля, когда границу оставалось пересечь только командующему армией генералу Громову со своим сопровождением. В этот день «дальники» бомбили северные районы. Намечавшиеся на другой день удары по оппозиции, предусмотренные на случай штурма Кабула, не состоялись. Несмотря на уговоры афганских властей, настаивавших на продолжении бомбардировок как компенсации ухода 40-й армии, на это не пошли. Тем не менее, у границы оставалась настоящая армада, готовая сделать «шаг назад». Помимо местных и прикомандированных авиационных сил, на аэродромах задержали всю выведенную группировку ВВС 40-й армии, и только через три недели готовность была снята.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 0 / 0