Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Военно-транспортные самолеты Ил-76

Военно-транспортные самолеты Ил-76


Ил-76 из состава 339-го орд. Суворова втап. Самолеты Ил-76 первых серий несли опознавательные знаки ВВС установленного образца, на машинах более позднего выпуска их сменила «аэрофлотовская» окраска с регистрационными обозначениями гражданского образца

Отдельные полеты в Афганистан экипажи Ил-76 выполняли еще до начала войны — как для доставки вооружения и всевозможных припасов кабульскому правительству, державшемуся все больше на советской помощи, так и для переброски специальных подразделений Главного разведывательного управления Генштаба и КГБ СССР, имевших свои задачи на случай непредвиденных вариантов развития событий. Так, в ходе событий в центре провинции Герат, где в марте 1979 года произошел крупный антиправительственный мятеж, для его подавления потребовалась срочная военная помощь. С целью скорейшей переброски из СССР оружия и боеприпасов был организован «воздушный мост». 20 марта в Баграме приземлились три Ил-76 и пять Ан-22, на следующий день — еще три «семьдесят шестых», два Ан-22 и 23 самолета Ан-12.


Техник самолета провожает стартующий Ил-76 196-го гв. втап. Аэродром Ташкент-Восточный, апрель 1987 года

По мере приближения назначенной даты начала операции по вводу войск работы прибавилось. Пять экипажей Ил-76 из псковского 334-го втап начали полеты на афганские аэродромы уже 11 декабря, доставляя людей и технику. В ходе выполнения задания на самолете майора П. А. Ефимова при взлете с кабульского аэродрома произошел отказ одного двигателя, но экипаж сумел продолжить полет на трех оставшихся и нормально долетел до Ташкента.

С середины декабря началась полномасштабное развертывание грядущей операции. Основная группировка формировавшейся 40-й армии комплектовалась за счет Туркестанского и Среднеазиатского военных округов, но осуществить первый, решающий, бросок для занятия важнейших объектов в Кабуле и других центрах страны надлежало спецназу, десантникам витебской 103-й дивизии и ферганского 345-го полка. Поднятые по тревоге части ВТА занимались доставкой десантников и боевой техники на передовые аэродромы южных округов. Требовалось переместить тысячи бойцов, сотни единиц техники и сопутствующих грузов, необходимых для осуществления оперативных планов. Переброска витебской дивизии была произведена в кратчайшие сроки в немалой мере как раз благодаря Ил-76, чьи возможности позволяли доставить всю без исключения номенклатуру вооружения, техники и средств обеспечения, имевшихся в ВДВ. На руку было то, что части ВТА «по роду деятельности» всегда базировались по соседству с десантниками, обеспечивая, как это и предусматривалось Боевым Уставом, максимально оперативное выполнение ВДВ поставленных задач.

В ходе ввода войск 25–27 декабря 1979 года самолетами ВТА была произведена переброска на афганские аэродромы передовых сил десантников — 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и 345-го отдельного парашютно-десантного полка. Витебская дивизия высаживалась в аэропорту Кабула, задачей 345-го полка было взятие под контроль главной авиабазы в Баграме. Задача осложнялась тем, что прокладывать маршрут и садиться требовалось «первой волной» в ночных условиях, в не лучшую зимнюю погоду, да еще в горной местности, с отдельными вершинами высотой до 5000 м. Сложности еще большего порядка представляло выполнение посадки на незнакомые аэродромы, лежавшие в низинах среди гор со сложными подходами. Превышение самого аэродрома в Кабуле составляло 1780 м, в Баграме — 1954 м, причем радиотехническое и осветительное обеспечение здесь было «традиционно» слабым — местные летчики в ночное время вообще не летали.

На месте в Кабуле работой ВТА руководили прибывшие накануне генерал-полковник И. Д. Гайдаенко из Главкомата ВВС и генерал-лейтенант Н. Н. Гуськов от командования ВДВ. Последний возглавлял оперативную группу Минобороны, координировавшую ход десантной операции, размещение прибывающих частей и их действия при занятии объектов в городе. Опергруппы обеспечения приемки транспортников и десанта были высажены также в Баграм, Кандагар, Шинданд и Мазари-Шариф.

Передовая группа транспортников состояла преимущественно из «семьдесят шестых». Высадка была запланирована с наступлением ночи с целью сокрытия истинного размаха операции и количества перебрасываемых сил. Первый самолет с десантниками поднялся в воздух 25 декабря в 15.00 московского времени (18.00 местного, когда по зимнему времени уже стояла темнота). В 16.15 самолет произвел посадку в Кабуле, а последний запланированный в операции рейс завершился приземлением в 14.30 27 декабря, хотя отдельные вылеты продолжали выполняться и позже, уже с целью снабжения доставленного десанта и эвакуации пострадавших. Транспортными самолетами в течение 47-часовой операции были выполнены 343 рейса, в том числе 76 — Ил-76. Менее чем за двое суток в Кабул и Баграм были доставлены 7700 человек, 894 единицы техники и 1062 т различных грузов.

Садящиеся самолеты тут же сворачивали с ВПП, освобождая полосу заходившим следом коллегам, прямо на рулении расшвартовывались грузы и запускалась ВСУ для разгрузки. Один из двигателей оставляли работать на «малом газу» на случай отказа ВСУ, сохраняя возможность запуска остальных двигателей для взлета. Самолет останавливался в указанном месте, борттехник открывал рампу и десант буквально вылетал наружу. Следом своим ходом выезжала техника, из кабины вдогонку выбрасывали все случайно позабытое — шинели, шапки и рассыпанные патроны — и самолет выруливал на старт, по пути один за другим запуская двигатели. Вся разгрузка занимала от силы несколько минут, а от момента касания полосы до взлета затрачивалось всего 7–10 минут.


Пока происходит загрузка самолета, идет зарядка кассет тепловыми ловушками. Поскольку надо было управиться с несколькими сотнями патронов, к работе привлекали всех — от незанятых летчиков до солдат аэродромной службы


Ил-76 из состава 25-го втап в Кабульском аэропорту. Май 1988 года

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.089. Запросов К БД/Cache: 0 / 0