Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Вертолеты Ми-6

Вертолеты Ми-6


Борт «74» из состава 280-го полка выделялся необычной окраской — вместо штатного серого цвета машина была голубой до ультрамарина. Кандагар, лето 1980 г.

Вертолетчики 280-го полка занимались обеспечением гарнизонов Лашкаргах, Гиришк, Калат и других на юге, Герат, Меймене, Хаш, Фарах, Диларам, Зарандж на западе, Газни, Гардез, Хост и Асадабад в центре. Один из полковых Ми-6 по просьбе пограничников был откомандирован в их распоряжение. Своих «сараев» у авиации погранвойск КГБ СССР не было, между тем поставленные пограничникам задачи требовали переброски больших грузов. С афганской стороны границы оборудовался передовой пояс застав и постов, призванный воспрепятствовать возможным вылазкам противника против селений на советской территории. С участием вертолетчиков была сооружена пограничная линия, вынесенная на удаление в 20 км от госграницы.

Кундуз со вполне обустроенным аэродромом с асфальтовой ВПП двухкилометровой длины стал базой 181-го полка, обладая еще и тем преимуществом, что лежал с небольшим превышением (при 435 м над уровнем моря в горном Афганистане он заслуженно считался низинным). 181-й полк большей частью работал в северных и северо-восточных районах за хребтом Гиндукуша по снабжению Мазари-Шарифа, Баглана, Пули-Хумри, Шибаргана, Ишкашима, Гульханы, Турагунди и Джарма. Если позывной Кабула так же одноименно и звучал, то прочие аэродромы имели для связи имена более экзотические и подчас даже загадочные. Кундуз имел позывной «Гавр», Кандагар звался «Мирвайс», Мазари-Шариф именовался с восточным акцентом «Якуб», Герат — «Низон», а Шинданд и вовсе окрестили «Эспожмат».


Ми-6 из состава 181-го полка на площадке Пули-Хумри. Январь 1987 года

Размещенная в Файзабаде вертолетная эскадрилья 181-го овп с дюжиной Ми-8 в числе прочих частей полностью находилась «на довольствии» транспортников Ми-6, возивших и топливо, и даже боеприпасы — бомбы, патроны и НУРСы. Единственная шедшая сюда дорога была перерезана в нескольких местах завалами, осыпями и обрушениями горных карнизов, а мост на подходе к городу подорван. Иных путей в окрестностях не было, а доставить для ремонта громоздкие стальные фермы по едва проходимой дороге было затруднительно. Для восстановления моста предприняли неординарное решение: строительные конструкции заказали дюралевыми, с тем, чтобы легкие сооружения можно было перебросить по воздуху. Заказ строительных изделий с авиационными технологиями разместили на Ташкентском авиазаводе. Доставку ферм произвели Ми-6 и Ми-8, после чего с их же участием выполнили монтаж сооружения. Вертолетчикам было чем гордиться: дорогущего алюминиевого моста не сыскать было и в Союзе.

Так же выглядело снабжение Бамиана — провинциального центра в горах в полутора сотнях километров северо-западнее Кабула, куда всё необходимое доставлялось исключительно по воздуху, требуя выполнения почти ежедневных рейсов. Маршрут пролегал, петляя среди гор, а посадка здесь (как и в Файзабаде) была затруднена наличием единственного подхода. Выход к аэродрому строился по узкой ложбине, а перед самой площадкой нужно было миновать ущелье и старую крепость, где могли находиться вражеские стрелки.

Технику пилотирования пришлось доработать сообразно условиям. С небольшим грузом взлетали «по науке» — вертикально, с выполнением контрольного висения Летом обычно взлетали с разбегом, разгоняясь для отрыва тяжелой машины. Так же садились, с небольшим пробегом в пределах 250 м, заходя по прямой с выравниванием перед касанием. Такая методика была выгодной в том числе и по соображениям лучшей видимости, сохраняя обзор за счет поступательной скорости из кабины, выступающей перед пылевым облаком. При полетах в батальон, стоявший в Калате у дороги Кабул-Кандагар (известной как «калатка»), садились прямо на трассе, участок которой перекрывался на время визита вертолетчиков. Гарнизон Бахарака без помощи вертолетчиков вообще не мог обойтись: находившийся здесь мотострелковый батальон оказался полностью отрезанным от всяких наземных путей снабжения — душманы подорвали горный карниз с единственной шедшей сюда дорогой. На площадке Бахарака, уместившейся на пересечении двух ущелий, мог уместиться только один вертолет. Садиться тут приходилось с крутой глиссады, выравнивая машину прямо у торца площадки.


Ми-6 на подлете к Кабулу. Весна 1984 года


У садящегося Ми-6 открыты створки пулеметной установки — оружие в боевом положении

Помимо будничной работы по снабжению частей и перевозке грузов, Ми-6 привлекались к заданиям самого что ни на есть боевого характера. В мае 1980 года была предпринята операция по штурму душманского опорного пункта Сангидуздон близ Файзабада — известной в тех местах «Горы воров», издавна служившей прибежищем здешним бандам. Изрытая пещерами и норами гора давал тем надежное укрытие, где душманы чувствовали себя в безопасности, предпринимая вылазки по окрестностям и держа в напряжении город и дороги. Высившуюся гору видно было прямо с аэродрома — та выглядела в буквальном смысле господствующей высотой. Силы противника оценивались в несколько сот бойцов, располагавших в том числе минометами и горными пушками. Попытка штурма силами пехоты привела к потерям, операция затягивалась, и было очевидным, что без серьезной огневой поддержки с задачей не справиться. Между тем, своей артиллерии у 860-го полка не было. Для доставки «Градов» из Кундуза привлекли Ми-6 181-го полка. Однако техника не проходила в грузовую кабину по высоте, и пришлось стравливать давление в шинах, выиграв десяток сантиметров для закатки машин. В довесок грузили по дополнительному боекомплекту реактивных снарядов. Взлет с таким грузом был затруднителен, однако летчики справились. Доставленные «Грады» тут же пустили в дело, накрыв гору залпами десятков снарядов. Задача была выполнена.

В августе Ми-6 были привлечены к операции в Меймене, куда высаживался крупный десант. Для доставки войск и техники задействовали весь 280-й полк, полным составом сделавший три рейса. Садиться приходилось на едва подготовленную площадку, отсыпанную щебнем.

Транспортные перевозки обычно выполнялись парами, что диктовалось не только соображениями загрузки. В случае отказа и аварийной посадки второй вертолет мог прийти на выручку и подобрать экипаж. При вылетах на десантирование, где не исключалось огневое противодействие, в сопровождение «сараям» выделялись Ми-8 и Ми-24.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.210. Запросов К БД/Cache: 0 / 0