Истребители

22 февраля 1932 г., во время недолгого «Первого шанхайского инцидента», морская авиация Японии одержала свою первую воздушную победу. Японские самолеты-истребители, принимавшие участие в этом бою, выдерживали классический плотный строй из трех машин в виде очень широко раскрытой буквы V, перенятый из британских летных боевых уставов межвоенного периода.

Однако с началом войны в Китае в 1937 г. японцы обнаружили, что плотное и раскрытое V-образное построение не обеспечивает необходимой в воздушном бою гибкости, и вскоре приняли более свободный строй, при котором два ведомых находились позади ведущего. Это обеспечивало большую свободу маневра и способствовало более быстрой реакции на изменившуюся боевую обстановку. Основной тактической единицей, тем не менее, оставалось звено из трех машин (сотай), хотя главной предпосылкой, положенной в основу обучения воздушному бою, считался поединок двух противников. В этом случае маневр хинери-коми, или «внутренний переворот», впервые продемонстрированный налетной базе Йокосука в 1934 г., становился грозным боевым приемом. Маневр, представлявший собой сочетание мертвой петли со штопором, позволял преследуемому уменьшить радиус выполняемой петли и быстро занять позицию для атаки выше и позади противника, выполнявшего стандартную петлю. В период войны в Китае этот прием выполняли часто, оставался он в арсенале японских летчиков и в первые месяцы боев на Тихом океане. «Внутренний переворот», повышавший маневренность машины, принес японским истребителям славу отчаянных воздушных бойцов. Хотя другие приемы японского воздушного боя, такие как горка, разворот иммельманом и восьмерки, были в целом общими с пилотами других стран, хинери-коми был уникален именно для истребителей-японцев того времени.

Во время Китайской войны, несмотря на тренировки, направленные на поддержание боевого построения, воздушные бои обычно превращались в дикую мешанину из отдельных машин.

В преддверии войны на Тихом океане, осенью 1941 г., основное внимание стали уделять отработке боевого взаимодействия на уровнях от сотой (звена) до путай (группы) и дайтай (эскадрильи). К началу Тихоокеанской войны летчики Императорской морской авиации значительно повысили свои навыки в боевом взаимодействии, особенно на уровнях сотай и путай.

Однако выдерживать строй звеньев и групп могли только достаточно опытные пилоты, постоянно тренировавшиеся в отработке совместных действий. По мере развития войны на Тихом океане и замены выбывавших из строя ветеранов молодежью, способность к координации в бою постоянно снижалась. Японцы, не имевшие наводимых с помощью радаров истребителей-перехватчиков и не обладавшие хорошей коротковолновой радиоаппаратурой, так и не смогли достичь уровня взаимодействия, сравнимого с тем, которым обладали их противники.

Чутай (группа) истребителей Тип 96 «Кансен» в полете, период войны в Китае. Сотай (звено) в отдалении, похоже, недосчиталось одного самолета. (Эдвард М. Йонг)

Чутай (группа) истребителей Тип 96 «Кансен» в полете, период войны в Китае. Сотай (звено) в отдалении, похоже, недосчиталось одного самолета. (Эдвард М. Йонг)

Достигнув в первый год войны на Тихом океане больших успехов в применении стандартного построения звена из трех самолетов (сотай), японцы не стали экспериментировать с внедрением боевых пар и четверок, которые уже применялись в ВВС ведущих государств. На авиабазе Йокосука пары и четверки опробовали во второй половине 1942 г., а в первой половине следующего года эти боевые построения ограниченно применяли и во фронтовых условиях. Парные группы, получившие в японских ВВС наименование ротте (использовалась терминология люфтваффе), до второй половины 1943 г. в истребительной авиации Императорского флота широко не применялись. В июне 1943 г. их начали регулярно применять в 204 Кокутай в районе Соломоновых островов. За ними последовали другие авиационные соединения, и к концу 1943 г. пары как основной вариант боевого построения истребителей морской авиации сменили прежние тройки-сотай.

К 1944 году, под влиянием новой тактики истребительной авиации, изменилась и соответствующая терминология ВВС Императорского флота. Звено из двух самолетов стало называться хентай. Два хентай составляли группу из четырех машин — кутай. Термин сотай стал применяться для обозначения эскадрильи из восьми машин (двух кутай), тогда как в чутай стало насчитываться шестнадцать истребителей (два сотай).

Самолеты Tun 96 «Рикко» в классическом строю сотай (звеньев из трех машин). (Эдвард М. Йонг)

Самолеты Tun 96 «Рикко» в классическом строю сотай (звеньев из трех машин). (Эдвард М. Йонг)

Похожие книги из библиотеки

5,45-мм пистолет самозарядный малогабаритный.

Настоящие Техническое описание и инструкция по эксплуатации предназначены для изучения 5,45-мм пистолета самозарядного малогабаритного ПСМ и правил его эксплуатации.

Главнокомандующие фронтами и заговор 1917 г.

Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.

Отечественные автоматы (записки испытателя-оружейника)

Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.