6.6. И вновь четырнадцатый

В ноябре 1941 г. ввиду трудностей с созданием башен, нехваткой шариков для изготовления погона, прекращением выпуска электромоторов и для снижения трудоемкости изготовления тяжелого танка группа Г. Москвина КБ Челябинского Кировского завода предложила на суд ГАБТУ и ГКО опытный образец тяжелого штурмового танка КВ-7, который должен был "успешно подавлять артбатареи и разрушать оборонительные сооружения противника".

Танк был спроектирован и построен на шасси серийного KB-1, взятом без переделок с установкой в его передней части просторной броневой рубки. Вооружение танка размещалось в установке У-13, разработанной на Уралмашзаводе конструкторами К.Н. Ильиным и H.H. Ефимовым, и состояло из одной 76,2-мм танковой пушки ЗИС-5 и двух 45-мм пушек 20К в единой карданной рамке. Орудийная установка имела единый прицел и единый механизм горизонтального и вертикального наведения. Боекомплект каждого из орудий составлял по заданию 100 выстрелов. Спусковой механизм должен был обеспечивать как поочередный спуск каждого из орудий, так и залп всех пушек одновременно.

Безбашенный танк КВ-7 с установкой У-13 перед проведением испытаний. 1942 г.

Безбашенный штурмовой танк КВ-7, вид спереди. 1942 г.

Безбашенный штурмовой танк КВ-7, вид спереди. 1942 г.

6.6. И вновь четырнадцатый

Рамочная установка артиллерийского вооружения для КВ-7 была впервые применена в отечественном танкостроении. Она была сочтена предпочтительнее тумбовой, так как давала в сравнении с последней наиболее компактное размещение орудий внутри боевого отделения танка. Поэтому, начиная с 1942 г. рамочная установка нашла применение во всех советских средних и тяжелых САУ времен Великой Отечественной войны. В ноябре после заводских пробегов КВ-7 был доработан и с 11 до 23 декабря прошел отстрел на полигоне, после чего отправлен в Москву для показа высшему командованию Красной Армии.

В отчете, зачитанном в ходе показа, отмечалась низкая кучность орудий, и главное – сбивание прицела, которое происходило из-за большого плеча – расстояния между осью вращения блока орудий и осью бокового орудия. Кроме того, из-за несовершенства конструкции спуска ведение огня залпами приводило к очередям, ведущим к резким рывкам орудийной установки в разные стороны, и потому было признано нецелесообразным. Многие ветераны вкладывали в уста К.Е. Ворошилова, осматривавшего щит с пробоинами от снарядов КВ-7, фразу о том, что он считал, что артиллерия – точная наука. В документах по итогам испытаний такая фраза не значится, но бывший нарком обороны высказал пожелание установить в КВ-7 поменьше орудий, но помощнее.

6 января 1942 г. своим постановлением № 1110 ГКО снял предложенный образец КВ-7 с дальнейшего хода испытаний, предложив вооружить его спаренной установкой 76,2-мм пушек ЗИС-5 или Ф-34.

Несмотря на то, что проект спаренной установки двух орудий калибра 76,2-мм в маске КВ-7, получивший заводской индекс У-14, был готов уже в конце января, опытный образец танка был собран только в мае. Кучность стрельбы, конечно, улучшилась, но все равно оставляла желать лучшего. Кроме того, масса такой спарки была весьма значительной и позволяла без проблем установить вместо них одну пушку значительно большего могущества.

Второй вариант танка КВ-7 со спаренной орудийной установкой У-14. 1942 г.

6.6. И вновь четырнадцатый

Первым кандидатом на вооружение КВ-7 стала строенная установка ЗИС-6А конструкции ОГК завода № 92. Она состояла из 107-мм пушки обр. 1941 г. ЗИС-6, 45-мм пушки обр. 1934 г. 20К и пулемета ДТ в рамке и была первоначально разработана для вооружения тяжелых танков КВ-3 или КВ-2. Однако выпуск 107-мм боеприпасов в СССР в 1942 г. не велся и поэтому установку ЗИС-6А было решено заменить одним орудием большей мощности. И сразу после пленума 15 апреля начальник бюро самоходной артиллерии, зам начальника 2-го управления НКТП С.А. Гинзбург направляет в ГКО письмо, в котором обосновал целесообразность создания штурмовой толстобронной САУ в виде 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 на шасси танка КВ-1 всего за 1,5-2 месяца.

Предложение понравилось, но бюро самоходной артиллерии НКТП в этот момент было занято работами по созданию универсальной повозки на шасси легких танков, и потому установкой 152-мм гаубицы-пушки под индексом У-18 для тяжелой штурмовой САУ по решению ГКО занялись УЗТМ при участии ЧКЗ. На УЗТМ эскизный проект установки 152,4-мм гаубицы-пушки МЛ-20 под индексом У-18 был разработан конструкторами Г.Н. Рыбиным и К.Н. Ильиным, но работы по доводке проекта затянулись.

Их работа значительно осложнялась тем, что по заказу ГАУ пришлось спешно выполнять проект 203,2-мм гаубицы обр. 1931 г. на шасси танка КВ, который шел под индексом У-19, причем данные работы велись параллельно с У-18. Однако шасси 203,2-мм САУ получалось излишне перегруженными, и работы по У-19 были отложены.

Тем временем для форсирования работ по 152-мм САУ в КБ ЧКЗ была создана специальная группа, в которую по приказу наркома танковой промышленности № 764 перешли с УЗТМ конструкторы Н.В. Курин, Г.Н. Рыбин, К.Н. Ильин и В.А. Вишняков. А чуть позднее постановление ГКО № 2692 от 4 января 1943 г. обязывало НКТП (ЧКЗ, опытный завод № 100) и НКВ (заводы № 172 и № 9) в течение 25 дней завершить проектные работы по созданию тяжелой САУ на базе тяжелого танка КВ-1С и передать опытный образец для проведения испытаний. Именно это постановление хлестко подстегнуло проектировщиков завершить "поиски лучшего", остановившись на хорошем.

17 января был изготовлен и одобрен макет САУ, именовавшейся в недрах наркомата КВ-14 (СУ-14), а спустя два дня на заводе № 200 был готов раскрой бронерубки, который начали монтировать на ходовой части КВ-1С вечером того же дня. К утру 23 января опытный образец САУ был в целом готов, ожидали лишь прибытия орудия, которое было доставлено поздно вечером.

Макет 152-мм самоходного орудия У-18 в броневой рубке типа КВ-7. 1942 г.

Интерьер боевого отделения СУ-152 (КВ-14). 1942 г.

Интерьер боевого отделения СУ-152 (КВ-14). 1942 г.

6.6. И вновь четырнадцатый

Монтаж орудия шел всю ночь, и на следующий день опытный образец новой боевой машины отправился на Челябинский (Чебаркульский) артиллерийский полигон, где успешно выдержал испытания. Постановлением ГКО №2859 от 9 февраля 1943 г. танк КВ-14 ("Объект 236"), или самоход СУ-14 (не путать с довоенной САУ конструкции П.Н. Сячинтова – С.А. Гинзбурга), был принят на вооружение Красной Армии под индексом СУ-152.

Тактико-технические характеристики первых САУ по программе 1941-1942 г.

ТТХ/Марка САУ || 76-мм СУ з-да 37 | 76-мм У-33* | 122-мм СУ-122(У-35) | 76-мм КВ-7 ||

Боевая масса, кг || 8200 | 26000 | 30800 | 46800 ||

Экипаж, чел. || 4 | 4 | 5 | 5 ||

Размерения, мм

Длина обшая || 9450 | 6680 | 6950 | 6750 ||

Ширина || 3240 | 3000 | 3000 | 3250 ||

Высота || 3050 | 2450 | 2335 | 2410 ||

Клиренс || 360 || 400 | 400 | 450 ||

Вооружение

Орудие, кал || 76,2-мм | 76,2-мм | 122-мм | 2х76,2-мм ||

Тип || У-32 | Ф-22УСВ обр. 1939 | М-30 обр. 1938 | ЗИС-5 обр. 1941 ||

Длина ствола, клб || 41,6 | 41,6 | 22,7 | 41,6 ||

Нач. скорость сн. м/с || 620 | 620 | 515 | 620 ||

Угол гориз. наведения || ±15° | 35° | 20° | 15° ||

Угол верт. наведения || -2+25° | -1+43° | -3+25° | -2+15° ||

Снарядов, шт. || 50 | 80 | 32-34 | 150 ||

Пулеметов, шт. х кал || 1х7,62-мм | – | – | 2х7,62-мм ||

Патронов, шт. || 730 | – | – | 2646 ||

Толшина брони, мм

Вертик. корпуса || 8 | 45-40 | 45 | 75 ||

Гориз. корпуса || 6 | 10-15 | 20 | 20 ||

Рубка || 8 | 45-35 | 45 | 75 ||

Силовая установка

База || т. Т-60 | т. Т-34 | т. Т-34 | т. КВ ||

Мощность макс., л.с || 2х50 | 500 | 500 | 600 ||

При част. вращ. об/мин || 2200 | 1800 | 1800 | 1850 ||

Передач КПП || 4/1 | 4/1 | 4/1 | 6/2 ||

Скорость макс, км/ч || 30 | 51 | 51 | 35 ||

Среднетехнич. км/ч || 12 | 15 | 15 | 18 ||

Тип топлива || Бензин 2 с | Диз. топливо | Диз. топливо | Диз. топливо ||

Емк. бака, л || н.д. | н.д. | 500 | 610 ||

Запас хода, км || 120 | 220 | 280 | 225 ||

Преодолеваемые препятствия

Подъем, град. || н.д. | 35 | 35 | 36 ||

Спуск, град. || н.д. | 30 | 35 | 30 ||

Крен, град. || н.д. | 40 | 40 | 25 ||

Окоп, мм || н.д. | 2200 | 2200 | 2500 ||

Стенка, мм || н.д. | 800 | 750 | 1000 ||

Брод, мм || н.д. | 1300 | 1250 | 1500 ||

* – данные по проекту

Похожие книги из библиотеки

Бои у озера Балатон. Январь–март 1945 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное отражению последнего крупного немецкого танкового наступления в Венгрии в январе-марте 1945 г.

В данной публикации рассматриваются действия наземных войск, преимущественно танковых соединений и противотанковой артиллерии. При описании хода сражений авторы использовали в основном отечественные документы военных лет: отчеты о боевых действиях различных соединений; донесения о потерях и протоколы работы комиссий, изучавших в феврале — апреле 1945 г. подбитую немецкую технику.

Альбом адресуется, в первую очередь, многочисленным почитателям «непобедимых» панцерваффе.

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.