7.2. Временное решение

Итак, 21 марта 1943 г. производство СУ-76 (СУ-12) было остановлено ввиду того, что машины имели конструктивный дефект, для устранения которого требовалось время. Красная Армия рисковала какое-то время остаться без самоходной артиллерии, столь нужной для планировавшихся наступательных операций. Поэтому, чтобы скомпенсировать вынужденное снижение объемов выпуска СУ-76, остро требовавшихся на фронте, и восполнить их количество, пока не будет восстановлено производство отечественной легкой САУ, была принята полумера. Заводу № 37, эвакуированному в Свердловск, совместно с заводом № 592 (НКВ), которые располагались на смежных площадках, 5 февраля 1943 г был дан заказ на изготовление 200 шт. 76-мм штурмовы: САУ на базе трофейного танка PzKpfw III.

Такое решение родилось не на пустом месте. Во-первых, после окончания Сталинградской битвы на ремонтные предприятия НКТП и НКО было доставлено более 300 немецких средних танков Pz III и Pz IV, которые можно было привести "в божеский вид". Поэтому 3 февраля 1943 г. Наркомату вооружений было дано задание о рассмотрении вопроса перевооружения этой армады трофеев отечественными современными артиллерийскими системами.

Основой для создания СУ-76 новой генерации должен был стать проект СУ-122(Т-III). Поэтому уже в конце января 1942 г. конструкторская группа А.Н. Каштанова была усилена конструкторами завода № 37 и приступила к спешной работе над СУ-76(Т-III). Времени было мало, так как 1 марта опытный образец должен был пройти ходовые испытания.

В отличие от СГ-122, рубка в новой САУ была улучшена. В частности, она получила наклонные борта, что повысило их прочность от 37-мм бронебойных снарядов. Первоначально планировалось установить в боевом отделении САУ 76,2-мм пушку ЗИС-3 или Ф-22УСВ на станке, укрепленном к полу (по типу уже испытанной на У-31/32), но такая установка имела те же недостатки, что и У-35, к тому же тумба "съедала" часть полезного внутреннего объема САУ.

Поэтому по эскизу завода № 592 ЦАКБ на базе конструкции танковой пушки Ф-34 подало "самоходную" пушку С-1 в рамочной установке. Орудие предназначалось для легких САУ НИИ-13 и было доработано для СУ-76(Т-III).

Установка орудия С-1 в боевой рубке новой САУ не вызвала никаких проблем. Но предложенная ГАЗом бронировка орудия была сочтена сложной, и в срок пять дней завод № 592 совместно с УЗТМ предложили решение, устроившее всех, – литая орудийная маска.

Общий вид опытного образца СУ-С-1.

Вид сзади СУ-С-1. Эвакуационные люки распахнуты.

Вид сзади СУ-С-1. Эвакуационные люки распахнуты.

Вид справа СУ-С-1.

Вид справа СУ-С-1.

7.2. Временное решение

15 февраля 1943 г. начальник Отдела Главного Конструктора НКТП С.Гинзбург докладывал наркому о том, что "… завод № 37начал изготовление опытного образца 76-мм самоходной штурмовой пушки С-1…". А 6 марта опытный образец новой САУ уже вышел на испытания.

Эталон СУ-С-1 (СУ-76(и)) на испытаниях. Весна 1943 г.

7.2. Временное решение

Испытания проводились в окрестностях г. Свердловска пробегом по дорогам и снежной целине с застопоренным и расстопоренным оружием. Несмотря на жестокие погодные условия (днем оттепель, а ночью мороз, доходящий до 35°С), машина проявила себя хорошо, и только поломка нескольких зубьев ведущего колеса немного омрачила настроение танкостроителей.

Испытания на проходимость СУ-С-1. Весна 1943 г.

7.2. Временное решение

Тем не менее результаты испытаний были признаны удачными, и 21 марта 1943 г. САУ была рекомендована для принятия на вооружение под индексом СУ С-1, СУ-76(С-1), а производство СУ-76(СУ-12) остановлено.

Первые пять серийных СУ С-1 были отправлены в учебный самоходно-артиллерийский полк в пос. Клязьма 3 апреля 1943 г. Следующие – в учебный самоходно-артиллерийский дивизион в пригородах Свердловска. За месяц службы машины "накатали" от 500 до 720 км и содействовали в обучении более 150 будущих самоходчиков.

Отзывы о машине были неплохими, и только трудность запуска двигателя на морозе (для быстрого запуска, по воспоминанию ветеранов, порой приходилось заливать в карбюраторы горящий бензин) отмечалась всеми техниками, как "недостаток первой важности".

Тем временем по уточненным чертежам завод начал изготовление "фронтовой" серии из 20 САУ, которые, впрочем, также частично попали в учебные подразделения. Лишь с апреля 1943 г. СУ-76(С-1) начали поступать в войска.

Первые самоходки имели "спартанский" вид, но довольно хорошую внешнюю отделку. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35 мм в лобовой части и 20 мм или 15 мм в бортах и корме. Крыша боевой рубки выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделение САУ для проведения ремонта, но после боев лета 1943 г. на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения вентиляции.

Поскольку в начале 1943 г. радиостанции были в дефиците, их планировали установить на каждую четвертую машину, тем более что большинство из САУ шли первоначально в учебные подразделения. Но уже к лету радиостанциями типа 9-Р снабжали практически каждую СУ-76(С-1).

Также в середине мая 1943 г., ввиду прекращения производства командирских панорам ПТ-4-7, СУ С-1 начали комплектовать ПТК-5, которые монтировались вместе с их бронировкой от танка Т-34. Некоторые САУ перед Курской дугой были приняты без панорамного прицела, так как их предполагали использовать главным образом против немецких танков и иных целей ведением огня "прямой наводкой".

В июле 1943 г. на качающейся бронировке всех орудий был установлен "броневой отражательный щиток", назначение которого состояло в том, чтобы не допускать заклинивания орудия мелкими осколками и пулями. Такое же решение конструкторы увидели у трофейного "Фердинанда". Тогда же для увеличения запаса хода самоходки начали оснащать двумя внешними цилиндрическими бензобаками, которые устанавливались вдоль кормы на кронштейнах.

Первоначально в качестве командирских машин в САП, вооруженных СУ-76(С-1) использовали трофейные PzKpfw III, но к лету принято решение об изготовлении также специальных командирских машин, оснащенных трофейной командирской башенкой и дополнительной радиостанцией типа 9РМ или 12РТ при сокращенном боекомплекте. По предварительным оценкам, такие "командирские" машины должны были быть в каждом дивизионе САУ, причем их должны были изготавливать из расчета одна из восьми. Но число реально изготовленных сегодня сказать нельзя.

Командирский вариант СУ-С-1 (СУ-76(И)) . Май 1943 г.

7.2. Временное решение

В ноябре 1943 г. изготовление СУ-76(С-1) было остановлено ввиду того, что план производства был выполнен, исправные шасси Pz III закончились, а также потому, что СУ-76 отечественного производства в необходимом количестве уже отгружались на фронт двумя предприятиями НКТП (завод №38 в Кирове и ГАЗ в Горьком). Советские самоходки были более дешевыми и легкими по сравнению с СУ-76(С-1) и не создавали проблем с их обслуживанием. Всего за время серийного производства СУ С-1 на заводе 37 было выпущено 201 САУ (в том числе, вероятно, до 20 "командирских").

СУ-С-1 (СУ-76(И)) серийный образец. Лето 1943 г.

7.2. Временное решение

Боевое крещение подразделения СУ-76(С-1) получили на Курской дуге. Известно, что в распоряжении 13-й армии Центрального фронта имелось 16 СУ-76 на трофейном шасси, причем в ходе оборонительных боев было потеряно 8 таких машин (3 сгорели). Воронежский фронт также имел некоторое количество СУ С-1, но в отчете фронта на начало боев дано лишь суммарное количество всех СУ-76.

Известно также, что в ходе наступления на Орел Центральный фронт был усилен двумя самоходно-артиллерийскими полками, один из которых также имел машины на трофейном шасси (16 САУ и один танк PzKpfw III). В ходе освобождения левобережной Украины в армии имелось 6 самоходно-артиллерийских полков, в которых имелись СУ С-1, однако зимой 1944 г. большинство из них были перевооружены отечественной матчастью.

Кроме того, в 5-ю гвардейскую армию 2 августа 1943 г. прибыл 1902-й САП, в составе 15 СУ С-1, но в течение двух недель (до 14 августа) полк в боях не участвовал, так как ремонтировал изношенную матчасть и ждал пополнения автотранспортом. С 14 по 31 августа полк участвовал в пяти боях, в которых самоходчики уничтожили два танка, девять орудий, 12 пулеметов и до 250 чел. немецких солдат и офицеров. Согласно докладу командира полка вся материальная часть СУ-76 (на базе Т-III) находилась в плохом состоянии. В сентябре полк участвовал в 14 боях силами от двух до семи САУ. Наиболее результативными были бои 20-23 сентября, когда группа из шести СУ С-1, преследуя отступающего противника, уничтожила три немецких танка. 25 ноября 1902-й Кременчугский САП потерял все свои машины и убыл на переформирование.

Самоходчики любили эту машину за то, что при наличии закрытого боевого отделения она не была такой тесной, как СУ-85 или трофейные StuG 40. Часто им приходилось выполнять типично "танковые" задачи – поддержку и сопровождение пехоты, борьбу с вражескими огневыми точками. И только наличие одного люка (а в 1943 г. немецких шасси с бортовыми "лючками" почти не осталось) затрудняло эвакуацию из САУ в случае ее загорания. По опыту боев на Курской дуге, в августе 1943 г. с самоходных установок СУ-12М и СУ С-1 (которые стали называть также СУ-76(И)) начали демонтировать крышу, так как вентиляция боевого отделения у них была отвратительной.

Именно о таких машинах упоминается в донесении штаба 1-й немецкой танковой армии управлению "Иностранные армии – Восток" ("Абвер"): "В 177-м полку 64-й механизированной бригады имеется 4 роты по 11 танков в каждой. Эти танки имеют обозначение Sturmgeschutz 76тт. Они изготовлены на шасси немецкого танка Panzer III с двигателем Maybach. Новая рубка имеет толщину 3-4 см в лобовой части, на бортах – 1-1,5 см. Рубка открыта сверху…"

В августе 1943 г. КБ А. Каштанова была сделана попытка усилить вооружение СУ С-1 путем установки в боевой рубке 85-мм орудия Д-5С-85. Но инициатива развития не получила по ряду причин, среди которых назывались и нехватка орудий и неясность с поставками шасси.

В начале 1944 г. вышло распоряжение начальника ГБТУ Федоренко о передаче всех СУ-С-1 из боевых подразделений в учебные и о замене их на СУ-76 (СУ-15М). Но к этому времени они вряд ли где-то еще оставались.

В отдельных учебных САП эти боевые машины иногда встречались до 1945 г., после чего повсеместно были сданы на металлолом. В Кубинке действующий образец СУ-76(С-1)/СУ-76(И) просуществовал довольно долго и был списан, видимо, в 1968 г.

Единственный сохранившийся образец этой интересной боевой машины находится на постаменте в г. Сарны. Он был извлечен со дна реки Случь, где пролежал без малого 30 лет. Части подлинной рубки СУ-76(И) послужили основой воссоздания машины на Поклонной горе в г. Москве.

Похожие книги из библиотеки

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд»

Созданный как штурмовое орудие, этот самоходный истребитель танков оказался наиболее известным и результативным среди всех танков и САУ времен Второй Мировой войны. Имя «Фердинанд» стало нарицательным. Так именовали практически все немецкие самоходно-артиллерийские установки и даже в некоторых официальных документах Советской Армии 1943-1949 гг. вы нередко встретите «75-мм «Фердинанд»; 105-мм «Фердинанд»; и даже ... «150-мм «Фердинанд». Fro боялись и уважали. Ому противопоставляли проекты новых танков и САУ (часто остававшихся, впрочем, незавершенными). Его подвеска и силовой агрегат изучались всеми заинтересованными сторонами.

Нс случайно вокруг истории создания этой уникальной САУ, се устройства и боевого применения «навернуто» сегодня столько легенд и домыслов, мирно кочующих из издания в издание, что рассказ о нем, основанный на отечественных и трофейных документах, вряд ли покажется лишним.