9.2. Штатно-кадровый вопрос

По окончании Курской битвы ввиду острой нехватки подготовленных кадров во всех САП было произведено сокращение личного состава при сохранении прежней организационной структуры.

Полки СУ-76 теперь формировались по штату № 010/484, отличавшемуся от штата № 010/456 (253 человека и 21 САУ) уменьшенной на 30 человека численностью личного состава при сохранении численности боевых и вспомогательных машин.

В сентябре 1943 г., после принятия на вооружение СУ-85, истребительно-противотанковые самоходные полки начали формироваться по штату № 010/483 (230 человек, 16 СУ-85 и 1 "командирский" Т-34). Наиболее удобоуправляемым быт признан штат четырехбатарейного полка. Но в январе-феврале 1944 г. командиры батарей получили свою машину каждый и были переведены на новые штаты с пятью САУ в батарее, доведя таким образом численность САУ в полку до 20 (4 батареи по 5 СУ-85). Весной 1944 г. вновь была увеличена численность личного состава полка СУ-85 до 318 чел. при численности машин 21 шт.

В октябре-ноябре 1943 г. тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 были реорганизованы по штату № 010/482 (234 человек, 12 шт. СУ-152 и 1 "командирский" КВ-1С). Весной 1944 г. тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 были перевооружены установками ИСУ-152 и ИСУ-122, переведены на штаты № 010/461 (21 САУ ИСУ-152 в полку), в их состав были добавлены рота автоматчиков и саперный взвод и им было присвоено звание гвардейских.

Одна из СУ-152 батареи Санковского. Севернее Курска 1943 г.

9.2. Штатно-кадровый вопрос

В начале 1944 г. был утвержден штат № 04/434 отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона стрелковой дивизии в составе трех батарей (184 человека, 12 СУ-76). Отдельные дивизионы, сформированные по этому штату, включались в состав стрелковых и воздушно-десантных дивизий вместо отдельных истребительно-противотанковых дивизионов. Причем за самоходно-артиллерийскими дивизионами сохранялись номера расформированных истребительно-противотанковых дивизионов. Чуть позже, в связи с переходом батарей самоходной артиллерии на пятиорудийный состав, а также недостатком кадров, штат дивизиона был изменен на штат № 04/568 (152 человека и 16 СУ-76).

Также в январе 1944 г. началось формирование легких самоходно-артиллерийских бригад РВГК по штату № 010/508 (1122 человека, 60 СУ-76, 5 танков Т-70 и 3 БТР М3А1 "Скаут").

Самоходно-артиллерийский дивизион СУ-76 в наступлении. 1944 г.

9.2. Штатно-кадровый вопрос

Ввиду необходимости увеличения численности личного состава самоходной артиллерии, начиная с 1 ноября 1943 г., помимо центра подготовки кадров самоходной артиллерии в пос. Клязьма Московской обл., были открыты две школы подготовки самоходчиков легких и средних САУ, а также 12 самоходно-артиллерийских учебных полков.

Интересная особенность. Ветеран В.Б. Ананьев рассказывал: "После Днепра наш полк был отведен на переформировку. И тут на одном из совещаний, ставя задачи батареям на проведение учений, командир вдруг сказал троим офицерам, в том числе и мне, остаться. И совершенно неожиданно объявил, что мы откомандируемся в распоряжение штаба бронетанковых войск для прохождения дальнейшей службы. Ходили слухи, что нас отправляют в академию, но на самом деле я закончил курсы, после которых оказался в самоходно-артиллерийской школе, где преподавал тактико-специальную подготовку… В нашей школе все преподаватели были орденоносцами, и мы получили строжайшее указание не щадить курсантов… Да мы и сами это хорошо понимали. Каждый огрех подготовки в тылу на фронте стоил жизни, а мальчишек надо было готовить как следует… Я старался, как мог, хотя сам по возрасту был старше своих курсантов всего на два-три года. За требовательность они меня прозвали за глаза "жандарм" и "ходячий устав". Только награды выручали. Все-таки против боевого офицера выступать не решались… Сначала было очень обидно, что ребята из моего полка освобождают города, гибнут, а я с хорошим боевым опытом ошиваюсь в тылу и вдалбливаю этим неблагодарным своенравным юнцам азы военного искусства. Но когда начали приходить благодарные письма с фронта о наших "орлятах" и от них, настроение улучшилось…"

Практика отправки опытных командиров батарей в военные училища и школы дала свои плоды, но через год. Если на Курской дуге самоходчики применяли свои машины большей частью по-танковому, то весной-летом 1944 г. уровень их подготовки в среднем вырос в несколько раз.

Похожие книги из библиотеки

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.