9.6. Дальнейший путь средних

Боевой опыт

Вскоре после запуска в серию средних самоходных установок СУ-85 директор Уралмашзавода ходатайствовал перед Наркоматом танковой промышленности (НКТП) об откомандировании на фронт группы работников для ознакомления с боевой службой своей продукции. В сентябре 1943 г. такое разрешение было получено, и бригада представителей работников Управления Самоходной артиллерии Красной Армии, в состав которой вошли также начальник сборочного цеха Уралмашзавода Л.М. Яровинский и сборщик В.В.Попков, отбыла на 2-й Украинский фронт. Там бригада находилась в расположении САП № 1440, где знакомилась с особенностями поведения самоходно-артиллерийских установок в походах и боях.

Установка 85-мм пушки Д-5С-85 в карданной рамке СУ-85.

9.6. Дальнейший путь средних

В целом отзывы самоходчиков о СУ-85 были хорошие. Командир 1440-го самоходного полка подполковник Шапшинский писал следующее: "Машина отличная. Оправдала себя как истребитель танков противника. Нужно только правильно применять ее. В первых боях за Днепром, когда полку пришлось применять самоходы как танки, полк потерял безвозвратно 5 самоходов. В дальнейших боевых операциях полк действовал, поддерживая атаки своих танков, следуя за ними на удалении 200-300 мт и отражая контратаки танков противника, и потому безвозвратных потерь не имел. Экипажи действуют, подставляя противнику наиболее трудно уязвимое место – лоб. Самоход пробивает самую толстую броню танка "Тигр" с дистанции 600-800 м, а борт с дистанции до 1300 мтр".

Помощник командира полка по инженерной части инженер-майор Волгушев говорил так: "Машина СУ-85 в целом отвечает требованиям, предъявляемым современным самоходам. Материальная часть за весь период боевых действий и маршей по тяжелым дорогам в условиях осенней распутицы проработала 150-170 моточасов и действовала безотказно. Аварий и поломок отмечено не было. У механиков-водителей и командиров СУ-85 пользуется большой популярностью; машину полюбили".

СУ-85 колонны "Советский старатель". Осень 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних

Однако вместе с положительными отзывами комиссия собрала и многочисленные недочеты конструкции и пожелания по совершенствованию машины, наиболее существенными из которых были:

– Уменьшить мертвый ход механизма вертикального наведения.

– Усилить конструкцию крепления к корпусу механизмов вертикального и горизонтального наведения (отмечались неоднократные случаи отрыва их по сварке от корпуса САУ при попадании немецких снарядов, даже не ведущих к пробитию).

– Увеличить толщину лобовой брони корпуса для защиты от 75-мм танковых и самоходных пушек.

– Увеличить огневую мощь орудия для возможности борьбы с новыми немецкими танками на больших листаниях от 1000 до 2000 м.

– Увеличить возимый боекомплект.

– Установить оборонительный пулемет для защиты от пехоты и стрельбы по самолетам.

– Улучшить механизм крепления пушки по-походному.

– Увеличить сечение топливных трубок с целью устранения затруднений питания двигателя.

– Установить на лобовой части корпуса бонки для крепления запасных траков.

– Улучшить герметичность эвакуационных и эксплуатационных люков для возможности преодоления глубоких бродов.

– Улучшить прочность сварных соединений лобового листа с бортами.

– Разработать улучшенные сиденья экипажа.

– Усовершенствовать систему смазки.

– Ввести конструкцию электроспуска с кнопкой на рукояти поворотного механизма.

– Ввести наблюдательную командирскую башенку с прибором МК-IV, вместо панорамы ПТК.

– Усовершенствовать вентиляцию боевого отделения установкой двух вентиляторов.

Реализация данных предложений велась двумя путями. Во-первых, совершенствованием конструкции серийно СУ-85 и, во-вторых, разработкой более совершенных моделей САУ.

Подготовка СУ-85 к маршу. 4-й мехкорпус, 1944 г.

От СУ-85 к СУ-100

От СУ-85 к СУ-100

29 августа 1943 г. ГКО выпустил распоряжение о скорейшем создании новых противотанковых средств для борьбы с немецкими тяжелыми танками и САУ. Поэтому в сентябре-октябре 1943 г. КБ Уралмашзавода с санкции Управления Самоходной артиллерии и Главного Артуправления Красной Армии выполнило следующие эскизные проекты:

1. Средняя самоходная установка 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-15), ведущая огонь снарядом массой 40-49 кг с нач. скоростью 508 м/с в карданной рамке. Проект велся под индексом СУ-Д-15 и предлагался на замену СУ-122 при прорыве особо укрепленных полос обороны противника.

Проектное изображение СУ-Д-15. 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних
9.6. Дальнейший путь средних

2. Средняя самоходная установка 122-мм пушки обр. 1943 г. (Д-25), ведущая огонь снарядом массой 25,8 кг с нач. скоростью 790 м/с в карданной рамке. Попытка быстрого перевооружения СУ-85 122-мм пушкой подобно тому, как танк ИС-85 был быстро конверсирован в ИС-122.

Проектное изображение СУ-Д-25. 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних
9.6. Дальнейший путь средних

3. Средняя зенитно-противотанковая 85-мм пушка обр. 1939 г. (52К) в частично бронированной вращающейся рубке или за щитом на открытой в бою платформе.

4. Зенитная самоходная установка 37-мм автоматической пушки обр. 1939-41 гг. (61 К) в открытой сверху башне.

Рассмотрение проектов показало, что:

"а) вооружение средней САУ 152-мм гаубицей увеличивает фугасное действие снаряда вдвое по сравнению с СУ-85 и почти на 25% по сравнению с СУ-122, но при этом масса САУ увеличивается на 1,5 тн, а для обеспечения требуемого БК нужно сократить возимый запас топлива…

б) установка в СУ-85 122-мм пушки Д-25 требует увеличить объем рубки, что можно выполнить только с отказом от наклонного расположения бортов СУ-85… Это, а также значительная масса самого орудия, увеличивает вес СУ-Д-25 на 2,5 тонны относ. СУ-85 при том, что бронепробиваемость на дальности 1000м ожидается больше чем на 30% превышающей Д5-С85, но возимый БК составляет 30 выстрелов…

в) эскизные проекты зенитных САУ не позволяют сохранить преемственность с СУ-85 и с танком Т-34 при значительной высоте. Разработку средних зенитных САУ прекратить…"

Таким образом, все рассмотренные эскизы были забракованы, но проект увеличенной боевой рубки самоходно-артиллерийской установки СУ-Д-15 усиленного бронирования и повышенного объема вызвал живейший интерес.

Также в конце октября 1943 г. ОКБ завода № 9 предложило проект 85-мм пушки большой мощности, которая при сохранении габаритов выстрела орудия Д5-С85 способна была сообщить бронебойному снаряду начальную скорость 900 м/с, что соответствовало увеличению бронепробиваемости на 20%. Проектирование орудия велось совместно с КБ Уралмашзавода, причем специально для установки в новую боевую рубку СУ-Д-15 с лобовым бронированием 60 мм.

Поскольку длина орудия, получившего индекс Д-5С-85БМ, была на 1068 мм больше, чем Д5-С85, для его лучшего уравновешивания казенную часть орудия пришлось отодвинуть назад на 80 мм. Эскизный проект понравился, и в декабре началось изготовление опытного образца. 14 января указанный образец прошел заводские испытания и был передан на Гороховецкий полигон для проведения Государственных испытаний. Танковый вариант указанного орудия испытывался на танке ИС-3 ("Объект 244"), Но к этому моменту интерес к 85-мм пушке с нач. скоростью 900-950 м/с значительно снизился, если не упал полностью.

СУ-85БМ с орудием Д-5С-85БМ на испытаниях. Начало 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних

В начале ноября 1943 г. расчеты МВТУ, КБ Уралмашзавода и Техуправления НКВ показали, что наиболее рациональным, с точки зрения значительного увеличения бронепробиваемости при сохранении наиболее экономного порохового заряда и сильном фугасном снаряде, был путь перехода к самоходным и танковым пушкам калибра 100-107 мм. Но выпуск 107-мм пушек прекратился еще в 1941 г., поэтому все конструкторские коллективы кинулись проектировать 100-мм танковые и самоходные орудия, имея в виду баллистику морского орудия Б-34.

Поэтому 11 ноября 1943 г. вышел приказ НКВ о создании 100-мм танковой и самоходной пушек, а уже 5 декабря 1943 г. эскизный проект СУ-100, выполненный Г.Ф. Ксюниным, А.Г. Гайворонским, АД. Нехлюдовым, В.Л. Дихомандовым под руководством Л.И. Горлицкого, был передан в ОГК НКТП и копия – в Управление Самоходной Артиллерии Красной Армии. 27 декабря 1943 г. ГКО принял постановление № 4851сс о вооружении тяжелого танка ИС и средних артсамоходов 100-мм орудием. Во исполнение этого постановления НКТП приказом № 765 от 28/ХП-1943 г. предписывал Уралмашу:

"1. Спроектировать к 15/I 44 г. средний самоход на базе агрегатов танка Т-34 с вооружением 100-мм пушкой С-34 конструкции ЦАКБ;

2.К 25/I 44 г. получить с завода № 92 опытный образец 100-мм орудия С-34.

3.К 20/II 44 г. изготовить и провести заводские испытания самохода.

4.К25/II 44 г. передать самоход для государственных испытаний".

При получении чертежей 100-мм пушки С-34 было установлено, что пушка имеет значительно большую ширину, чем предусматривалось заданием. При наведении влево гильзоулавливатель орудия будет упираться во вторую пружину подвески, а его маска не позволит разместить на лобовом листе люк водителя. Для устранения всех отмеченных недостатков необходимо было значительно (до внешних обводов гусениц) расширить корпус САУ, вместо наклонных бортов разместить вертикальные (как у СУ-Д-25), поднять орудие на 80 мм выше, разработать новые сварочные стенды, перейти в подвеске от свечных пружин на торсионы, сместить место механика-водителя влево. Кроме того, для пушки С-34, имевшей правое расположение наводчика, уралмашевцам нужно было перекомпоновывать все боевое отделение, с чем они тоже согласиться, понятно, не могли… Реализация всех необходимых доработок приводила к увеличению массы САУ на 3,5-3,8 тонны относительно СУ-85 и сдвигала срок готовности САУ, по крайней мере, на 3 месяца, с чем заказчик согласиться не мог. Находясь в жестком цейтноте, Л.И. Горлицкий связался с начальником КБ завода № 9 Ф.Ф. Петровым и попросил его выполнить проект 100-мм пушки для вооружения СУ-85 не позднее февраля 1944 г., с чем последний согласился.

В январе 1944 г. Управлением Самоходной артиллерии были выдвинуты уточненные ТТТ к устройству СУ-100. В основу их было положено:

"1) для самохода используется шасси и МТО СУ-85;

2)вооружением служит специальная 100-мм самоходная пушка Д- 10С завода № 9;

3)вес самохода допускается на 1,5 тонны выше, чем серийный СУ-85, то есть не свыше 31 тонны;

4)увеличение толщины брони лобового листа корпуса предусмотрено до 75мм;

5)обзорность увеличивается применением смотровых приборов типа МК-IV и смотровой командирской башенки;

6)ввиду перегрузки передних опорных катков ввести усиление передней подвески увеличением диаметра проволоки пружин с 30мм до 34мм…"

Однако вскоре выяснилось, что 100-мм универсальная морская пушка Б-34, принятая в качестве прототипа самоходного орудия, имеет в боекомплекте только осколочно-фугасные и дистанционные гранаты, а разработка бронебойного снаряда может быть реализована не ранее второго полугодия 1944 г. Это позволило начальнику ЦАКБ В. Г. Грабину в жесткой форме потребовать, чтобы конструкторы приспособили свою боевую машину к его пушке. Пока велась не вполне вежливая переписка КБ Уралмашзавода с ЦАКБ, завод № 9 изготовил опытный образец своего варианта 100-мм самоходной пушки, получившей индекс Д10-С, отличавшейся от С-34 значительно меньшими габаритами и весом. При этом были учтены некоторые "проколы" с Д5, и новое орудие оказалось даже немного проще и надежнее.

Карданная рамка 10-мм орудия Д-10С. 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних

В феврале 1944 г. Уралмашзавод с помощью завода № 50 изготовил первый опытный образец самохода с лобовой броней рубки, доведенной до 75 мм, и провел заводские испытания 150 км пробега и 30 выстрелами. 3 марта 1944 г. артсамоход был отправлен на Гороховецкий полигон, где в период с 9 по 27 марта проходили Государственные испытания.

Первый опытный образец СУ-100 с пушкой Д-10С. Февраль 1944 г.

Опытный образец СУ-85БМ на совместных испытаниях с СУ-100. Февраль 1944 г.

Опытный образец СУ-85БМ на совместных испытаниях с СУ-100. Февраль 1944 г.

Перед совместным пробегом СУ-85 и СУ-100. Февраль 1944 г.

Перед совместным пробегом СУ-85 и СУ-100. Февраль 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних

Государственная комиссия под руководством полковника Рупышева провела указанные испытания в более жестком режиме, чем было изначально запланировано, причем ужесточение режима вызывалось требованиями ЦАКБ. Всего в ходе испытаний было пройдено 864 км пробега и выполнено 1040 выстрелов. И, несмотря на то, что за поведением самохода наблюдало большое число глаз, комиссия рекомендовала указанный самоход на вооружение Красной Армии с учетом ликвидации отмеченных недостатков:

– Введением блокировки электроспуска для устранения самопроизвольных выстрелов при неподготовленном орудии или неожиданно для заряжающего (отмечались случаи травматизма заряжающих в ходе боев осени-зимы 1943 г.).

– Улучшением рабочего места командира.

– Улучшением крепления орудия по-походному.

– Улучшением вентиляции боевого отделения.

– Улучшением крепления боеприпасов.

– Изъятием смазки газойлем коленвала двигателя и заменой ее смазкой авиамаслом.

– Улучшением защелок люков и крышек.

Уже 14 апреля 1944 г. руководство завода решило немедленно готовиться к серийному производству СУ-100 с учетом ликвидации отмеченных недостатков.

Первая СУ-100 после испытаний пробегом. Февраль 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних

Казалось, что СУ-100 нашла путь в серию, но ЦАКБ нашло формальный повод настоять на выполнении постановления ГКО, то есть чтобы был изготовлен и испытан образец СУ-85 со 100-мм пушкой С-34.

Эта работа продлилась еще 2 месяца. 20 апреля на заводе № 100 пушка С-34 была демонтирована с танка ИС-5 (Объект 248) и передана на Уралмашзавод для установки в СУ-85. Но установить указанную пушку в самоход не представлялось возможным, о чем спустя два дня был извещен нарком танковой промышленности. Но 30 апреля совместным приказом НКТП, НКВ, начальника ГАУ и командующего Бронетанковыми войсками Красной Армии завод обязывался изготовить опытный образец СУ-85 со 100-мм пушкой С-34 и к 10 мая закончить его заводские испытания и отгрузить на Гороховецкий полигон. Но пушка требовала проведения доработок на артиллерийском заводе, которые были санкционированы только 5 мая. Наконец, завод № 9 провел доработку артсистемы, которая заключалась в следующем:

– Ширина люльки уменьшена на 160 мм.

– Изготовлены новые вставные цапфы.

– Удален прилив под пулемет.

– Изготовлена новая рамка (вместо рамки СУ-85), поворотный механизм и крепление по-походному по типу Д-10С (орудие С-34 крепления по-походному не имело).

– Изготовлен новый привод к прицелу (панораме), так как пушка имела только телескопический прицел. Машина получила индекс СУ-100-2 и была подана на Гороховецкий полигон. Тем временем туда же прибыл эталонный образец СУ-100 с орудием Д-10С, и конкуренты могли испытываться практически параллельно.

Нетрудно догадаться, что указанные испытания, проведенные в июне-июле 1944 г., завершились в пользу СУ-100 с пушкой Д-10С, которая постановлением ГКО № 6131 от 3 июля была принята на вооружение взамен СУ-85.

СУ-100. Возможны варианты?

Но принятие на вооружение СУ-100 вовсе не означало, что они тут же широким потоком хлынут на фронт. Ведь бронебойный снаряд и выстрел с ним к июлю еще не были отработаны в серии, и их освоение промышленностью ожидалось лишь в IV квартале. А фронт не ждал.

Чтобы в кратчайшее время дать фронту мощную противотанковую САУ, КБ Уралмашзавода под руководством Л.И. Горлицкого решило идти по пути, уже опробованному ЧКЗ и опытным заводом № 100, предложив в конце июля 1944 г. вооружить СУ-100 122-мм самоходной пушкой Д-25С, разработка которой была завершена на заводе № 9 НКВ и которая по установочным местам соответствовала как 100-мм пушке Д-10С, так и 85-мм пушке Д-5С. Единственным отличием интерьера нового самохода, получившего индекс СУ-122П, было крепление боекомплекта. Потому проектные работы были завершены в короткий срок. Данные по бронепробиванию 122-мм пушки Д-25С были практически идентичны Д-10С (таблично Д-25 проигрывала в бронепробиваемости Д-10 в среднем 4-5 мм), а осколочно-фугасное действие превышало почти вдвое. По массе, подвижности и проходимости СУ-122П практически не отличалась от СУ-100, и лишь малая скорострельность портила впечатление о машине.

Проектное изображение СУ-122П. 1944 г.

9.6. Дальнейший путь средних
9.6. Дальнейший путь средних

К началу сентября завершились заводские испытания новой САУ, а в середине месяца машина была рекомендована для принятия на вооружение. Но приказа о начале серийного выпуска не последовало. Не последнюю роль в этом сыграло и особое мнение замнаркома танковой промышленности Ж.Я. Котина, который (несмотря на данные государственных испытаний) усомнился в прочности ходовой части Т-34 при ведении огня из 122-мм пушки. Некоторые "деды" уверены, что в указанной машине он видел конкурента своему тяжелому танку ИС-122, который с трудом осваивался на ЧКЗ. Серийный выпуск СУ-122П сдерживался нехваткой 122-мм пушек Д-25С, которые все шли на танки ИС.

Опытный образец СУ-122П во дворе Уралмашзавода. Лето 1944 г.

Вид спереди СУ-122П. Лето 1944 г.

Вид спереди СУ-122П. Лето 1944 г.

СУ-122П во дворе Уралмашзавода. Вид с левого борта.

СУ-122П во дворе Уралмашзавода. Вид с левого борта.

9.6. Дальнейший путь средних

Поскольку с сентября 1944 г. Уралмашзавод должен был начать серийный выпуск СУ-100, а до того продолжать отгрузку СУ-85, нобходимо было обеспечить параллельный выпуск двух различных корпусов, иметь две сборочные линии, два ОТК, что было в реальности невозможно.

Поэтому для облегчения выпуска двух указанных САУ в переходный период главный конструктор УЗТМ Л.И. Горлицкий в конце июля 1944 г. выступил с инициативой оставить в производстве на УЗТМ лишь корпус СУ-100, в который монтировать унифицированные детали, пригодные как для 85-мм пушки Д5-С85, так и для 100-ммД10-С. Ведь указанные САУ, кроме корпуса, отличались, строго говоря, только вооружением, боеукладками, креплением орудия по-походному, и качающейся бронировкой орудия. Таким образом, можно было выпускать две САУ на одной сборочной линии в едином корпусе с единым МТО. Эта унификация позволяла не только упростить выпуск САУ на заводе, но также значительно усилить СУ-85, так как указанная САУ получала усиленное бронирование в лобовой части, улучшенные приборы наблюдения, улучшенные прицельные приспособления (панораму Герца и шарнирный ломающийся телескопический прицел, вместо одного лишь прицела ЗИС-3), улучшенную систему вентиляции боевого отделения, увеличенный боекомплект (60 выстрелов вместо 48). Масса преимуществ.

К недостаткам такой унификации следует отнести лишь ограничения на угол горизонтального наведения, который уменьшался с 20° до 16°. Вполне естественно, что руководство НКТП и НКВ согласились с этим, и таким образом в номенклатуре советских САУ родилась не запланированная изначально машина СУ-85М.

Серийное производство СУ-100 началось в сентябре, но первоначально их отгрузка осуществлялась только в распоряжение военно-учебных заведений. Несмотря на то, что в октябре 1944 г. на заводах НКБ начался валовый выпуск бронебойных 100-мм снарядов и в ноябре первые полки СУ-100 пошли на фронт, в бои они вступили позднее.

Вид сбоку и интерьер СУ-100. В разрезе показана машина первой серии.

9.6. Дальнейший путь средних
9.6. Дальнейший путь средних

Согласно отчету Управления Самоходной артиллерии Красной Армии первое боевое применение указанных САУ имело место в ходе взятия Будапешта и попытки немецкой деблокады Будапештской группировки в январе 1945 г. в районе оз. Балатон-Веленце.

Серийная СУ-100 на фронте. Зима 1945 г.

9.6. Дальнейший путь средних

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Самоходная артиллерия вермахта

Выдержите и руках справочное издание «Самоходная артиллерия вермахта», о котором столько говорили год назад Надеемся, что Вы уже просмотрели его и вам понравилось полиграфическое исполнение, а при более внимательном ознакомлении вы оцените и его содержание. Составляя предлагаемый справочник, автор постарался выполнить те пожелания, которые вы высказывали в своих письмах Так, например, в данном издании увеличено количество фотографий, среди которых уже нет мертвых памятников и уродств современных музеев. Все машины представлены преимущественно фотографиями времен войны и, по возможное ж, в боевой обстановке Для удобства восприятия исторические справки отделены от ТТХ, которые сведены в таблицы. Здесь вы также встретите информацию о фирмах - производителях немецких САУ и статистику их выпуска по годам, что ранее не освещалось в отечественной печати. Поскольку автор был ограничен в объеме - графические образы боевой техники приведены в масштабе 1:72. По этой же причине часть боевых машин оказалась «за кадром». 8 издание не вошли: САУ на автомобилях, полугусеничных, или гусеничных тягачах и бронетранспортерах; САУ на шасси трофейных танков, специальные артиллерийские транспортеры (Waffentrager), а также большое число фронтовых импровизаций. производимых в малых количествах силами армейских мастерских и т.д , которым мы посвятим отдельные издания.

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд»

Созданный как штурмовое орудие, этот самоходный истребитель танков оказался наиболее известным и результативным среди всех танков и САУ времен Второй Мировой войны. Имя «Фердинанд» стало нарицательным. Так именовали практически все немецкие самоходно-артиллерийские установки и даже в некоторых официальных документах Советской Армии 1943-1949 гг. вы нередко встретите «75-мм «Фердинанд»; 105-мм «Фердинанд»; и даже ... «150-мм «Фердинанд». Fro боялись и уважали. Ому противопоставляли проекты новых танков и САУ (часто остававшихся, впрочем, незавершенными). Его подвеска и силовой агрегат изучались всеми заинтересованными сторонами.

Нс случайно вокруг истории создания этой уникальной САУ, се устройства и боевого применения «навернуто» сегодня столько легенд и домыслов, мирно кочующих из издания в издание, что рассказ о нем, основанный на отечественных и трофейных документах, вряд ли покажется лишним.