Главная / Библиотека / Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925) /
/ Проектирование / Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1886 г

Глав: 14 | Статей: 30
Оглавление
Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1886 г

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1886 г

(По строению на Балтийском заводе полуброненосного фрегата “Память Азова”)

В течение 1886 года в Техническом Комитете рассматривались следующие вопросы по строению фрегата “Память Азова”:

1) Управляющий Балтийским заводом, препровождая чертеж расположения броневой защиты на названном фрегате сообщил, что, по докладу Управляющему Морским министерством, возможно иметь пояс брони по всей грузовой ватерлинии фрегата одинаковой толщины с броней, употребленной на “Мономахе” и “Донском”, при сохранении палубной брони толщиной 1 ? дюйма по всей длине корпуса: за исключением крайних оконечностей, где она будет 1 дюйм толщиной. Его Превосходительство, приняв во внимание, что при допущении ширины броневого пояса в 6 фут (на последних английских Belted cruisers ширина броневого пояса не превышает 5 ф. 6 д. — 4 ф. ниже и 1 ?. выше грузовой ватерлинии), такая более действительная броневая защита может быть достигнута прибавкой веса не превосходящей 50 тонн, отдал предпочтение сему последнему способу бронирования фрегата.

Представленный Балтийским заводом расчет сравнительного веса брони но первоначально утвержденному проекту, с казематом в средней части судна, и по новому проекту, с поясом брони по всей грузовой ватерлинии, был проверен в чертежной Технического комитета, причем оказалось, что действительная перегрузка от нового устройства броневой защиты на крейсере составит около 53 тонн. По расчету же Балтийского завода, эта перегрузка 42 тонны. Та же самая перегрузка в 53 тонны, по расчету, сделанному в чертежной Технического комитета, получается и в том случае, когда бортовая броня не будет доведена до штевней: в носу на 52 фута, а в корме на 37 фут, причем палубная броня над машиной и котлами и подачей зарядов и снарядов в корме будет не в 2 ? дю йма толщиной, как в новом проекте Балтийского завода, а в 2 дюйма. Технический комитет представил на благоусмотрение Управляющего Морским министерством, что вопрос о сравнительных преимуществах и недостатках полного и частного бортового бронирования рассматривался в бывшем Кораблестроительном Отделении Морского Технического комитета, причем, для черноморских кораблей предпочтение было отдано полному бортовому бронированию перед частным бронированием борта.

Ввиду этих же соображений, Технический Комитет склонен разделить мнение, что и для таких быстроходных крейсеров, каким представляется фрегат, проектированный Балтийским заводом, полное бортовое бронирование имеет преимущество перед смешанной системой броневой защиты, утвержденной для означенного крейсера журналом Кораблестроительного Отделения в 1885 г.

Нельзя, в самом деле, не согласиться, что для быстроходного крейсера условием первостепенной важности является, возможно, лучшее обеспечение, против случайностей боя, скорости хода и способности судна к маневрированию, а этого можно достигнуть защитой борта броней по всей длине судна. Защита оконечностей хотя бы сравнительно и тонкой бортовой броней, при полной возможности для крейсера с большей скоростью хода занять такое положение относительно противника, чтобы выстрелы последнего действовали под косвенным углом к борту, представит, несомненно, достаточную защиту против поражения оконечностей, тогда как при подводной броневой палубе в оконечностях судна эти последние легко могут быть поражены скорострстрельной артиллерией противника и залиты водой.

С другой стороны, Комитет не мог не принять во внимание и то обстоятельство, что в судне столь значительной длины и с такими острыми оконечностями, как у фрегата “Память Азова”, бронирование борта в самых крайних оконечностях не оправдывается вышеупомянутыми соображениями о преимуществах бортовой брони, так как если такие острые оконечности и будут оставлены вблизи штевней без защиты бортовою бронею, то повреждение их выстрелами и заполнение водой не представит серьезного вреда ни для скорости хода судна, ни для способности его к маневрированию, по незначительности объема воды вошедшей в судно. Не принося, таким образом, существенной пользы, бортовая броня в крайних оконечностях судна лишь обременит эти последние своим весом и повлияет в дурную сторону на морские качества и крепость его корпуса, и, кроме того, по остроте образования носовой части не представится возможным крепить броневые плиты вблизи форштевня, в корме же выгиб броневых плит представит значительные затруднения в работе.

На основании этих соображенй, Комитет находит более правильным, не доводя пояс бортовой брони до штевней, поставить при концах пояса броневые траверзы: на 25 шпангоуте в носовой части и на 169 шпангоуте в корме. Оконечности же судна: на протяжении 52 фут. Впереди носового траверза и на протяжении 37 фут. позади кормового защитить подводной броневой палубой, толщиной 2 дюйма в корме, для прикрытия головы руля и румпеля, и 1 ? дюйма в носовой части.

Толщину броневой палубы над броневым бортовым поясом Комитет находит необходимым иметь: над машиной, котлами и подачей зарядов в корме в 2 дюйма, а в остальной части 1 ? дюйма. При означенном устройстве палубной и бортовой брони, проектированном Комитетом, перегрузка фрегата будет около 53 тонн, т. е. та же самая, как и при устройстве брони по новому проекту Балтийского завода, но с той разницей против этого последнего проекта, что крайние оконечности судна вблизи штевней не обременяются бесполезно бортовой броней, во вред морским качествам и крепости корпуса судна, и палубная броневая защита над машиной и котлами будет не 1 ? дюйма толщиной, как предположено в проекте Балтийского завода, а в 2 дюйма, т. е. как было на первоначальном проекте того же завода, утвержденном журналом Кораблестроительного отделения. Означенная перегрузка в 53 тонны даст переуглубление судна всего в 1 ? дюйма, а вместе с допущенной перегрузкой от артиллерии в 114 тонн, вся перегрузка составит около 167 тонн, отчего судно переуглубится около 4 ? дюйма.

Для уменьшения, на сколько возможно, этой перегрузки Комитет полагает воспользоваться всеми сбережениями в весе, какое будет получено от установки на фрегат машины с тройным расширением пара, оставив число индикаторных сил машины (8000) и запас топлива (1150 т.) без изменения. При новом устройстве брони, указанном Комитетом. переуглубление фрегата, в случае поражения оконечностей выше подводной броневой палубы, составит от 3 ? до 4 дюйм, что не уменьшит значительно скорости хода, тем более что часть топлива может к этому времени израсходоваться, облегчив судно. Само собой разумеется, что новое расположение брони избрано и одобрено Комитетом как наивыгоднейшее, принимая во внимание заявление Управляющего Балтийским заводом, что установка на крейсере двухвинтовой вертикальной машины с тройным расширением пара и паровых котлов не потребуют, по своей конструкции, ни малейшего изменения ни во внутреннем размещении судна, ни в положении общего центра тяжести. Необходимо при этом, чтобы подробные чертежи фрегата с указанным Комитетом расположением брони были представлены Балтийским заводом на рассмотрение Технического комитета.

2) Полученный от Управляющего Балтийским заводом чертеж мидель-шпангоута фрегата “Память Азова”, на котором показаны изменения, предложенные Техническим комитетом по журналу Кораблестроительного Отделения в 1885 году.

Сообщено Главному Управлению Кораблестроения и снабжений, что, рассмотрев вышеупомянутый чертеж, Технический Комитет нашел необходимым, для обеспечения надлежащей поперечной крепости броневого борта и связи его с нижней частью корпуса, иметь промежутки между листовыми шпангоутами в 4 фута, как решено журналом Кораблестроительного отделения в 1885 году, а промежуточные между листовыми шпангоуты довести на 2 фута ниже шельфа и связать их с наружными угольниками, идущими до 3-го стрингера.

4) Командир С.-Петербургского порта препроводил в Технический комитет чертеж бронзового форштевня для фрегата “Память Азова”, причем просил разъяснить: какой должен быть сплав металла, т. е. сколько заключать процентов меди, олова и цинка.

Сообщено Командиру С.-Петербургского порта, что, рассмотрев вышеупомянутый чертеж форштевня, Технический комитет одобрил его для руководства при постройке. Но что касается сплава, из какого должна быть произведена отливка, то из имеющихся в Комитете сведений, полученных через бывшего агента в Англии капитана 2 ранга Линдена, видно, что состав бронзы, принятый в английских адмиралтействах для отливки штевней броненосцев и других судов, состоит на 1000 частей: из 876,5 частей красной меди, 83,2 частей олова и 40,3 частей цинка. Усматривая, что этот состав бронзы весьма близко подходит к пушечному сплаву, Технически Комитет признал правильным и у нас руководствоваться этим составом бронзы для отливки штевней рулей и других подобных изделий.

5) Получены от Управляющего Балтийским заводом восемь чертежей фрегата “Память Азова” с расчетом продольной нагрузки судна.

Означенный расчет был проверен в Чертежной Технического Комитета. Оказалось: 1) что распределение грузов по длине судна сделано правильно и что поперечные переборки, ограничивающие котельные и машинные отделения, могут быть оставлены на назначенных на чертеже местах и 2) что фрегат получит перегрузку около 213 тонн, отчего переуглубится, против чертежа на 6 ? дюйма. Означенная перегрузка произошла от следующих причин:

а) от распространения пояса бортовой брони далее в нос и корму против первоначально предположенной защиты бортовой броней лишь средней части судна, на протяжении машины и котлов, вес броневой защиты увеличился на 53 тонны;

6) вследствие приказания Его Превосходительства о том, чтобы вокруг машинных люков на фрегате “Память Азова” непременно были устроены гласисы, то на устройство их включен в таблицу грузов вес 26 тонн;

в) при проектировании судна вес артиллерии рассчитан в 274,8 тонн, причем 8-ми дюймовые орудия были приняты в 30 калибров, а 6-дюймовые орудия в 28 калибров длиной, пушки же Готчкисса и Барановского вовсе не были приняты в расчет. По журналу Комитета в 1885 году, решено 8-ми и 6-ти дюймовые орудия иметь на фрегате в 35 калибров длиной, отчего получилась перегрузка в 114 тонн, каковая перегрузка и была допущена по вышеупомянутому журналу Комитета. Вес предназначенных для фрегата 12-ти 47 мм пушек Готчкисса и двух 2 ? дюйм пушек Барановскаго составляет 34,6 тонн. Вес 8-ми и 6-дюймовых орудий длиной в 35 калибров со снарядами и зарядами (по 100 на каждое орудие вместо прежде положенного числа по 125 на орудие) составляет 346,2 тонны, а всего с пушками Готчкисса и Барановскаго 380,8 тонн вместо первоначально предположенных 274,8 тонн, так что перегрузка от артиллерии составляет около 106 тонн.

г) вес минного вооружения рассчитан при проектировании фрегата в 18 тонн, ныне же должен составлять 45,78 тонн, так что от минного вооружения получается перегрузка около 28 тонн.

По всем статьям получается общая перегрузка фрегата около 213 тонн, отчего фрегат переуглубится на 6 ? дюйма.

Рассмотрев вышеупомянутые чертежи с участием Управляющего Балтийским заводом и наблюдающего за постройкой фрегата младшего судостроителя Андрущенко, Технический комитет представил на благоусмотрение Управляющего Морским министерством, что главные машины и паровые котлы помещены на чертежах фрегата правильно в отношении к другим судовым грузам. На представленных чертежах паровые котлы показаны двойные, но в назначенных на чертежах котельных отделениях поместятся и одинарные котлы, в случае, если будет решено заменить таковыми показанные на чертежах двойные котлы. Ввиду этого и принимая во внимание, что Балтийскому заводу необходимо скорейшее утверждение представленных им чертежей фрегата, дабы можно было безотлагательно приступить к детальной разработке парового механизма, Технический комитет нашел возможным утвердить показанное на чертежах расположение котельных и машинных переборок.

Вопрос же о том, какие котлы предпочтительнее иметь на фрегате “Память Азова” — двойные или одинарные — будет рассмотрен Комитетом отдельно.

Показанные на чертежах фрегата два аппарата для выбрасывания мин Уайтхеда Комитет находить недостаточными и полагает иметь их еще три, из коих два носовых выдвижных и один кормовой неподвижный для выбрасывания мин Уайтхеда по килю. Если же по местным условиям неподвижный аппарат в корме нельзя будет поставить, то взамен его иметь два бортовых кормовых аппарата. Вышеупомянутое увеличение минного вооружения фрегата потребует добавочного веса 27,8 тонн, а всего добавочного груза будет около 88 тонн. Присоединяя сюда перегрузку фрегата, допущенную прежними постановлениями Комитета, общая перегрузка фрегата получается около 213 тонн. Для уменьшения таковой перегрузки Комитет полагал бы: две 8- ми дюймовые пушки на верхней палубе заменить двумя 6-ти дюймовыми в 35 калибров длиной, подобно тому, как на строящемся для нас во Франции крейсере решено иметь два носовых орудия не 8-ми дм. калибра, а 6-ти дм.

С такой заменой двух 8-ми дюймовых пушек 6-ти дюймовыми перегрузка фрегата “Память Азова” уменьшится на 5 1 тонну, и переуглубление вместо 6 ? дюймов будет 5 дюймов, причем высота броневого пояса над водой будет 1 фут 7 дюйм., т. е, на один дюйм более, чем на последних английских крейсерах с поясной броней, водоизмещением в 5000 т. Но и эта последняя перегрузка в самом же начале плавания уничтожится израсходованием угля, которого рассчитано иметь на фрегате 1100 тонн, достаточных для перехода 11000 миль со скоростью от 8 до 9 узлов.

На журнале Комитета последовала резолюция временно-управляющего Морским министерством, вице-адмирала Чихачева: “Имея в виду, что замена двух носовых 8 дм. орудий на фрегате “Память Азова” двумя орудиями меньшего калибра значительно ослабит боевую способность фрегата как крейсера при погоне за неприятелем нахожу необходимым не изменять артиллерийского вооружения и сохранить на нем два 8 дм. орудия”.

Оглавление книги

Реклама
Похожие страницы

Генерация: 0.124. Запросов К БД/Cache: 2 / 0