Главная / Библиотека / Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925) /
/ На воде / Закладка императорской яхты “Полярная Звезда” и спуск полуброненосного фрегата “Память Азова”

Глав: 14 | Статей: 30
Оглавление
Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Закладка императорской яхты “Полярная Звезда” и спуск полуброненосного фрегата “Память Азова”

Закладка императорской яхты “Полярная Звезда” и спуск полуброненосного фрегата “Память Азова”

(Из журнала “Морской сборник” № 6 за 1888 г.)

В пятницу, 20 мая, в начале двенадцатого часа дня, на одном из эллингов Балтийского судостроительного и механического завода, в С. Петербурге, в присутствии их императорских Величеств, проходила закладка императорской яхты “Полярная Звезда”, а ровно в полдень с другого эллинга того же завода благополучно спущен на воду полуброненосный фрегат “Память Азова”.

Их императорские Величества, государь император и государыня императрица, в сопровождении их императорских Высочеств государя-наследника цесаревича и великих князей Георгия Александровича, Владимира Александровича с августейшей супругой, великой княгиней Марией Павловной, Алексея Александровича, Павла Александровича, Михаила Николаевича с сыновьями Сергеем и Алексеем Михайловичами, Николая Николаевича младшего и Евгении Максимилиановны принцессы Ольденбургской, изволили прибыть на паровых катерах к пристани Балтийского завода, где по левую сторону эллинга была устроена палатка в древнерусском вкусе. При следовании вниз по Большой Неве, к пристани завода, паровой катер с их Величествами шел под императорским штандартом, которому был произведен салют со всех военных судов, стоявших на реке по следующей диспозиции: ниже Николаевского моста у пристаней Английской набережной, стояли:

Императорские яхты:

“Стрельна” (Командир капитан 2 ранга Князь Шаховской)

“Александрия”(Командир флигель-адъютант Нехватович)

“Марево” (Командир лейтенант Малютин)

Пароходы:

“Нева” (Командир лейтенант Трубников)

“Онега” (Командир капитан 2 ранга Третьяков)

“Ильмень” (Командир капитан 2 ранга Левендаль)

“Петербург” (Командир капитан 2 ранга князь Ухтомский)

Далее, посреди реки, на расстоянии от Горного института до Балтийского завода, стояли:

Башенные фрегаты:

“Адмирал Лазарев” (Командир капитан 1 ранга Веселаго 2-й)

“Адмирал Чичагов” (Командир капитан 1 ранга Шанц)

Клипер “Пластун” (Командир капитан 2 ранга Бирилев)

Крейсер “Азия” под флагом вице-адмирала Шварца

(Командир капитан 2 ранга Давыдов 5-й)

Клипер “Опричник” (Командир капитан 2 ранга Герарди)

Клипер “Стрелок” (Командир капитан 2 ранга Дикер)

Яхта “Царевна ” (Командир капитан 2 ранга Кригер)

Против эллингов Балтийского завода, около берега острова Подзорный, были расставлены суда яхт-клуба, и ниже их, также около берега, пароход финляндского лоцманского ведомства “Элекеен” и пароход “Ижора” (командир подполковник Новицкий).

При вступлении их императорских Величеств на пристань Балтийского завода, директор завода, отставной капитан-лейтенант Кази, поднес государыне императрице букет из роз, перевязанный национальными трехцветными лентами, на которых золотыми буквами изображены надписи: “Полярная Звезда”, “Память Азова” и “20 мая 1888 года”. По выходе на площадку около эллинга их императорские Величества изволили проследовать мимо почетного караула, с которым государь император изволил поздороваться.

Затем их Величества изволили подняться на фрегат “Память Азова”, на котором были встречены командиром фрегата, капитаном 1 ранга Ломеном. По осмотре фрегата их императорские Величества спустились на второй эллинг, к месту постройки императорской яхты “Полярная Звезда”. Здесь была произведена закладка яхты, причем его императорское Величество государь император изволил прочитать закладную доску и вложить ее в приготовленное для нее место, и потом, по поданной заклепке, сделать первые удары молотком. Следующие удары были сделаны ее императорским Величеством государыней императрицей и их императорскими Высочествами.

После закладки их императорские Величества изволили пройти к месту палатки, у левой стороны эллинга, на котором находился готовый к спуску полуброненосный фрегат “Память Азова”. Затем государь император приказал начать спуск. Тотчас застучали топоры и молоты, которыми выбивали подпоры. В 11 час. 59 мин. фрегат “Память Азова” тронулся с места и плавно сошел с эллинга на воду. Как только фрегат тронулся с места, музыка заиграла гимн “Боже Царя храни” и раздались крики “ура” всех присутствующих. Спуск удался очень хорошо, несмотря на довольно свежий ветер с юга.

По мере выхода фрегата из эллинга были подняты: на кормовом флагштоке Георгиевский флаг, на бизань-флаг-штоке флаг адмиралтейский, на грот-флаг-штоке императорский штандарт, на фок-флаг-штоке флаг генерал-адмирала, а на носу гюйс. Императорскому штандарту салютовали по уставу все военные суда, стоявшие на Большой Неве. Когда фрегат достаточно завернулся вниз по течению реки, были отданы якоря, задержавшие его немного ниже верфи Балтийского завода.

По окончании церемонии спуска их императорские Величества и сопровождавшие их члены императорской фамилии изволили отбыть от пристани на паровом катере, который направился к стоявшему поблизости клиперу “Стрелок”, возвратившемуся недавно из заграничного плавания. При отбытии их императорских Величеств с клипера “Стрелок” снова был произведен салют по уставу.

Относительно спущенного на воду полуброненосного фрегата “Память Азова”, к постройке которого приступлено 4 марта 1886 года, приводим нижеследующие подробности о его размерениях, элементах и конструкции:

Длина по грузовой ватерлинии — 377 фут. 9 дм.

Наибольшая длина — 385 фт.

Ширина с обшивкой — 50 фт.

Углубление форштевнем — 21 фт.

Углубление ахтерштевнем — 25 фт.

Углубление среднее — 23 фт.

Водоизмещение — 6000 тонн.

Постройка корпуса фрегата производилась на Балтийском судостроительном и механическом заводе, за исключением сталежелезной брони, ко торая в количестве 48 плит, изготовлена на адмиралтейских Ижорских заводах.

В постройку корпуса фрегата, до спуска его на воду, употреблено стали разных сортов до 112 918 пудов; медного сплава на штевни, руль и кронштейны гребных валов до 4964 пудов; листов красной меди для обшивки подводной части до 1618 пудов; дельных вещей до 6669 пудов и установлено на место шесть траверзных и двадцать бортовых броневых плит, весом 9810 пудов.

На подкладку под броню и наружную обшивку в подводной части, отделяющей стальной корпус от медной обшивки, употреблена лиственница, а на внутренний слой той же обшивки и на настилку палуб — сосна; на ватервейсы — дуб и тик, а на комингсы люков — красное дерево.

Корпус крейсера выстроен по контракту, под наблюдением корпуса корабельных инженеров, старшего судостроителя Андрущенко.

Вертикальный внутренний киль идет непрерывно во всю длину судна.

Фор-и ахтерштевни, и рулевая рама отлиты из бронзы.

Шельф под броней состоит из стальных листов весом 22 фунта на кв. фт. и длиной не менее 20 фт.

Наружная обшивка составлена из стальных листом, расположенных внакрой, и длиной, по возможности, не менее 20 фт.

Продольные переборки простираются непрерывно на длину машинного и котельного отделений, и состоят из листов в 16 фунтов на кв. фт.; продолжение этих переборок в нос, до начала внутреннего дна, сделано из листов 14,1 фунта на кв. фт.

Поперечные переборки составлены, в пределах броневого пояса из листов в 16 фунтов, и в оконечностях — в 14,1 фунта на кв. фт.

Стальная настилка палуб сделана из листов весом от 10 до 11 фунтов на кв. фт.

Броня жилой палубы простирается на длину броневого пояса и состоит из двух слоев стальных листов: нижнего в 22 фунта на кв. фт. и верхнего в 66 фунтов. Броня нижней палубы также из двух слоев, из коих нижний по всей блиндируемой площади в 22 фунта на кв. фт., а верхний — над крюйт-камерами и несколько далее — в 66 фунтов, а в остальных местах 44 фунта.

Наружная деревянная обшивка состоит по толщине из двух рядов; внутренний ряд составляет сплошь набранные чаки, расположенные в направлении шпангоутов. Наружный ряд обшивки состоит из лиственничных досок толщиной 2? дм, расположенных в продольном направлении.

Медная обшивка состоит из обыкновенных медных листов, весом 8 фунтов.

Настилка палуб сосновая, на полубаке и на нижней палубе в 2’/2 Дм толщины, на верхней палубе 3 дм и на батарейной палубе 4 дм.

Подкладка под броней сделана из лиственницы, толщиной 9 дм. Бортовая броня из плит, толщиной от 4 до 6 дм; траверзная броня в 4 дм.

Машина фрегата “Память Азова” двухвинтовая и состоит из двух вертикальных механизмов с тройным расширением пара, каждый из трех цилиндрах. Вместе оба механизма должны развить 8500 индикаторных сил при естественной тяге, и 11 500 индикаторных сил при форсированной тяге. Число оборотов машины при форсированной тяге предполагается около 115 в минуту.

Паровые котлы, числом шесть, двойные, каждый с шестью волнистыми топками. Рабочее давление пара в котлах 130 фунта на кв. дм.

Вес машины с котлами и водой 1150 тонн. Ожидаемая скорость хода не менее 17 узлов при естественной тяге и 18 узлов при форсированной.

Артиллерия будет состоять из двух 8-дм орудий и четырнадцати 6-дм орудий, длиной 35 калибров. Расположение артиллерии отличается от фрегата “Дмитрий Донской” тем, что новый фрегат будет иметь одно орудие погонное и одно отступное, оба 6-дюймовые, установленные по диаметральной плоскости. Кроме, упомянутых больших орудий, на фрегате будет поставлено четыре орудия 4-фунтовых и четырнадцать орудий скорострельных.

Минное вооружение будет состоять из трех аппаратов для выбрасывания мин Уайтхеда.

Парусность фрегата “Память Азова” будет значительно меньше, чем на фрегатах “Дмитрий Донской” и “Владимир Мономах”, а именно только 16 000 кв. фт., вместо 26 00 кв. фт., и бизань-мачта на фрегате “Память Азова” будет сухая.

Запас топлива, сравнительно, гораздо больше, потому что фрегат “Память Азова” со своей машиной тройного расширения может взять угля на 15000 миль плавания, между тем как фрегаты “Дмитрий Донской” и “Владимир Мономах” берут его приблизительно в 8500 миль.

Относительно имени, данного по Высочайшему повелению только что спущенному фрегату, считаем небезынтересным привести следующую справку {2}.

Первые военные действия русского флота, созданного Петром Великим, происходили при турецкой крепости Азове, взятию которой в 1696 году и впоследствии в 1736 году немало способствовали суда азовского флота. Поэтому название “Азов” нередко повторяется в судовых списках нашего военного флота.

Первый корабль этого имени был 54-пушечный, спущенный на воду в С.-Петербурге в 1736 году. Второе военное судно того же имени был так называемый 16-пушечный “новоизобретенный корабль”, построенный на Дону, в Новопавловске, а спущенный на воду в 1770 году. Третий корабль “Азов” был 74-пушечный, выстроенный в Архангельске и спущенный на воду 26 мая 1826 года. Командиром этого корабля был капитан 1 ранга Михаил Петрович Лазарев.

В 1827 году корабль “Азов” поступил в состав эскадры генерал-адъютанта адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина, поднявшего на нем свой флаг и вышедшего с эскадрой на Кронштадтский рейд 21 мая 1827 года.

На корабле “Князь Владимир” держал флаг вице-адмирал Е.И. Лутохин, а на корабле “Св. Андрей" контр-адмирал граф Логин Петрович Гейден.

Вскоре по выходе эскадры на рейд государь Император Николай Павлович посетил корабль “Азов” и, осматривая арсенал, обратил особое внимание на искусно выложенные из ружейных замков имена незабвенных для русских моряков побед при Гангуте, Ревеле и Чесме. После последнего имени была сделана буква И. Государь заметил это и спросил капитана Лазарева, что значит эта буква.

Михаил Петрович отвечал, что она означает продолжение выше выставленных имен.

“А что же будет дальше?” — спросил государь.

“Имя первой победы флота вашего императорского Величества”, — отвечал Лазарев.

С 9 по 10 июня, в полночь, император неожиданно приехал на корабль “Азов”. Сигналом приказано было сняться с якоря, начиная с передовых подветренных судов, и вскоре весь флот был уже под парусами. На “Азове”, с восходом солнца, вместе с флагом подняли штандарт, означавший, что государь лично предводительствует флотом.

Гром салюта с судов и крепостных верков радостно приветствовал это известие, и, пользуясь легким попутным ветром, эскадра направилась в море… После маневрах под Красной Горкой император присутствовал при совершении напутственного молебствия на корабле “Азов” и затем, расставаясь с эскадрой, произнес заветные для нее слова: “Надеюсь, что в случае каких-либо военных действий поступлено будет с неприятелем по- русски…”

Эскадра прибыла в Портсмут через 17 дней и разделилась на две: одна, под начальством адмирала Д.Н. Сенявина, перенесшего свой флаг на корабль “Князь Владимир”, возвратилась в Россию, а другая, под начальством контр-адмирала Л.П. Гейдена, поднявшего свой флаг на корабле “Азов”, отправилась в Средиземное море.

В сражении из русских судов более других потерпел от неприятельского огня корабль “Азов”; на нем все мачты были так перебиты, что при фальшивом вооружении с трудом можно было нести на них паруса; в одном корпусе корабля было 153 пробоины, в том числе 7 подводных. Наибольшее число убитых и раненых было также на “Азове”, а именно: убито нижних чинов 24, ранено офицеров 6, нижних чинов 61, что составляло около половины общего числа убитых и раненых на всей нашей эскадре.

Список офицеров, бывших на корабле “Азов” в Наваринском сражении, следующий:

Начальник эскадры контр-адмирал граф Логин Петрович Гейден.

Командир корабля капитан 1 ранга Михаил Петрович Лазарев.

Старший офицер капитан-лейтенант Павел Баранов.

Лейтенанты: Маркиз Александр де-Траверсе, Андрей Шеман, князь Семен Ухтомский, Павел Нахимов, Иван Бутенев, Сергей Тыринов, Александр Моллер.

Мичманы: Ефим Путятин, Александр Путята, Василий Максимов, Владимир Корнилов, Константин Истомин, Иван Асташев, Петр Дергачев. Гардемарины: Дмитрий Шишмарев, Владимир Истомин. Корпуса морской артиллерии, капитан-лейтенант Егор Андреев. Унтер-лейтенант Николай Тибардин. Штурман 8-го класса Григорий Никифоров. Штурманские помощники 14 касса: Петр Здоровенков, Николай Скрябин. Лекари: Андрей Дроздов, Демьян Кочинский, Иван Неймант. Шкипер 13 класса Василий Трифонов. Комиссар 13 класса Игнатий Гаврилов. Обер-аудитор 9 класса Василий Алексеев. Иеромонах Герасим.

Из офицеров были ранены: капитан-лейтенант Баранов, лейтенант маркиз де-Траверсе, Шеман и Бутенев, штурман Никифоров и шкипер Трифонов.

За славное участие в Наваринской битве Император Николай Павлович всемилостивейше пожаловал кораблю “Азов” Георгиевский флаг, присланный на Мальту, где находилась эскадра, с курьером из России флигель-адъютантом маркизом де-Таверсе (лейтенант корабля “Азов”).

Все офицеры эскадры в полной парадной форме собрались на “Азов”, чтобы присутствовать при поднятии флага. Священник отслужил молебен, окропил флаг святой водой и прочел присягу. Затем флаг перенесен был лейтенантами корабля “Азов”, в сопровождении адмирала на ют и по его команде медленно пошел к ноку гафеля, сопровождаемый громким “ура” людей, посланным по реям, и салютом всех орудий “Азова”.

Все суда нашей и английской эскадры, послав людей по реям, также салютовали флагу.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 0 / 0