Глав: 3 | Статей: 73
Оглавление
Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.
Леонид Анцелиовичi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Количество и качество

Количество и качество

Новый, 1937 год начался для Вилли с приятного события. Он стал членом элитного спортивного клуба «Германо-Австрийская Альпийская Ассоциация». Но через месяц чувство тревоги опять овладело им. Тео Кронейс под большим секретом сообщил, что Мильх еще больше возвысился. В предпоследний день января в торжественной обстановке Гитлер вручил ему золотой партийный значок. Теперь за столиком Мильха в берлинском ресторане замечены Бломберг, Гиммлер, Гесс и Геббельс – они уже видят в нем будущего министра авиации.

Вилли успокаивал себя: будет ли Мильх министром авиации или им останется Геринг – неважно, каждому из них нужны отличные боевые самолеты, а его 109-й истребитель доказал, что он самый лучший. И его главная забота сейчас в том, чтобы не допустить перетяжеления машины при ее серийном производстве и непрерывно, при каждой возможности улучшать ее летные, эксплуатационные и боевые характеристики.

Только когда в прошлом году решили искать площадку для строительства второго завода для производства его истребителя, Вилли реально поверил в возможность снабдить Люфтваффе большим количеством самолетов. Он начал перебирать возможные места для нового завода. А нашел лучшее место Тео. Он, конечно, по совместительству еще и ответственный за развитие авиационной промышленности Баварии, ему и карты в руки. Но малонаселенная лесистая местность рядом с травяным аэродромом в районе Регенсбург-Прюфенинг в 120 км северо-восточнее Аугсбурга – действительно отличное место.

Тогда заседание совета директоров компании «Баварский авиационный завод» назначили на 21 августа 1936 года в 7 часов вечера. Лето выдалось жарким, а к вечеру становилось прохладнее. В повестке заседания было два вопроса:

1. Об учреждении независимой компании Flugzeug-werke GmbH в Регенсбурге.

2. О праздновании 10-летия Баварского авиационного завода.

Все девять членов совета директоров появились в конференц-зале административного корпуса точно в семь.

Фрау Лилли Стромейер была в цветастом крепдешиновом платье с коротким рукавом выше локтя. Гладко причесанные темные волосы с правым пробором едва прикрывали ее уши, в которых блестели крупные фамильные серьги. Из-под тонкой металлической оправы очков с темными пластиковыми дужками смотрели внимательные, выразительные глаза негласной хозяйки компании. В ее миниатюрной стройной фигурке и худом лице не было и намека на желание командовать. Ее авторитет и так был очень высок, потому что для основания компании она вложила все деньги своей знатной семьи. Лилли и сейчас владела большим пакетом акций, стоимость которых быстро росла. Но и в нынешние бурные времена, как и раньше, ее роль сводилась к одному. Она анализировала и советовала Вилли.

Вилли пришел усталым. Как всегда в элегантном темно-сером костюме и черном галстуке с белой рубашкой, он бодрился и старался быть обаятельным, но его выдавали глаза. Они часто подолгу смотрели в одну точку и постоянно выражали крайнюю озабоченность. Залысина на лбу еще больше увеличилась, почти достигнув середины головы. Борьбу за сохранение шевелюры, оставляя волосы сзади подлиннее, он явно проигрывал.

Тео Кронейс за шевелюру уже не боролся. Его бритая круглая голова мясника выражала самодовольство, хитрость и жажду власти. Он явился в генеральской форме оберфюрера СС, уселся во главе стола и деловито стал перебирать бумаги в своей кожаной папке. Сегодня председатель совета директоров был докладчиком по первому вопросу.

Банкир Фриц Сейлер был на три года старше Вилли, а выглядел намного моложе. Этому в немалой мере способствовали его внешность и манера одеваться. Небольшого роста, с миловидным лицом, он производил впечатление удачливого и энергичного управляющего большим имением. Сегодня он был докладчиком по второму вопросу и сиял в белом костюме с малиновой бабочкой. В самые трудные для компании времена банкротства, с 1931 по 1933 год, он вместе с Конрадом Меркелем выручал ее, как только мог. С тех пор – он заместитель председателя совета директоров и финансовый администратор компании. А еще у него был очень ценный для компании талант переговорщика, который он использовал в полной мере, чтобы выбить у Мильха выгодное решение.

Коммерческий директор Ракан Кокотаки занял, как всегда, место по правую руку от Вилли – он был его заместителем по заводу. Он тоже выглядел уставшим, и его облик грека-киприота стал больше принимать черты чистокровного еврея.

Директор по производству Фриц Хентзен был на год старше Вилли и в юности тоже строил планеры. Потом работал у Фоккера. На Баварский авиационный завод пришел в 1934-м. Со временем стал начальником цеха сборки самолетов. Он вдвоем с Вилли летал на 108-м, и Фриц часто управлял машиной в левом кресле. На заседаниях совета директоров он всегда садился напротив Вилли и внимательно слушал его реплики и замечания.

Опытный юрист Конрад Меркель уже несколько лет стоит на страже интересов компании и Вилли Мессершмитта, проверяя и внося коррективы в каждый контракт, а также представляя компанию в любых конфликтах.

Два других члена совета директоров представляли внешние инстанции и были их глазами и ушами. Элегантный Шварцкопф работал в Министерстве авиации и курировал Баварский авиационный завод. А вышколенный обер-бургомистр Аугсбурга Джозеф Мейер приехал на заседание совета в военной форме и с прилизанной шевелюрой.

Особых дебатов по докладу Тео Кронейса не было. Тем более что в конце он сообщил, а Шварцкопф подтвердил, что министерство вкладывает в строительство нового завода в Регенсбурге 14 миллионов рейхсмарок. Постановили новую независимую самолетостроительную компанию Flugzeugwerke GmbH в Регенсбурге учредить и просить Тео Кронейса взять на себя общее руководство строительством завода.

Вилли и Тео приехали в мастерскую архитекторов города Аугсбурга, которые разрабатывали планы реконструкции существующего авиационного завода. Теперь им выдали контракт на архитектурный план нового авиазавода в Регенсбурге.

Вильгельм Вихтендаль и Бернхард Хермке встретили заказчиков с самыми любезными улыбками и сразу провели их к большому макету проектируемого завода. Вилли внимательно слушал объяснения, и все его вопросы касались обеспечения бесперебойного производственного процесса от входного контроля материалов и готовых изделий на складах до ангара предполетной подготовки самолетов и тира для пристрелки оружия.

Большие и высокие корпуса нового завода отвечали самым высоким стандартам строительства современных машиностроительных предприятий. Их так искусно вписали в складки местности и существующие вековые деревья, что даже на цветном макете казалось, что завод расположился в огромном парке. Завод был рассчитан на значительное увеличение числа выпускаемых самолетов в будущем. Тео, конечно, больше интересовало строительство жилья для рабочих и их бытовое обустройство. Когда им показали на макете стройные ряды индивидуальных коттеджей и четырехквартирных двухэтажных домов, здания торгового центра, спортивного комплекса с бассейном и кортами, здание кинотеатра и маршруты общественного транспорта, Тео успокоился. Было еще много вопросов. Только убедившись, что проект завода в компетентных руках и впечатляет своей продуманностью, они пожелали архитекторам побыстрее его закончить и уехали.

Стараниями Тео Кронейса ровно через девять месяцев родился новый авиационный завод, который многие эксперты считали лучшим в Европе. Торжественная церемония состоялась 8 мая 1937 года, на которой Тео сиял, как масленый блин, а другие ораторы отмечали важность события и огромную роль главного героя торжества.

Вилли стоял в толпе начальства и гостей на трибуне, пахнущей свежими досками и построенной на траве летного поля. Напротив возвышалась громадина ангара окончательной сборки и предполетной подготовки самолетов. Двое больших ворот в стене были открыты и украшены по бокам свисающими красными полотнищами с черной свастикой в белом круге посередине. Белые простенки между воротами также украшали свисающие красные гирлянды. Вилли смотрел на выстроившихся в нестройные колонны между трибуной и ангаром участников митинга. Здесь стояли рабочие, инженеры и служащие завода, строители подрядных компаний и гости почти со всей Германии. Перед каждой колонной на подставке был укреплен прямоугольный белый транспарант с названием организации, которую представляют собравшиеся. Вдали виднелся город Регенсбург с двумя шпилями местного собора.


Компоновка разведчика Bf-161.

Но мысли Вилли были на заводе в Аугсбурге. Именно там сейчас решалась важная задача его будущего. Со сборочной линии уже третий месяц сходят его серийные истребители Bf-109B-1 с мотором Юмо-210Da, взлетной мощностью 680 л.с., деревянным двухлопастным воздушным винтом «Шварц» и двумя пулеметами. На них он учел все замечания, выявленные на опытных V-4, V-5 и V-6 в Испании. Уже выполняет программу летных испытаний седьмой опытный 109В. Двигателисты Юмо за счет непосредственного впрыска топлива и двухступенчатого нагнетателя довели мощность на взлете на их новом M-210G до 700 л.с. К этому мотору поставляется трехлопастной металлический винт изменяемого шага – лицензия Гамильтон-Стандарт. Опытный истребитель с такой силовой установкой существенно прибавил в летных характеристиках и будет эталоном следующей серии Bf-109B-2, на которую завод переключится в ближайшее время.

Два месяца назад взлетел его первый опытный скоростной бомбардировщик Bf-162 V-1. Это была одна из двух модификаций дальнего истребителя Bf-110. Бомбардировщик обогнал опытный тактический разведчик Bf-161 V-1, который еще оставался в сборочном цехе. Министерство авиации было щедро и раздавало контракты на опытные самолеты всем, кто мог их построить. На прототип бомбардировщика Вилли установил моторы Даймлер-Бенц 600D и теперь радовался, что он на испытаниях показал скорость почти 500 км/ч. Его серийные истребители летали в это время с меньшей скоростью. Но Вилли знал, что пробиться с бомбардировщиком в серию будет очень трудно.


Прототип бомбардировщика Bf-162, 1937 год.

Ему противостоят четыре очень совершенных конкурента: «Юнкере» Ju-88, «Дорнье» Do-17M, «Хеншель» HS-127 и «Хейнкель» Не-119.

Аугсбург строит второй и третий прототипы бомбардировщика, первый и второй прототипы разведчика, и Вилли еще не знает, что летные испытания этих машин в последующие годы закончатся ничем. Они обоготят компанию бесценным опытом, но не ожидаемыми доходами от серийного производства. Пока только его одномоторный истребитель был принят на вооружение как единственный в Люфтваффе и заказан в большом количестве.

Его птенцы разлетаются из гнезда Аугсбурга, и он требовал от своих конструкторов еще и еще проверять каждую машину, чтобы вместе с контролерами сборочного цеха выявить как можно больше скрытых производственных дефектов. Он их боялся как огня. Каждый такой производственный недостаток может вызвать летное происшествие, оно уже бросит тень на самолет в целом. Вилли прекрасно понимал, что в нынешние времена, когда важные государственные решения зависели от мнения одного, зачастую не очень компетентного босса, можно легко попасть под горячую руку. Поэтому начавшаяся эксплуатация его истребителей вызывала у него особую тревогу, и он старался сделать все от него зависящее, чтобы обеспечить безопасность их полетов.

Вместе с конструктивно-технологической доводкой производственного процесса выпуска истребителей Мессершмитта в цехах завода в Аугсбурге менялся и внешний облик этого, еще недавно маленького предприятия. Продажи Министерству авиации самолетов, построенных по лицензии, принесли заводу большие деньги. Доход за прошлый, 1936 год превысил 12 миллионов рейхсмарок. Было на что строить. Количество рабочих перевалило за пять тысяч.

Помимо возведения новых цехов и ангаров на территории старого завода, в направлении на юг вдоль летного поля развернулась стройка корпусов второго комплекса завода. Здесь располагалось производство оснастки и стапелей, агрегатная и общая сборка. Тут же был построен большой спортивный комплекс с открытым плавательным бассейном. Третий новый комплекс ангаров завода для окончательной сборки и заводских летных испытаний был построен на южной оконечности летного поля. В полутора километрах от старого завода на юг, по правую сторону от Haunstetter Strasse, расположился четвертый комплекс завода с механическими цехами, сборочным цехом крыльев и складами.

Когда завод в Аугсбурге в основном был реконструирован, он представлял собой уже совсем новый, большой и современный самолетостроительный комбинат, состоящий из четырнадцати производственных цехов, шести ангаров для предполетной подготовки самолетов, четырех складов и корпуса прочностных испытаний. Рабочих на территории обслуживали семь столовых, медсанчасть и два медпункта «Скорой помощи». Район Хохфилд на южной окраине Аугсбурга был застроен большим количеством трехэтажных многоквартирных домов для заводских рабочих. А вблизи завода, на полях вдоль Haunstetter Strasse, выстроили целый поселок семейных домов для инженерно-технических работников.

Вилли очень нервничал, беспокоясь за судьбу своих первых опытных машин, которые забрали в Испанию. Истребитель-спарку он еще не разработал. Строевые летчики Люфтваффе пересаживались прямо с бипланов Хейнкеля и Арадо, не могли знать все особенности истребителя нового типа и быстро приноровиться к нему. В лучшем случае пилотов удается вывести на 108-й, но этих самолетов пока очень мало. Вилли до мелких деталей помнил рассказ, как молодой Траутлофт при первом взлете с аэродрома Севильи в прошлом году на третьем опытном передрал машину и ударился хвостовым колесом так, что повредил не только его, но и руль направления. Слава богу, все кончилось только аварией, и машину там же отремонтировали.

Беспокойство Вилли имело и более веское основание. В конце февраля истребители первой серии В-1, в количестве 30 машин, военные уже принимали без задержек – все их вопросы были решены. Военный летчик делал один контрольный облет, и затем самолет перегоняли в часть.

В то утро, 26 февраля, из Травемюнде на их транспортном самолете привезли пилота, который должен был перегнать туда принятый накануне истребитель с заводским номером 1001. После взлета истребитель помахал крыльями и полетел на север. В воздухе его сопровождал их транспортник. По докладу пилота транспортника, истребитель, летящий впереди, вдруг резко скользнул вправо и с нарастающим креном устремился к земле. Летчик попыток покинуть самолет не делал. От сильного удара о землю в северной окрестности Аугсбурга истребитель разрушился и сгорел. Летчик погиб.

Комиссия, расследовавшая катастрофу, ее причину выявить не смогла. Но эта неделя после трагедии оставила тяжелый след в состоянии Вилли. Он выглядел постаревшим на десять лет. Теперь Вилли с помощью Тео изучает досье каждого пилота, которого намечают к переучиванию для полетов на его истребителе. Вилли приказал предельно четко инструктировать каждого нового летчика о его действиях в особых обстоятельствах, особенно при отказе мотора. Особый упор он делал на категорический запрет превышения допустимых диапазонов скоростей и перегрузок.

Еще одна проблема очень беспокоила Вилли – выпуск его истребителя по лицензии компаниями «Физлер», «Фокке-Вульф» и «ЭРЛА». Конечно, их заставили купить лицензии и выпускать большое число самолетов. Проблему он видел в том, что они захотят сэкономить на производственной оснастке и оборудовании контроля качества и выпущенные ими самолеты будут иметь много скрытых производственных дефектов, а следовательно, и предпосылки к летным происшествиям. С другой стороны, эти компании видят в нем конкурента и будут только рады дискредитировать его истребитель в глазах военных. Выход он видел только в ужесточении авторского надзора на всех этапах производства истребителя в каждой из этих компаний.

Оглавление книги


Генерация: 0.412. Запросов К БД/Cache: 3 / 0