Глав: 3 | Статей: 73
Оглавление
Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.
Леонид Анцелиовичi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Юбилей

Юбилей

Сорок лет – возраст небольшой. А он столько успел! Главным достижением сорокалетнего Вилли Мессершмитта был созданный им высокопрофессиональный коллектив конструкторов и производственников. Его оркестр, который он подобрал, правильно рассадил и теперь пламенно и талантливо дирижирует им, это только инструмент для его творчества. Своему триумфу в сорок лет Вилли обязан прежде всего самому себе. Это его пытливость и терпение, его непоколебимое постоянное стремление докапываться до самой сути вещей сделали его настоящим ученым и исследователем и в аэродинамике, и в строительной механике, и в теплотехнике. Его трудолюбие и талант позволили ему объединить все научные достижения человечества в реализации лучших в мире проектов самолетов.

Но в этот радостный и волнительный для Вилли теплый день, 26 июня 1938 года, когда он уже с утра в своем кабинете на заводе в Аугсбурге принимал поздравления от непрерывно чередующихся гостей, он заземленно понимал, что всему этому шуму он обязан только массовым производством 109-го. Этот проект не только сделал его очень богатым, но и знаменитым во всем мире авиаконструктором.

В своей шикарной темно-серой тройке, в ослепительно-белой рубашке с темно-серым, почти черным галстуком, высокий и стройный, без единого намека на полноту, он принимал очередного поздравляющего или целую делегацию с искренне-радостной улыбкой на лице. В течение беседы он ходил по кабинету с распахнутым пиджаком, жестикулировал руками и, спохватившись, засовывал их в карманы брюк и продолжал возбужденно говорить.

Да, фамилию Мессершмитт теперь очень часто произносили в военных и авиационных кругах разных стран, она не исчезала со страниц авиационных журналов и часто появлялась в газетах. Эффектный подарок юбиляру преподнесли Гесс и Геббельс – выступили с инициативой переименовать компанию «Баварский авиационный завод» в «Мессершмитт». Собрание акционеров компании, собравшееся через две недели, главными среди которых были сам Вилли Мессершмитт и Лилли Стромейер, единодушно проголосовало за смену названия. Теперь обозначение всех новых самолетов компании будет начинаться с букв «Ме», а не с «Bf», как раньше.

Подарок юбиляру от Геринга и партии был, пожалуй, еще более весомым – все единодушно проголосовали за назначение профессора Мессершмитта председателем совета директоров и генеральным директором компании. Руководство Третьего рейха доверило сорокалетнему Вилли стать единоличным хозяином очень важной самолетостроительной компании.

Международная известность Вилли Мессершмитта подпитывалась и отзывами известных летчиков о его самолетах. Когда в середине июля в Германию прилетел знаменитый американец, майор Эл Вильямс на биплане «Грумман» с мотором воздушного охлаждения в тысячу лошадиных сил, то, как старый друг Удета, он дал ему полетать на своем чудо-коне. Вильямс еще в 1931 году организовывал участие Удета в воздушных соревнованиях в Кливленде. В качестве ответного жеста Удет привез друга на авиазавод компании «Физлер» в Касселе, который выпускал в это время по лицензии истребители Мессершмитта. Вильямс взлетел на Bf-109D. Он покрутил его как мог и благополучно сел. Опубликованный отзыв знаменитого пилота, растиражированный Геббельсом, наделал много шума и вызвал у военных многих стран панический страх за будущее. Что поразило Вильямса?

Мотор работал тихо, как часы. Несмотря на малую площадь киля и руля направления, поток воздуха от пропеллера позволял легко управлять самолетом при рулении, не прибегая к тормозам основных колес. Взлет – нормальный и с дистанции вполовину меньшей, чем требуется Харрикейну, и только с четверти дистанции взлета «Спитфайра». В пикировании показал 650 км/ч и плавно вышел прекрасно управляемым. Впервые на ручке управления над кнопкой стрельбы установлен откидываемый предохранитель.

Вильямс заявил, что истребитель Мессершмитта – это лучший самолет, на котором он когда-либо летал, и если ему когда-то придется воевать на истребителе, то он предпочел бы Bf-109 «Спитфайру» и «Харрикейну». Хотя он никогда до этого не летал ни на «Спитфайре», ни на «Харрикейне», его заявление прозвучало очень весомо, а популярность Мессершмитта еще более возросла.

В августе в Аугсбурге Вилли принимал французов. Командующий ВВС Франции генерал Вулемин прибыл с высшими офицерами в сопровождении Мильха. За пять предыдущих дней он уже успел побывать на многих авиазаводах и аэродромах Германии. Ему показали новые модернизированные бомбардировщики Хейнкеля Не-111 и устроили спектакль с будто бы крупносерийным производством нового секретного истребителя Хейнкеля Не-100. Теперь они должны впечатлиться достижениями Мессершмитта.

Толстый Кронейс как всегда вырядился в парадную форму штурмовика. Его ботинки с пристегнутыми гладкими голенищами контрастировали с обычными ботинками всех присутствующих, прикрытых брюками навыпуск. Кронейс на все происходящее смотрел, заложив руки за спину. Вилли надел черный костюм-тройку и от волнения как всегда держал руки в карманах брюк.

Показ начался с высшего пилотажа «Эмиля». Потом всех пригласили в тир, где стоял один из первых серийных двухмоторных истребителей Bf-110B-1. Залп его четырех пулеметов и двух пушек разнес мишень в щепки и произвел на французов должное впечатление. Затем лучший пилотажник компании «Мессершмитт» Вилли Штор продемонстрировал французам весь комплекс фигур на этой тяжелой машине, который произвел на них не менее сильное впечатление, чем стрельба. Генерал Вулемин потом поделится своими «открытиями» с англичанами, и старания немцев в создании блефа своей авиационной мощи будут вознаграждены.

В свои сорок лет Вилли удостоился самой престижной награды для любого ученого Германии, почти Нобелевской премии. В Доме оперы Нюрнберга в праздничный День нацистской партии 6 сентября 1938 года ему, Хейнкелю, Порше и Тодту в торжественной обстановке были вручены дипломы лауреатов Национальной премии по науке и искусству. Почти «нобелевская» лекция Мессершмитта перед учеными страны в Академии авиационных исследований была посвящена проблемам полета на больших скоростях. А через пять месяцев все четверо будут вызваны в рейхсканцелярию в Берлин. Там Гитлер собственноручно вручит им премии и памятные медали с бриллиантами.

Приглашение на ужин в посольство США в Берлине было совершенно неожиданным. Вилли попросил свою секретаршу выяснить подоплеку. Оказалось, в Германию опять прилетает легендарный американский летчик Чарльз Линдберг, который первым пересек Атлантический океан на одномоторном самолете. Учитывая его восхищение переменами в Германии, визиту придавалось особое значение. Американские дипломаты и разведчики постарались использовать это событие для более тесного общения с руководителями авиационной промышленности Германии и выяснения реального состояния военной авиации.

Вечером 18 октября, когда Вилли вошел в шикарный зал приемов, посол Хью Вильсон сразу представил ему Чарльза Линдберга. Прошло более десяти лет, как он стал самым знаменитым пилотом в мире. Он и Вилли были почти одного роста и оба стройные и молодые. Хотя Чарльз и был на четыре года моложе Вилли, он тоже начал лысеть со лба, а на висках пробивалась еле заметная седина. И ямочка на подбородке стала более рельефной. Линдберг неплохо говорил по-немецки, и они непринужденно разговаривали, когда в зале появился Геринг в сопровождении Мильха и Удета. Тут же появился и Хейнкель. В зале было много послов и военных атташе. После обильного застолья с тостами и краткими речами Геринг вручил Чарльзу Линдбергу высшую награду для знаменитых иностранцев, симпатизирующих нацизму, – Орден германского орла. Светлый мальтийский крест, между лучами которого располагались четыре орла со свастиками, был подвешен к пурпурной красной ленте с черными кантами. За два с небольшим месяца до этого еще один известный американец удостоился Большого ордена германского орла в золоте. Это был Генри Форд, доживший до своего 75-летия.

На следующий день Вилли вместе с Чарльзом Линдбергом на борту пассажирского Ю-52 прилетел из Берлина в Аугсбург. С воздуха они осмотрели окрестности завода. Воздушный показ для американского гостя в точности повторял программу, показанную французам: пилотаж 109-го и 110-го. Пока смотрели крутящиеся в небе истребители, Чарльз совсем продрог на осеннем ветру. Вилли и Лилли были в демисезонных пальто и шляпах, а он в одном костюме. И свою шляпу он при даме все время держал в руке. Лилли оживленно беседовала с гостем, расспрашивая о жизни в Америке, а Вилли предпочитал помалкивать и думал о своем. Несколько раз Чарльз напоминал, что очень хочет полетать на 109-м. Но Вилли отмалчивался, зная, что здесь, в Аугсбурге, сейчас это невозможно. У него как раз в это время гостил известный французский летчик Детройо, и командование Люфтваффе не хотело его допускать к управлению своим последним истребителем. Он не должен был знать, что это разрешили Линдбергу. Поэтому Вилли предложил Чарльзу пока два вывозных полета на Bf-108B-1 с их шеф-пилотом Германом Вурстером.

Через два дня Вилли с американским гостем уже были в Рехлине, где в это время испытывался опытный ВМ09Е. Линдберг провел в воздухе полчаса, сел, снова взлетел, сделал круг над аэродромом и сел. Он отметил сложность установки шага винта при взлете, полете и пикировании, а также необходимость запирания хвостового колеса на разбеге и при посадке. Но в целом его оценка творению юбиляра была очень высокой: «Я не знаю другого истребителя, в котором простота конструкции сочетается с такими отличными летными характеристиками».


Озабоченный юбиляр.

Вечером в своем дневнике Линдберг подвел итог своего общения с Вилли.

Он записал: «Мессершмитт молод, вероятно, около сорока, и он, безусловно, один из лучших конструкторов самолетов в мире.

У него строгое лицо и искренние глаза. Интересная и привлекательная личность».

Очаровав знаменитого американца своими самолетами и своей персоной, Вилли способствовал большой нацистской политике – укреплению профашистского лобби в США и консолидации с «правыми» в Англии. Проводником этих устремлений нацистов стал Чарльз Линдберг.

Возвратившись в Штаты и вдохновляемый американским послом в Лондоне Джозефом Кеннеди, Линдберг пишет секретный меморандум британскому правительству, в котором утверждает: «Если Англия и Франция ответят силой на нарушение Гитлером Мюнхенских соглашений, то это будет для них самоубийством. Военная мощь Франции недостаточна, а Англия обладает устаревшим вооружением, самонадеянно уповая на мощь своего флота. Необходимо срочно усилить Военно-воздушные силы, чтобы вынудить Гитлера повернуть его амбиции на Восток и воевать против «азиатского коммунизма».

В год своего юбилея Вилли Мессершмитт полностью освободился от постройки по лицензии на заводе в Аугсбурге самолетов других авиаконструкторов. Теперь они по лицензии строят его самолеты. Заводы Физлера в Касселе, юго-западнее Берлина, Фокке-Вульфа в Бремене, ERLA в Хейтерблике под Лейпцигом и авиационный завод в Винер-Нойштадте, южнее Вены, теперь переключились на его «Эмили».

Новый завод в Регенсбурге под неустанным управлением Тео Кронейса полностью освоил серийный выпуск Bf-108B-1 для Люфтваффе и в этом году сдаст 175 машин. Сейчас он тоже переключается на выпуск «Эмилей». Все это создавало у Вилли душевный подъем, ему еще больше хотелось создавать новые шедевры. Теперь с высоты своих сорока лет он видел впереди поражающие воображение ракетные и реактивные самолеты.

Как бы завершая юбилейные торжества, Вилли и баронесса Лилли переехали в новый просторный дом в Аугсбурге на Гентнерштрассе-24. А в его родной Высшей технической школе Мюнхена прошла торжественная церемония присуждения ему почетного звания Доктора инженерных наук (Dr Ing e.h.) с вручением новой мантии и диплома. И, наконец, приятным подарком юбиляру была покупка его десяти истребителей Bf-109B правительством Швейцарии для своих ВВС и заказ еще тридцати.

Оглавление книги


Генерация: 0.171. Запросов К БД/Cache: 3 / 1