Глав: 3 | Статей: 73
Оглавление
Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.
Леонид Анцелиовичi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Полет в Шотландию

Полет в Шотландию

Для Вилли Мессершмитта это был шок, и не для него одного. В 10 вечера ему домой позвонил исполняющий обязанности начальника ЛИСа завода Гельмут Кадер и срывающимся голосом доложил, что господин государственный министр Рудольф Гесс не вернулся, хотя уже прошло четыре часа, как он, как всегда один, вылетел на «своем» Bf-110E. Вилли немедленно примчался из дома в ЛИС. Там оказался адъютант Гесса, который заявил, что его шеф оставил ему конверт и приказал его вскрыть, если он не вернется вовремя. С этими словами Карл Пинш достал и вскрыл конверт. Там были четыре письма: Гитлеру, жене Ильзе, Вилли Мессершмитту и Гельмуту Кадеру. Из писем для Вилли и Гельмута присутствующим стало очевидно, что Гесс возвращаться из этого обычного тренировочного полета не собирался, но куда он улетел, оставалось загадкой. Другие два письма вскрывать не решились.


Вилли сопровождает Рудольфа Гесса в Аугсбурге.

Из всех самых титулованных нацистских политиков Рудольф Гесс был самым желанным гостем на заводе в Аугсбурге. Он всегда поддерживал и помогал Мессершмитту, еще с 30-х годов покупал его спортивные самолеты и летал на них. Он даже на туристском 108-м умудрялся выполнять комплекс фигур высшего пилотажа, хотя этот самолет и не был предназначен для этого. Его официальные визиты в Аугсбург были праздником для Вилли.

Осенью прошлого года визиты Рудольфа Гесса в Аугсбург стали более частыми. Он уже заезжал прямо на ЛИС полюбоваться взлетами и посадками самолетов. Однажды он обратился к начальнику ЛИСа, известному в прошлом пилотажнику Вилли Штору с вопросом:

– Скажи, дружище Вилли, а мог бы я освоить полеты на «Эмиле»? Я хотел бы стать для нашего фюрера также и боевым летчиком.

– Господин Гесс, я не могу взять на себя такую ответственность, – пролепетал Штор, хотя знал пилотажные навыки Гесса.

Рудольф Гесс поначалу не казался расстроенным, когда получил твердый отказ и от Мессершмитта. Но потом выяснилось, что он обращался во время своих посещений к руководителям еще трех компаний, где строились «Эмили» по лицензии, с аналогичной просьбой, но везде получил отказ.

В октябре Рудольф Гесс снова появляется на ЛИСе завода в Аугсбурге и спрашивает Штора, может ли он полететь на двухмоторном истребителе. Услышав об этой просьбе Гесса, Вилли долго не решался, что ответить. Потом сказал Штору, что можно вывезти Гесса на машине с двойным управлением. После нескольких полетов с Вилли Штором он выпустил Гесса в самостоятельный полет в окрестностях Аугсбурга.

Когда Вилли Штор улетел в длительную командировку, роль наставника Гесса перешла к Гельмуту Кадеру. Визиты и полеты Гесса стали более частыми, и он обратился с просьбой выделить для его полетов конкретный самолет из числа принятых и ожидающих перегона в воинские части. Вилли Мессершмитт разрешил. Им оказался бомбардировщик Bf-110E-1/N c заводским номером 3869. Он обладал увеличенной дальностью полета, был оборудован автопилотом и пилонами под каждой консолью крыла для подвески бомб.

Гесс поделился с Вилли Мессершмиттом, что мечтает о длительных полетах на этой прекрасной машине в одиночку, но просит чуть-чуть ее доработать – перенести блок управления радиостанцией и пульт кислородной системы с заднего рабочего места на переднее и изменить управление обогревом кабины. Вилли не мог отказать своему высокому другу.

Когда Гесс увидел в компании «Юнкере» новые подвесные баки емкостью 900 литров и узнал, что они устанавливаются на Bf-110D, то сразу попросил установить их под крыльями закрепленной за ним машины. И это желание господина государственного министра было выполнено.

В ночь на субботу 21 декабря шел сильный снег. Высота сугробов в Аугсбурге доходила до сорока сантиметров. Когда утром приехал Гесс и объявил, что полетит, пришлось чистить от снега полосу аэродрома. На этот раз машину залили бензином под завязку, помимо внутренних баков еще два подвесных. Гесс сказал, что ему надо проверить калибровку радиостанции. Тяжелая машина разбегалась долго, взлетела в конце полосы. Через три часа он вернулся и красиво сел.

Прошел почти месяц, и Гесс повторил трехчасовой полет. Потом три месяца не появлялся. А перед майскими праздниками позвонил и назначил дальний полет на 30 апреля. Он уже собрался взлетать, когда подъехала машина с его адъютантом и он передал просьбу Гитлера подменить его на церемонии празднования 1 мая на заводе Мессершмитта в Аугсбурге, где Гитлер должен был торжественно объявить о присвоении заводу почетного наименования «Образцового национал-социалистического предприятия». Гесс полет отменил.

Этот день, 10 мая 1941 года, выдался солнечный. ЛИС завода с самого раннего утра гудел. Гоняли моторы на земле, самолеты взлетали и садились. Синоптики обещали чистое небо над всей Северной Германией. Гесс позвонил утром и заказал дальний полет после обеда. Его машину обслуживали лучшие механики, все перепроверяли по нескольку раз. Самолет, который уже давно должны были отправить в воинскую часть, но держали для Гесса, был в идеальном состоянии. Он приехал только в пять вечера, зашел к Гельмуту Кадеру и попросил одолжить ему летный комбинезон. Подходящий размер нашли сразу, и пунктуальный Гесс написал и подписал расписку в получении во временное пользование от Гельмута Кадера нового летного комбинезона. Он взлетел в 6 вечера и… не вернулся.

Это уже потом станет известно, что около 11 часов вечера в полной темноте он выпрыгнет из своего самолета, летящего около города Глазго в Шотландии, раскроет парашют и мягко приземлится на травяном поле. Разбитый самолет найдут утром.

Весь следующий день в Аугсбурге прошел в оцепенении и страхе перед предстоящими жестокими репрессиями. Ночью Вилли не мог уснуть, а утром он был срочно вызван в Мюнхен «на ковер» к Герингу. Он нежно попрощался с Лилли, не надеясь когда-либо вернуться домой. В кабинете Геринга – сразу вопрос в лоб:

– Почему вы допустили маньяка к одному из ваших самолетов?

– Как я мог предположить, что такой высокий пост в Третьем рейхе занимает лунатик? – вопросом на вопрос ответил осмелевший Вилли. – Это вы должны были его уволить, господин рейхсмаршал!

– Вы неисправимы, Мессершмитт! – рассмеялся Геринг. – Возвращайтесь и стройте ваши самолеты. Я обещаю оградить вас от всяких неприятностей. Даже если рейхсфюрер Гиммлер попытается доставить вам огорчение в связи с этим делом.

«Кажется, пронесло», – мелькнуло в голове у Вилли, когда он выходил от Геринга. Генерал-полковник Эрнст Удет улетел с берлинского аэродрома Темпельхоф в Зальцбург на своем таком же Bf-110E. Он был вызван Гитлером для дачи показаний по делу беглого Гесса.

Но Вилли не находил себе места. Его мучила загадка Гесса. Зачем он улетел в Шотландию, явно и целеустремленно подготавливая этот трудный и рискованный полет? Перед глазами возникали живые картины их общения за последние десять лет. Нет, Рудольф Гесс не был маньяком, как назвал его Геринг после случившегося. Гесс не был и лунатиком, как вынужден был назвать его Вилли в тон Герингу, чтобы оправдаться. Вилли все варил и варил в голове; нет, Гесс был очень умным, волевым и расчетливым человеком. Так что же его заставило несколько месяцев упорно, как важное государственное дело, обустраивать эту политическую акцию?

И тут вдруг на Вилли Мессершмитта нашло озарение – все сложилось в ясную и логичную версию. Его послал Гитлер! Он просто повторил свой позапрошлогодний ход. Тогда, перед нападением на Польшу, ему нужен был тыл, и он послал в Москву Риббентропа с «подарком» в форме половинки Польши и трех прибалтийских республик. Но тогда с Россией он не воевал, и его посол мира прилетел официально. Сейчас та же история, только Германия в состоянии войны с Англией, и посол мира прилетел инкогнито. Сейчас перед нападением на Россию Гитлеру нужен тыл – мирное соглашение с Англией. Наверняка Гесс вез серьезные «подарки» Черчиллю, от которых ему трудно будет отказаться.

Вилли сразу стало легче от твердого осознания, что человек, его друг, которому он столько лет симпатизировал и которого глубоко уважал, просто блестяще выполнил важнейшую дипломатическую миссию.

Потом Вилли узнает, что Черчилль долго беседовал с Гессом, но отказался от «подарков» ради каких-то принципов и надолго посадил парламентера в тюрьму.

Оглавление книги


Генерация: 0.127. Запросов К БД/Cache: 3 / 1