Глав: 3 | Статей: 73
Оглавление
Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.
Леонид Анцелиовичi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Глава 10 Расплата

Защита рейха

Программа «Защита рейха» для Вилли Мессершмитта снова стала главной. Как тогда, почти десять лет тому назад, когда он решился проектировать свой первый истребитель, он думал только о защите неба своей Германии. Тогда он и не помышлял, что Германия будет на кого-то нападать и его истребители станут важнейшим оружием экспансии. Теперь Германия расплачивается, и он, Вилли Мессершмитт, должен снова создавать оружие защиты.

В эту августовскую ночь 17 августа 1943 года англичане бомбили Пенемюнде: убито 750 ученых и рабочих. Поднятым по тревоге всем находящимся в строю немецким истребителям-перехватчикам – а их было более двухсот – по ошибке дали направление полета в район Берлина. И тут, не разобравшись, что это свои, начальник Генерального штаба Люфтваффе, генерал Ешоннек, отдал приказ зенитной артиллерии открыть огонь на поражение.

Гитлер ругал его последними словами уже не в первый раз. Он припомнил Ешоннеку и неудачное руководство им всей собранной авиацией на Курской дуге. Тогда Ешоннек пошел на поводу у русских и разделил всю имеющуюся авиационную группировку на три части, чтобы заткнуть три опасных направления. Этим он ослабил свою боевую мощь и позволил русским разделаться с нею по частям.

Гитлер винил Ешоннека во всех грехах Люфтваффе. Главное – это неспособность предотвратить губительные для Германии воздушные налеты англичан и американцев. Ведь до чего дошло! Среди бела дня нагло прилетают аж из Северной Африки и уничтожают авиационные заводы и завод подшипников!

Геринг в избиении своего заместителя и ставленника занял позицию молчаливого согласия.

На следующее утро в Генеральном штабе Люфтваффе, в кабинете начальника, нашли бездыханное тело генерал-полковника Ганса Ешоннека с пулей в голове. В записке он написал: «Невозможно больше работать с Герингом. Долгой жизни фюреру!»

Новым начальником штаба Люфтваффе стал командующий 1-м воздушным флотом генерал-полковник Гюнтер Кортен. Мильх уговорил Геринга перебросить с фронтов несколько полков истребителей в Германию. Опять, благодаря бомбежкам союзников, русским стало чуточку легче.

Массированные налеты авиации союзников на промышленные и транспортные центры Германии создали такие проблемы в работе военной машины, которые надо было решать срочно. Люфтваффе и авиационная промышленность теперь на шестом месте в рейтинге важности после железных дорог рейха. Мильх, учитывая ущерб от налетов, потребовал хотя бы для производства истребителей установить высший приоритет. Но Шпеер это требование отклонил.

Вилли Мессершмитт тоже сказал свое слово в негласной дискуссии на тему «Как лучше». Он выступил за полное закрытие производства бомбардировщиков ради увеличения выпуска истребителей. Компенсацией бомбардировщикам, по его мнению, может послужить производство одного миллиона в год самолетов-снарядов Фау-1.


Истребитель Bf-109G-6 «Густав», 1943 год.

Наступление армий союзников в Италии, несмотря на отчаянное сопротивление Вермахта, успешно продолжалось. Вилли Мессершмитт теперь переставлял флажки на своей карте восточнее Неаполя. 27 сентября англичане захватили город Фоджа в Восточной Италии и 15 аэродромов вокруг него. А через четыре дня американцы начали с них летать на бомбежку Германии. И впервые на американских бомбардировщиках зафиксировано применение радаров H2S. Объектом их тяжелых фугасных бомб стал и авиазавод Мессершмитта в Винер-Ньюштадте. Через неделю американские бомбардировщики из Англии атаковали Мариенбург и Анклам в Восточной Пруссии и уничтожили 90 % заводов Фокке-Вульфа. Из 378 машин, участвующих в налете, истребителям Голланда удалось сбить только 28.

Вилли уже запустил в производство улучшенные серии своего одномоторного истребителя «Густав».


«Густав» с обтекателями у пулеметов и неубирающимся колесом.

Но все эти улучшения давались ценой увеличения веса самолета, и колеса основных ног шасси уже такой вес выдержать не могли. А места в нише колеса в крыле для более толстой авиашины не было. Вилли мучительно думал, как в условиях серийного производства увеличить строительную высоту сечения крыла, где располагалось колесо в убранном положении. По его заданию Проектбюро прорисовало варианты, и он выбрал самый простой – обтекатель на верхней поверхности крыла, под который и заходила выступающая за обвод часть авиашины. Конечно, обтекатель давал дополнительное сопротивление, но сейчас уже было не до него.

Враги со смертоносными бомбами залетают в Германию на большой высоте, и Вилли увеличивает высотность «Густава». Это прежде всего герметичная кабина, в которой сохраняется комфортное для пилота давление. На части истребителей серии G-5, предназначенных для ПВО, устанавливается высотный двигатель DB 605AS c увеличенным турбонаддувом. На этой серии 109-х Вилли впервые решился коренным образом поменять каркас откидной части фонаря кабины.

На этом очень настаивал командующий истребительной авиацией, генерал Голланд. И фонарь этот будут называть его именем. Теперь только два продольных бимса поддерживали оргстекло и совсем не мешали обзору в сторону и назад. Одновременно увеличивалась толщина силикатных бронестекол козырька.

Самая многочисленная серия «Густава» G-6 уже снабжалась центральной пушкой МК-108 калибра 30 мм. В сочетании с двумя крупнокалиберными пулеметами над мотором такое вооружение давало шанс завалить тяжелый четырехмоторный бомбардировщик. Но для перехватчиков Вилли устанавливал еще две пушки в обтекателях под крыльями. Из-за особенностей конструкции крупнокалиберных пулеметов MG-131, имеющих очень толстую казенную часть, пришлось опять пойти на выступающие обтекатели. Они-то и оказались визитной карточкой «Густава», начиная с серии G-5.


Новый фонарь кабины пилота истребителя «Густав».

Англичане прилетали только ночью, и Вилли Мессершмитт разрабатывает вариант ночного одномоторного истребителя Bf-109G-6/N. Выхлоп мотора ночью становился проблемой, поэтому были исследованы и установлены щитки и гасители пламени. Две дополнительные пушки «Маузер» MG-151/20 устанавливались в гондолах под крыльями. Оборудование ночного истребителя дополнялось «антирадаром», который фиксировал излучение радара ведущего английского бомбардировщика и позволял ночью определить направление на всю группу без наведения с земли.

Неразбериха в высшем руководстве Люфтваффе продолжалась. Вилли был вызван на совещание с Герингом в Берхтесгадене на 14 октября. Там Геринг срочно потребовал разработать бомбардировщик для атаки США. Вилли объяснил, что на основе имеющегося у него опытного Ме-264 он может построить бомбардировщик, который доставит несколько тонн бомб в Средний Запад США, но при условии передачи ему ста инженеров и тысячи рабочих. Геринг долго молчал и, наконец, заявил, что отказывается от своего предложения. Гитлер же потребовал установить на истребителях 50-мм противотанковую пушку с магазином на 21 снаряд. Вилли Мессершмитт чуть не упал от такого требования, но пришлось подчиниться, пообещав это сделать. Он действительно установит на Bf-110G-2/R1 в контейнере под фюзеляжем длинную пушку, но это будет зенитная пушка калибра 37 мм. А с пушкой 50-мм появятся опытные Ме-410 и Ме-262.

В очередном налете на подшипниковый завод в Швейнфурте участвовало 300 американских «крепостей». Немецкие истребители за время налета успевали сделать по нескольку вылетов и сбили 60 машин. В это время авиапромышленность Германии еще располагала двумя миллионами работников. Благодаря поставкам истребителей на Запад их число в этом районе перевалило за полторы тысячи.

Несмотря на то что Вилли успешно, шаг за шагом, разрабатывал экстравагантный реактивный истребитель, он очень большие надежды возлагал на свой самый лучший проект одномоторного поршневого истребителя Ме-209А, первые опытные образцы которого заканчивали собирать. Но этот «ребенок» оказался мертворожденным.

Хмурым ноябрьским утром Фриц Вендел взлетал в первый раз с заводского аэродрома в Аугсбурге на первом опытном Ме-209 V-5. Он намного превосходил все одномоторные 109-е истребители Мессершмитта и по боевым параметрам, и по управляемости в воздухе.

Новый истребитель с поршневым мотором внешне отличался гордо поднятым килем и новой формой носа. На нем впервые Вилли решился полностью закрывать основные колеса в убранном положении створками, закрепленными на крыле. Менее чем через два месяца взлетел второй опытный Ме-209 V-6. Но у этого проекта Мессершмитта был серьезный конкурент в лице переделанного в высотный перехватчик истребителя компании «Фокке-Вульф» Fw-190. И хотя этот проект Курта Танка, как и проект Мессершмитта, находился в стадии разработки и испытаний опытных самолетов, командующий истребительной авиацией генерал Голланд почему-то отдал предпочтение Fw-190.


Новый истребитель Мессершмитта Ме-209, 1943 год.

Как только Голланд полетал на реактивном истребителе Мессершмитта, он рекомендовал Мильху оставить в дальнейшем производстве только один поршневой истребитель, а все оставшиеся ресурсы использовать для производства реактивных истребителей. И этим единственным традиционным истребителем должен быть Fw-190, с каким угодно мотором, но непременно истребитель Курта Танка, который теперь назывался Та-152.

Вилли не мог скрыть обиды и был убежден, что до окончания летных испытаний конкурирующих образцов недопустимо принимать такие решения. Во время аудиенции у Гитлера в Оберзальцбурге он попросил предоставить ему и Курту Танку возможность обсудить все достоинства и недостатки конкурирующих проектов с Мильхом, чтобы можно было принять обоснованное решение. Но никому это уже не было нужно. Мильх сразу согласился с Голландом, а Геринг – с Мильхом. Программа Ме-209 была похоронена.

Англичане подвергли жесточайшим бомбардировкам крупные города Рура: Дортмунд, Дюссельдорф и др. Тысячи убитых и более ста тысяч – без крова. Мильх заявил, что эти удары более чувствительны, чем на Восточном фронте, и просит Геринга учетверить количество полков дневных истребителей и ввести единое командование ПВО страны. Гитлер с этим согласился.

Но Вилли прекрасно видел, что это уже не помогает. Слишком велика была созданная англичанами и американцами авиационная мощь, основу которой составляли прекрасно вооруженные для обороны и эскортируемые тяжелые четырехмоторные бомбардировщики.

Ночной налет 700 английских бомбардировщиков на порт и город Гамбург был только началом трагедии этой жемчужины Германии. Люфтваффе использовали наземные радары для наведения своих ночных истребителей по радио. Англичане прекрасно знали об этом и применили выброс большого количества бумажных полосок с металлическим покрытием на большом удалении от Гамбурга. Радары ПВО клюнули на фальшивую цель.

Англичане спокойно подлетели к Гамбургу и прицельно отбомбились, потеряв всего 12 машин. В городе было убито полторы тысячи гражданских лиц. Днем появились американцы – более сотни «Летающих крепостей» – и не дали тушить пожары. Вечером 600 английских бомбардировщиков обрушились на Эссен. Позор Люфтваффе был очевиден.

На следующей неделе каждый вечер новые налеты на Гамбург – 2300 тонн фугасных и зажигательных бомб на сухой город после недель засухи. Пожары превратились в огненный шторм: 50 тысяч жителей погибли, 40 тысяч ранены, один миллион – покинули город.

Вилли Мессершмитт уже давно был твердо уверен, что его двухмоторный 110-й, который он изначально проектировал как дальний истребитель-перехватчик, теперь идеально подходит для выполнения ночных перехватов английских бомбардировщиков. Надо, конечно, добавить третьего члена экипажа – наблюдателя с хорошим ночным зрением для своевременного обнаружения летящих англичан. Его 110-е уже были оснащены необходимым оборудованием для слепого полета, и многие экипажи его прекрасно освоили.


Ночной истребитель-перехватчик Мессершмитта Bf-110G-4 с английскими опознавательными знаками.

С тех пор как в лунную ночь 20 июля 1944 года обер-лейтенант Штрейб, управляя 110-м, тихо подкрался сзади и снизу к двухмоторному дальнему английскому «Уитли» и расстрелял его в упор, истребители Мессершмитта стали главным ночным оружием ПВО Германии. Многие асы Люфтваффе, став ночными охотниками на 110-х, значительно увеличили число своих побед и были награждены всеми высокими орденами. Некоторые удостоились получить ордена из рук Гитлера. И, несмотря на конкуренцию, когда каждый авиаконструктор стремился создать свой ночной перехватчик бомбардировщиков, истребители Мессершмитта выполняли свою работу до конца войны.

На трехместном ночном истребителе Bf-110G-4 Мессершмитт уже установил новый радиолокатор FuG-220 «Лихтенштейн» c дипольными антеннами, который позволял найти английский бомбардировщик на расстоянии шести километров. Станция защиты хвоста на истребителе Мессершмитта начинала подавать сигнал, если вражеский ночной истребитель оказывался сзади на расстоянии в полкилометра. Вместо четырех пулеметов в носу стояли две пушки калибра 30 мм и еще две пушки калибра 20 мм – в подфюзеляжном контейнере.


Вертикальная батарея ночного истребителя.

Но настоящим изобретением была установка двух пушек стволами вверх по бокам задней части кабины экипажа. Пушки MG FF-M калибра 20 мм крепились под углом 15° вперед от вертикали. Их стволы чуть-чуть высовывались за обвод остекления кабины. Два диска со снарядами устанавливались на пушки, два запасных крепились тут же, снизу. Перезаряжал пушки стрелок. Эта вертикальная батарея дополнялась прицелом Реви C/12D, установленным на лобовом стекле пилота под определенным углом. Ночной охотник Мессершмитта Bf-110G-4 подкрадывался сзади и в темноте проскакивал снизу под английский бомбардировщик. Здесь он чувствовал себя в безопасности, находясь в «мертвой» зоне. Командир, спокойно прицелившись, открывал огонь.

Производство Bf-110 в течение 1943 года превысило полторы тысячи самолетов, половина из которых была выпущена в вариантах F-4 и G-4. К началу 1944 года в составе ночной истребительной авиации были сформированы еще семь групп. Одноместные истребители также оставались ночными перехватчиками до конца войны, используя подсветку бомбардировщиков их же осветительными бомбами и пожарами над городами. Истребители Мессершмитта составляли большую часть парка. Это был пик воздушной мощи ночных истребителей.

Когда в ночь на 30 марта 700 английских бомбардировщиков летели бомбить Нюрнберг, их встретили 110-е, большая часть которых была с радарами: 95 бомбардировщиков было сбито над Германией, 12 от повреждений упали в Англии. Потери, которые несли английские ночные бомбардировщики в первой половине 1944 года, заставили временно почти прекратить массированные налеты.

Геринг решил громко хлопнуть дверью и совершить налет на Лондон. Он приказал собрать все бомбардировщики, какие были в строю. Набрали 462 машины. Лондон нашли с большим трудом из-за несовершенной радиолокационной аппаратуры навигации. Потеряли много самолетов, но наибольшие потери были у тяжелых «Хейнкелей» Не-177.

В числе новейших самолетов, запускаемых в серийное производство и находящихся на особом контроле Министерства авиации, был «Дорнье» Do-335, выполненный по схеме «тяни-толкай». Его опытный образец на высоте развил скорость почти 800 км/ч. Это известие Вилли Мессершмитт встретил с чувством нескрываемой досады. Ведь уже год тому назад он посылал в министерство предложение по разработанному в его Проектбюро перехватчику и скоростному бомбардировщику, выполненному точно по такой же схеме с двумя поршневыми моторами в фюзеляже и двумя воздушными винтами спереди и сзади. Он был убежден, что его проект Р-1090, выполненный Гансом Хорнингом, был лучше, чем у Дорнье. А Мильх дал контракт Дорнье.


Проект истребителя-бомбардировщика Р-1090, 1943 год.

Может, в министерстве посчитали, что его, Мессершмитта, производство и так перегружено и нужно дать ход его реактивному Ме-262? Но его проект «тяни-толкая» могла строить по его лицензии и другая компания, да тот же Дорнье! Зная особое пристрастие Гитлера к скоростному бомбардировщику, Вилли предусмотрел в фюзеляже отсек, рассчитанный на одну бомбу в 500 кг, а в крыльях – две пушки калибра 30 мм. Расчетная максимальная скорость на высоте с двумя моторами DB 603G равнялась 820 км/ч.


Компоновка высотного истребителя Bf-109H, 1944 год.

Когда Вилли получил сразу два контракта на разработку нового палубного истребителя и нового высотного истребителя, он решил за основу обоих проектов принять вариант «Густав». Но неразбериха в требованиях, отмена палубного варианта и загрузка производства ясно указывали Вилли, что он может запустить в работу свой проект высотного истребителя не раньше конца 1944 года. Его идея состояла в установке двух корневых вставок консолей крыла, увеличивающих его размах, и нового высотного мотора.

Но все закончилось очень прозаично. Доработку шести серийных машин в высотные Bf-109H поручили французской компании, работавшей с Мессершмиттом. Когда первый из доработанных самолетов Фриц Вендел испытывал в Аугсбурге на максимальной скорости, машина развалилась в воздухе и Фриц приземлился на парашюте. Оставшиеся во Франции доработанные машины использовались как разведчики с ограничением по скорости и эксплуатационной перегрузке.

Последним серийным вариантом одномоторного истребителя Мессершмитта стал «рафинированный» Bf-109K. Вилли давно хотел навести порядок с многочисленными изменениями чертежей. Он поручил Людвигу Белкову из Проектбюро заняться разработкой такого 109-го, который вобрал бы в себя все самые лучшие конструкторские решения предыдущих вариантов, самый последний и совершенный мотор.


«Рафинированный» истребитель Bf-109K, 1944 год.

Вилли очень гордился этой машиной. Она как бы завершала весь длинный путь 109-х. Перед глазами уставшего и опустошенного Вилли всплывают его истребители, которые тогда против его воли забрали в Испанию. Мощность их моторов была только 620 л.с., и выглядели они угловатыми, с подкосами под стабилизатором. А теперь у красавца «К» мотор в 2000 л.с. на взлете и скорость на высоте почти 730 км/ч. Уже исчезли шишки над пулеметами, и обводы носовой части фюзеляжа стали гладкие. Хвостовое колесо теперь на длинной стойке, которая, естественно, убирается. Машина на разбеге стоит почти горизонтально, и обзор летчика вперед стал лучше. Изменилась традиционная форма киля с рулем направления, который имел наверху треугольную роговую компенсацию. Теперь киль, как у всех, с весовой компенсацией руля направления. И основные колеса полностью закрываются створками.

Вместо двух пулеметов винтовочного калибра у «испанского» 109-го у нового охотника за бомбардировщиками и бойца с американскими «Мустангами» сопровождения уже целая батарея пушек и крупнокалиберных пулеметов. Но и взлетный вес его возрос почти в два раза.

Планировалось построить разных модификаций истребителя Bf-109K в количестве нескольких тысяч. Но американские и английские бомбардировки внесли существенную корректировку. Построили не более тысячи. Но большинство из них так и простояли без бензина и летчиков до капитуляции.

Опытный экземпляр нового истребителя Bf-109K в сентябре 1944 года опробовал в воздухе самый результативный боевой летчик Восточного фронта, двадцати двух лет от роду, Эрих Хартман, когда он прилетел с коротким визитом к Вилли Мессершмитту. Его боевой машиной был «Густав», и Эрих после полета очень высоко оценил новый вариант истребителя. Но он попросил Вилли не менять рычаги управления и приборы, привычные для строевых летчиков, летающих на «Густавах». Еще он рекомендовал установить на истребителе как можно больше стволов пушек небольшого калибра, в расчете на молодых пилотов.

Вилли было приятно общение с этим простым «Белокурым рыцарем Германии». Его лицо с крупным, почти курносым носом, выступающими скулами и небольшим, но волевым подбородком и прищуренными волчьими глазами хищника не вызывало у Вилли антипатии. Даже когда Хартман улыбался и оскаливал зубы под тонкими губами, Вилли чувствовал всю искренность этой улыбки.

Эрих Хартман закончит войну, много летая на этом истребителе Bf-109K. Число сбитых им самолетов достигнет 352, и он будет признан асом из асов во всем мире. Он сдастся американцам, а те выдадут его русским как воевавшего против них. Десять лет он проведет в ГУЛАГе. Так же как и летчик-испытатель Фриц Вендел, он в почете и уважении доживет до старости и покинет этот мир в 1993 году в возрасте 71 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.572. Запросов К БД/Cache: 3 / 1