Глав: 3 | Статей: 73
Оглавление
Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.
Леонид Анцелиовичi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Агония страны

Агония страны

Агония в стране нарастала. Алюминия для самолетов не хватало, поэтому вернулись к деревянным конструкциям. Вилли Мессершмитт отправил в Министерство авиации секретный отчет о проработке замены конструкции крыла и оперения истребителя с дюраля на сталь и дерево. «Густав» Bf-109G выпускался с деревянным оперением. До деревянного крыла со стальным лонжероном дело так и не дошло.

Под бомбежками авиации союзников ресурсы Германии таяли на глазах. Вилли Мессершмитт это чувствовал каждый день. И тут оказалось, что у него появился прожорливый конкурент – Вернер фон Браун со своей ракетой А-4, разрабатываемой по заказу армии. Эту ракету стали называть Фау-2, и Шпеер установил для нее высший приоритет. Между армией и Люфтваффе началась настоящая борьба за ресурсы.

Программа Фау-2 потребовала 200 тысяч квалифицированных рабочих, тысячу тонн алюминия в месяц и десятки тысяч тонн жидкого кислорода, спирта и перекиси водорода. Эта программа завалила электронную и приборную промышленность своими контрактами и будет потреблять все возможное механическое оборудование и обрабатывающий инструмент.

Шпеер предупреждает Гитлера, что при существующем уровне бомбежек немецких городов он не сможет гарантировать сохранение темпов военного производства. А при таком разгроме, как в Гамбурге, если такое произойдет еще в шести городах, – воевать будет нечем.

Директор завода в Регесбурге Карл Линдер предложил построить высотный перехватчик, просто соединив два «Густава» общим крылом на манер буксировщика Хейнкеля «Сиамские близнецы». Опытный сдвоенный Bf-109 Zwilling был даже построен. Но налетели американцы, машину разрушили, и компания «Мессершмитт АГ» больше к этому проекту не возвращалась.

Несмотря на то что Германия произвела в прошлом году 25 тысяч самолетов и 18 тысяч восстановила, из-за больших потерь машин не хватало. B этом году хотели построить 50 тысяч, но бомбежки уменьшили эту цифру на 10 тысяч машин.

Бомбежки союзников продолжаются, несмотря на их большие потери. За один только день, когда американские «крепости» крошили авиационные заводы, они потеряли 59 бомбардировщиков и 5 истребителей эскорта, но и сумели сбить 40 немецких истребителей. Англичане не менее бесстрашно продолжают ночные налеты. B одну ночь они сбросили на Берлин более двух тысяч тонн бомб. За последние три налета они потеряли 130 тяжелых бомбардировщиков, но продолжают уничтожать военную мощь Германии.

Вилли Мессершмитта срочно вызвали «на ковер» к Мильху в Берлин. Оказалось, речь идет о пресловутой пушке калибра 50 мм, которую Гитлер приказал установить на его двухмоторных истребителях-перехватчиках. Гитлер снова вспомнил об этой пушке и спросил Геринга:

– Сколько Ме-410 с 50-мм пушкой в эксплуатации?

– Только один проходит испытания в Рехлине, – был ответ после консультации по телефону.

Гитлер взбесился, наорал на Геринга. Геринг – на Мильха. Мильх вызвал Вилли. Вилли объяснил Мильху, что поставщик – компания «Рейнметалл» – задержал поставку авиационного варианта пушки. Мильх тут же позвонил в компанию и выбил у них обещание прислать тридцать комплектов пушек до конца месяца. Вилли оставалось только проследить, чтобы они действительно были установлены на его самолеты. Вскоре он утвердил чертежи установки этой пушки МК-214 в носу реактивного Ме-262. Ее ствол с дульным тормозом выступал на два метра вперед.

Промышленные города Германии получили временную передышку от налетов. Бомбардировочные соединения были перенацелены на побережье Франции. Там немцы и французские рабочие, в обстановке строжайшей секретности и соблюдения маскировки, собирали пусковые установки Фау-1 для удара по Лондону. В течение нескольких дней были сброшены десятки тысяч тонн бомб, повреждена четверть пусковых установок и выведено из строя двадцать тысяч французских рабочих. Но Мильх, ответственный за программу Фау-1 от Люфтваффе, сумел с оставшимися целыми десятью тысячами рабочих организовать производство пятидесяти катапульт в месяц в глубине территории Франции, куда разведывательные самолеты англичан пока не добрались.

109-е истребители Мессершмитта, предназначенные для перехвата бомбардировщиков, оснащались ракетами «воздух – воздух» в трубах под крыльями или дополнительными пушками в контейнерах. Они были перетяжелены и уступали в воздушных боях «Мустангам» и «Тандерболтам». Поэтому Вилли начал выпускать специальную «облегченную» модификацию истребителя, вооружая его для ведения маневренного воздушного боя с истребителями эскорта только центральной пушкой и фюзеляжными пулеметами. Но все равно Люфтваффе за последние четыре месяца потеряли свыше тысячи пилотов.

После того как американские бомбардировщики разрушили заводы подшипников, они начали систематически уничтожать заводы синтетического бензина. Гитлер созывает экстренное совещание с Мильхом, Шпеером, Кейтелем и экспертами топливной промышленности. Но нехватка бензина уже явно ощущается. Вилли Мессершмитт начинает проявлять повышенный интерес к альтернативному угольному топливу для своего реактивного истребителя. Муж сестры Мессершмитта, профессор Георг Маделунг из университета Штутгарта, снабжал его соответствующей информацией. Вилли заказывает научно-исследовательскую работу в институте угольной промышленности по разработке жидкого топлива для реактивных двигателей и снабжает их подробными требованиями. Но эта попытка Вилли так ничем и не кончилась.

Когда Вилли слушал сообщения по радио и читал секретные донесения, он ясно понимал, что высадку союзников в Нормандии немецкие истребители остановить уже не могли. Слетевшиеся из разных районов Европы и Германии во Францию полки истребителей на аэродромах подверглись массированным ударам английских и американских бомбардировщиков. После этого они смогли обеспечить только 319 самолето-вылетов против 14 700 самолето-вылетов авиации союзников.

Через неделю после захвата союзниками плацдарма в Нормандии были произведены первые запуски Фау-1 на Лондон. Было подготовлено и пущено всего 10 самолетов-снарядов, из них четыре сразу упали, два пропали без вести, один разрушил железнодорожный мост в Лондоне, остальные три упали где-то еще. Это был удручающий старт программы, на которую возлагалось столько надежд. Геринг тут же напомнил Гитлеру, что автор этого неэффективного оружия – Мильх.

Но через два дня запустили 244 снаряда. Самолет-разведчик доложил, что пожары охватили город. Гитлер поздравляет Мильха по телефону из Франции: «Это превзошло наши самые смелые ожидания!» Потом запустили 500 Фау-1, а за несколько следующих дней – еще 1000. За три месяца снаряды стоимостью в 12 млн фунтов причинили ущерб, стоимость которого оценивалась в четыре раза больше. Вилли знал: главное – это моральный фактор. Теперь все будут знать – Германия еще может больно укусить.

В канун третьей годовщины открытия Восточного фронта армада американских самолетов, включающая полторы тысячи бомбардировщиков и тысячу истребителей сопровождения, снова атаковала нефтеперегонные заводы и заводы синтетического бензина. Авиаударов такой мощности мир еще не знал.

Покушение на Гитлера и гибель начальника штаба Люфтваффе генерала Кортэна, стоявшего в нескольких шагах от него, Вилли Мессершмитт воспринял как явный признак агонии страны. Действительно, Германию обложили со всех сторон. Восточный фронт отступает и приближается к границам рейха. На юге, в Италии, немцы тоже отступают. На западе, во Франции, они яростно дерутся, но тоже не выдерживают такого мощного натиска. А тут, внутри, все останавливается: нет подшипников, нет алюминия, нет бензина.

Жизнь Вилли Мессершмитта и Лилли Стромейер тихо протекала на красивой вилле Хохрид. Он уезжал на работу на своем небольшом автомобиле ДКВ, подаренным ему этой автомобильной компанией ко дню рождения. Ехать было недалеко, дальше к горам, где у самого их подножья в лесных массивах, среди толстых стволов вековых елей, на большой поляне, вытянувшейся с севера на юг, за забором был наскоро построен целый городок. С большой высоты, на которой летали разведчики, он мог казаться простой горной деревушкой.

Здесь в длинных одноэтажных и двухэтажных деревянных бараках с трубами печного отопления жили и работали его конструкторы, технологи и рабочие. Здесь они спрятались от бомб и смерти. Кроны высоченных деревьев вплотную подходили к «комплексу» Обераммергау и надежно скрывали его вместе с окружающими складками местности.

Бараки были хорошо отделаны изнутри. Большие комнаты, где за кульманами трудились конструкторы, уютные кабинеты начальников отделов и бригад. Кабинет шефа с приемной, где сидела секретарша, был самым большим. Возведение всех этих строений для эвакуированных шло очень быстро, асфальтированных дорог строили мало, перемещались по голой лесной земле. Но во время дождя все это раскисало, и Вилли медленно ехал по лужам неровной лесной дороги.

Часто заседания совета директоров компании «Мессершмитт АГ» проводили на вилле, тем более что двум членам совета, Вилли и Лилли, не надо было никуда ехать. Вот и сейчас, перед Рождеством, тоже собрались здесь. В большой гостиной расположились на диванах и креслах вокруг низкого стола, и Лилли угощала натуральным кофе и коньяком. В докладе руководителя компании Сейлера об итогах работы за прошедший год он отметил, что выпущено свыше 14 тысяч истребителей Bf-109. За ним выступил директор Ракан Кокотаки с сообщением, что гестапо арестовало при попытке бегства из страны директора Шмитта, который отвечал за производство в Аугсбурге и его лесных филиалах. Кокотаки предложил принять и зафиксировать резолюцию, осуждающую предательство Шмитта.

Оглавление книги


Генерация: 0.114. Запросов К БД/Cache: 3 / 1