3.4. Спуск на воду. Остановка на стапеле

Спуск на воду второго легкого крейсера для Черного моря «Адмирал Лазарев» был намечен на 28 мая 1916 г.

Перед спуском на корабле тщательно опробовали под давлением всю наружную обшивку согласно ведомости водо- и нефтенепроницаемых отсеков, утвержденной начальником ГУК 10 октября 1915 г. Исключение составляли лишь некоторые отсеки, где еще не были закончены клепка и чеканка каналов системы Фрама. В этих отсеках проверку осуществляли наливом воды только до уровня нижней палубы. Таким же образом испытывали и те кормовые отсеки (№ 173-179), в которых были размещены части нижней палубы, разобранной для погрузки рулевых устройств и приводов. Участки же наружной обшивки в районе бортовых отсеков, под которыми находились разборные части нижней палубы, предназначенные для погрузки котлов и турбин, опробовали полностью, для чего разборные, части были поставлены по пазам и стыкам на сборочных болтах с суречной замазкой [210].

Для участия в церемонии спуска в Николаев выехал начальник кораблестроительного отдела ГУК генерал-лейтенант П. Ф. Вешкурцев. В Петрограде его замещал помощник начальника отдела генерал- майор В. А. Лютер. Морской министр И. К. Григорович в это время находился в Архангельске. Архангельский порт не справлялся с нараставшим потоком грузов из Англии и Америки, и морской министр решил лично проверить его готовность к открытию навигации [211].

На стапеле «Руссуда», где строился «Адмирал Лазарев», бригада плотников и такелажников заканчивала последние приготовления к спуску крейсера. В мае 1916 г, стояла не по сезону жаркая погода: температура воздуха в тени достигала 35 °С, а на солнце превышала 50 °С, К вечеру корпус крейсера и стапель сильно нагревались, над ними колыхалось марево поднимавшегося вверх горячего воздуха.

К 7 ч вечера 28 мая 1916 г. на площадке у стапеля корабля собрались должностные лица, принимавшие участие в церемонии спуска: командир Николаевского порта и градоначальник г, Николаева вице-адмирал А. И. Мязговский, генерал-лейтенант П. Ф. Вешкурцев, директор «Руссуда» А. И. Дмитриев, председатель Комиссии для наблюдения за постройкой судов на Черном море контр-адмирал А. А. Данилевский, главный корабельный инженер «Руссуда» полковник Л. Л. Коромальди, наблюдающий за постройкой крейсера полковник Н. И. Михайлов, начальник технического бюро «Руссуда» подполковник М. И. Сасиновский и др.

Большая толпа зрителей с нетерпением ожидала начала церемонии спуска. Ровно в 7 ч вечера после окончания традиционного в этом случае ритуала крейсер, стронувшись с места, под крики «ура» медленно заскользил вниз по стапелю, постепенно набирая скорость. На первых 70 м пути корабль набрал скорость, на 20% превышавшую скорость крейсера «Адмирал Нахимов», спущенного осенью прошлого года с использованием аналогичного устройства. Но после этого скорость резко замедлилась, и крейсер, пройдя в общей сложности 106,7 м, остановился, имея на пороге стапеля переборку 81-го шп. [212].

В Петроград была отправлена срочная телеграмма: «Сегодня, 28 мая, крейсер «Адмирал Лазарев» при спуске на воду, войдя кормой в воду, остановился на стапеле. Приняты меры к дальнейшему спуску на воду» [213], Генерал-майор Лютер доложил о неудачном спуске морскому министру в Архангельск. Генерал- лейтенант Вешкурцев получил указание министра находиться в Николаеве до повторного спуска и установить причины остановки крейсера.

3.4. Спуск на воду. Остановка на стапеле

Эскиз легкого крейсера «Адмирал Лазарев» в положении 81-м шпангоутом на пороге стапеля в момент остановки при спуске 28 мая 1916 г.

R, ra , rb – реакции опоры; Р – подъемная сила крана; D – сила поддержания; Р1, P2 – силы тяжести воды в отсеках; Q – масса корпуса. Размеры в метрах

Вешкурцев сразу же приказал закрепить корабль на стапеле и начать подготовительные работы для повторного спуска. Одновременно была создана комиссия для выяснения причин остановки и выработки мер по обеспечению дальнейших спусковых работ. В состав комиссии вошли представитель завода Коромальди и офицеры ГУК Вешкурцев, Михайлов и др.

После тщательного осмотра стапеля комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной остановки явилось резко возросшее трение спусковых полозьев о фундамент стапеля. Насалка сильно размягчилась вследствие высокой температуры воздуха и легко соскребывалась передними гранями полозьев. В результате движение крейсера тормозилось. Комиссия предложила возобновить насалку под полозьями, не вошедшими в воду, и использовать для страгивания судна имевшиеся на заводе тали с общей силой тяги 200 т, гидравлические домкраты по 200 т и буксирные суда с силой тяги 30 т [214] В техническом бюро «Руссуда» были разработаны проект сдвига крейсера с места и два пояснительных чертежа к нему.

29 и 30 мая праздновалась Троица, и работы на верфи не производились. С 31 мая по 2 июня были сняты спусковые полозья и возобновлена насалка между ними и стапелем. Последующие четыре дня ушли на подготовительные работы по установке кессонов и креплений к ним под кормовой частью крейсера. Предполагалось, что это увеличит плавучесть кормы. Наконец, 7 июня при значительном подъеме воды в реке (примерно на 1 м выше ординара) была предпринята попытка сдвинуть крейсер с помощью талей при содействии паровоза и двух 200-тонных гидравлических домкратов, но к 5 ч вечера вода спала, и попытка не удалась.

8 июня в 9 ч утра для перераспределения нагрузки два носовых отсека (8-13-й шп.) заполнили водой общей массой 350 т. Корма была приподнята плавкраном грузоподъемностью 200 т. При одновременном содействии шести домкратов общим усилием 400 т крейсер удалось сдвинуть на 3 м. Наконец в 7 ч 20 мин вечера, когда вода в реке снова поднялась (на этот раз до 2 м выше ординара), опять были пущены в ход все домкраты и тали при тяге их паровозами. В результате этих усилий крейсер стронулся с места и сошел со стапеля. Плавкран в момент окончательного спуска был убран, так как мешал движению корабля [215].

Сразу же после спуска были отмечены марки углубления: носом 2,667 м и кормой 4,111 м, что соответствовало спусковому водоизмещению 3600 т. По указанию ГУК работники завода замерили с помощью теодолита и мишени стрелку остаточного прогиба корпуса, появившуюся после спуска судна. Она составила 21 мм и оказалась на 1 мм больше, чем у крейсера «Адмирал Нахимов».

В Николаеве предстояло спустить на воду еще два крейсера, поэтому требовался более углубленный анализ причин остановки на стапеле «Адмирала Лазарева». Такой анализ сделал 21 июня 1916 г. наблюдающий за постройкой крейсеров полковник Н. И. Михайлов в своем рапорте в ГУК. «Конструкция спускового устройства, впервые принятая заводом для спусков легких крейсеров типа «Адмирал Нахимов»,- докладывал он,- по моему мнению, не дает полной уверенности в удачном спуске. Надо полагать, что при наличии отдельных полозьев, расставленных по фундаменту с большими промежутками между собой, случай остановки спускаемого судна более вероятен, чем при спуске на обычных сплошных полозьях». Михайлов обратил также внимание руководства ГУК, что при использовании отдельных полозьев неблагоприятные обстоятельства, например низкий уровень воды в реке, высокая или очень низкая температура наружного воздуха, некоторые дефекты в спусковом устройстве (выбоины, бугры и пр.), недостаточная насалка, оказывают гораздо большее влияние на увеличение коэффициента трения, чем при применении сплошных полозьев. «Полагал бы необходимым,- заканчивал рапорт Михайлов,- в спусковое устройство для крейсера «Адмирал Корнилов», спуск которого предполагается в сентябре 1916г., внести поправки, а именно, сделать полозья из отдельных кусков, собранных впритык друг к другу непрерывно от кормы в нос на таком протяжении, чтобы к моменту всплытия крейсера часть полозьев все время оставалась над порогом спускового фундамента» [216].

После спуска крейсера «Адмирал Лазарев» контр-адмирал Данилевский, проанализировав вместе с представителями заводов ход постройки кораблей, к очередной раз сообщил в ГУК «окончательные» сроки готовности легких крейсеров: «Адмирал Нахимов» – март 1917 г., «Адмирал Лазарев» – сентябрь 1917 г., «Адмирал Корнилов» – май 1918 г., «Адмирал Истомин» – июль 1918 г.

Дальнейший ход строительства легких крейсеров для Черного моря в августе 1916 г. рассматривался в ГУК. Помощник морского министра утвердил новые сроки готовности, но по согласованию с командующим Черноморским флотом отнес легкие крейсера к судам второй очереди. В первую очередь на Николаевских заводах надлежало строить линейный корабль «Император Александр III» и эскадренные миноносцы типа «Новик» [217].

Похожие книги из библиотеки

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Линейные корабли типа "Кинг Джордж V"

Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

Последнее наступление Гитлера. Разгром танковой элиты Рейха

В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.