Советская бронетанковая техника 1945 — 1995

В начале Второй мировой войны был создан и получил широкое распространение новый вид боевой техники — бронетранспортер. Его появление отразило радикальные изменения в тактике ведения боевых действий сухопутными войсками. Без участия бронетранспортеров не проводилась ни одна наступательная операция. О роли и значении этого вида боевой техники во Второй мировой войне можно судить по объемам производства: в Германии было выпущено 22 578 единиц, в США — 67 706, в Великобритании и странах Содружества — около 76 000. Советский Союз во время войны БТРы не выпускал, но получил по ленд-лизу 8522 единицы, которые неплохо зарекомендовали себя в Красной Армии. Два из них — колесный полноприводной "Скаут" МЗА1 и полугусеничный М2 — послужили прототипами для первых отечественных бронетранспортеров послевоенного периода — БТР-40 и БТР-152. Эти машины стали первыми массовыми БТРами Советской Армии и способствовали созданию мотострелковых войск, пришедших на смену стрелковым.

Разработка новых советских многоколесных БТРов началась в 1957 — 1958 годах и велась фактически на конкурсной основе. К началу 60-х были построены опытные образцы шестиколесного ЗИЛ-153, восьмиколесного ГАЗ-49, рубцовского колесно-гусеничного "объекта 19", мытищинского "560" и кутаисских "1015Б" и "1020Б". Принятый на вооружение БТР-60П (ГАЗ-49) стал родоначальником целого семейства боевых бронированных машин, представители которого — БТР-60ПБ, БТР-70 и БТР-80 - состоят сегодня на вооружении Российской Армии, пограничных и внутренних войск, а также морской пехоты.

Высокая проходимость и относительная дешевизна колесных бронетранспортеров, по-видимому, обусловили ограниченное распространение гусеничных БТРов в Советской Армии. Образцов последних всего два — БТР-50 и МТ-ЛБ. Причем МТ-ЛБ, являясь машиной многоцелевого назначения, создавался как артиллерийский легкобронированный тягач и грузовой транспортер и используется в качестве бронетранспортера только в нескольких мотострелковых соединениях, главным образом на Севере, где в полной мере реализуются его отличные вездеходные качества.

По данным контрольной комиссии, следящей за соблюдением Венских соглашений по ограничению обычных вооружений в Европе, в частях Советской Армии, дислоцированных западнее Урала, в 1990 году имелось 10 564 бронетранспортера всех типов, включая 1300 МТ-ЛБ.

В отличие от бронетранспортеров в процессе создания самоходно-артиллерийских установок в СССР в послевоенные годы имел место ярко выраженный период застоя. В течение 20 лет в Советском Союзе были приняты на вооружение только пять САУ. Две из них — АСУ-57 и СУ-85 (АСУ-85) — получили локальное распространение только в воздушно-десантных войсках. Противотанковая СУ-122 выпускалась в ограниченном количестве и была быстро вытеснена ПТРК. Сравнительно немного изготовили и ЗСУ- 57-2. Практически единственной массовой САУ этого периода стала "Шилка". Самоходных же установок огневой поддержки — гаубиц и минометов, широко использовавшихся в армиях всех наших тогдашних потенциальных противников, — в Советской Армии не было. Эти задачи возлагались на буксируемые артсистемы.

Этапным для отечественной самоходной артиллерии стал 1967 год, когда Совет Министров СССР принял постановление, в соответствии с которым началась разработка сразу нескольких современных САУ — пушек, гаубиц и минометов. В результате Советская Армия в короткие сроки оснастила свои танковые и мотострелковые соединения самоходной артиллерией. По данным уже упомянутой Венской комиссии, в 1990 году в советских войсках, дислоцированных в Европе, имелось 6849 САУ различных типов.

В 80-е годы начался процесс сокращения номенклатуры как типов САУ, так и их калибров. Фактически стандартным образцом самоходной артиллерии стала САУ 2С19 "Мста-С", унифицированная по баллистике с буксируемой системой 2А64 "Мста-Б". Задачи ближнего огневого боя возложили на универсальные самоходные артиллерийские орудия — САО, сочетающие в себе свойства гаубицы и миномета. В случае поступления на вооружение САО 2С31 "Вена" эффективность этого вида самоходной артиллерии возрастет еще больше.

? ? ?

В заключение несколько слов о структуре справочника. Во 2-ю часть вошли главы, посвященные бронетранспортерам и самоходно-артиллерийским установкам. (Последние формально не относятся к бронетанковой технике, так как находятся в ведении ГРАУ, а не ГБТУ.) Как бронетранспортеры, так и самоходные установки расположены по хронологии принятия их на вооружение. Исключение сделано только для МТ- ЛБ. Поскольку эту машину можно считать бронетранспортером условно, то информация о ней помещена в конце соответствующей главы.

В ряде случаев после армейских обозначений боевых машин в скобках указываются номер объекта и (или) год принятия на вооружение.

Особенности конструкции или модернизации боевых машин, выпускавшихся по советской лицензии (или без нее) за рубежом, в данном справочнике не рассматриваются.

Все тактико-технические характеристики, сведения о производстве, боевом применении, поставках и количестве боевых машин того или иного типа, состоящих или состоявших на вооружении как в нашей стране, так и за рубежом, заимствованы из открытой отечественной и зарубежной печати.

Завершает справочник глава о перспективных образцах бронетанковой техники. Информация в ней подана в форме, отличающейся от остальных глав справочника, по причине ограниченности сведений, приводившихся в открытой печати.

Похожие книги из библиотеки

«Леклерк» и другие французские основные боевые танки

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Боевые машины десанта

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Легкий танк «Шеридан»

Запрос проектов «бронированной разведывательной/воздушно-десантной штурмовой машины» (Armored Reconnaissance/Airborne Assault Vehicle, AR/AAV) был разослан всем американским фирмам, связанным с производством бронетехники. Лучшим из представленных оказался проект танка ХМ551 фирмы «Дженерал Моторс».

Конструкторы зашли в тупик. Для борьбы с Т-54 требовалось орудие калибра не менее 90 мм, но установка такой пушки влекла за собой увеличение массы до неприемлемого для воздушно-десантной машины значения. Выход из создавшейся ситуации появился с началом испытаний революционного на тот момент оружия — комбинированной пушки/пусковой установки, способной стрелять как обычными снарядами, так и ПТУР «Шиллела». С новой системой связывались далеко идущие планы — ею предполагалось вооружить танки М60А2 и МВТ70. Так почему бы не попробовать установить пушку/пусковую установку и на легкий танк?

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Пехотный танк «Черчилль»

История тяжелого пехотного танка «Черчилль» началась в сентябре 1939 года, когда в генеральном штабе британской армии разработали техническое задание на танк А.20, которым собирались заменить уже находившийся в серийном производстве и поступавший в войска тяжелый пехотный танк Mk II «Матильда» (А. 12). Потребность в новой, еще более мощной боевой машине была вполне объяснима. Разгоралась Вторая мировая война, британские войска вновь отправились на континент и на их пути вновь вставали ощетинившиеся стволами орудий укрепления «Линии Зигфрида». Достаточно ознакомиться с техзаданием на А.20, чтобы понять, что страх перед позиционной войной с Германией был у английского военного руководства уже генетическим.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»