Опасность нереалистических ожиданий

Статьи с анализом и оценкой потенциальных возможностей различных несмертоносных технологий, опубликованные в зарубежной печати за несколько последних лет, весьма тенденциозны и отличаются двумя подходами. В одних статьях просто перечисляются потенциальные технологии и возлагаемые на них возможные задачи без объединения одного с другим в рациональном соотношении. В других же статьях много надуманных постулатов о революционных методах и возможностях боевого применения несмертоносного оружия, из которых зачастую следует, что в будущем войны могут вестись без жертв и сопутствующих разрушений.

Сотрудники института оборонных исследований (штат Вирджиния, США) Л. Р. Александер и Дж. Л. Клар отмечают, что подобные публикации способны дезориентировать общественность.

Во-первых, в них зачастую утверждается, что все несмертоносные системы оружия одинаково пригодны для решения любых военных задач. Во-вторых, они позволяют сделать вывод, что принципы и способы ведения военных операций будут изменяться коренным образом, а не эволюционно.

Все это, как указывают названные специалисты, рождает нереалистические надежды. Переоценка возможностей новых технологий и средств вне связи с оперативными контекстами и потребностями, без учета ограничений на применение ведет к неверным выводам, возможному столкновению интересов и взглядов политических и военных руководителей.

Из истории известно, что искажение сути, борьба мнений и подходов приводили к провалу важных военных операций, жертвам среди личного состава вооруженных сил, к международным политическим скандалам. В конечном итоге все это может привести к разочарованию и отказу от бескровных технологий. Более того, заключают Л. Р. Александер и Дж. Л. Клар, нереалистические надежды на несмертоносные технологии в военных операциях вносят сомнения в среду военных кругов и затрудняют признание и одобрение ими этого оружия. Наиболее распространенное из подобных ожиданий связано с утверждениями возможности ведения совершенно бескровных войн, что не может не вызывать скептицизма по отношению к любой новейшей технологии (а не только к бескровной). Если пользователи не верят в новое оружие, то они его и внедрять будут неохотно, только под давлением или вообще откажутся от внедрения и использования даже тогда, когда уже виден определенный результат.

По мнению специалистов, еще одна опасность новых технологий состоит в возможности их распространения в странах — вероятных противниках США, что вполне может обернуться против их вооруженных сил. Это весьма реальная угроза, поскольку по мере совершенствования несмертоносных технологий и более широкого их признания они могут получить бесконтрольное развитие в других странах. Здесь, однако, есть основание полагать, что такое распространение или маловероятно, или будет очень небольшим и малоэффективным, по крайней мере среди возможных оппонентов США, с которыми они могут столкнуться в локальных конфликтах, но не в крупномасштабной войне, по следующим причинам.

Во-первых, эти технологии, как правило, мало пригодны для использования вероятными оппонентами США с целью, например, терроризирования гражданского населения, борьбы с повстанцами, ведения партизанских операций против сил вторжения вместо прямого противоборства на поле боя. Правда, могут быть и некоторые исключения. В частности, при ведении партизанских операций против войск США могут применяться «помеховые» средства, например сверхскользкие химсоставы на дорогах и ВПП аэродромов.

Во-вторых, применение подобных нетрадиционных технологий может обернуться против себя же, а такая угроза вполне способна заставить отказаться от решения получать и применять их.

В-третьих, многие из уже имеющихся бескровных технологий легко нейтрализуются современными средствами противодействия и защиты. Например, созданы пуленепробиваемые одежды, куртки, пояса, эффективно защищающие от непроникающих и даже полупроникающих пуль. К тому же применение таких простых методов и средств защиты и противодействия требует определенного уровня развития технологий, планирования и организации их использования, что не всем по силам. Подобными возможностями располагают ВС США, для которых эффективные меры защиты личного состава, ее планирование и организация по сути «вторая натура». Для малых стран в локальных столкновениях это пока трудноосуществимое дело.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель танков «Мардер»

Сам факт появления в Вермахте самоходных противотанковых орудий не случаен. С одной стороны — это часть общего процесса создания широкой номенклатуры самоходноартиллерийских установок, необходимых для повышения мобильности артиллерийских подразделений в составе танковых и моторизованных дивизий. С другой — прямое соответствие тактике применения танковых соединений в немецкой армии.

В принципе, для Панцерваффе было характерно наличие в штате большого числа противотанковых орудий. Так, например, к началу операции «Барбаросса» в составе немецкой танковой дивизии в среднем имелось 45 37-мм и девять 50-мм противотанковых пушек, в моторизованной дивизии — 102 37-мм и девять 50-мм. Кроме того, для противотанковой обороны могли привлекаться (и привлекались) легкие и тяжелые пехотные орудия, а также малокалиберная зенитная и дивизионная гаубичная артиллерия. В состав дивизионных боевых групп в случае необходимости включались орудия корпусной артиллерии и 88-мм пушки тяжелых зенитных дивизионов Люфтваффе.

«ПАНТЕРА» СТАЛЬНАЯ КОШКА ПАНЦЕРВАФФЕ

«Пантера» - безусловно, один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во Второй мировой войне. Катализатором создания этой не предусмотренной в системе танкового вооружения Вермахта боевой машины стал советский танк Т-34. Массового среднего танка из «Пантеры» не получилось, зато вышел массовый тяжелый танк, выпущенный в значительно больших количествах, чем «Тигр». С момента своего появления на фронте в 1943 году и до самого конца войны эта «хищная кошка» была постоянной головной болью советских, американских и английских танкистов.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2

Во второй части описывается путь иностранной боевой техники в годы Второй мировой войны в частях Красной армии. Танки и автомобили использовались довольно интенсивно, так что до конца войны дожили единичные экземпляры, а некоторые танки даже поучаствовали в войне с Японией. Подробный обзор «Шерманов», «Стюартов» и «Ли» снабжён отличными фотографиями и описаниями. Для любителей истории и военной техники — читать обязательно.

Морские солдаты Российской империи

Книга представляет собой обзор возникновения и развития морской пехоты в России с конца XVII до начала XX века. За время своего существования она познала и триумфы и забвение. Будучи универсальными военными, морские пехотинцы в разное время и в силу обстоятельств выполняли функции матросов, воевали в окопах, наводили переправы, занимались минерным делом. Численность морской пехоты всегда была невелика, но от этого ее значение в российской военной истории отнюдь не снизилось. Читатель узнает о формировании этого рода войск, его участии в боевых действиях, истории обмундирования, снаряжения и вооружения морских солдат.