Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
В книге рассказывается о германских линейных кораблях типов “Кайзер” и “Кениг”, составлявших основу флота Открытого моря. Эти корабли участвовали в знаменитом Ютландском сражении и приняли на себя основной артиллерийский удар Гранд-Флита, а в 1919 г. во избежание захвата их Англией были затоплены своими экипажами в Скапа-Флоу.

Детально описываются морские операции первой мировой войны, в которых участвовали эти корабли, организация и система управления флота Открытого моря.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Устройство

Устройство

Корпус и внутренние помещения. По своей конструкции дредноуты типа “Кайзер” представляли собой высокобортный башенно-казематный броненосный корабль с удлинённым баком, пятью бронированными вращающимися башенными установками артиллерии главного калибра (из них три по ДП в оконечностях корабля и две ближе к бортам эшелонированно в районе миделя), четырнадцатью орудиями среднего калибра в средней части корабля, лёгкой артиллерией под баком, в передней надстройке и в корме у ахтерштевня, двумя бронированными боевыми рубками, непрерывным нижним броневым поясом от кормовой поперечной броневой переборки до форштевня, верхним броневым поясом бронирования цитадели от кормового барбета до носового, бронированным казематом и бронированной палубой, расположенной выше и ниже КВЛ. Носовую и кормовую оконечность дополнительно защищала верхняя бронированная палуба.

Форма корпуса дредноутов обоих типов в основном повторяла форму корпуса типа “Гельголанд”, но отличалась несколько большей длиной и более широким миделем. Подъём днища в носовой части был менее крутой, а у форштевня отсутствовал характерный таранный шпирон, что уже свидетельствовало о полном отказе от архаичной тактики таранного удара в бою.

На дредноутах типа “Кайзер”, в отличие от сплошной верхней палубы у типа “Гельголанд”, добавили палубу полубака. Она оканчивалась у середины барбета кормовой линейно-возвышенной башенной установки, а дымовые трубы установили на большем расстоянии друг от друга. Корабли типа “Кёниг” имели такой же полубак и высоту надводного борта, но дымовые трубы установили на меньшем расстоянии друг от друга.

“Фридрих дер Гроссе” с самого начала (как “Остфрисланд” и Нассау”) проектировали, строили и оборудовали под флагманский корабль командующего эскадрой с учётом размещения личного состава штаба эскадры. В период 1913-14 гг. заметным отличительным признаком этого являлся значительно больший по размерам, в сравнении с другими кораблями этого типа, кормовой мостик, служивший в качестве сигнального мостика и места нахождения командования во время проведения парадов. На остальных кораблях этого типа в конце 1914 г. площадку с прожекторами у передней дымовой трубы перенесли на 1 м выше (на “Фридрих дер Гроссе” это сделали с самого начала постройки) и в 1918 г. повысили ещё приблизительно на 1,5 м.Первоначально на мачтах не имелось постов артиллерийских наблюдателей-корректировщиков, но уже в 1914 г. их оборудовали. Только на “Фридрих дер Гроссе” с 1914 г. по 1918 г. имелся двухуровневый пост артиллерийского наблюдения, и, наконец, на нём установили, так же как и на “Кайзере”, впереди толстую трубчатую мачту с двухуровневым постом артиллерийского наблюдения и дальномером. Надстройки переднего и заднего мостиков, а также дымовые трубы и соответствующие им паропроводные трубы на всех кораблях этого типа почти не имели различий (за исключением начиная с 1918 г. на “Фридрих дер Гроссе” и “Кайзере”), в районе надстройки переднего мостика, и, кроме того, что на “Кёниге Альберте” паропроводные трубы установили сбоку от дымовых труб.

По своей конструкции дредноуты типа “Кёниг” представляли собой высокобортный башенно-казематный броненосный корабль с удлинённым баком, пятью расположеннымии по ДП бронированными вращающимися башенными установками артиллерии главного калибра, из них в носовой и кормовой оконечности по две линейно-возвышенные; четырнадцатью орудиями среднего калибра в средней части корабля, лёгкой артиллерией в передней надстройке, двумя бронированными боевыми рубками, непрерывным нижним броневым поясом от кормовой поперечной броневой переборки до форштевня, верхним броневым поясом от кормового барбета до носового, бронированным казематом и бронированной палубой, расположенной выше и ниже КВЛ. Носовую и кормовую оконечность дополнительно защищала верхняя бронированная палуба.

“Кёниг” проектировали и строили как флагманский корабль командующего эскадрой с учётом размещения личного состава штаба эскадры, для чего на нём оборудовали верхний (адмиральский) мостик.

Корпуса дредноутов типа “Кайзер” и “Кёниг” собирали по обычной для судостроения того времени схеме из поперечных шпангоутов и продольных стрингеров, двойное дно простиралось на 88% длины корпуса по КВЛ. По высоте корпуса кораблей разделили шестью палубами, часть из которых проходила через весь корабль, и палубной платформой. Сверху вниз располагались: палуба надстроек (спардек), полубака, верхняя, главная, средняя (она же бронированная в кормовой оконечности и средней части корпуса) как продолжение в местах отсутствия бронирования, нижняя (она же бронированная в носовой оконечности), палубная платформа (твиндек) и настил внутреннего (второго) дна.

Внутреннее пространство цельноклепанного корпуса, наверху замыкаемое бронированной палубой, на дредноутах типа “Кайзер” разделили 16-ю поперечными переборками на XVII основных водонепроницаемых отсеков, типа “Кёниг” — 17-ю поперечными переборками на XVIII. Все водонепроницаемые переборки доходили до бронированной палубы, а часть из них до главной или верхней палуб.

Ниже бронированной палубы дредноуты типа “Кайзер” и “Кёниг” имели в основном сходную конструкцию и от ахтерштевня до района задней дымовой трубы почти не отличались друг от друга. Далее к носовой оконечности различий становилось больше, но в пределах одной серии основные отсеки были одинаковыми.

Подводную часть корпуса ниже бронированной палубы по высоте нижней и верхней палубными платформами разделили на три части, проходившими с частичными перерывами от ахтерштевня до форштевня. Помещение между настилом внутреннего дна и палубной платформой обозначили трюмом, между настилом палубной платформы и нижней палубой — твиндеком.

I-й основной отсек ниже броневой палубы начинался от ахтерштевня. В трюме по ДП проходил туннель среднего гребного вала, побортно разместили различные кладовые, в том числе запасных частей машин и механизмов. На нижней палубной платформе оборудовали кормовую дифферентовочную цистерну, побортно находились помещения запасного ручного рулевого управления.

Во II-м основном отсеке в трюме по ДП проходила передняя часть туннеля среднего гребного вала, побортно туннели боковых гребных валов, между ними различные кладовые. На нижней палубной платформе оборудовали помещение для аккумуляторных батарей аварийного освещения. На верхней палубной платформе по правую и левую сторону от прохода находились помещения основных и резервных рулевых машинок, с расположенными ближе к бортам кладовыми запасных частей. Переднюю часть прохода занимало помещение, где производили переключение рулевого управления с основных и резервных рулевых машин на резервный ручной привод

В III-м основном отсеке трюм разделили двумя продольными переборками на три туннеля гребных валов. На нижней палубной платформе по высоте до бронированной палубы помещение задних бортовых торпедных аппаратов (ТА) ПрБ и ЛБ выгородкой разделили на два, отдельно для каждого ТА. Дверь в верхней части этого помещения служила для транспортировки торпед. Трапы на обеих палубных платформах одновременно использовали для транспортировки торпед с верхней палубы. В бортах в специальных герметичных наделках установили концевые части труб ТА. Концы труб ТА снаружи закрывались водонепроницаемыми крышками.

В IV-м основном отсеке пространство корпуса разделили двумя палубными платформами на три помещения. С бортов помещения ограничили противоторпедные переборки, а вдоль ДП их разделили двумя продольными переборками к бортам от подбашенных подкреплений кормовой башенной установки “Е”, а на бронированной палубе установили барбет этой башни. В трюме пересечение двух продольных и двух поперечных переборок обеспечивало жёсткое подкрепление барбета кормовой башни, эти же переборки образовали три погреба 305-мм зарядов, а под ними проходили туннели гребных валов. На нижней палубе две продольные переборки образовали ещё три погреба боеприпасов, в которых по ЛБ и ДП находились 305-мм снаряды, а по ПрБ -150-мм снаряды и заряды. Здесь же по Д П в подбашенных подкреплениях установили подъёмники 305-мм снарядов и зарядов.

Начиная с IV-ro основного отсека по обе стороны от бортовых погребов боеприпасов до скосов бронированной палубы начинались защитные угольные ямы, а ближе к бортам пустые коффердамы.

В V-м основном отсеке пространство корпуса также разделили двумя палубными платформами на три помещения. С бортов помещения ограничили противоторпедные переборки, а вдоль ДП их разделили двумя продольными переборками к бортам от подбашенных подкреплений кормовой линейно-возвышенной башенной установки “Д”, а на бронированной палубе установили барбет этой башни. В трюме пересечение двух продольных и двух поперечных переборок обеспечивало жёсткое подкрепление барбета кормовой линейно-возвышенной башни, эти же переборки образовали три погреба 305-мм зарядов, под ними проходили туннели гребных валов, а у передней стенки отсека установили упорные подшипники гребных валов. На нижней палубе две продольные переборки образовали ещё три погреба боеприпасов, в которых по ДП находились 305-мм снаряды и их подъёмники, а по ЛБ и ПрБ - 150-мм снаряды и заряды и 88-мм унитарные патроны. Здесь же по ДП в подбашенных подкреплениях установили подъёмники 305-мм снарядов и зарядов.

В VI-м основном отсеке пространство корпуса между противоторпедными переборками от пастила двойного дна до бронированной палубы занимало машинное отделение (МО). Двумя продольными переборками его разделили три помещения, в каждом из которых установили по одному комплекту турбоагрегатов паротурбинных установок, вращавших гребные валы и различные вспомогательные механизмы. Рядом с помещениями бортовых турбоагрегатов за противоторпедными переборками располагались защитные угольные ямы, а ближе к бортам — коффердамы. Под МО находилось двойное дно. По обе стороны от среднего килевого листа стрингеры и водонепроницаемые переборки делили его на отдельные цистерны, используемые для хранения машинного масла, запасов питательной и мытьевой воды.

В VII-м основном отсеке пространство корпуса между противоторпедными переборками от настила двойного дна до бронированной палубы двумя продольными переборками разделили на три помещения вспомогательных механизмов турбоагрегатов. В трюме в расположенных рядом трёх помещениях установили конденсаторы, а на нижней палубе по ПрБ и Л Б имелись помещения кормовых динамомашин (по две в каждом) и по ДП помещения для двух опреснителей и двух воздушных компрессоров ТА.



Линейные корабли типа “Кайзер” (Продольный разрез с указанием бронирования и водонепроницаемых отсеков)


Линейные корабли типа “Кениг” (Продольный разрез с указанием бронирования и водонепроницаемых отсеков)

В VIII-м основном отсеке пространство корпуса между противоторпедными переборками от настила двойного дна до бронированной палубы занимало без перерыва заднее котельное отделение (КО). Двумя продольными переборками его разделили на три кочегарки. Вдоль КО расположили продольные расходные угольные ямы, наружные стенки которых являлись противоторпедными переборками. На этом конструктивное сходство обеих серий кораблей заканчивалось.

На дредноутах типа “Кайзер” в каждой кочегарке установили по одному водотрубному котлу морского типа угольного отопления с различными вспомогательными механизмами. К носу, в районе IX-го основного отсека, рядом с расположенной по диагонали и сдвинутой назад к ЛБ башенной установкой “С” в выгородке оборудовали кочегарку для четвёртого котла. На типе “Кёниг” в каждой кочегарке имелось по два водотрубных котла морского типа угольного отопления (всего шесть).

В IХ-м основном отсеке пространство корпуса между нижней палубой и палубной платформой разделили на три помещения, ограниченные с бортов противоторпедными переборками. На настиле двойного дна в этих помещениях оборудовали погреба боеприпасов. На дредноутах типа “Кайзер” по ЛБ, а у типа “Кёниг” по ДП под башенной установкой “С” расположили погреба 305-мм снарядов и зарядов и их подъёмники. Остальное пространство занимали погреба 150-мм снарядов и зарядов. На настиле нижней палубы, соответственно расположению башни, установили подбашенные подкрепления, а на бронированной палубе барбеты этих башен. Остальное пространство занимали погреба 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов.

В Х-м основном отсеке на дредноутах типа “Кайзер” правее ДП установили точно такие же подбашенные подкрепления правой средней башенной установки “В” с аналогичными погребами подъёмниками 305-мм и 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов, а на бронированной палубе установили барбет этой башни. У типа “Кёниг” пространство корпуса между противоторпедными переборками от настила двойного дна до бронированной палубы занимало среднее КО. Двумя продольными переборками его разделили на три кочегарки, в каждой из которых имелось по два водотрубных котла.

В ХI-м основном отсеке на дредноутах типа “Кайзер” пространство корпуса между противоторпедными переборками от настила двойного дна до бронированной палубы занимало среднее КО. Двумя продольными переборками его разделили на три кочегарки, в каждой из которых имелось по два водотрубных котла морского типа угольного отопления (всего шесть) с различными вспомогательными механизмами. Под КО в двойном дне оборудовали нефтяные цистерны. У типа “Кёниг” — переднее КО, в трёх кочегарках которого имелось по одному водотрубному котлу морского типа нефтяного отопления.

В ХII-м основном отсеке на дредноутах типа “Кайзер” пространство корпуса между противоторпедными переборками от настила двойного дна до бронированной палубы занимало переднее КО. Двумя продольными переборками его разделили три кочегарки, в каждой из которых имелось по два водотрубных котла морского типа угольного отопления (всего шесть). Побортно на всём протяжении погребов боеприпасов и КО располагались те же защитные угольные ямы и коффердамы, а под трюмом двойное дно.

В ХIII-м основном отсеке на дредноутах типа “Кайзер” по ДП установили точно такие же подбашенные подкрепления носовой башенной установки “А”, у типа “Кёниг” носовой линейно-возвышенной башенной установки “В” с аналогичным расположением подъёмников боеприпасов, погребами 305-мм и 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов, а на бронированной палубе барбеты этих башен.

В XIV-м основном отсеке на дредноутах типа “Кайзер” на нижней палубной платформе по высоте до бронированной палубы помещение передних бортовых ТА ПрБ и ЛБ выгородкой разделили на два отдельно для каждого ТА. Бронированный люк в верхней части помещения и трапы одновременно использовали для транспортировки торпед с верхней палубы. В бортах в специальных герметичных наделках установили концевые части труб ТА. Концы труб ТА снаружи закрывались водонепроницаемыми крышками.

На дредноутах типа “Кёниг” по ДП установили точно такие же подбашенные подкрепления носовой башенной установки “А” с аналогичными подъёмниками боеприпасов, погребами 305-мм и 150-мм снарядов и зарядов и 88-мм унитарных патронов, а на бронированной палубе барбет этой башни, а в XV-м основном отсеке оборудовали точно такой же, как у типа “Кайзер”, отсек передних бортовых ТА ПрБ и ЛБ.

XV-й, XVI-й и XVII-й основные отсеки на дредноутах типа “Кайзер”, и XVI-й, XVII-й и XVIII-й основные отсеки на типа “Кёниг” имели схожую конструкцию и установленное в них оборудование.

В двойном дне оборудовали цистерны питьевой воды. Помещения на настиле внутреннего дна и палубной платформе оборудовали под кладовые различных видов провизии и холодильные камеры (рефрижераторы). На верхней палубе имелись помещения носовых динамомашин (по две в каждом).

В носовой оконечности отделили выгородку для размещения практических отделений торпед и их зарядных отделений носового ТА. В трюме проходила труба носового ТА, закрывающаяся снаружи водонепроницаемой крышкой. Далее в нос помещение служило таранным отсеком.

В корме у самого ахтерштевня в пространстве от бронированной и до главной палубы имелись пустые помещения, за ними оборудовали различные кладовые: вина и продуктовых запасов для командира и офицеров, личных вещей офицерского состава, шкиперского имущества, склад парусиновых коек экипажа и по ПрБ помещение привода кормового шпиля.

На скосах бронированной палубы по высоте до главной по ЛБ и ПрБ расположили резервные угольные ямы, подкрепления под бортовые башни 305-мм орудий, а по высоте от главной до верхней палуб — верхние угольные ямы. На плоской части бронированной палубы в районе МО и КО ближе к ДП установили воздоходувки для подачи воздуха в эти отсеки и произвели вырезы для прохода кожухов дымовых труб.

В носовой оконечности в пространстве от бронированной и до главной палубы разместили помещение привода носовых шпилей, имелись различные кладовые, кубрики для команды и у самого форштевня пустые помещения таранного отсека.

Главная палуба представляла собой в основном жилую палубу. В кормовой оконечности разместили каюты офицеров, инженер-механиков, гардемарин, в средней части — кубрики унтер-офицеров, помещения различных мастерских, в носовой оконечности — кубрики унтер-офицеров и матросов.

На дредноутах типа “Кайзер” на главной палубе непосредственно у ахтерштевня находилась каюта командира корабля с двумя установленными в ней 88-мм орудиями. У типа “Кёниг” этих орудий уже не устанавливали. Затем располагались каюты офицеров, различные служебные помещения и кают-компания.

Внутри каземата, разделённого продольными и поперечными противоосколочными переборками и двумя барбетами бортовых башен на 14 отдельных помещений, установили 150-мм орудия. Ближе к ДП между продольными противоосколочными переборками находились кубрики для команды, радиорубка и вырезы для прохода кожухов дымовых труб. Вне каземата в носовой оконечности оборудовали помещения различных мастерских, затем кубрики унтер-офицеров и матросов и, наконец, стационарный лазарет.

На кормовой части верхней палубы разместили световые люки жилых помещений и палуб, шпиль кормового якоря и кнехты. На палубе полубака расположили заднюю и переднюю надстройки, в носовой оконечности — шпили трёх носовых якорей, кнехты и якорные клюзы.

В задней надстройке оборудовали различные служебные помещения, поверх её — заднюю боевую рубку, грот-мачту, кожух задней дымовой трубы, шахты вентиляции и подачи воздуха и четыре зенитных 88-мм орудия. В средней части установили разъездные катера и спасательные шлюпки, побортно краны спуска-подъёма спасательных средств и бронированные дальномерные посты.



Линейные корабли типа “Кениг” (Наружный вид, аид сверху, план батарейной палубы и поперечное сечение в районе миделя)

На передней надстройке разместили кожух передней дымовой трубы, переднюю боевую рубку с постом управления артиллерийским огнём.

Паротурбинная установка. Если дредноуты типа “Гельголанд” были последними крупными кораблями кайзеровского флота с паровыми поршневыми машинами, то типа “Кайзер” — первыми с паротурбинными установками.

После того как на германские лёгкие крейсера, начиная с “Любека” (постройки 1903-05 гг.), а также на два линейных крейсера (“Фон-дер-Таин” и “Мольтке”) в качестве двигательных установок начали устанавливать паротурбинные агрегаты, несмотря на все сомнения, приняли решение также оборудовать паротурбинными установками все пять дредноутов типа “Кайзер”. На кораблях этого класса также впервые внедрили угольное отопление котлов с использованием дополнительного нефтяного топлива.

Одним из главных отличий дредноутов этого типа от линкоров предыдущей постройки являлось то, что это были первые германские линейные корабли с турбинами в качестве двигательной установки и с отоплением котлов на дополнительном жидком топливе, а для одного из кораблей даже запроектировали установку двухтактного дизельного двигателя (ДД) большой мощности в качестве двигателя экономического хода.

И хотя решение об установке турбин приняли вопреки многочисленным возражениям и сомнениям, уже первый успешный океанский поход двух дредноутов “Кайзер” и “Кёниг Альберт” совместно с лёгким крейсером “Страсбург” в составе “практической дивизии” с декабря 1913 г. по июнь 1914 г. в Южную Америку явился доказательством надёжности нового типа двигательной установки.

Паротурбинная установка четырёх дредноутов типа “Кайзер” состояла из трёх комплектов паротурбинных установок (“Кайзер” и “Кайзерин” — типа Парсонс; “Фридрих дер Гроссе” — АЕГ- Кертис; “Кёниг Альберт” — Шихау), вращавших три трёхлопастных винта диаметром 3,75 м.

Каждый комплект паротурбинной установки состоял из турбин высокого и низкого давления и ряда вспомогательных механизмов, установленных в двух последовательно расположенных помещениях машинного отделения (МО), разделённых продольными переборками на три части.

Общая номинальная мощность трёх паротурбинных установок четырёх дредноутов типа “Кайзер” составляла 31000 л.с. (приблизительно по 10300 л.с. на турбоагрегат, удельная мощность 1,25 л.с./т нормального водоизмещения), что при частоте вращения валов в среднем 270 об/мин. по расчётам должно было обеспечивать кораблям контрактную скорость хода 21 уз. (согласно Эверс [4], с. 120, “Кайзер” - 23,5 уз.; Hildebrand [9], - 21 уз.), при том, что общая номинальная мощность паровых машин типа “Гельголанд” составляла 28000 л.с. (удельная мощность 1,23 л.с./т нормального водоизмещения), контрактная скорость хода 20 уз.; Эверс [4], с. 120, “Остфрисланд” - 21,2 уз.)

По проекту на пятом дредноуте “Принц-регент Луитпольд” должны были установить комбинированную установку, состоящую из двух комплектов турбоагрегатов и одного ДД большой мощности, расположив её также в двух последовательно расположенных помещениях МО, разделённых продольными переборками на три части.



В машинном отделении на линкоре типа “Кениг”

В бортовых помещениях МО установили два более мощных турбоагрегата типа Парсонс общей номинальной мощностью 26000 л.с. (по 13000 л.с. на турбинную установку, удельная мощность 1,05 л.с./т нормального водоизмещения), вращавших два боковых трёхлопастных винта диаметром 4 м, что при частоте вращения валов в среднем 270 об/мин. должно было обеспечить кораблю контрактную скорость хода 20 уз.; Hildebrand [9].

По проекту в среднем МО должны были установить один двухтактный шестицилиндровый, крупногабаритный ДД завода Ховальда “Германия” мощностью 12000 л.с. (удельная мощность 0,49 л.с./т нормального водоизмещения), вращавший средний трёхлопастной винт диаметром 3,75 м, что по расчётам при частоте вращения вала в среднем 150 об/мин. должно было обеспечивать кораблю контрактную экономическую скорость 12 уз.

Общая номинальная мощность двух паротурбинных установок и одного мощного ДД должна была достигать 38000 л.с. (удельная мощность 1,54 л.с./т нормального водоизмещения), что по расчётам при совместной работе должно было обеспечить “Принц- регент Луитпольду” контрактную скорость 22 уз.

Однако изготовляемый заводом Ховальда “Германия” Д Д такой большой мощности так и не смогли довести до работоспособного состояния, поэтому его установку на корабле так никогда и не осуществили, среднее МО оставалось пустым, а вал с винтом отсутствовал.

На четырёх дредноутах типа “Кайзер” паропроизводящая (котельная) установка состояла из 16 водотрубных котлов “морского” типа системы Шульц-Торникрофт угольного отопления с трубками малого диаметра, оборудованных форсунками для впрыска нефти (запас 200 т) для усиления горения угля в котлах. Этим на короткое время можно было достичь максимальную скорость хода. Котлы с общей площадью колосниковой решётки 7170-6950 кв.м, имели 32 топки и вырабатывали пар избыточным давлением 16 кгс/ кв.см., как и на типа “Гельголанд”. В 1916-17 гг. в котлах установили полую колосниковую решётку.

Котлы установили в трёх эшелонировано расположенных котельных отделениях (КО), разделённых на 10 кочегарок. В заднем КО четыре котла, каждый в отдельной кочегарке, имели общие дымоходы на заднюю дымовую трубу, 12 котлов среднего и переднего КО в шести кочегарках — общие дымоходы на переднюю.

На “Принц-регент Луитпольде” в так же расположенных 10 кочегарках установили 14 таких же водотрубных котлов угольного отопления, оборудованых форсунками для впрыска нефти для достижения максимальной скорости хода на короткое время. Котлы с общей площадью колосниковой решётки 5950 кв.м, имели 28 топок.

На британском “Нептуне” установили три комплекта прямодействующих турбоагрегатов типа Парсонс, вращавших четыре винта, общей номинальной мощностью 25000 л.с. (удельная мощность 1,26 л.с./т нормального водоизмещения). В двух эшелонированно расположенных КО, в каждом по три котла в трёх группах (девять котлов), установили 18 водотрубных котлов типа Ярроу, вырабатывающих пар избыточным давлением 16,5 кгс/кв.см., что обеспечивало кораблям контрактную скорость хода 21 уз.

При испытаниях на нейкругской мерной миле паровые турбины четырёх дредноутов типа “Кайзер” развили максимальную мощность на валах 39813-55187 л.с., удельная мощность 1,61-2,23 л.с./т, что в 1,28-1,78 раза превысило номинальную мощность паротурбинных установок кораблей и обеспечило им максимальную скорость хода 22,1-23,4 уз. (на 1,1-2,4 уз. вышеконтрактной).

На “Принц-регент Луитпольде” оставшиеся две паротурбинные установки развили максимальную мощность на валах 38751 л.с., удельная мощность 1,57 л.с./т нормального водоизмещения, что в 1,49 раза превысило номинальную мощность его паротурбинных установок и обеспечило кораблю максимальную скорость хода 21,7 уз. (на 0,7 уз. выше контрактной).

У дредноутов типа “Кайзер” при увеличении номинальной мощности паротурбинной установки на 3000 л.с., по сравнению с номинальной мощностью паровых машин у типа “Гельголанд”, вес паротурбинной установки у типа “Кайзер” составлял, согласно Brayer [5], 1940 т (8,0% нормального водоизмещении), против веса машинной установки с применением паровых поршневых машин, согласно Brayer [5] и Groner [8], 1773 т (7,9%) и Эверс [4], 1800 т (7,9%), то есть возрос, по разным данным, на 140-167 т, однако удельный вес машинной установки с применением паровых поршневых машин - 63,3-64,3 кг/л.с. оказался чуть больше удельного веса паротурбинной установки - 62,6 кг/л.с. При этом турбоагрегаты у типа “Кайзер” имели меньшие массо-габаритные размеры и занимали меньшие объёмы, чем паровые машины у типа “Гельголанд”. Прибавка в максимальной скорости хода, по сравнению с типа “Гельголанд”, составила 1,3-2,1 уз., типа “Нассау” — 2,1-3,2 уз.

Вес паротурбинной установки британского “Нептуна” составил 2131 т (10,71% нормального водоизмещения), а удельный вес паротурбинной установки 85,2 кг/л.с. при нормальном водоизмещении и 94,8 кг/ л.с. в полном грузу - в 1,36 раза больше, чем у германских линкоров.

Дредноуты четвёртой серии типа “Кёниг” оборудовали паротурбинными установками такой же мощности, с такими же вспомогательными механизмами, расположенные также в двух МО, разделённых продольными переборками на три помещения.

Как логическое продолжение состава комбинированной двигательной установки “Принц-регент Луитпольд”, при проектировании дредноутов типа “Кёниг” в 1909-1910 гг. первоначально на всех четырёх кораблях, а затем только на “Гроссер Курфюрсте” и “Маркграфе” предполагали установить на средний etui с трёхлопастным винтом диаметром 4,8 м по одному двухтактному шестицилиндровому ДД фирмы MAN мощностью 12000 л.с. стоимостью 1,815 млн. золотых марок, что при частоте вращения вала в среднем 150 об/ мин. по расчётам должно было обеспечивать кораблям экономическую скорость хода 12 уз.

Планы установки па средний вал двухтактного Д Д большой мощности в качестве двигателя экономического хода также были сорваны из-за неготовности дизелей к 1912 г., от его установки на кораблях отказались, добавив при постройке вместо него на средний вал ещё один типовой турбоагрегат. В результате эти линкоры оборудовали тремя комплектами паротурбинных установок такой же мощности, с такими же вспомогательными механизмами, что и на кораблях третьей серии (“Кёниг” и “Кронпринц”—типа Парсонс; “Гроссер Курфюрст” — АЕГ-Вулкан; “Маркграф” — типа Бергман), вращавших три трёхлопастных винта диаметром 3,8 м.

Общая номинальная мощность трёх паротурбинных установок составляла 31000 л.с. (приблизительно по 10300 л.с. на турбоагрегат, удельная мощность 1,20 л.с./т нормального водоизмещения), что при частоте вращения валов в среднем 250 об/мин. по расчётам должно было обеспечивать кораблям контрактную скорость хода 21 уз. (Эверс [4], с. 120, “Кёниг” — 22 уз.; Hildebrand [9], —21 уз.).



Линейные корабли типа “Кениг” (Поперечное сечение корпуса в районе мидель-шпангоута )


Линейные корабли типа “Кениг”

(Продольный разрез с указанием палуб и водонепроницаемых отсеков, вид сверху, план батарейной палубы и поперечное сечение в районе миделя с указвнием бронирования)

Как и на кораблях третьей серии, каждый комплект паротурбинных установок размещался в двух последовательно расположенных помещениях МО, разделённых продольными переборками на три части. Паропроизводящая (котельная) установка состояла из 15 котлов “морского” типа системы Шульц-Торникрофт, установленных в трёх эшелонированно расположенных.КО, разделённых на девять кочегарок.

12 котлов угольного отопления, оборудованных форсунками для впрыска нефти на короткое время для достижения максимальной скорости, имели 24 топки, площадь колосниковой решётки 7420-7550 кв.м., а с 1916-17 гг. в котлах установили полую колосниковую решётку. По шесть котлов установили в трёх кочегарках заднего КО и трёх среднего. В трёх кочегарках переднего КО установили три водотрубных котла “морского” типа системы Шульц-Торникрофт нефтяного отопления (три топки).

В заднем КО шесть котлов, по два в трёх кочегарках, имели общие дымоходы на заднюю дымовую трубу, девять котлов среднего и переднего КО в шести кочегарках — общие дымоходы на переднюю.

На британских дредноутах типа “Орион” установили по три комплекта прямодействующих турбоагрегатов типа Парсонс, вращавших четыре винта, общей номинальной мощностью 27000 л.с. (удельная мощность 1,20 л.с./т нормального водоизмещения). В трёх последовательно расположенных КО, в каждом по три котла в двух группах (шесть котлов), установили 18 водотрубных котлов типа Ярроу, вырабатывающих пар избыточнным давлением 16,5 кгс/кв.см., что обеспечивало кораблям контрактную скорость хода 21 уз.

Из-за начавшейся первой мировой войны обычные ходовые испытания дредноутов типа “Кёниг” на нейкругской мерной миле не проводили, заменив их ходовыми испытаниями в Северном море. Паровые турбины кораблей развили максимальную мощность на валах 41400-46200л.с. (удельная мощность 1,60-1,79 л.с./ т нормального водоизмещения), что в 1,34-1,49 превысило номинальную мощность турбинных установок корабля и обеспечило кораблям скорость хода 21-23,3 уз. Прибавки в максимальной скорости хода, по сравнению с типом “Кайзер” не имелось.

В ходе эксплуатации фактически они оказались быстроходнее дредноутов типа “Кайзер”, а “Гроссер Курфюрст”, очевидно, можно считать среди них самым быстроходным, когда в Ютландском сражении он обогнал “Кёниг”, развив скорость хода 24 уз.

При одинаковой, как и у дредноутов типа “Кайзер”, номинальной мощности паротурбинной установки вес паротурбинной установки составлял, согласно Эверс [4], 2167 т (8,4% нормального водоизмещения), Brayer [5], 2133 т (8,4%) и Groner [8], 2150 т (8,3%), против у типа “Кайзер”, согласно Brayer [5], 1940 т (8,0%) и Groner [8], 1940 т (7,8%), то есть возрос, по разным данным, на 193-227 т относительно веса паротурбинной установки у типа “Кайзер”. Удельный вес паротурбинной установки также вырос с 62,6 кг/л.с. до 68,8-69,9 кг/л.с.

Вес паротурбинной установки дредноутов типа “Орион” составил 2420 т (10,76% нормального водоизмещения), а её удельный вес 89,6 кг/л.с. при нормальном водоизмещении и 99,3 кг/л.с. в полном грузу.

Артиллерийское и торпедное вооружение. При проектировании дредноутов типа “Кайзер” переход к паровым турбинам значительно облегчил новый вариант размещения башенных установок артиллерии главного калибра. Поэтому на кораблях третьей серии в районе миделя вместо четырёх оставили только две башни, расположив их эшелонировано ближе к бортам, каждая из которых могла вести огонь на оба борта. Одновременно в кормовой оконечности по ДП вместо одной башенной установоки удалось, также впервые среди дредноутов германского флота, установить две линейно-возвышенные установки.

Всего установили пять двухорудийных башенных установок, что было на одну меньше, чем на кораблях типа “Гельголанд”, но зато в ограниченном секторе все эти пять башен, против четырёх у их предшественников, могли вести огонь на оба борта. Снижение числа стволов артиллерии главного калибра до 10 не означало ослабления огневой мощи. Фактически здесь имело место только мнимое ослабление, поскольку вес бортового залпа линкоров нового проекта увеличился до 3900 кг против 3120 кг у типа “Гельголанд”.

Расположение артиллерии главного калибра изменили таким образом, что, сохранив одну башенную установку в носовой оконечности, в районе миделя вместо четырёх оставили только две, эшелонировано расположив их по диагонали, и ещё две линейно-возвышенно установили в корме. Практически все 10 орудий могли участвовать в бортовом залпе, поскольку обе расположенные в середине корабля башни могли вести огонь на оба борта в секторе 170° на ближний борт и 55° на дальний.

Вес вооружения с башенными установками составлял, согласно Brayer [5], 3120 т (12,8% нормального водоизмещения) и Groner [8], 3120 т (12,6%), против, Эверс [4], 3443 т (15,1%), Brayer [5], 3388 т (15,1%) и Groner [8], 3388 т (14,9%) у типа “Гельголанд”; Burt [6], 3569 т (17,93%) на британском “Нептун”. При уменьшении количества башен на одну это дало выигрыш в весе вооружения с башнями на 1140 т, а в общем весе вооружения, по разным данным, на 268-323 т.

Как артиллерийское, так и торпедное вооружение дредноутов типа “Кайзер” и “Кёниг” было почти одинаковым, за исключением расположения самих башенных установок.

На дредноутах типа “Кёниг” новым было расположение башенных установок артиллерии главного калибра по наиболее оптимальной линейно-возвышенной схеме, впоследствии принятой основными морскими державами, что позволило отказаться от расположенния двух установок в районе миделя, как это было у типа “Кайзер”, оставив там по ДП одну. Сохранив линейно-возвышенное расположение двух башенных установок в кормовой оконечности, ещё две линейновозвышенно установили в носовой оконечности, а пятую, вместо двух, расположили в районе миделя между дымовыми трубами на той же высоте, что и линейно-возвышенная кормовая башня.

Таким образом, отныне все башенные установки размещали только по ДП, что позволило вести сосредоточенный огонь как по ДП, так и всеми башнями по борту. Теперь все 10 орудий могли участвовать в бортовом залпе, поскольку расположенная в районе миделя башня могла вести огонь на оба борта в секторе 130°. Это стало возможно прежде всего потому, что с применением на кораблях паротурбинных установок внутри корпуса появилось больше свободного места.

Вес вооружения с башнями составлял, согласно Эверс [4], 3123 т (12,1% нормального водоизмещения), Brayer [5], 3073 т (12,1%) и Groner [8], 3030 т (11,7%), против, согласно Brayer [5], 3120 т (12,8%) и Groner [8], 3120 т (12,6%) у типа “Кайзер”; Burt [6], 4000 т (17,78%) у типа “Орион”, и оказался, по разным данным, почти таким же, как и у типа “Кайзер”.

Артиллерийское вооружение главного калибра дредноутов обеих серий состояло из десяти 305-мм скорострельных морских орудий с длиной канала ствола 50 калибров в пяти двухорудийных башенных установках. Башни имели одинаковую конструкцию, включая расположение погребов боеприпасов, носили литерное обозначение Drh.L. С/09 - вращающийся лафет образца 1909 г., и имели большое сходство с лафетом образца 1908 г. дредноутов типа “Гельголанд”, первоначально имея угол снижения стволов орудий -8° и угол возвышения +13,5° с дальностью стрельбы 16200 м (87 кбт.), затем увеличенный -5,5° и +16° с дальностью стрельбы 20400 м (110 кбт.). Во всех башенных установках погреба с зарядами расположили под снарядными погребами.

На дредноутах типа “Кайзер” боекомплект артиллерии главного калибра составлял 860 выстрелов или 86 на орудие, против, соответственно, у типа “Кёниг” — 900 или 90 на орудие, у типа “Гельголанд” — 1020 или 85.

Уменьшение общего числа выстрелов 305-мм калибра на 160 общим весом свыше 90 т позволило увеличить их число на один (выстрел) на орудие, а общее число выстрелов 150-мм калибра на 140 общим весом 9,5 т. Количество 88-мм орудий, ставших неэффективными против эсминцев значительно возросшего водоизмещения, в проекте резко сократили, а затем в ходе эксплуатации кораблей и вовсе демонтировали.

Высота осей стволов орудий носовой башни составляла для “Нассау” 7,82 м, “Гельголанд” 8,71, “Кёниг” 8,4 м и “Баден” 8,69 м, в то время как на британских линкорах не менее 9,3 м.

Британские “Нептун”, “Колоссус” и “Геркулес” также имели на вооружении десять 305-мм скорострельных орудий с длиной канала ствола 50 калибров в пяти двухорудийных башнях (1000 выстрелов или 100 на орудие), угол возвышения +20° с дальностью стрельбы 19200 м (104 кбт.). с таким же расположением башен артиллерии главного калибра, как и на кораблях типа “Кайзер”.

Дредноуты типа “Орион” имели на вооружении десять 343-мм скорострельных морских орудий с длиной канала ствола 50 калибров в пяти двухорудийных башнях типа MK-V (1000 выстрелов или 100 на орудие), угол возвышения +20° с дальностью стрельбы 21750 м (117 кбт.). Орудия стреляли двумя типами снарядов весом 568 кг и 636 кг, вес заряда составлял 178 кг.

Противоминная артиллерия линкоров типа “Кайзер” включала орудия двух калибров -150-мм среднего и 88-мм лёгкого. Артиллерийское вооружение среднего противоминного калибра, предназначенного для стрельбы по морским целям, состояло из четырнадцати 150-мм скорострельных орудий с длиной канала ствола 45 калибров с дальностью стрельбы 13500 м (73 кбт.) с сектором обстрела 120°; с 1915 г. дальность стрельбы увеличили до 16800 м (91 кбт.). Боекомплект составлял 2240 выстрелов или 160 на орудие (2100 или 150 на орудие у типа “Гельголанд”).

Четырнадцать 150-мм орудий установили в средней части корабля в каземате на верхней палубе, прикрыв 80-мм щитами.

Артиллерийское вооружение лёгкого противоминного калибра, предназначенного для стрельбы по морским целям, на дредноутах типа “Кайзер” первоначально состояло из восьми, а на “Кёниг” из шести 88-мм скорострельных орудий с длиной канала ствола 45 калибров на отдельных лафетах, прикрытых противоосколочными щитами, но затем все орудия демонтировали и установили на вновь строящихся кораблях малого водоизмещения. На дредноутах типа “Кайзер” боекомплект составлял 2800 снарядов или 350, типа “Кёниг”, соответственно, 2500 или 250 (“Гельголанд” 2800 или 200).

На дредноутах типа “Кайзер” четыре 88-мм орудия установили в носовой оконечности под баком, два в передней надстройке и два в кормовой оконечности у ахтерштевня, на типа “Кёниг” все шесть в передней надстройке. Артиллерийское вооружение ПВО состояло из четырёх зенитных 88-мм орудий. Впоследствии число зенитных уменьшили до двух, установленных на задней надстройке.

На британских “Нептун”, “Колоссус”, “Геркулес” и типа “Орион” обошлись одним калибром и имели на вооружении по шестнадцать 102-мм скорострельных орудий с длиной канала ствола 50 калибров (боекомплект 2400 выстрелов или 150 на орудие).

По сравнению с дредноутами первых двух серий, торпедное вооружение ослабили за счёт сокращения количества ТА до пяти подводных 500-мм (один носовой и четыре бортовых, с боекомплектом 16 торпед). Аппараты расположили как обычно, за исключением кормового. Здесь уже наметилась переоценка подхода к торпедному вооружению линкоров, которому по- прежнему придавали большое значение, но уже начали возникать сомнения в эффективности его применения в линейном бою.



Кормовые башни главного калибра на линейном корабле “Кениг”

Англичане пошли ещё дальше, сократив на британских “Нептун”, “Колоссус” и “Геркулес” число ТА до трёх подводных 533-мм (один кормовой и два бортовых, 18 торпед), типа “Орион” — три 533-мм ТА и 20 торпед, по сравнению с пятью ТА (23 торпеды) на “Дредноуте”.

В период первой мировой войны эти сомнения подтвердились. Крупные корабли воюющих держав за всю войну не добились ни одного попадания торпедой. Большие затраты оказались бесполезными. Это выразилось как излишней весовой нагрузкой, так и занимаемым объёмом помещений корпуса. Торпедные отсеки, главным образом бортовых ТА, занимали от борта до борта очень большой объём помещений, и их трудно было разместить. Поскольку большей частью они располагались по концам цитадели, а также в сужающихся частях корпуса, их защита от подводного попадания была довольно слабой. Затопление этих отсеков могло вызвать серьезное нарушение плавучести.

Бронирование. Средства защиты включали систему бронирования и другие способы предотвращения гибели корабля от потери непотопляемости или остойчивости.Систему бронирования образовывали броневые плиты и листы, изготовленные по технологии Круппа из никелевой стали (никель 3,5-4%. хром 1-2%) с закалённым (цементированным) наружным слоем, и из броневой стали с низким содержанием никеля (никель 1-1,5%, хром 0,5-1 %).

В систему бронирования входили: броневой пояс почти по всей КВЛ, бронирование цитадели и каземата с расположенными в нём 150-мм орудиями противоминного калибра, горизонтальное бронирование палуб, защищенные достаточно толстой броней барбеты и 305-мм орудийные башенные установки, боевые рубки для управления кораблём в бою, поперечные броневые переборки для защиты от продольных попаданий снарядов в середину корабля со стороны носа и кормы и входящие в конструктивную подводную защиту противоторпедные переборки.

В основном бронирование дредноутов типа “Кайзер” и “Кёниг” было почти одинаковым, но по сравнению с кораблями первой и второй серий его усилили.

У дредноутов типа “Кайзер” вес бронирования составлял, согласно Brayer [5], 9855 т (40,5% нормального водоизмещения) и Groner [8], 9940 т (40,2%), против, согласно Эверс [4], 8390 т (36,8%), Brayer [5], 8212 т (36,6%) и Groner [8], 8212 т (36,0%) у типа “Гельголанд”; Burt [6], 5706 т (28,66%) у британского “Нептун”. Вес броневой защиты типа “Кайзер” превышал вес типа “Гельголанд”, по разным данным, на 1643-1728 т, “Нептун” на 4149-4234 т.

У дредноутов типа “Кёниг” вес бронирования составлял, согласно Эверс [4], 10450 т (40,5% нормального водоизмещения), Brayer [5], 10283 т (40,5%) и Groner [8], 10370 т (40,2%), против, согласно Brayer [5], 9855 т (40,5%) и Groner [8], 9940 т (40,2%) у типа “Кайзер”; Burt [6], 6460 т (28,72%) у типа “Орион”. Вес броневой защиты превышал вес типа “Кайзер”, по разным данным, всего на 428-510 т, “Орион” на 3823-3990 т, и всё потому, что в Германии бронирование башенных установок и остальной артиллерии относили к разделу броневой защиты, а в Великобритании к разделу вооружения.

В целях усиления броневой защиты корпуса кораблей разделили на три части: среднюю часть, расположенную между концевыми барбетами, носовую и кормовую оконечности.

Среднюю часть прикрывал бортовой броневой пояс переменной толщины, проходящий до верхней палубы и оканчивающийся броневыми поперечными переборками, соединёнными с этими барбетами, и бронированная палуба, проходящая здесь на уровне средней палубы.

В носовой оконечности защиту ограничили протяжением броневого пояса от передней броневой поперечной переборки до форштевня и бронированной палубой, проходящей здесь до форштевня значительно ниже КВЛ на уровне нижней палубы.

В кормовой оконечности защита имела ту же протяжённость, что броневой пояс и бронированная палуба, только до кормовой поперечной броневой переборки.



Орудийная казематная

150-мм артиллерийская установка на линейных кораблях типов “Кайзер” и “Кениг”

Бортовое бронирование несколько усилили. Бортовой броневой пояс в средней части борта достигал толщины 350 мм, против 300 мм у типа “Гельголанд” и 270-290 мм у типа “Нассау”, и состоял из двух полос переменной толщины: главного (нижнего) броневого пояса по КВЛ и верхнего, расположенного выше главного между главной и верхней палубами и обспечивающего бронирование цитадели.

Все вертикальные и горизонтальные броневые плиты, за исключением относительно тонкого нижнего пояса из броневой стали с низким содержанием никеля у форштевня и в корме, изготовили по технологии Круппа из никелевой стали с закалённым (цементированным) наружным слоем. По длине корабля толщина плит броневого пояса была различной.

Толщина плит главного (нижнего) броневого пояса по КВЛ от кормы к носу у дредноутов типа “Кайзер” составляла, согласно Brayer [5] и Groner [8], 0-180-350 (постепенно уменьшалась до 180 мм у нижней кромки)-120 мм [у типа “Гельголанд”: 0-120-300 (до 170 мм)-120 мм)]; Conwey [7], 350-80 мм; в носовой оконечности 180-80 мм, в кормовой 180-125 мм (на “Кайзерин” и “Принц-регент Луитпольд” несколько меньше: 150-80 мм в носовой и 150 мм в кормовой); у типа “Кёниг”, согласно Brayer [5]. соответственно, 0-180-350-150-120 мм; Conwey [7], 350-80 мм, причём в носовой оконечности 180-80 мм, вкормовой 180-125 мм; Groner [8], 0-180-350-120 мм.

При общей ширине главного броневого пояса или высоте его плит, равной 3,50 м, на длине между концевыми барбетами толщина пояса составляла 350 мм на площади от главной палубы (на 1,80 м выше КВЛ) и до 0,36 м ниже КВЛ (по высоте 2,16 м от верхней кромки плиты) с постепенным уменьшением книзу её толщины до 180 мм у нижней кромки на расстояние 1,7 м ниже КВЛ.

В носовой оконечности главный броневой пояс не доходил до верхней палубы, но в районе форштевня он доходил и до неё, одновременно опускаясь значительно ниже КВЛ. У типа “Кайзер” толщина плит составляла 180 мм с постепенным уменьшением у нижней кромки до 120 мм (на “Кайзерин” и “Принц-регент Луитпольд” несколько меньше: 150 мм с уменьшением у нижней кромки до 120 мм), а у самого форштевня из 120-мм плит одинаковой толщины, в то время как у типа “Кёниг” 200 мм приблизительно на 1/3 длины, а далее 150 мм, а у нижней кромки, соответственно, до 150 мм и 120 мм.

В корме на кораблях обеих серий пояс доходил до главной палубы и в районе кормы уменьшался до 120- 80 мм, не доходя до ахтерштевня, оканчивался броневой поперечной переборкой приблизительно одинаковой толщины с кормовой частью пояса. У типа “Кайзер” пояс имел 180-мм толщину с уменьшением до 150 мм у нижней кромки (на “Кайзерин” и “Принц- регент Луитпольд” также до 150 мм), в то время как у типа “Кёниг” 200 мм (150 мм у нижней кромки) и далее 180 мм (150 мм у нижней кромки)

Длина главного броневого пояса определялась расстоянием между осями концевых башенных установок “А” и “Е”, что для дредноутов типа “Кайзер” равнялось 89 м и типа “Кёниг” 93 м, а с учётом наружного диаметра барбета 9,1 м, соответственно, должна была составлять 96 м и 100 м.

Толщина плит верхнего броневого пояса, расположенного выше главного между главной и верхней палубами и прикрывавшего цитадель, составляла, согласно Эверс [4] и Conwey [7], 200 мм; Brayer [5] и Groner [8], от кормы к носу 130-180-120 мм (у типа “Гельголанд”: 100-170-120 мм). По другим данным, главный броневой пояс толщиной 200 мм продолжался от главной до верхней палуб и состоял из вертикальных плит высотой 5,7 м.

На британских дредноутах главный броневой пояс также состоял из двух полос переменной толщины: нижнего, расположенного по всей КВЛ, и верхнего, расположенного выше нижнего и охватывающего концевые барбеты. На “Нептуне” нижний броневой пояс имел толщину 63-178-203-254-203-63 мм, верхний 63-178-203-178-63 мм; на “Колоссус" и “Геркулес”; главный броневой пояс 203-279-203 мм, передняя часть пояса 178-63 мм, задняя 63 мм; на кораблях типа “Орион” главный броневой пояс по всей КВЛ — 305-мм в средней части корабля, 152-126 мм в передней части пояса, 63-мм в задней, и 203-мм верхний.

Бронирование каземата с установленными в нём на верхней палубе 150-мм орудиями проходило от барбета башенной установки “А” до “D” у типа “Кайзер” и от “В” до “D” у типа “Кёниг”. Толщина броневых плит каземата составляла 170 мм, с установкой 80-мм щитов на орудия и 15-20 мм экранов и внутренних противоосколочных переборок между ними.



Линейные корабли типа “Кениг”

(Боковой вид и планы палуб с указанием бронирования и сектороа обстрела орудий)

Палубу полубака забронировали частично, она имела 30-мм толщину над казематом 150-мм орудий.

Верхнюю палубу забронировали на всей площади. У типа “Кайзер” верхняя палуба имела 25-30-мм толщину между концевыми барбетами, у типа “Кёниг” 30-мм в средней части корабля вне каземата и 20-мм, как настил его пола.

В корме и средней части бронированную палубу установили на уровне средней, в носовой оконечности на уровне нижней, соединив поперечной броневой переборкой. Согласно Conwey [7], у типа “Кайзер” она имела 60-мм толщину в носовой оконечности, 30-мм в средней части и 60-100-мм в кормовой, увеличиваясь до 120 мм над рулевыми машинами, где ёе несколько приподняли; Brayer [5] и Groner [8], толщина листов настила бронированной палубы составляла 60 мм с 100-мм скосами (“Гельголанд”; 55 мм с 80-мм скосами).

На британских “Нептун” главная палуба имела толщину 32 мм, средняя: плоская часть и скосы 44 мм, нижняя 75-38 мм; у типа “Орион” верхняя 32 мм; главная 32 мм; средняя: плоская часть и скосы 25 мм; нижняя: в носовой оконечности 63-25 мм, в кормовой 102-76 мм.

Согласно Brayer [5] и Groner [8], 305-мм башенные установки имели 300-мм толщину лицевых плит, 250-мм боковые стенки, 290-мм заднюю стенку, 110-мм наклонную часть крыши и 80-мм плоскую её часть; Conwey [7], толщина стенок/крыши башен 300, 250, 170-100 мм; Burt [6], на британских “Нептун” толщина стенок башни 279-203 мм; “Колоссус” и “Геркулес” стенок/крыши башни 279-102-76 мм, у типа “Орион” 279-102-76 мм.

Барбеты с внутренним диаметром 8,5 м имели сплошное круговое бронирование пермениой толщины, величина которого изменялась в пределах 300-80 мм, уменьщаясь с 300 мм до 220 мм там, где они перекрывали один другого. Не защищённые ничем наружные части концевых барбетов имели 300-мм толщину до бронированной палубы, но позади верхнего броневого пояса её уменьшили до 140 мм, а главного 80 мм. С учётом 300-мм толщины стенки максимальный наружный диаметр барбета составлял 9,1 м. На британских “Нептун” толщина стенок барбетов 254-229-126 мм; “Колоссус” и “Геркулес” 279-254-229-178-102 мм, у типа “Орион” 254-229-178-152-76 мм.

Стенки передней боевой рубки имели 350-мм толщину с обычным увеличением до 400-мм в районе смотровых щелей, 150-мм крышей у типа “Кайзер” и 180-мм у типа “Кёниг”, в то время как задние боевые рубки на всех кораблях были одинаковые, имея 200-мм толщину стенок и 50-мм крышу (у типа “Гельголанд”: толщина стенок/крыши передней боевой рубки 400/100 мм, задней 200/50 мм); Burt [6], на британских “Нептун”, “Колоссус” и “Геркулес” передняя боевая рубка: боковые стенки 279 мм, задняя 203 мм, крыша 76 мм, настил пола 51 мм; рубка управления артогнём: борта 152 мм, крыша 76 мм; рубка управления торпедным оружием (кормовая боевая рубка) - борта и крыша 76 мм; у типа “Орион” толщина стенок передней и задней боевых рубок 279-102-76 мм.

Согласно Brayer [5], Conwey [7] и Groner [8], толщина листов противоторпедных переборок у дредноутов типа “Кайзер” составляла 40 мм. (“Кайзерин” и “Принц-регент Луитпольд” - 50 мм, так как на них в носовой оконечности и в корме главный броневой пояс был несколько тоньше); “Гельголанд” - 30 мм; на “Кёниг”, согласно Brayer [5] и Groner [8], 40 мм; Conwey [7], 50 мм. На всех линкорах противоторпедные переборки продолжались 30-мм противоосколочной переборкой до верхней палубы; Burt [6], на британских “Нептун”, “Колоссус” и “Геркулес” противоторпедные переборки отсутствовали, но имелись экраны пороховых погребов толщиной 76-51-38-32 мм; у типа “Орион" противоторпедные переборки также отсутствовали, а имелись экраны пороховых погребов несколько меньшей толщины 44-38-32-25 мм.

Противоторпедная переборка имела такую же длину, что и 350-мм главный броневой пояс, и в районе миделя проходила на расстоянии около 4 м от бортовой обшивки. Ещё одну (более тонкую) 20-мм переборку установили на половине расстояния от наружной обшивки корпуса. Эта переборка с обшивкой борта образовывала коффердам.

Коффердам оставался пустым, как камера расширения при взрыве, а расположенные между двумя продольными переборками помещения заполняли углём и использовали как угольные ямы. В противоторпедной переборке двери типа гильотин обеспечивали доступ из них в кочегарки. Остальные угольные ямы расположили на бронированной палубе по обе стороны от противоосколочной переборки. На крупных германских кораблях доставка угля из кочегарок была неизмеримо трудна. Зато эта система обеспечивала хорошую противоторпедную защиту, но вызывала дополнительные трудности для работы систем осушения и кренования в средней части корабля. В носовой оконечности системы осушения и кренования работали также не в самых лучших условиях, особенно выше бронированной палубы, и большие помещения бортовых 600-мм ТА не улучшали положения установленных в них систем.

Главная поперечная броневая переборка имела толщину 300 мм от бронированной палубы до главной между противоторпедными и противоосколочными переборкамии, 200 мм вне их и 170 мм между главной и верхней.

Согласно Conwey [7], у типа “Кайзер” толщина плит поперечных броневых переборок составляла ЗОО- ПО мм; Burt [6], на “Нептун” в 203-126 мм в кормовой оконечностях, 126-102 мм в носовой.

У типа “Кёниг”, согласно Brayer [5], толщина плит поперечных броневых переборок в кормовой и носовой оконечностях составляла 170-200 мм; Conwey [7], 300-130 мм; Burt [6], у типа “Орион” главные поперечные переборки в оконечностях: носовой 152 мм, кормовой 254 мм; верхние боковые переборки 203 мм, передняя 102-13 мм, задняя 63 мм.

Германские дредноуты и современные им линейные крейсера всегда имели репутацию хорошо защищённых от попаданий снарядов и торпед кораблей. В целом это мнение было заслуженным, хотя и у них имелись определённые недостатки. Среди других главным недостатком явилось наличие точных сведений о схеме защиты этих кораблей, в отличие от значительно ограниченных сведений о бронировании кораблей королевского флота Великобритании.

В общем бронирование было намного лучше, чем на дредноутах двух первых серий, хотя необходимо отметить как недостаток большую разницу в толщинах бронирования барбетов, тонкие крыши орудийных башен и значительное уменьшение толщины нижней кромки главного броневого пояса ниже КВЛ.

Броневая защита первых британских дредноутов, включая тип “Орион”, оставляла желать много лучшего, и главный броневой пояс незначительно уходил в воду ниже КВЛ, но это не давало право говорить, что уже германские дредноуты типа “Гельголанд” во всех аспектах превосходили бронирование британских кораблей. Значительное усиление бронирования произвели лишь на дредноутах типа “Кайзер” и типа “Кёниг”.

Кроме бронирования в систему защиты корабля входили специальные устройства конструктивной защиты в виде проходящих вдоль всех машинно-котельных отделений бортовых продольных коффердамов (коридоров), защитных угольных ям, прикрытие котельных отделений ямами с углём и оснований дымовых труб броневыми колосниками, разделения подводной части корпуса на крупные основные отсеки и относительно мелкие водонепроницаемые помещения и цистерны.

Системы и механизмы. Котлы в основном отапливались углем с частичным использованием нефтепродуктов. Консервативность немцев в сохранении этого вида топлива легко объясняется тем, что они считали его важным дополнением к броневой защите. Правда, при этом требовалось делать вырезы в переборках для удобства доступа в угольные ямы, что явно не улучшало водонепроницаемость отсеков. Кроме того, довольно существенно увеличивался экипаж корабля. Угольное отопление имело и другие недостатки — трудности в погрузке на корабль, сложность обитания экипажа (угольная пыль), а также все более усложняющиеся условия подачи угля к котлам по мере его расхода. Дополнительным, но не менее важным для немцев фактором в их приверженности к углю было то, что на территории Германии при почти полном отсутствии нефтяных месторождений имелись большие и легкодоступные залежи угля, в то время как доставка нефти морем в случае войны могла быть легко прервана британскими кораблями. Но тем не менее нефть всё больше находила применение для отапливания котлов.

Согласно Brayer [5], полный запас топлива дредноутов “Кайзер”, “Кайзерин”, “Фридрих дер Гроссе” и “Кёниг Альберт” составлял 2952 т угля и 197 т нефти;

Conwey [7], 3450 т угля (типа “Гельголанд” 3150 т); Groner [8], 3600т угля (типа “Гельголанд” 3200 т, “Нассау” 2700 т) и 200 т нефти; Conwey [7], па пятом дредноуте “Принц-регент Луитпольд” 3150 т угля и 395 т нефти; Groner [8], 3200 т угля и 400 т нефти; Burt [6], па “Нептун” нормальный запас топлива 900 т угля, полный 2710 т угля и 790 т нефти.

Согласно Brayer [5], полный запас топлива дредноутов типа “Кёниг” составлял 3543 т угля и 689 т нефти; Conwey [7], 3540 т угля и 690 т нефти; Groner [8], 3000 т угля и 600 т нефти; Burt [6], у типа “Орион” нормальный запас топлива 900 т угля, полный 3300 т угля и 800 т нефти.

Согласно Brayer [5], дальность плавания дредноутов “Кайзер”, “Кайзерин”, “Фридрих дер Гроссе” и “Кёниг Альберт” составляла 7900 миль при скорости хода 12 уз.; Conwey [7], соответственно, 6000/4000 миль и 12/19 уз.; Groner [8], 7900/3900 миль и 12/18 уз.; у типа “Гельголанд” 7900 миль (“Нассау” 8000 миль) при скорости хода 10 уз.; Conwey [7] и Groner [8], дальность плавания дредноута “Принц-регент Луитпольд” по расчётам (турбины и ДД) 7200 миль при экономической скорости хода 12 уз.; один ДД, соответственно, 2000 миль и 12 уз., что должно было быть на 3200 миль больше, чем у остальных; Burt [6], “Нептун”, соответственно, 4500 миль и 10 уз. (только уголь); 6620 миль и 10 уз. (уголь и нефть).

Согласно Brayer [5], дальность плавания дредноутов типа “Кёниг” составляла 8000 миль при скорости хода 12 уз.; Conwey [7], соответственно, 6800/4600 миль и 12/19 уз.; Groner [8], 8000/4000 миль и 12/18 уз.; Burt [6], у типа “Орион”, соответственно, 4110 миль и 17-18 уз. (только уголь); 6730 миль и 10 уз. (уголь и нефть).

На линкорах установили по четыре двойных турбо-геиератора и два дизель-генератора, вырабатывающие ток напряжением 225 В, общей мощностью у типа “Кайзер” 1800 кВт; у типа “Кёниг” 2040 кВт (у типа “Гельголанд” 2000 кВт).

Корабли оборудовали системами управления и средств сигнализации, электроосвещения, кренования, осушения и затопления трюмов и отсеков, орошения погребов боезапаса, противопожарной, парового отопления и вентиляции помещений. На них установили восемь прожекторов, батарею аккумуляторов аварийного освещения, различные вспомогательные машины и оборудование, два параллельных руля. Меньшая часть вспомогательных устройств имела паровой привод, большая — электропривод.

Начиная с “Нассау”, корабли всех типов имели по два параллельных руля, обладали очень хорошей мореходностью, были очень устойчивы на курсе с небольшим креном в наветренную сторону. Потеря скорости хода при движении против волнения была незначительной. Они обладали хорошей маневренностью, большим поворачивающим моментом и малым радиусом циркуляции. При отклонении рулей па 23° [2/3 полного угла поворота (35°) в обе стороны] возникал бортовой креп до 8°.

Дифферентующий момент на единицу осадки (] м) составлял 34000 тм, поперечная метацентрическая высота 2,59 м, продольная 203 м. Остойчивость была максимальная при 28° крена и нулевой при 62° (у типа ‘'Гельголанд” 62°).

Согласно Brayer [5] и Hildebrand [9], экипажи дредноутов типа “Кайзер” насчитывал 1084 человек, что было несколько меньше, чем экипаж у типа “Гельголанд” (1113 человек); Conwey [7], 1249-1278 в Ютландском бою; Groner [8], 41 строевых офицера, инженер- механиков, чиновников, врачей, гердемарин и кондукторов и 1043 унтер-офицера и матроса, против 42 человек командного состава и 1071 унтер-офицера и матроса у типа “Гельголанд”. Когда корабль становился флагманским кораблем эскадры — экипаж увеличивался на 14 офицеров и 80 унтер-офицеров и матросов, флагманским кораблем младшего флагмана — на 2 офицера и 23 унтер-офицера и матроса; Burt [6], у “Нептун” 756 человек после введения в строй, 759 в 1913 г. и 813 в 1914 г.

Согласно Brayer [5] и Hildebrand [9], экипажи дредноутов типа “Кёниг” насчитывали 1136 человек, что было несколько больше численности экипажей у типа “Кайзер”; Conwey [7], 1284-1315 в Ютландском бою; Groner [8], 41 строевых офицера, инженер-механиков, чиновников, врачей, гердемарин и кондукторов и 1095 унтер-офицеров и матросов. Становясь флагманским кораблем эскадры, экипаж увеличивался на 14 офицеров и 68 унтер-офицеров и матросов, флагманским кораблем младшего флагмана на 2 офицера и 24 унтер-офицера и матроса; Burt [6], у типа “Орион” 754 с 1911 по 1914 гг.; “Монарх” 738 в 1911 г., 750 в 1914 г.; “Тандерер” 738 в 1912 г., 1107 в 1917 г.

Для Германии финансовые вопросы всегда имели громадное значение. Деньги тратились очень экономно, и в отношении военно-морского флота особенно наглядно это демонстрировали периоды, когда требовалось строить большое количество кораблей с небольшим увеличением размеров. И в данном случае это подтвердилось, так как увеличение водоизмещения кораблей было незначительным.

При уменьшении состава артиллерийского вооружения дредноутов типа “Кайзер” относительно типа “Гельголанд” на одну двухорудийиую башню главного калибра и шесть 88-мм орудий, а торпедного — на один ТА, несмотря на прирост нормального водоизмещения на 1916 т, сметная стоимость “Кайзера”, согласно Groner [8], составила в среднем 45-46 млн. золотых марок, то-есть осталась прежней.

Согласно Brayer [5], средняя стоимость постройки дредноута типа “Кайзер” составила 45,6 миллионов золотых марок. Фактическая стоимость постройки дредноута типа “Кайзер” за тонну нормального водоизмещения составила в среднем 1861 золотую марку и оказалась меньше, чем стоимость постройки дредноута типа “Гельголанд” (2026 золотых марок) и типа “Нассау” (1981 золотая марка); Burt [6], стоимость постройки “Нептун” — 1.527916 фунтов стерлингов плюс 141000 фун.ст. за вооружение, всего 1.668916 фун.ст. или 33.378320 золотых марок или 1696 золотых марок за тонну нормального водоизмещения или на 165 золотых марок меньше.

Согласно Brayer [6], средняя стоимость постройки каждого дредноута типа “Кёниг", как и “Кайзер", составила 45 миллионов золотых марок. Фактическая стоимость постройки дредноута типа “Кёниг” за тонну нормального водоизмещения составила в среднем 1744 золотые марки и оказалась ещё меньше, чем стоимость постройки дредноута типа “Кайзер”; Burt [6], стоимость постройки дредноута “Орион” 1.711617 фунтов стерлингов плюс 144300 фун.ст. за вооружение, всего 1.855917 фун.ст. или 37.118340 золотых марок или 1650 золотых марок за тонну нормального водоизмещения или на 94 золотые марки меньше.

Оглавление книги


Генерация: 0.273. Запросов К БД/Cache: 0 / 0