Глав: 6 | Статей: 13
Оглавление
В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

Судьба “Амура”

Судьба “Амура”

Зиму 1916-1917 гг. “Амур” провел в Ревеле. Там и пришло известие об отречении императора. Команда принимала участие в многочисленных митингах, демонстрациях. Летом 1917 г. группа амурцев, возглавляемая минером Э. Ныу, встречалась с В.И. Лениным в Петрограде. 8 сентября матросы подняли на корабле красный флаг, приняли резолюцию о провозглашении России демократической республикой.

По приказу Центробалта “Амур” прибыл из Ревеля в Кронштадт, а 24 октября судовой комитет получил распоряжение о полном подчинении корабля Военно-революционному комитету Петроградского Совета. Приняв на борт штаб и более 2000 моряков сводного кронштадтского отряда под командованием комиссара Г.И. Иванова, “Амур” на следующий день прибыл в Петроград, став на якорь неподалеку от “Авроры”. На заградителе побывал член ВРК В.А. Антонов-Овссенко, возглавивший сводный отряд. Амурцы занимали Зимний дворец, участвовали в ликвидации мятежа юнкеров, сражались с войсками Керенского, несли охрану Смольного.

Осень и зиму 1918-1919 г. “Амур" стоял в Кронштадте, находясь в подчинении заведующего делами траления и заграждения Балтийского флота. В январе 1919 г. на корабле начался капитальный ремонт и основные судовые механизмы были разобраны, но затем из-за нехватки средств работы приостановили. Весной и летом “Амур” находился в неопределенном положении, а осенью было принято решение капитальный ремонт на нем не производить, а поставить на долговременное хранение. Экипаж сократили до 24 человек, но фактически и их не было. Зимой 1919-1920 гг. “Амур” даже не отапливался. В 1920 г. корабль законсервировали в расчете на длительное хранение в Военной гавани. Команда заградителя в составе 4-го Балтийского экспедиционного отряда моряков была направлена на Северную Двину, где принимала участие в боевых действиях против белогвардейцев и английских интервентов.

С 31 декабря 1922 г. “Амур” использовался в качестве блокшива № 2. Стоял в Военной гавани Кронштадта. Корабль предназначался на слом, но из- за недостаточных мощностей Петроградского судостроительного треста очередь до заградителя так и не дошла. С него понемногу забирали различное оборудование и плавсредства. Паровой катер попал в учебный отряд Балтийского флота.

В 1929 г. Ленинградская организация ОСОАВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) обратилась к народному комиссару по военным и морским делам с просьбой о выделении в ее распоряжение одного корабля для создания на нем учебной военно-морской станции. Нарком дал указания командованию Балтийского флота. Наиболее подходящим для этих целей признали “Амур”. Ремонт возложили на Кронштадтский пароходный завод. В мае 1930 г. буксиры притащили его к заводскому причалу. Через восемь месяцев корабль передали Ленинградскому совету ОСОАВИАХИМА. 21 июля 1930 г. отремонтированный и переоборудованный в учебное судно “Амур” занял место у набережной Красного Флота в Ленинграде, а 1 августа на нем подняли флаг судов допризывной подготовки. На корабле оборудовали учебные кабинеты, установили в качестве наглядных пособий два орудия с английской подводной лодки “L-55” и итальянского миноносца “Carlo Alberto Racchia”.{85}





На учебном судне “Амур" во время тренировок и занятий. 1930-е гг.

Занятия совмещались с работами по ремонту и оборудованию учебной базы. Вскоре заработала мастерская по ремонту двигателей для осоавиахимовских плавсредств. В первой половине августа отремонтировали три подвесных шлюпочных мотора, обнаруженных в складах военного порта. Из отдельных частей собрали три мотора для осоавиахимовцев Перми. Начала работать коротковолновая радиостанция, между трубами расположился не планировавшийся ранее авиационный кабинет. Возник он в связи с тем, что Ленинградская организация ОСОАВИАХИМА передала на “Амур” исправный гидросамолет.

Одновременно на корабле занималось до 300 человек. Помимо обучавшихся в кружках, “Амур” ежедневно посещали человек по сто экскурсантов. Были среди них делегации и просто любопытные. “Амур” часто менял места стоянки. Чтобы молодым рабочим было удобно и быстро попасть на учебу после окончания работы, корабль ставили у Горного института, у Петропавловской крепости, у Арсенальной набережной и вблизи крупных предприятий. Регулярно “Амур” посещали пионеры и школьники.

Осоавиахимовцам приходилось преодолевать большие бытовые трудности. Электроэнергию получали с берега с перебоями, отопление не работало, питались на других кораблях. В июле 1933 г. корабль поставили на плановый заводской ремонт, который продолжался до декабря 1934 г., но восстановление машин признали нецелесообразным.

Тысячи молодых людей прошли на “Амуре” допризывную военно-морскую подготовку, получив такие флотские специальности, как сигнальщик, радист, рулевой, комендор, минер и многие другие. Ежегодно организовывались дальние шлюпочные походы в Москву, Астрахань, Сталинград и даже Пермь. На корабле регулярно проходили встречи с участниками революции и гражданской войны. Впоследствии многие из прошедших обучение на “Амуре” стали офицерами флота: командир подводной лодки “Калев” В. Ныров, С-4 А. Клюшкин, Щ-406 Е. Осипов.

Весной 1938 г. бывший заградитель возвратили Балтийскому флоту, где он использовался как плавбаза подводных лодок. “Амур” отбуксировали на завод, произвели необходимый ремонт и некоторое переоборудование помещений. В начале лета он уже находился в бригаде подводных лодок в Ораниенбауме. На него базировались разные лодки, но большей частью он обеспечивал 14-й дивизион, в основном состоявший из лодок типа “Щ”. Пушки с “Амура” сняли после прихода в Ораниенбаум и установили перед входом в штаб соединения охраны водного района.{86}

После присоединения прибалтийских республик в западные базы перешли и наиболее боеспособные подводные лодки. Несамоходный “Амур” остался на старом месте. В марте 1941 г. он стал плавбазой учебного дивизиона подводных лодок Краснознаменного учебного отряда подводного плавания имени С.М. Кирова, в который вошли лодки, оставшиеся на прежних местах дислокации.

К лету в Таллине сложилась тяжелая обстановка с размещением личного состава подводных лодок и малых надводных кораблей, в связи с чем было принято решение перевести в новую главную базу Балтийского флота и “Амур”. В середине июня на нем провели необходимый ремонт. В 10 ч 25 мин 21 июня 1941 г. ледокол “Трувор” повел “Амур” на буксире в Таллин. 22 июня утром они прибыли на таллиннский рейд, места у причала сразу не нашлось, пришлось встать на якорь. На следующий день “Амур” был поставлен к борту линейного корабля “Октябрьская революция”. Лишь неделю спустя, появилась возможность ввести его в Каботажную гавань и поставить там на швартовы.

К его борту швартовались подводные лодки, катера, буксиры. На нем размещались и подводники и катерники, и морские пехотинцы, подразделения тыла, береговые помещения которых были разрушены в ходе боевых действий. Трюмы использовались как временные склады различного военного имущества.

В августе авиационная бомба попала в машинное отделение. Чтобы корабль не достался врагам, его затопили ночью 28 августа на входе в гавань.

Полузатопленный корпус довольно продолжительное время преграждал вход в гавань крупнотоннажным кораблям и судам. Лишь к зиме германская аварийно-спасательная служба, использовав плавучесть уцелевших отсеков, смогла несколько приподнять корпус над грунтом и оттащить его в сторону. Подняли “Амур” в 1951 г. и сдали на слом. Разборка производилась на полуострове Пальясар.

Опыт боевого использования минных заградителей второй серии типа “Амур” в годы первой мировой войны подтвердил правильность выбора этих кораблей для специальной постройки, а также жизненность основных конструктивных решений. “Амур” и “Енисей” заняли достойное место в истории отечественного кораблестроения и флота.

Оглавление книги


Генерация: 0.142. Запросов К БД/Cache: 3 / 1