Главная / Библиотека / Минные заградители типа “Амур”. 1895-1941 гг. /
/ Глава I На Дальнем Востоке (1895-1904 гг.) / Проектирование и постройка минных транспортов программы 1895 г.

Глав: 6 | Статей: 13
Оглавление
В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

Проектирование и постройка минных транспортов программы 1895 г.

Проектирование и постройка минных транспортов программы 1895 г.

Кораблестроительной программой 1895 г. предусматривалась постройка двух минных транспортов водоизмещением не менее 2000 т (по 450-500 мин). В отличие от “Буга” и “Дуная” предназначались они не только для оборонительных, но и для активных минных постановок у берегов противника. По своей сути проектируемые корабли являлись минными заградителями, но в связи с отсутствием такого класса в русском флоте их официально назвали “минными транспортами”; в документах того времени встречаются и “минные заградители”, и “заграждатели”.

15 сентября 1897 г. председатель МТК вице-адмирал К.П. Пилкин представил доклад Управляющему морским министерством вице-адмиралу П.П. Тыртову, в котором писал: “Результаты заседаний смешанных комиссий Морского и Военного ведомств по вопросам о минной обороне наших прибрежий, убеждают, что задачу минной обороны от Военного ведомства, по самой сущности ее организации и по той матчасти, какую предположено иметь в распоряжении сухопутных минеров, составляет исключительно оборона ближайших подступов к приморским крепостям и проходов к ним.

Морское ведомство предполагало приспособить для Балтийского моря транспорты “Африка”, “Азия”, “Красная горка”, и в последнее время транспорты “Бакан” и “Европа”.

Но малый ход, полная неприспособленность как минных заградителей, отсутствие самого способа разработки пользования ими и прямое их назначение как портовых транспортов, в случае военных действий - (поэтому) является настоятельная потребность теперь же приступить к постройке минных заградителей, по образцу имеемых в Черном море, где значение их вполне оценено.

В Тихом океане имеется минный транспорт “Алеут”, также неприспособленный для быстрой постановки заграждений из более или менее значительного числа мин — это не есть заградитель, а минный транспорт...

... при самых смелых расчетах однако, активный флот Тихого океана достигнет желаемого состава не ранее 10-15 лет, и в настоящую минуту для прибрежий Тихого океана даже более чем для Балтийского моря, необходимы минные заградители, которые могут быть изготовлены в полтора года со дня заказа. Удовлетворяя всем требованиям для пассивной обороны, минные заградители представляют надежное подспорие и для обороны активной; они непременно должны обладать большим ходом (15-16 узлов) и водоизмещением, позволяющим им свободное плавание в водах Тихого океана при неблагоприятных условиях.

МТК представляет о настоятельной необходимости заказать минный транспорт типа Vulcun - Fudre и 4 заградителя - два для Балтийского моря и два для Тихого океана на это внести в смету 1899 года необходимую сумму. Заградители должны вмещать по 450500 мин, причем первые два должны иметь не более 1200-1500 т, а вторые не менее 2000 т. Для быстрой и успешной постройки этих судов желательно было бы заказывать минный транспорт в Англии, а заградители в Швеции заводу АО “Мотала”.{6}

12 ноября 1897 г. Управляющий морским министерством утвердил предложение МТК о закладке “минного заграждателя” на открытом эллинге Балтийского завода после спуска эскадренного броненосца “Пересвет”; постройка предполагалась экстренной — закладка весной и спуск на воду осенью 1898 г. Постройка минного транспорта носителя миноносок и заградителей для Балтики была отложена.

25 ноября 1897 г. Управляющий Балтийским заводом С.К. Ратник{7} представил докладную записку, на которой Управляющий морским министерством наложил резолюцию: “Заграждатель для эскадры Тихого океана проектировать на 17-18 узлов, ограничив по возможности водоизмещение, не превышая 2500 т”{8}.

Требования МТК к новым кораблям были следующими:

1. Углубление не должно превосходить 4,57-4,88 м.

2. Возможно большая скорость.

3. Запас 500 мин с якорями разместить в трюме удобно для подачи наверх и для осмотра их в погребах.

4. Офицерские каюты распределить не ниже жилой палубы, как-то на “Буге” и “Дунае”.

5. Иметь достаточный запас топлива.

При разработке проекта завод также учел изменения в устройствах и расположении мин с якорями, полученные от главного командира Черноморского флота, выясненные опытом эксплуатации в плавании транспортов “Буг” и “Дунай”.

16 декабря 1897 г. Балтийский завод представил в МТК проектные чертежи (водоизмещение 2500 т, длина 91,5, ширина 13,4, осадка 4,45 м; корпус с возвышенным полубаком, две мачты с гафельным парусным вооружением и марсами, две трубы высотой 20 м над ватерлинией). Расчеты весовых нагрузок и остойчивости производил А.И. Моисеев{9}, ставший впоследствии строителем обоих кораблей; правда, в ходе постройки должность строителя некоторое время занимал Н.Н. Кутейников.{10}



Вице-адмирал П.П. Тыртов. В 1896-1903 гг. Управляющий Морским министерством


Управляющий Балтийским заводом в 1893-1905 гг. С. К. Ратник.


Строитель транспортов "Амур" и "Енисей" А.И. Моисеев


Строитель транспортов “Амур" и “Енисей" Н.Н. Кутейников

Толщина обшивки у ватерлинии составляла 11,3 мм, что делало возможным плавание в мелкобитом льду. Двойное дно предусматривалось между 18 и 61 шп, жилая палуба — стальная, покрыта линолеумом, верхняя палуба — сосновый брус.

Весовая нагрузка минного транспорта по расчету А.И. Моисеева{11} составила: корпус 1115т, шпилевое и рулевое устройства 15 т, прикрытие машинного отделения 23,4 т, артиллерия и боеприпасы 45,76 т, минное вооружение 243,6 т, механизмы 625 т, нормальный запас угля 271,31т, полный запас угля 472.2 т, снабжение, рангоут, такелаж 154,1 т, шлюпки 20,8 т.

На кораблях предполагалось установить две паровые машины тройного расширения суммарной индикаторной мощностью 4700 л.с., 6 двойных водотрубных котлов системы Бсльвиля (общая нагревательная поверхность 1536,5, площадь колосниковых решеток 46,9 м?), общая масса механической установки с двумя гребными винтами и валами, котлами и машинными запасами составляла 625 т (24,2% от водоизмещения); запас топлива (472,2 т угля) должен был обеспечивать 3000-мильную дальность плавания со скоростью 10 уз. Расход угля в час 1,6 т (10 уз) и 4,34 т (17,5 уз). При полном запасе угля в

472.2 т дальность плавания должна была составить 2950 (10) и 1910 (17,5) миль.

Артиллерийское вооружение (пять 75- и семь 47-мм орудий) считалось достаточным для отражения атак миноносцев. 450 мин с якорями собирались разместить в трех погребах, а подъем их на палубу осуществлять с помощью 12 электрических лебедок. Поднятые мины планировалось подвешивать на рельсы (общая длина 218 м), укрепленные под верхней палубой, и передвигать к посту сбрасывания при помоши механической системы В. А. Степанова, которая работала от паровых брашпилей. Предусматривались 14 переводных стрелок и светофоры, в корме — два люка для сбрасывания мин. Сметная стоимость каждого корабля составляла 2 056 582 руб.

Рассмотрев проект, МТК решил носовой оконечности придать развал подобно крейсеру “Память Меркурия”. При отношении ширины к углублению 2,75 метацентрическая высота составляла 1,02 м. МТК признал, что для судна в 2500 т она избыточная и заводу было предложено переделать теоретический чертеж, чтобы метацентрическая высота в полном грузу нс превышала 0,76 м. В новом варианте завода она равнялась 0,63 м. Ширину уменьшили на 0,3 м.

Постройка должна была осуществляться “по возможности в непродолжительном времени, так как судно это должно быть приготовлено к спуску на воду осенью сего года”.

Впоследствии кроме бортовых цепей мин на жилой палубе, предусматривалась дополнительная цепь мин на полуюте. В корме появился третий лацпорт для сбрасывания мин в случае задержки постановки мин с главной палубы. Минные брашпили имели индивидуальные паровые приводы. Постановка всей цепи из 120 мин должна была осуществляться за 20 минут.{12}

5 марта 1898 г. МТК рассмотрел предложение начальника завода отказаться от механического способа постановки мин из-за его недостатков, которые так и не удалось устранить в ходе эксплуатации “Буга” и “Дуная”. МТК признал целесообразным принять только ручной способ постановки, но нашел аргументы завода недостаточными и от себя добавил:

1. Механический способ требует, чтобы ведущий рельс был совершенно прямой, что весьма трудно достигнуть на судне типа “Амур”.

2. Всякое повреждение ведущей цепи или других приводов прекращает постановку минного заграждения на неопределенное время.

3. Затруднительность немедленной остановки движения цепи с минами, в случае какого-либо повреждения и опасность при этом нагромождения мин одна на другую неизбежно вызовут поломки и допускают даже вероятность взрыва.



Схема механической системы постановки мин, разработанная лейтенантом В.А. Степановым для заградителя “Буг”

1- зубчатое колесо привода минного брашпиля; 2 - червяк передачи движения минному брашпилю от гребного вала; 3 - коромысло для подвешивания мины и якоря; 4 - цепь Галя; 5 - рельс для подвешивания и направления движения мины и якоря; 6 - сегментный "автоматический" якорь Азарова с вьюшкой; 7 - сфероконическая гальвано-ударная мина; 8 - минреп; 9 - парашют якоря; 10 - штерт со свинцовым грузом; 11- зубчатое колесо привода цепи.

Весовая нагрузка минного транспорта по расчету А.И. Моисеева

Статьи нагрузки Величина, т
Корпус 1115
Шпилевое и рулевое устройство 15
Прикрытие машинного отделения 23,4 
Артиллерия и боеприпасы 45,76
Минное вооружение 243,6
Механизмы 625
Нормальный запас угля 271,31
Полный запас угля 472,2
Снабжение, рангоут, такелаж 154,1
Шлюпки 20,8
Всего: 2500

При развитии ручного способа как это полагает начальник завода, причем заранее на трех рельсах будет подвешено 140 мин, постановка минного заграждения может идти с быстротой, недоступной механическому способу, с тем однако преимуществом, что при несколько уменьшенной скорости может быть поставлен весь запас мин без всякого перерыва.

Разработка ручного способа с добавочными ветками рельсов, на которых будут готовиться запасные мины, требует большого простора, что вызывает необходимость очистить всю жилую палубу от кают и перенести их в верхнюю, удлинив при этом полубак и устроив полуют”.

Проект в этой части пришлось переработать. Чертеж заградителя с ручным способом постановки был представлен генерал-адмиралу великому князю Алексею Александровичу. При этом председатель МТК вице-адмирал И.М. Диков{13} пояснил, что теперь можно сразу выставить весь магазин мин, не удаляясь от места минного заграждения для подвешивания мин на рельсы, как это было при способе лейтенанта Степанова.

Генерал-адмирал согласился с доводами Дикова, с оговоркой, что “если возможно, иметь на заградителе приспособления для обоих способов”. В МТК и на Балтийском заводе посчитали, что такой возможности нет, и продолжили доработку проекта только с ручным способом постановки.

Отказ от механического способа повлек за собой увеличение команды на 70 человек (стало 13 офицеров, 29 унтер-офицеров, 262 матроса). Это вызвало необходимость изменения расположения помещений. Каюты с жилой палубы перенесли на верхнюю, удлинив для этого полубак и устроив полуют; это совершенно изменило силуэт транспорта и первоначальный расчет остойчивости. Правда, метацентрическая высота уменьшилась незначительно — с 0,63 до 0,57 м (как считали на заводе и в МТК); пришлось отказаться от марсов, парусного вооружения и установить облегченный рангоут (8 т вместо 18); в ряд цистерн двойного дна приняли водяной балласт.

15 марта 1898 г. Балтийский завод получил наряд на постройку первого, а 17 апреля — второго корабля. Корпусную сталь поставлял Александровский завод (впоследствии объединение “Пролетарский завод”).

7 мая состоялась торжественная закладка транспорта, получившего название “Амур” (в списки флота включен 6 июня). На торжественной церемонии присутствовал император Николай II, императрица Александра Федоровна, генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович.

Постройка велась быстрыми темпами — уже в сентябре начались испытания водонепроницаемости отсеков наливом воды, через месяц корабль подготовили к спуску, успешно проведенному 27 октября; 3 ноября на том же стапеле заложили “Енисей” (в списки флота включен 11 января, а официальная закладка состоялась 9 февраля 1899 г. в присутствии управляющего морским министерством вице-адмирала П.П. Тыртова.).

Балтийский завод предлагал поставить водоиспарители производительностью 30 т воды в сутки для пополнения убыли в котлах, т.е. руководствовались правилами английского Адмиралтейства, считая по 6 г воды в сутки на каждую 1000 и.л.с.



Председатель Морского Технического комитета в 1897-1900 гг. вице-адмирал И.М. Диков


Командир транспорта “Амур" в 1898-1900 гг. капитан 2 ранга Л.Ф. Добротворский.


Подполковник А.Н. Крылов. В 1900-1908 гг. заведующий Опытовым бассейном

Но МТК потребовал, чтобы производительность испарителей была 50 т/сутки. Однако завод заявил. что для испарителей такой производительности в машинных отделениях нс хватает места, максимум на 36 т/сутки. МТК с этим был вынужден согласиться. В результате два испарительных аппарата системы Круга обеспечивали 1200 ведер пресной воды в сутки. Для запаса котельной воды могли использоваться 10 междудонных отсеков.

Проектанты большое внимание уделили условиям обитаемости. Средняя высота между палубами составляла 2,44 м. С каждого борта имелось по 26 бортовых иллюминаторов диаметром 25,4 см. Все помещения, кроме жилой палубы имели искусственную вентиляцию. Каюты офицеров располагались в корме по шесть с каждого борта, а для боцмана и унтер-офицеров под полубаком. В каждой кочегарке имелся душ, баня находилась в жилой палубе по левому борту.{14}

В марте-апреле 1899 г. на “Енисее” испытывались на водонепроницаемость отсеки, 7 мая комиссия освидетельствовала корпус и спусковое устройство, а на следующий день корабль спустили на воду Якоря Холла для “Амура” приобрели в Англии (впервые в русском флоте применили такую систему); якоря Мартина для “Енисея” изготовил Ижорский завод (каждый массой по 2240 кг, длина цепных канатов по 213 м). Один из якорей “Амура” после доставки из Англии сразу же отправили на Ижорский завод для разборки и детальной съемки и изучения, чтобы впоследствии такие якоря изготавливать у себя.

По проекту каждый транспорт должен был иметь: по два 34 футовых паровых катера; два 16-весельных рабочих катера; четыре 6-весельных яла; два 6-вссельных вельбота. Впоследствии, по просьбе командиров добавили два 4-вессльных яла. Паровые катера изготовил завод Крейтона, шлюпки и минные плотики — Кронштадтский порт.

27 июля 1898 г. командир “Амура” капитан 2 ранга Л.Ф. Добротворский{15} подал рапорт на имя командира Санкт-Петербургского порта, в котором предложил увеличить толщину обшивки по ватерлинии по примеру парохода “Лейтенант Овцын” для постановки мин в нетолстом льду. МТК запросил по этому поводу завод, который 10 августа 1898 г. ответил: “Наружная обшивка при ГВЛ доведена до толщины 7/16 дюйма. Шпангоуты между 18-65 шп расположены через 4 фута с промежуточными угловыми стойками для жесткости обшивки. И такой борт будет достаточно прочен для сопротивления напору тонкого льда. Постановка же мин на ходу и поворотах вряд ли может быть исполнима даже при небольшой толщине льда. В настоящее время вся наружная обшивка по ватерлинии поставлена на место”.{16}

16 сентября 1899 г. Управляющий Морским министерством приказал каютные переборки иметь металлические, как и рубки на верхней палубе с деревянной внутренней обшивкой. При осмотре на Балтийском заводе 18 сентября он приказал в местах пропусков стальной настилки положить из тонких склепанных листов стальную подшивку под палубные доски для устранения воспламенения их снизу при разрывах неприятельских снарядов в жилой палубе.



Минный транспорт "Амур". 1899 г. (Конструктивный мидель-шпангоут)

По первоначальному проекту прожектора должны быть на марсах на обоих мачтах, но в октябре 1898 г. МТК указал кормовой прожектор иметь на кормовой рубке, а марс оставили только на фок-мачте. Впоследствии и от этого марса отказались.

Осенью испытывались гидравлическим давлением до 17 кГс/см? цилиндры главных машин.

16 ноября 1899 г. МТК рассмотрел акт комиссии о приеме четырех 34-футовых паровых катеров, построенных в Або (№№ 1483-1486). На испытаниях катера при 300-310 оборотах в минуту развивали скорость 8-8,2 уз. Стоил каждый из них по 11500 руб. Кронштадтский порт изготовил по 2 минных плотика черноморского образца на каждый транспорт.

Элеваторы подачи патронов заказали Металлическому заводу, электрические лебедки фирме “Дюфлон, Константинович и К°", по три 75 см прожектора фирме Sauter Harle, электрическое освещение фирме “Унион”. Товарищество машиностроительного завода “Феникс” в Санк-Петербурге изготовляло двигатели для динамомашин. Части коленчатых валов заказали в Англии фирме Maudslay.{17}

В течение зимы-весны 1900 г. на обоих кораблях интенсивно велись достроечные работы, чтобы с началом навигации приступить к ходовым испытаниям. 5 января в мастерской Балтийского завода испытывались паровые машины “Амура”, а 10 февраля — “Енисея”, после чего их разобрали, погрузили на корабли и начали монтаж. При этом, как обычно, тщательно учитывалась масса деталей и механизмов, устанавливаемых на транспортах, но контроль за остойчивостью отсутствовал; вопреки рекомендации МТК не заполнили своевременно водой часть междудонных отсеков. В результате этого,а также частых изменений в проекте и несоответствия размещения грузов расчетному, корабли получили отрицательную метацентрическую высоту.

3 апреля 1900 г. при перешвартовке у стенки завода “Амур” внезапно повалился на борт; крен достиг 25°, затем корабль стал медленно переваливаться с борта на борт так, что обнажались скуловые кили. По палубам и в трюмах двигались все незакрепленные предметы, одним из ящиков переломало ноги служащему завода Филипповскому. Накаченная в носовую часть двойного дна вода мало помогла делу и только при помощи упора транспорта в пристань и тяги многих швартовов с берега удалось остановить взбесившийся корпус. При этом остаточный крен составлял 15°. МТК принял решение продолжать достроечные работы, заполнив отсеки двойного дна водяным балластом, а летом провести точное определение остойчивости.

10 и 30 мая “Амур” и “Енисей” прошли швартовные испытания. На обоих кораблях машины работали удовлетворительно, давая в среднем до 40 об/мин при давлении пара 10,5-11,9 кГс/см?. Транспорты начали кампанию 1 июня без артиллерии, так как имевшиеся в арсеналах орудия были срочно отправлены за границу на строившиеся там корабли по заказу русского правительства. Поэтому и ходовые испытания и определение остойчивости пришлось проводить без артиллерии и мин в погребах.



Минные транспорты типа “Амур", 1900 г. (Теоретический чертеж корпуса)

Результаты ходовых 6-часовых испытаний минных транспортов “Амур” и “Енисей”

Характеристики По спецификации «Амур» «Енисей»
    9 июля 1901 г. 16 июля 1901 г.
Осадка, м
средняя 4,45 4,36 4,42
носом 4,45 3,54 3,54
кормой 4,45 5,19 5,1
Дифферент, м 0 1,65 1,56
Водоизмещение, т 2560 2498 2446
Давление пара в котлах, кГс/см? 16,9 17,3 14,14 
Давление пара за детандером, кГс/см 12,6 12,6 12,6 
Обороты машин:
правой 150 156,5 159,7
левой 150 157,7 159,3
Мощность, и.л.с.
правой 2350 2500 2420
левой 2350 2387 2538
Расход угля, кг/л.с.ч 1 1,14 1,35
Средняя скорость, уз 17,5 17,44 17,98

19 июня “Енисей” ушел под своими машинами от стенки завода и, пройдя Кронштадт, произвел испытания механизмов до Толбухина маяка, после чего стал в Петровском канале Кронштадта. На следующий день к нему присоединился после испытаний и “Амур”.

Для определения остойчивости 1 июля транспорты поставили вдоль оси канала, укрепив за оконечности цепными канатами. На верхних палубах на каждом борту разместили по 16 т чугунного балласта. Заведующий опытовым бассейном капитан А.Н. Крылов по теодолиту определял углы крена. Плечо расположения грузов от диаметральной плоскости составляло 4,35 м, максимальные углы крена достигали 7°.

31 июля 1900 г. чертежная мастерская МТК дала заключение, что транспорты будут иметь отрицательную метацентрическую высоту 0,04-0,24 м при всех возможных вариантах нагрузки. Для устранения этого недостатка решили сделать наделки (були) шириной 0,76 м у ватерлинии на протяжении почти половины длины корпуса, что увеличивало ширину кораблей до 14,96 м. Расчеты выполнил старший помощник судостроителя А.Л. Косов и и.д. начальника чертежной подполковник Левицкий.

8 августа 1900 г. по приказанию Управляющего Морским министерством транспорты закончили кампанию и были введены в Петровский док в Кронштадте.

14 августа 1900 г. Крылов доложил в МТК результаты опытов на модели: скорость от уширения при той же мощности машин уменьшится на 0,3 узла с 17,5 до 17,2. В тот же день специальная комиссия произвела освидетельствование подводной части “Амура” (оба корабля уже стояли в Петровском доке) и пришла к выводу, что корпус может прослужить не менее 30 лет. Лишь боковые кили имели незначительные помятости.

16 августа началась расклепка обшивки; одновременно с переделкой бортов продолжались достроечные работы и внутренняя отделка. В целом ввод транспортов в строй задержался почти на год.

30 августа 1900 г. Ратник доложил в ГМШ, что работы по переделке образований бортов минных транспортов предполагается закончить к первым числам октября. В это же время ведутся и другие работы по окончании отделки транспортов, в течение октября можно будет закончить необходимые испытания и в ноябре выслать оба транспорта за границу.{18}

14 сентября 1900 г. Управляющий морским министерством приказал до 1905 г. не приступать к постройке 9-го броненосца, 4-го крейсера Балтийского моря, крейсера по проекту вице-адмирала С.О. Макарова, двух транспортов типа “Буг” и двух типа “Амур”, и до особого распоряжения отложить работы по броненосцу береговой обороны типа “Генерал-адмирал Апраксин”. В связи с этим в тот же день правление Балтийского завода было извещено об отказе постройки 3-го и 4-го транспорта типа “Амур”.

После выполнения работ по уширению корпуса все отсеки кроме помещений динамомашин и одной кочегарки испытывались в Кронштадте наливанием воды.



Минные транспорты типа “Амур". 1899 г. (Наружный вид и планы жилой палубы, трюма и платформ)


Минные транспорты типа "Амур". 1900 г. (Мидель-шпангоут после “уширения” корпуса)

“Енисей” начал кампанию 24 октября 1900 г. а 31 октября главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал С.О. Макаров доложил в ГМШ, что испытания постановки мин с “Енисея” закончено и признано удовлетворительным, 11 ноября транспорт окончил кампанию.

По предложению изобретателя радио А.С. Попова каюту боцмана под полубаком переоборудовали в радиорубку. 26 июня 1901 г. “Енисей” вышел на 6часовые испытания полного хода. Так как машины развили суммарную индикаторную мощность на 426 л.с. ниже контрактной (4274 л.с.), испытания пришлось повторить позднее. Проба же “Амура” 9 июля прошла успешно (таблица), паровые котлы давали пар с избытком. Повторные испытания “Енисея” 16 июля складывались вначале неудачно: через 1,5 ч пришлось остановить машины для подтягивания мотылевого подшипника циркуляционной помпы, после чего обе машины в течение 5 ч работали нормально. “Енисей” развил максимальную скорость 18,1, “Амур” — 17,92 уз. Комиссия Кронштадтского порта определила остойчивость “Амура”, а через два дня “Енисея”; метацентрическая высота полностью готовых кораблей составила 0,79 и 0,73 м соответственно.

14 июня 1901 г. Управляющий морским министерством для скрытности назначения этих кораблей приказал в тех случаях, когда предвиделась надобность при переписке именовать на иностранном языке транспорты “Амур” и “Енисей” указывать что они “авизо”. В июле оба транспорта прибыли в Санкт-Петербург, где 21-го при спуске на воду эскадренного броненосца “Император Александр III” произвели салют.

1 августа 1901 г. состоялся высочайший смотр “Енисея” после чего оба транспорта стали спешно готовиться к переходу в Порт- Артур. Не смотря на то, что они должны были выйти в дальний поход одновременно, командиры получили приказание следовать раздельно. “Енисею” предстояло зайти в Бангкок и доставить нашему дипломатическому представителю новый секретный шифр.

До похода транспорты не имели возможности произвести учебные минные постановки. В связи с этим командир “Енисея” ходатайствовал о разрешении выполнить несколько практических постановок мин для обучения команды, в составе которой находилось 32 минных ученика на вакансиях штатных минеров, которых по комплекту должно быть 38.

“Енисею” разрешили задержаться на три недели в Поросе для практики личного состава в постановке мин и на одну неделю в Пирее. То же самое предписали в инструкции и “Амуру”, “чтобы предстоящие минные постановки транспортами в б. Порос велись с расчетом не возбуждать пререканий с местными властями и не могли привлекать внимания иностранцев”{19}.

Два новых корабля флота, построенные одновременно на одном заводе, по внешнему виду практически не отличались друг от друга, что затрудняет идентификацию “Амура” и “Енисея” на фотографиях.

По архивным документам транспорты можно различить лишь по якорям: Холла на “Амуре” и Мартина на “Енисее”. Однако определить тип якоря можно только на фотографии крупным планом с носовых курсовых углов. Большинство же снимков сделано так, что якоря не видны или трудно различимы.

По мнению некоторых исследователей, заметным внешним отличительным признаком в 1902-1903 гг. была окраска верхней части дымовых труб “Амура” в черный цвет, в то время, как трубы “Енисея” были полностью белыми или желтыми. Подтверждается это фотографиями, где четко читается название на корме корабля.



Минные транспорты типа “Амур". 1899 г.

(Наружный вид и планы жилой палубы и трюма с указанием общего расположения)

Боковой вид и план жилой палубы:

1 —люки для сбрасывания мин; 2 — подвесные минные рельсы; 3 — сходные люки; 4 — каюты; 5 — люки минных погребов; 6 — световой люк машинного отделения; 7 — рундуки команды; 8 — горловины угольных ям; 9 — шпиль

План трюма:

1,2 — кормовые патронный и минный погреба; 3 — погреба минных якорей; 4 — машинное отделение; 5 — котлы; 6 — угольные ямы; 7, 8 — средний и носовой минные погреба; 5 — носовой патронный погреб

Оглавление книги


Генерация: 0.259. Запросов К БД/Cache: 3 / 1