Глав: 6 | Статей: 13
Оглавление
В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

В войне с Японией

В войне с Японией

В ночь на 27 января 1904 г. без объявления войны японские миноносцы атаковали стоявшую на внешнем рейде Порт-Аргура русскую эскадру. Эскадренные броненосцы “Ретвизан”, “Цесаревич”, крейсер “Паллада” получили торпедные попадания и надолго вышли из строя. Японский флот, имея шесть броненосцев и шесть броненосных крейсеров против оставшихся в строю пяти русских броненосцев и одного броненосного крейсера, блокировал Порт-артурскую эскадру, чем обеспечил высадку в Корее японских войск.

Во время атаки японских миноносцев в ночь на 27 января “Енисей” находился в гавани, “Амур” же, как дежурный корабль вместе с эскадрой — на внешнем рейде Порт-Артура. Вражеские торпеды его миновали, и утром он вошел в Восточный бассейн; во время дневного боя в него попал 305-мм снаряд, который снес трубу кочегарного вентилятора, пробил правый дымовой кожух и застрял, не разорвавшись. Матросы- добровольцы под руководством мичмана Б.В. Давыдова удалили с корабля неразорвавшийся снаряд.


Утром 27 января наместник вице-адмирал Е.И. Алексеев{33} приказал командиру минного транспорта “Енисей” следовать в Талиенванский залив и поставить поперек входа две линии мин. Одну от материка до острова Норд-Саншантау, другую от Зюйд- Саншантау до острова Паньтау, оставив средний проход в порт Дальний свободным. После окончания постановки командиру предписывалось следовать в Дальний, где предупредить портовые власти о минном заграждении и организовать лоцманскую проводку нейтральных судов. Сам “Енисей” должен был оставаться в Дальнем, “приняв все меры предосторожности”.

Минный транспорт “Енисей” во время ночной атаки миноносцев находился на бочке на внутреннем рейде. Еще до получения приказа наместника командир капитан 2 ранга В.А. Степанов отдал команду начать приготовление мин без вставления запалов.{34} Из погребов были подняты первые сто мин, подвешены к рельсам и половина была приготовлена к постановке. Команда начала обедать, мины, подвешенные к рельсам, охранялись дневальными. В это время к Порт-Артуру подошли главные силы японского флота и открыли огонь по городу и порту. В случае попадания снаряда и детонации находившихся на палубе ста мин от взрыва бы пострадали соседние корабли. Так как времени на спуск мин обратно в трюм нс было, Степанов приказал вынуть запальные стаканы. На всякий случай приспустили шлюпки, хотя в случае взрыва это было бы бесполезно. Встретив отпор береговых батарей крепости и кораблей русской эскадры, японцы прекратили обстрел и скрылись за горизонтом.

Вскоре капитан 2 ранга В.А. Степанов получил письменный приказ и план минного заграждения и стал готовиться к походу. Около 17 ч “Енисей” снялся с бочки и вышел в море. На корабле снова начали приготовление мин. Но тут в штабе эскадры спохватились, что транспорт следует один без охранения. Командир получил телеграмму вернуться. Приготовление мин опять приостановили. По возвращении на рейд Степанов получил приказание следовать по назначению в сопровождении крейсера “Боярин”. В очередной раз продолжили приготовление мин. Эта работа осложнялась тем, что часть команды находилась в соответствии с расписанием по боевой тревоге.

Крейсер “Боярин” довел минный транспорт до Талиенвана и ушел обратно в Порт-Артур. Заградитель с полным запасом мин был оставлен без охраны и средств обеспечения в опасном районе.



Постановка мин с минного транспорта. С рисунка 1904 г. Расположение лацпортов нарисовано неверно: внизу было два, выше — один.


Капитан 2 ранга П.Я. Дрешер. Старший офицер минного транспорта “Енисей"


Помощник старшего инженер- механика Н.Д. Яновский. Судовой механик транспорта “Енисей'. Погиб 29 января 1904 г.

В ночь на 28 января “Енисей” выставил заграждение в северном проходе из 100 мин из расчета 40 мин на милю. Скорость постановки составляла 5 узлов, временной минный интервал - 18 секунд. Ночью подойти к острову Норд-Саншантау было опасно, поэтому у берега остался проход шириной в 5 кабельтов, который предстояло заградить позже. Ночью “Енисей” стоял на якоре у острова Хенд.

Утром 28 января на “Енисее” начали приготовление следующих 108 мин. По готовности транспорт снялся с якоря и продолжил постановку. После окончания снаряженных мин из трюмов подняли следующую партию в 112 мин и начали их окончательное приготовление. К 19 ч работа была закончена. Поперек Талиенванского залива было выставлено 320 мин на протяжении 7 миль. В связи с неблагоприятной погодой и плохой видимостью береговых ориентиров точность постановки была невысокой. Минный интервал составлял 45,7 м.{35}

На борту “Енисея” оставалось еще 82 мины, и капитан 2 ранга Степанов решил прикрыть ими пропуск в 5 кабельтов в северной линии и увеличить плотность южной. Утром 29-го января по приказанию наместника “Енисей" вывел из порта Дальний бывшие там иностранные торговые суда. После их прохода между островами Саншантау демонстративно были поставлены две мины с песком.

После ухода судов “Енисей” выставил дополнительную линию в 40 мин в южном проходе и перешел к северному. Постановка прошла успешно, но были обнаружены две плавающие мины. Командир решил уничтожить их, несмотря на предупреждения минного и штурманского офицеров об опасности. Расстреляв обе мины, капитан 2 ранга Степанов собирался идти к якорному месту, но вдруг произошел сильный взрыв. “Енисей” подорвался на своей же мине.

Взрыв произошел с правого борта под мостиком в районе погреба, где хранился пироксилин для подрывных партий (около 100 кг). Транспорт получил огромную пробоину и стал быстро тонуть.

“Командир, увидев, что судно должно погибнуть, приказал команде спасаться. J Были быстро спущены шлюпки. Команда упрашивала любимого командира сесть в шлюпку, но он категорически отказался, пригрозив стрелять в тех, кто не будет торопиться спасаться. Последним бросился в воду часовой денежного сундука. Командир остался на своем посту до последней минуты и пошел ко дну вместе с судном. Последние слова сто были: “Спасайтесь, ребята, кто может; обо мне не заботьтесь”. Вернувшийся с берега вельбот спас часового. Командира нс было на воде...

Зная характер покойного командира “Енисея”, его любовь к флоту, выразившуюся неоднократными отказами от лестных предложений, связанных с уходом из него, ни на минуту никто из его знавших нс мог сомневаться, что он будет вести себя при подобном несчастий так, как он себя вел, и нельзя не сожалеть, что наш флот лишился такого энергичного, преданного делу, знающего и любимого всеми морского офицера, каким был покойный В.А. Степанов.

31-го января в г. Дальнем похоронили безвременно погибших при взрыве транспорта “Енисей” моряков”.{36}

“Енисей” затонул через 15 минут после взрыва, погрузившись носом, корма высоко поднялась. Погибли командир, три офицера и 91 человек команды. Старший офицер капитан 2 ранга П.Я. Дрешер при взрыве был выброшен в воду. В результате длительного пребывания в ледяной воде тяжело заболел и скончался 7 августа 1905 г.

В этот роковой день на “Енисее” находились офицеры: командир капитан 2 ранга В.А. Степанов 2-й (погиб), старший офицер лейтенант П.Я. Дрешер (скончался 7 августа 1905 г.), ревизор лейтенант Н.Н. Ромашев, минный офицер мичман С.Н. Власьев, артиллерийский офицер мичман П.А. Вильгельме 2-й, и.д. штурманского офицера мичман Б.А. Хрушов (погиб), вахтенный начальник мичман Б.А. Дрижснко (погиб), мичман A M. Де-Симон, судовой механик помощник старшего инженер-механика Н.Д. Яновский (погиб), судовой врач надворный советник А.А. Агафонов.



Мичман Б. А. Дриженко. Вахтенный начальник транспорта “Енисей". Погиб 29 января 1904 г.


Мичман Б.А. Хрущев. И.д. штурманского офицера транспорта “Енисей". Погиб 29 января 1904 г.

Выстрелы, произведенные но минам “Енисеем” и последовавший взрыв были услышаны в Дальнем. Через некоторое время стали видны силуэты пароходов, шедших из Порт-Артура. Поэтому начальник гарнизона генерал-майор А.В. Фок{37} телеграфировал в Порт-Артур о появлении японских миноносцев. Получив это известие, наместник приказал направить в Талиенван крейсер “Боярин” и миноносцы “Властный”, “Внушительный”, “Сторожевой”, “Расторопный”. Приказание на крейсер передал устно младший флаг-офицер.

Когда “Боярин” уже был готов к съемке, командира капитана 2 ранга В.Ф. Сарычева вызвал на канонерскую лодку “Бобр” младший флагман контрадмирал М П. Молас,{38} передавший приказание начальника эскадры следовать в Талиенван совместно с минным транспортом “Амур”. Но капитан 2 ранга доложил адмиралу, что по приказанию, переданному только что с сигнальной станции Золотой Горы, он должен немедленно идти по назначению, а “Боярин" уже начал сниматься. Тогда Молас приказал Сарычеву по прибытии в Талиенван ждать прихода транспорта “Амур” снаружи бухты, а затем поступить в распоряжение контр-адмирала М.Ф. Лещинского.{39} Тут же, в спешке командиру крейсера был показан примерный план минного заграждения в Талиенванском заливе. Исполнительный план штабом эскадры получен еще нс был. Таким образом, “Боярин” отправился к Талиенванскому заливу, нс имея точного плана минных заграждений.

В 14 ч 40 мин 29 января крейсер вышел из Порт- Артура и на переходе морем никаких миноносцев противника не обнаружил. Тогда он направился к острову Зюйд-Саншантау с целью осмотреть этот район. В 16 ч 08 мин, находясь в 1,5-2 милях южнее этого острова произошел подрыв на мине с левого борта в районе кочегарок. При взрыве погибло 9 кочегаров, корабль получил крен 15“ на левый борт и погрузился до иллюминаторов.

В официальной истории написано, что подрыв произошел “на сдрейфовавшей мине заграждения”.’ Возможно также, что это была и сорванная с минрепа плавающая мина. Командир полагал, что корабль находится на минном поле и может свежим ветром и течением быть нанесен на соседнюю мину. В таком случае гибель большинства личного состава была бы неизбежна.

Считая положение корабля безнадежным, капитан 2 ранга В.Ф. Сарычев отменил отданное распоряжение о заводке пластыря и приказал спустить шлюпки К борту крейсера были подозваны миноносцы. Два из четырех миноносцев, на одном из которых был и сам командир крейсера, с большею частью команды и офицеров пошли в Порт-Артур. Другие же два миноносца временно задержались у крейсера. На одном из них была остальная часть команды и офицеров, среди кот орых возникло опасение, что оставленный крейсер может быть захвачен неприятелем.

Поэтому было принято решение взорвать его с того миноносца, который был свободен от команды. Таковым оказался “Сторожевой” под командой капитана 2 ранга Л.П. Киткина.

Миноносец отошел на три кабельтова и сделал выстрел из кормового торпедного аппарата, но произошла осечка. Вследствие сильной качки торпеда выдвинулась вперед, прибор Обри включился, так что из этого аппарата вторичного выстрела сделать было нельзя. Тогда командир, описав циркуляцию, выстрелил из носового аппарата также с трех кабельтов. Торпеда вышла из аппарата и пошла прямо по направлению к цели, но “уже с половины расстояния пузырьки прекратились, и никакого взрыва не последовало”.{41}



Контр-адмирал М.П. Молас. В 1904 г. младший флагман эскадры флота Тихого океана


Контр-адмирал М.Ф. Лощинский. В 1904 г. начальник береговой и минной обороны Порт-Артура

Из приказа Наместника № 21

от 16 апреля 1904 г.

"По окончании предварительного траления выходного створа до траверза маяка Ляотешань и открытии минной банки у места гибели броненосца "Петропавловск", возлагаю общее руководство работами траления, как наиглавнейшее дело, на Начальника обороны рейда и входа в Порт-Артур. Непосредственное производство работ и наблюдение за ними возлагаю на командира минного транспорта "Амур" капитана 2 ранга Иванова, для чего в его распоряжение назначаю минные крейсера "Всадник" и “Гайдамак" и минные катера броненосца “Цесаревич", которые освобождаются от несения сторожевой службы.

Капитану 2 ранга Иванову предлагаю организовать работы так. чтоб в случае выхода судов впереди их могли идти минные крейсера с тралами, следуя по протраленными уже минными катерами курсу. Для облегчения движения катеров с тралами по определенным галсам, предлагается при тралении рейда руководствоваться береговыми створными знаками".{44}

Бросив крейсер, миноносцы ушли в Порт-Артур. На следующее утро 30 января на поиски “Боярина” начальником эскадры были направлены миноносцы “Выносливый”, “Грозовой” и пароход Общества ВосточноКитайской железной дороги “Сибиряк” под общим командованием капитана 1 ранга Н.А. Матусевича. При подходе к Талиенвану стали попадаться плавающие мины, которые расстреливались миноносцами.

Крейсер обнаружили стоящим правым бортом на мели у берега. Начали готовиться к спасательным работам, но мешала свежая погода. Ночью “Боярин”, вероятно, сорвало с мели и, подорвавшись снова он наконец затонул в 40 саженях от юго-западного мыса острова Зюйд-Саншантау. 12 февраля Временный военно-морской суд рассмотрел дело командира погибшего крейсера и признал его виновным в преждевременном оставлении корабля.{42}

На берегу Талиенванского залива были обнаружены две мины с номерами, принадлежавшими транспорту “Енисей” и в море несколько всплывших мин. Вскоре на берег было выброшено еще 10 мин, взорвавшихся при ударе о камни. Причинами являлась недостаточная прочность минрепов и малый вес якорей. При свежей погоде мины дрейфовало и обрывало минрепы. Градоначальник города Дальнего сообщил об этом в Порт-Аргур и поход транспорта “Амур” для продолжения постановок задержали до улучшения погоды. Для наблюдения за поставленными заграждениями были выставлены два наблюдательных поста.

30 января наместник назначил контрадмирала М.Ф. Лощинского вместо контр-адмирала М.П. Моласа в помощь по морской части коменданту крепости с завсдыванисм прибрежной обороной и судами, не входящими в состав эскадры. Транспорт “Амур” был отчислен от эскадры в число судов прибрежной обороны. Лощинскому поручили закончить заграждение Талиенванского залива.

3 февраля с рассветом отряд под командой контр-адмирала Лощинского в составе минного транспорта “Амур”, канонерской лодки “Гиляк”, минного крейсера “Гайдамак” и миноносцев “Бесстрашный”, “Внимательный” и “Решительный” вышел из гавани в Дальний. В тот же день “Амур” успешно поставил 121 мину в бухтах Керр и Дип, а 5-го февраля 99 мин в Талиенванском заливе.

5 февраля Лощинский доложил об окончании работ по заграждению подходов к Дальнему. 7 февраля с помощью минного плотика с “Амура” выставили 20 мин в глубине Талиенванской бухты, а сам транспорт выставил 55 мин у Саншантау. После этого отряд контр-адмирала Лощинского возвратился в Порт-Артур.

Пока “Амур” ставил мины, в Порт- Артуре под председательством наместника вице-адмирала Е.А. Алексеева состоялось совещание флагманов по вопросам плана действий эскадры и заграждения минами бухт Квантунского полуострова. В связи с тем, что с береговых наблюдательных постов по ночам были видны в море подозрительные огни, предлагалось выставить мины в бухтах Голубиной, Десяти Кораблей, Сикау и Луиза. Однако наместник признал возможным поставить заграждение только в первых двух из них, и только если останутся свободные мины. Сухопутные начальники ходатайствовали о возможно большем количестве минных заграждений, но наместник полагал, что ближайшие к Артуру бухты будут нужны как якорные стоянки кораблей эскадры и торговых судов.

В это время поступили сообщения о постановке мин японцами в Голубиной бухте. Там предполагалось провести разведывательное траление со шлюпок.


По настоянию коменданта крепости было решено заминировать оставшимися минами бухту Десяти Кораблей, чтобы воспрепятствовать высадке вражеского десанта в тылу Кинджоусской позиции. С этой целью 10 февраля в 8 ч утра контр-адмирал М.Ф. Лощинский вышел туда на минном транспорте “Амур” в сопровождении минного крейсера “Гайдамак”, миноносцев “Сердитый” и “Смелый”. К 14 ч он вернулся в Порт-Артур, поставив в бухте 20 мин. Впоследствии во время северного шторма одну из мин с оборванным минрепом прибило к берегу, и она взорвалась.

28 февраля “Амур” в сопровождении миноносцев “Сердитый”, “Смелый”, “Стройный” и “Страшный” вышел в море для постановки мин на месте, с которого японские корабли обстреливали город и крепость. Прикрывал постановку крейсер “Баян” под флагом контр-адмирала Лощинского и миноносец “Выносливый”. В районе в 2-3 милях от Ляотешана успешно были поставлены 20 мин. На этом закончились русские минные постановки мин начального периода войны. В Талиенванском заливе и ближайших бухтах было поставлено 717 мин.

После окончания постановок у Дальнего штаб наместника разослал циркуляр консулам нейтральных государств, в правления пароходств, с предупреждением, что все маяки и огни у берегов Квантунского полуострова погашены, а в прибрежных водах и бухтах поставлены минные заграждения. Нейтральным коммерческим судам при подходе днем к Порт- Артуру или входе в бухту Талиенван рекомендовалось ожидать в указанных местах проводки особыми офицерами или лоцманами, а именно: у Тигрового полуострова для Порт-Артура и у восточного берега острова Зюйд-Саншантау для Талиенвана. Ночью же ни один пароход не имел права подходить, так как мог быть потоплен.

После гибели командующего флотом и флагманского броненосца 31 марта 1904 г. на эскадре были приняты радикальные меры по борьбе с минной опасностью. 16 апреля главнокомандующий на Дальнем Востоке наместник царя адмирал Е.И. Алексеев издал приказ № 21, согласно которому на командующего подвижной и минной обороной Порт-Артура контрадмирала М.Ф. Лощинского возлагались обязанности общего руководства работами траления.

Сначала ставилась задача протралить выходной створ до траверза маяка Ляотешан и место гибели “Петропавловска”. Непосредственное же руководство осуществлял командир минного заградителя “Амур” капитан 2 ранга Ф.Н. Иванов 6-й.{43} В его распоряжение, кроме средств своего корабля, поступали минные крейсера “Всадник” и “Гайдамак” и паровые катера с броненосца “Цесаревич”. Иванову ставилась задача периодически очищать фарватер от мин. Выходы эскадры должны производиться за тралами, буксируемыми минными крейсерами. Последние должны были идти по протраленному паровыми катерами от мелкопоставленных мин пространству.

На следующем совещании флагманов 24 апреля было принято решение: “Командиру минного транспорта “Амур” протралить проход до 4,5 миль по створу минными катерами. А миноносцам быть наготове защитить тралящие шлюпки, если неприятель нападет на них”{45} Только к 28 апреля выход протралили на 6 миль, поэтому появилась возможность выхода кораблей.



Капитан 2 ранга Ф.Н. Иванов, Командир минного транспорта “Амур" в 1904 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.231. Запросов К БД/Cache: 3 / 1