ПОЛЕЗНЫЕ ОПЫТЫ

Mk IX стал первым танком, который научили плавать. На борта и лобовую часть в качестве поплавков укрепили пустые цистерны. Над рубкой установили короб с воздуховодными трубами. Бортовые двери герметизировали прокладками. Для подкачки воздуха служили мехи. Движение на воде — за счет перематывания гусениц, для чего на траках шарнирно крепили лопатки-гребки. Испытания плавающего танка прошли в день перемирия. Сообщалось, что танк смог успешно переплыть пруд, но затонул при испытаниях на Темзе. На этом работа и прервалась. Зато в 1935 г. идею высокого гусеничного обвода с гребками на траках гусеницы использовал в США инженер Д.Роблинг в своей амфибии «Аллигатор», положившей начало обширному семейству американских плавающих десантных машин LVT.

На основе Mk У**-«самка» Королевские саперы в опытном порядке построили несколько вариантов специальных машин, необходимость в которых для молодых танковых частей стала очевидной. Они имели одинаковую основу: на крыше танка монтировали силовой гидроцилиндр и три рамы с блоками, образующими полиспаст, на лобовой части — А-образную стрелу с блоком, через который перекидывалась цепь. У «танка-трала» на цепи подвешивался тяжелый железный каток, подрывавший мины за счет высокого удельного давления на грунт. Каток был сплошным, наподобие дорожного, и эффективность такого трала на изрытом поле была невелика. Ранее предлагали выполнить катковый минный трал на основе Mk IV, но этого не сделали. У «танка-моста» так же подвешивался надвижной колейный мост длиной 6,1 м, шарнирно укрепленный на треугольном трубчатом каркасе в передней части танка. Заметим, что первоначально предлагался другой вариант мостового танка — танк с мостом на крыше должен был спускаться в ров или широкий окоп. Малая жесткость корпусов «ромбовидных» танков не позволила реализовать этот проект, хотя к самой идее возвращались позже неоднократно. «Танк-кран» нес на конце цепи крюк. Ранее пытались выполнить кран с электромагнитом на шасси Mk I, «танк-мастерскую» (отдаленный прототип БРЭМ) с крановой стрелой на базе Mk IV. Были также построены танки-буксиры землеройных механизмов для полевых фортификационных работ. Осознание необходимости в бронированных инженерных машинах и первые опыты с ними — важный момент начального этапа развития БТТ.

Тяжелый «Танк-кран» с подвешенным на стреле электромагнитом.

Тяжелый «Танк-кран» с подвешенным на стреле электромагнитом.

Плавающий танк на основе «десантного» Mk IX. Обратим внимание на цистерны-поплавки на бортах, лопатки-гребки, шарнирно укрепленные на траках гусениц, короб с воздухопитающими и выхлопными трубами над рубкой.

Плавающий танк на основе «десантного» Mk IX. Обратим внимание на цистерны-поплавки на бортах, лопатки-гребки, шарнирно укрепленные на траках гусениц, короб с воздухопитающими и выхлопными трубами над рубкой.

ПОЛЕЗНЫЕ ОПЫТЫ

В марте 1916 г., вскоре после выдачи заказа на первые 100 танков, полковник Суинтон получил от генерала У.Д.Берда, занимавшего в военном министерстве пост начальника штаба, официальные полномочия на формирование первого танкового подразделения, поступавшего под командование Суинтона. Подразделение именовалось сначала «отделением бронеавтомобилей службы моторизованных пулеметов», а с мая — «тяжелым отделением пулеметного корпуса» (Пулеметный корпус был создан в октябре 1915 г. для подготовки пулеметных расчетов, и появление его «тяжелого отделения» выглядело вполне естественно). Штаб отделения находился поначалу в Лондоне. Первый учебный лагерь в Бисли расположили на ферме с русскозвучащим названием Сибирь, расположенной недалеко от учебного лагеря «службы моторизованных пулеметов» — лагерь и депо были организованы еще в конце 1914 г. и занимались подготовкой подразделений мотоциклов-пулеметовозов, вооруженных автомобилей, а также бронеавтомобилей.

Тяжелый танк Mk V** «самка» в роли мостоукладчика.

Тяжелый танк Mk V** «самка» в роли мостоукладчика.

Позиционная война сделала «моторизованные пулеметы» не столь актуальными, и начальника лагеря подполковника Р.У.Бредли и еще семь старших офицеров в том же марте перевели «в танкисты». Из «службы моторизованных пулеметов» взяли первые 600 человек для обучения, 30 офицеров пришли из той же службы и из RNAS, еще 15 назначил главнокомандующий во Франции. Первые 100 водителей и первые механики для ремонта прибыли из 711-й роты армейского вспомогательного корпуса — они имели опыт обслуживания во Франции тракторных рот и осадных батарей Королевской крепостной артиллерии. До 900 добровольцев взяли особой вербовкой из числа машиностроительных рабочих — в чем оказал помощь издатель журнала «Мотоциклист» Джофрей Смит — и различных учебных заведений. Предполагали сформировать 15 рот по 10 танков, но, по просьбе главного командования, в апреле-мае начали формировать 6 рот по 25 танков — четыре взвода по три секции (каждая из «самца» и «самки») плюс один запасной танк. Для этого требовалось 75 танков-«самцов» и столько же «самок». Штат роты состоял из 28 офицеров и 255 нижних чинов. Общая численность «тяжелого отделения пулеметного корпуса» составляла 184 офицера и 1610 нижних чинов. Согласно принятому в британской армии порядку, роты обозначались не номерами, а буквами латинского алфавита. Ротой А командовал К.М.Типпетс, ротой В — Т.Р.МакЛеллан, ротой С — А.Холфорд-Уолкер, ротой D — Ф.Саммерс, ротой Е — Т.Х. Натт, ротой F — У.Ф.Р.Кингдон.

В июне 1916 года эти 6 рот перевели в Буль-хауз, в имении Ивиф в Эльведене организовали учебное поле, названное «полигоном для опытных взрывов» (так объясняли присутствие военных инженеров). Ходили слухи, что оттуда роют тоннель до Германии — вероятно, такие нелепицы распускали намеренно. Личный состав не знал о танках до их прибытия — говорили, что ожидают машины, которые «могут переплывать реки, как крокодил, прыгать, как кенгуру и карабкаться, как медведь». В июне, наконец, отделение получило первые машины Mk I и начало обучение на них.

В начале июля в присутствии Ллойд-Джорджа и Робертсона провели первое учение 20 танков с пехотой. На следующих учениях присутствовал король Георг V под видом «русского генерала» (все те же ссылки на Россию). В другой раз король уже официально посетил танковое учение в Вуле 25 октября 1918 г., а вообще к концу войны посещение танковых частей стало у королевской фамилии хорошим тоном. 17 сентября Стэрн и Суинтон обсудили результаты первых боев с Хэйгом, высказавшим свое удовлетворение опытом.

Тяжелый танк Mk V** «самка» с подвешенным на стреле катковым минным тралом.

Тяжелый танк Mk V** «самка» с подвешенным на стреле катковым минным тралом.

Однако Суинтона, не очень ладившего со Ставкой, решили заменить во Франции командиром с большим фронтовым опытом. И 29 сентября командиром тяжелого отделения назначили подполковника Хью Джеймисона Эллиса (сразу по назначении он стал полковником), а кроме того, выдали заказ на 1000 танков. Штаб нового командира составили капитан Дж. ле Кью Мартель (помощник командира), капитан Т.Дж. Узиелли (квартирмейстер), капитан Дж. Г.Тэппер (начальник штаба) и капитан Ф.Э.Хотблэк (начальник разведки). Эллис переместил штаб тяжелого отделения из деревни Бокенэ в деревню Бермикур, где он оставался до конца войны. Вернувшийся в Англию Суинтон был «отставлен» от танковых частей, в лагере танковых частей (танковом депо) в Тэтфорде его заменил бригадный генерал Гор-Эшли. Лишь позднее Суинтон получил звание генерал-майора и положенные почести. А о деятельности генерала Гор-Эшли сохранилось свидетельство одного из первых британских танкистов, капитана Д.Г.Брауна: «Явился пехотный бригадир, который отличился в первые месяцы войны, однако понятия не имел о танках. Он прибыл в Тетфорд, чтобы принять командование и крепко нас порадовал своей первой речью. Он открыто заявил, что прислан подтянуть дисциплину в нашем корпусе, что танки его не интересуют вообще и он не желает их видеть». Назначение «пехотного» офицера, возможно, имело смысл — танкам предстояло стать «пехотным» средством прорыва, да и дисциплине инженеров и автомобилистов командование, видимо, не доверяло. Но пехотные офицеры слишком плохо знали технику, что не способствовало взаимопониманию. В ноябре отделение переименовали в «тяжелый отряд пулеметного корпуса», а офицеры отряда представили исследование «Танковая армия». Основные его положения тогда не могли быть реализованы, но позже они использовались в теориях механизированной войны.

С 15 ноября 1916-го по 15 февраля 1917 г. танковые роты во Франции переформировали в четыре батальона, сохранившие те же обозначения, на базе двух рот в Англии начали формировать еще пять батальонов. Танковые взводы внутри батальона имели сквозную нумерацию. Танковое депо перевели из Тэтфорда в Бовингтон. Батальоны свели в бригады — 1-ю (батальоны С и D) полковника Бэкер-Кара в январе 1917 г., 2-ю (А и В) полковника Куража в феврале. 27 апреля начали формировать 3-ю бригаду полковника Хардресс-Ллойда. Количество танков в батальоне уменьшили с 72 до 48 (36 боевых и 12 учебных). Бригады были чисто административной единицей, поэтому состав их постоянно менялся. Более-менее стабильны были танковые батальоны и роты, но в бою и они дробились до групп в несколько машин. 1 мая 1917 г. Эллис стал бригадным генералом, что свидетельствовало о признании за тяжелым отрядом прав отдельной части.

После сражения под Аррасом предложили увеличить отряд вдвое — до 18 батальонов (9 батальонов тяжелых и 9 батальонов средних танков).

Упражнения по преодолению подъема для экипажа танка Mk V.

Упражнения по преодолению подъема для экипажа танка Mk V.

28 июня утвердили соответствующий штат. А 28 июля 1917 г. отряд переименовали в Танковый корпус (Tank Corps) — в секретности смысла уже не было, да и признание новый род оружия уже получил. Штаб корпуса расширился, в нем появились майоры Грин и Брокбэнк, капитаны Азин-Берри, Дандас, а возглавил штаб майор Джордж Фредерик Чарльз Фуллер, считающийся создателем тактики танков. Участник англо-бурской войны, Фуллер к началу мировой войны был штабным офицером, что позволило ему избежать гибели в окопах во Франции, зато он оказался в штабе Танкового корпуса — поначалу без особой охоты. Но он смог быстро оценить преимущества нового рода оружия и с тех пор стал самым ярым пропагандистом его превращения в самостоятельный род войск, «пророком механизированной войны» (хотя, как и всякий «пророк», он в своих теориях оказывался экстремистом). Составленный Фуллером «План 1919», представленный в апреле 1918 года, был, вероятно, первым внятным и обоснованным предложением создания танковой (механизированной) армии и ее использования для решения оперативных и стратегических задач при поддержке ударной авиации и мобильной артиллерии. Согласно плану, тяжелые танки с пехотой прорывали фронт обороны противника, а «быстроходные» танки вместе с бронеавтомобилями проникали в глубокий тыл, нарушая работу штабов и коммуникации противника. Некоторые черты этого плана в несколько более «скромном» варианте будут реализованы уже в 1918 г. в сражении при Амьене.

Расширение корпуса постоянно откладывалось в основном из-за нехватки людских ресурсов — пехотные соединения поглощали массу пополнений. Но успели устроить новые лагеря Танкового корпуса в Воргрете, Лулворте, Свэнэдже. В конце 1917 г. сформировали 4-ю танковую бригаду подполковника Мориса Хэнки, а в марте 1918-го — 5-ю танковую бригаду бригадного генерала Аллана Паркера. Кстати, с марта 1918 года танковые батальоны предпочитали обозначать уже не буквами, а номерами.

В главном учебном лагере танков в Бовингтоне (Дорсет) за первый год сформировали батальоны Е, F, G, Н, I, за 1917–1918 гг. — J, К, L, М, N, О, Р, Q, R. Для батальона тяжелых танков Mk V был принят такой штат: 3 танковые роты 4-взводного состава, в каждом взводе — по 3 танка. В батальоне танков Mk V* роты имели 3-взводный состав, но каждый взвод включал 4 танка, т. е. в тяжелотанковых батальонах обоих типов имелось по 36 боевых танков плюс танки снабжения и технического резерва. Учитывая «кавалерийское» назначение танков «Уиппет», их сводили в самостоятельные батальоны по 48 машин со своей организацией. Средний срок подготовки танкового батальона составлял 4 месяца.

Бойцы Танкового корпуса в рабочих комбинезонах. Обратим внимание на кокарду Танкового корпуса с силуэтом «ромбовидного» танка на фуражках.

Бойцы Танкового корпуса в рабочих комбинезонах. Обратим внимание на кокарду Танкового корпуса с силуэтом «ромбовидного» танка на фуражках.

На 1918–1919 гг. планировали сформировать 13 английских, 3 канадских, 1 новозеландский батальон, но к перемирию подготовили только 8 английских и 1 канадский. Лагерь в Бовингтоне служил и главным опытным полигоном, где рождались и проверялись предложения по конструкции танков, приемам управления, движения и т. п. К концу войны имелись школы (курсы) стрельбы из орудий и пулеметов, револьверов, расшифровки аэрофотоснимков, танковой разведки, службы связи и голубиной почты, маскировки, противогазовая, топографическая. Личный состав для тяжелого отделения набирали: водителей и механиков — из автомобильного корпуса, пулеметчиков — из пулеметного корпуса, наводчиков — из запасных артиллерийских частей, остальных — из запасных пехотных. С расширением отделения личный состав набирали из кавалерии, нестроевых частей, авиации (вполне обычно для броневых частей и в других армиях) и флота. Добровольцев уже не хватало — к февралю 1917 г. численность тяжелого отряда достигла 9000 человек, а Танковый корпус к ноябрю 1918 г. включал 20 000. После успеха танков в сражении у Камбрэ главное командование утвердило увеличение штата Танкового корпуса до 24 653 офицеров и солдат, 864 тяжелых и 610 легких («маневренных») танков. Офицеры со знанием техники набирались в основном из инженерного корпуса, а потому были более свободны от «традиций», более склонны к «дисциплине деловой, а не педантичной». Это способствовало формированию особого корпоративного духа танкистов. Для того же ввели вымпелы рот (батальонов) и личный флаг командира корпуса. Флагу из коричневой, красной и зеленой полос Фуллер придал символику «стихии» танка: «Из грязи — через кровь — на зеленые поля по ту сторону». У корпуса появился и девиз: «Не страшусь ничего».

В 1918 г. попытались привести нумерацию подразделений в соответствие с правилами — батальонов номерами, рот буквами. В результате танковые батальоны именовали двояко — буквой и номером. 1 августа 1918 г. Департамент снабжения танками Министерства снабжения заменили соответствующим отделом Департамента штабной службы военного министерства, как бы «узаконив» танки в качестве рода войск. К середине 1918 года наладился механизм приемки и отправки танков. С заводов их отправляли на станцию в Ньюбери (Беркшир), обслуживаемую 20-й эскадрильей RNAS, оттуда через Саутгэмптон и Ричборо на пароме в Гавр, где их принимала другая группа 20-й эскадрильи, затем — в Бермикур и на центральный склад в селении Эрен. Большое значение придавали ремонтно-эксплуатационной службе и технической подготовке. В конце 1916 года вместо ротных мастерских создали батальонные, а через год — бригадные, а также Центральные мастерские в Эрен, позднее переведенные в Тенер, из рот изъяли мастеров. Вопросы поддержания танков в исправности все больше переходили к экипажам, водители превращались в механиков-водителей. С октября 1917 года практиковали выдвижение грузовиками к линии фронта передовых складов корпуса. 1 февраля 1918 года начали формировать танковые роты снабжения — каждая из четырех взводов по шесть танков. В начале августа во Франции находилось пять рот снабжения и две танковые роты перевозки орудий. На июль 1918 года Танковый корпус включал 14 батальонов тяжелых танков, два батальона средних (С (3-й) и F (6-й) танковые батальоны) и один — бронеавтомобилей (17-й батальон). 26 октября военное министерство утвердило развертывание корпуса в 1919 г. до 34 батальонов. Заказ на 1919 г. включал 1500 тяжелых и 1500 средних танков. Но перемирие 11 ноября положило конец этим планам.

ПОЛЕЗНЫЕ ОПЫТЫ
ПОЛЕЗНЫЕ ОПЫТЫ
ПОЛЕЗНЫЕ ОПЫТЫ

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.