Об опыте первых британских танков

Первая мировая война революционизировала военное дело. Собственно, эту революцию начали пулемет и окоп еще в русско-японскую войну, теперь ее продолжили легкое автоматическое оружие, ручная граната, боевые самолеты, боевые ОВ и танки.

Танки вышли на поле боя в середине Первой мировой войны — чуть более 25 месяцев прошло с ее начала и менее 26 месяцев оставалось до конца — но их появление разделило надвое не только историю Первой мировой войны. Экипажи «сухопутных кораблей» открывали путь в новую эру. Германский генерал фон Цвель заявил после войны: «Не гений маршала Фоша победил нас, а генерал Танк», хотя здесь видно желание списать поражение за счет «технической» составляющей. Бывший военный министр и премьер-министр Великобритании Д.Ллойд-Джордж, перечисляя источники победы в 1918 году, заключил: «Еще и в другом важном отношении Антанта имела большое превосходство над противником на своем пути к победе. Это танк — новейшее и самое мощное орудие для атаки и наступления. Сомма, Пашендейл и Камбрэ доказали нам окончательно, что танки совершенно непреодолимы, если они оперируют в больших количествах и на подходящей территории». Британский танкист Ф.Митчелл высказался осторожнее: «Танки не выиграли войны, но они создали условия, сделавшие возможной победу». Б.Лиддел-Гарт назвал этот период «тяжелым детством танка». Был накоплен определенный опыт и в подготовке и обучении танковых экипажей. Это также была целиком новая отрасль — особенно в отношении командиров танков, которым вдобавок к чисто тактическим навыкам приходилось осваивать специальность водителя, артиллериста и даже связиста. Характерно, что в этот период бронесилы — еще немногочисленные даже с учетом бронеавтомобилей — повсеместно формировались из добровольцев. Успел сформироваться даже определенный корпоративный дух бронечастей, особое отношение к своей службе. Русский писатель В.И.Немирович-Данченко в 1916 г. в очерке «Сухопутные броненосцы» с фронта Первой мировой войны с восторгом писал об экипажах русских бронеавтомобилей: «Я видел этих славных бойцов и могу засвидетельствовать: никто из них под раскаляющимися от сплошного свинцового града стальными черепами нимало не думает о себе. Одна забота, как бы нанести побольше ударов врагу, а что касается до себя, то они, ведь, и сами считают свою жизнь заранее ставкой, брошенной за победу следующих за ними товарищей. Тут каждый солдат и ратник, и техник; и их офицеры в этом отношении принадлежат к верхам боевого ума и боевых сведений». Опыт танковых боев накопили вполне достаточный. Подсчитано, что с сентября 1916-го по ноябрь 1918 г. французские танки принимали участие в 4356 отдельных стычках, британские — в 3060, американские — в 250. При всей ограниченности задач, ставившихся танкам в бою, это давало обширную базу для исследования и формирования взглядов на дальнейшее применение нового боевого средства. Опыт Танкового корпуса был сжато изложен в английском Уставе полевой службы 1920 года: «Танк, давая укрытие своему экипажу, вооружению и механизмам от обыкновенного ружейного и пулеметного огня и шрапнельных пуль, сам способен развивать сильный и прицельный огонь во время движения и тем самым производить сильное моральное впечатление на противника. Танк способен двигаться по всякой местности, без дорог, переползать через окопы и проволочные заграждения, делая в них проходы для мелких партий пехоты». «Ромбовидные» танки были созданы просто как «пехотный таран», и эту задачу они выполнили сполна. Зачатков «глубокого боя» пока не было — не позволяли малый запас хода танков, их быстрый выход из строя, утомление экипажей. Даже при хорошем взаимодействии с пехотой, артиллерией и авиацией танки давали местный неглубокий успех. Продемонстрированное танками «ударное действие» оставило сильное впечатление — много лет после того среди главных характеристик танков указывали ударное действие, характеризуя его диаметром сваливаемого дерева или толщиной пробиваемой стены. Танки Первой мировой войны — за исключением, пожалуй, французского «Рено» FT — стали традиционным предметом шуток и сочувственных замечаний. Многочисленные недостатки первых английских танков очевидны. Mk I отставал от уровня своего времени, его конструкция по своему совершенству заметно уступала, скажем, серийным автомобилям тех лет. Но если автомобиль, самолет, пулемет, тяжелая артиллерия к началу Первой мировой были известны армиям и более или менее освоены в производстве, то танк был нов и как боевое средство, и как технический объект. Не существовало самого понятия военной гусеничной машины. Несовершенство первых британских танков было вызвано вовсе не «недоработками» их разработчиков, а условиями, в которые эти разработчики были поставлены. У неуклюжих боевых машин есть одно важное достоинство — они были первыми, которые были применены в боях. Нельзя не признать, что за два военных года английские конструкторы решили ряд сложных по новизне и объему задач, существенно усовершенствовав танки. Mk V при всех наследственных болезнях был уже новым танком, значительно более удобным в управлении и живучим. Важным шагом был переход к защите от бронебойных винтовочных пуль, дифференцирование бронирования по толщине, снижение пожароопасности. Противопульное бронирование было терпимо в условиям поля боя Первой мировой войны — противотанковая артиллерия и противотанковые средства пехоты даже к концу войны были практически в зачаточном состоянии. Отрабатывались вопросы маскировки танков, снижения таких демаскирующих факторов, как шум и пламя двигателя, дым при выхлопе. Опыт показал необходимость специальной разработки двигателя и элементов трансмиссии.

Опытный танк «Скелетон», построенной в США компанией «Пионир Трактор», стал неудачной попыткой соединить высокий «ромбовидный» гусеничный обвод с небольшой массой. Танк остался в музее Абердинского полигона.

Опытный танк «Скелетон», построенной в США компанией «Пионир Трактор», стал неудачной попыткой соединить высокий «ромбовидный» гусеничный обвод с небольшой массой. Танк остался в музее Абердинского полигона.

Вершиной развития «ромбовидных» танков стали Mk VII и VIII, но сама линия оказалась тупиковой — в том же 1918 году о себе громко заявил французский «Рено» FT. Общим же недостатком танков даже к концу войны оставались «слепота и глухота»: устройства наблюдения были примитивны, не удалось удовлетворительно разрешить проблему внутренней и внешней связи. Решение этих проблем потребовало потом наибольшего времени. От «ромбовидной» схемы с основным вооружением в спонсонах после 1918 года отказались. Британские средние Mk В и С, при внешней схожести, уже отходили от нее. Зарубежные подражания ограничились опытными германскими A7VU и «К». Но в сочетании с вращающейся башней идея гусениц, охватывающих корпус, несмотря на свои недостатки, еще долго привлекала внимание. Можно упомянуть серийные британские танки «Черчилль» и французские 2С, В1, опытные германские «Гросстратктор», а также британский TOG, созданный уже в 1941 г. по заданию министерства снабжения специалистами «призыва Первой мировой» (в комитет по его разработке вошли Стерн, Д’Энкур, Триггон, Суинтон, Вильсон, Рикардо). Охватывающие корпус гусеницы оказались удобны для малогабаритных дистанционно управляемых и роботизированных машин, в которых используются и сейчас — во-первых, это дает низким, с небольшим клиренсом машинам достаточную проходимость, во-вторых, при современных системах управления, позволяет при необходимости опрокинувшейся машине продолжать движение «вниз головой». Существенным было создание в 1918 г. системы бронетанковой техники на однотипных шасси, включающей боевые, транспортные, бронированные инженерные машины (танки-тральщики, мостовые танки), танки управления, прообразы транспортно-боевых и ремонтно-эвакуационных машин. Сразу после войны интерес военного и государственного руководства к танкам резко упал. Возродились утверждения, что танки сделали свое дело и о них стоит забыть, вернувшись к «классическим» родам оружия. Не только подготовленный Фуллером «План 1919», но и многие запланированные опытноконструкторские работы остались на бумаге. Сказались и вызванные войной финансовые проблемы. Если сокращение материальной части еще было оправданно (эти машины действительно «сделали свое дело»), то с резким сокращением Танкового корпуса и органов, ведавших разработкой и испытаниями танков, свертыванием центров и школ явно поспешили. Об этом вспоминал Б.Лиддел-Гарт, когда уже в конце 1950-х годов писал: «За последние 40 лет крупнейшие военные специалисты неоднократно провозглашали, что танки отжили или отживают свой век. Однако всякий раз, когда начинались войны, танки выходили из уготованной для них могилы и своими действиями опровергали подобные предсказания».

Разборка британских танков Mk V после войны. На фото хорошо видны устройство ходовой части и бортовой передачи танка, а также некоторые детали интерьера.

Разборка британских танков Mk V после войны. На фото хорошо видны устройство ходовой части и бортовой передачи танка, а также некоторые детали интерьера.

Похожие книги из библиотеки

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.