Главная / Библиотека / Подводные лодки Его Величества /
/ Глава 10. Ситуация в 1939 году

Глав: 27 | Статей: 27
Оглавление
Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

Глава 10. Ситуация в 1939 году

Глава 10. Ситуация в 1939 году

Годы, прошедшие между двумя мировыми войнами, британский подводный флот использовал для совершенствования своей техники, которая уже принесла ему значительные успехи во время первого серьезного испытания в бою. Причем этот процесс шел во всех направлениях. Совершенствовалось не только оружие, но также шла отработка новых методов его использования, чтобы увеличить и усилить его смертоносную мощь.

К моменту окончания Первой Мировой войны подводные лодки типа Е уже устарели. Они великолепно показали себя в годы войны, однако не следует удивляться тому, что в 1918 году основу британского подводного флота составляли подводные лодки типа L. Эти лодки являлись более крупным и более мощным вариантом типа Е. Их водоизмещение было примерно в 1,5 раза больше, и они были вооружены 6 носовыми 533-мм торпедными аппаратами. Траверзные и кормовые аппараты отсутствовали. Лодки имели одно 102-мм орудие. Была значительно улучшена обитаемость, поэтому долгое патрулирование не столь сильно утомляло экипаж. Несколько лодок типа К с паровыми турбинами продержались год или два после окончания войны, но потом были списаны. Средние лодки типа № были переданы австралийскому флоту.

В строю остались несколько малых подводных лодок типа Н, вооруженных 4 торпедными аппаратами калибра 533 мм. Аналогичные лодки с 457-мм торпедными аппаратами были списаны. Также пока сохранились несколько новых лодок типа R. Это были малые лодки, которые по размерам уступали даже лодкам типа Н. Однако они имели очень высокую подводную скорость — 15 узлов и были вооружены 6 носовыми торпедными аппаратами калибра 457 мм. Их предполагалось использовать как противолодочные подводные лодки, потому что они в подводном положении могли догнать и атаковать вражескую лодку, идущую в надводном положении. Такая скорость была достигнута путем копирования формы тела рыб при разработке обводов корпуса, а также использованием мощных батарей и электродвигателей лодок типа К. Их надводная скорость была вдвое меньше подводной. Однако количество этих лодок быстро сократилось до 2, так как 10 штук пошли на слом после подписания мирных договоров. 2 лодки были оставлены в качестве прототипов для новых лодок, если снова потребуются аналогичные тактико-технические характеристики. Кроме того, сохранились 3 большие лодки типа М. Это были лодки типа К, оснащенные дизелями вместо турбин. В дополнение к торпедным аппаратам на них было установлено 305-мм орудие. Таким был подводный флот Великобритании в первые послевоенные годы. Так как финансовое положение страны пошатнулось за годы войны, ожидать постройки новых кораблей было бы наивно. И все-таки в течение первых 5 лет мира Королевский Флот пополнился 2 новыми подводными лодками. Однако обе эти лодки были настоящими монстрами. Первой из них была К-26, принадлежавшая все к тому же злосчастному типу К. Это была последняя попытка проверить концепцию эскадренной лодки. А второй была чудовищная Х-1, вооруженная 4–130-мм орудиями в двух башнях. Англичане тоже попытались создать большую подводную лодку, которую можно было бы использовать в качестве рейдера. Как ни странно, этот монстр имел довольно неплохие подводные характеристики и мог погружаться значительно глубже, чем другие лодки. Однако в целом лодка вышла неудачной, прежде всего потому, что действовать в качестве рейдера — не самое подходящее занятие для подводной лодки. Кроме того, ее проект быстро устарел. Ненадежные дизеля служили причиной постоянных ремонтов, и вскоре лодка пошла на слом. Таким образом, Х-1 стала полным провалом, как и К-26. Это были попытки создать подводную лодку для решения задач, ей совершенно чуждых.

К этому времени начали выполняться нормальные кораблестроительные программы, в которых были полностью учтены уроки войны. Теперь строились два типа подводных лодок — большие и малые, но оба предназначались для патрулирования во вражеских водах. Это было разумное решение, которое показывало, что Адмиралтейство полностью осознало силу и слабость подводной лодки как оружия. В эти годы началось также строительство третьего типа — подводных заградителей.

В 1926 году стартовала первая кораблестроительная программа, в которую были включены большие патрульные лодки типа О. Еще в то время, когда они находились на стапелях; было решено отказаться от практики присваивать подводным лодкам буквенно-числовые обозначения. В будущем все они должны были получить имена. Поэтому первые 7 лодок типа О стали «Обероном», «Одином», «Олимпусом», «Орфеусом», «Озирисом», «Освальдом» и «Отусом». Еще 2 лодки — «Оксли» и «Отуэй» — были построены для австралийского флота, однако служили вместе со своими сестрами в составе Королевского Флота.

Первый подводный заградитель «Порпойс» вошел в строй в 1931 году, так же, как и первая из больших патрульных лодок типа «Ривер» — «Темз». Тогда же были построены 4 новые малые патрульные лодки типа S: «Суордфиш», «Стёрджен», «Старфиш» и «Сихорс». Кораблестроительная программа этого года предусматривала закладку 2 новых типов больших лодок: «Рэйнбоу», «Регьюлус», «Регент» и «Ровер», а также «Персеус», «Парфиэн», «Феникс», «Пандора» и «Протеус».

К 1934 году были построены еще 2 заградителя — «Грэмпус» и «Назвал» вместе с лодками типа «Ривер» — «Северн» и «Клайд». В строй вошли еще 5 лодок типа S — «Шарк», «Снэппер», «Силайон», «Сэмон», «Сивулф». Через 3 года были построены еще 3 заградителя: «Рокуэл», «Сиил» и «Кэшелот». Появился новых тип средних патрульных лодок — Т. Это были «Тритон», «Трайэмф», «Фистл», «Триад», «Труант», «Тетис», «Трайдент», «Таку», «Трибюн», «Тарпон», «Тьюна» и «Тайгрис». Это оказались настолько хорошие лодки, что в следующем году были построены «Торбей», «Тритон», «Тетрарх» и «Талисман». Их подвиги в годы войны одно время были единственным светлым пятном на затянутом тучами горизонте.

Уже перед самой войной в строй вошли 2 малые лодки типа U — «Урсула» и «Юнити». Множество этих лодок было построено по чрезвычайным военным программам 1939 и 1940 годов, и они тоже отличились в годы войны.

Здесь будет уместным сказать пару слов о современных подводных лодках. Почти все они принадлежали к двухкорпусному типу, то есть их прочный корпус был полностью закрыт тонким внешним корпусом. В промежутке между корпусами размещались балластные цистерны, с помощью которых лодка погружалась. В днище цистерн были отверстия, открытые в море, и напор воды сдерживал сжатый воздух в цистернах. Это позволяло лодке держаться в надводном положении. Чтобы погрузиться, было достаточно открыть клапана в верхней части цистерн. Эти клапана управлялись гидравликой и открывались простым движением рукояти, находящейся в центральном посту. Вода поступала в цистерны, вытесняя воздух, лодка теряла положительную плавучесть и быстро погружалась.

В остальном новые лодки не слишком отличались от старых, исключая установку более современной техники и вооружения. Все торпеды теперь имели калибр 533 мм и несли вдвое больше взрывчатки, чем старые 457-мм торпеды. Кроме того, они были гораздо надежнее. Вместе с более надежным контактным взрывателем появился магнитный, который подрывал боеголовку при прохождении торпеды под днищем корабля. В этом месте корпус не имеет брони и потому особенно уязвим. Большие подводные лодки несли до 11 торпедных аппаратов, малые — по 4.

Но, вероятно, самым большим преимуществом новых лодок перед старыми стало появление гидроакустической аппаратуры. Прошли те дни, когда лодка имела только один примитивный гидрофон, который позволял ловить шумы и очень грубо указывал пеленги. Некоторые большие лодки теперь имели гидролокаторы. Асдик позволял точно измерять расстояние под водой и давал пеленги для атак в подводном положении. Гидрофоны стали гораздо более чувствительными и позволяли определять пеленги довольно точно.

Так обстояло дело с самими лодками. Основные принципы остались старыми, однако все механизмы и устройства лодки: двигатели, аккумуляторные батареи, электромоторы, перископы — стали более мощными и надежными. Они могли выдерживать сотрясения от разрывов глубинных бомб гораздо лучше, чем их предшественники в годы Первой Мировой войны.

По мере поступления на вооружение новых подводных лодок стали появляться новые методы атак и новые методы борьбы с лодками. Не имело значения, каким совершенным было оборудование лодки, всегда сохранялась проблема попадания первым же выстрелом. Были созданы новые методы тренировки экипажей, предпринимались серьезные усилия, чтобы повысить мастерство капитанов лодок. Совершенствовались приборы, определяющие курс и скорость противника, что являлось самым важным фактором, гарантирующим успешность атаки.

Все это коренным образом изменило характер службы на подводных лодках. До 1918 года еще сохранялась прелесть новизны, какой-то привкус романтики. Они привлекали молодых офицеров и матросов. Сохранялось ощущение щекочущей нервы опасности. Но после 1918 года подводная лодка перестала быть новинкой. Она громко заявила о себе, и теперь к ней относились с полной серьезностью. Служба на подводных лодках требовала настоящих специалистов, и теперь она привлекала людей, готовых совершенствовать свои технические знания, постоянно решать возникающие проблемы. Теперь молодежь на подводные лодки влекла не только романтика, но и необходимость серьезного отношения к службе. В результате личный состав совершенствовался с такой же быстротой, как и техника. Эффективность подводной лодки как системы оружия стремительно росла.

Хотя еще в мирное время было принято решение перестать комплектовать лодки исключительно добровольцами, количество желающих служить в подводном флоте по-прежнему превышало потребности. Обучение стало более продолжительным, так как теперь от личного состава требовался совсем иной уровень мастерства, чем 30 лет назад. Появились новые системы противолодочного оружия, и теперь во время атаки экипаж лодки должен был проявить больше мастерства и решительности. Особенно высокие требования предъявлялись к командирам лодок. Их знание техники не должно было уступать уровню тактической подготовки. Экипаж должен был в совершенстве знать сложные приборы и механизмы, от чего зависел успех атаки и последующее спасение лодки. Лишь кропотливым изучением всех механизмов и приборов можно было добиться высокой эффективности действий.

Это было жизненно важно, так как столь же стремительно совершенствовались противолодочное оружие и методы его использования. Асдик, «невидимые пальцы, прочесывающие глубины моря», впервые появился перед самым окончанием Первой Мировой войны. К 1925 году он стал довольно эффективным устройством, а за последующие годы был усовершенствован еще больше, увеличились радиус действия и точность. Он перестал быть британским секретом, гидролокатор теперь использовали все флоты. Хотя волнение мешало работе асдика, при нормальных условиях он мог дать пеленг на подводную лодку и расстояние до нее, что значительно облегчало проведение атаки надводным кораблям. Глубинные бомбы тоже были значительно усовершенствованы, а применение новых методов атаки должно было обеспечить накрытие подводной лодки. Тогда полученные лодкой повреждения могли вынудить ее подняться на поверхность. Новые мины тоже нельзя было сравнивать с образцами периода Первой Мировой войны.

У подводной лодки появился и новый противник — самолет. С 1914 по 1918 год он был сущим младенцем, еще более слабым, чем подводная лодка, но развитие авиации в период между мировыми войнами шло фантастическими темпами. Самолет мог появиться на месте событий и атаковать лодку гораздо раньше, чем любой корабль. Высокие скорость и маневренность делали самолет опасным противником. Серия глубинных бомб, сброшенная с самолета, была такой же смертоносной, как и сброшенная с эсминца. Однако лодка, успевшая погрузиться до приближения самолета, могла считать себя в безопасности.

Не следует забывать и о появлении радара, который вскоре после начала войны произвел революцию в тактике противолодочных кораблей. Радар, который устанавливался и на кораблях, и на самолетах, значительно увеличил радиус обнаружения лодки, находящейся в надводном положении. И теперь даже темнота не могла укрыть лодку, если она останется на поверхности. Теперь лодки должны были держаться под водой круглыми сутками, исключая короткое время, которое они тратили на зарядку батарей. Радар оказался таким же опасным оружием, как и асдик. А одновременное применение этих двух устройств резко повышало шансы противника в охоте за подводной лодкой.

Отчасти этому позволяло противостоять улучшение конструкции лодок, более крепкий корпус. Это увеличивало глубину погружения, что затрудняло обнаружение лодки. Более прочный корпус лучше выдерживал разрывы глубинных бомб. Но это была лишь часть ответа на увеличение эффективности ПЛО. Другая часть, причем более значительная, зависела от опыта командира лодки, который позволял ему уйти от преследования.

Такова была ситуация, в которой британские подводные лодки встретили превратности новой войны. Новые лодки, построенные в 30-х годах, значительно превосходили те, что завоевали громкую славу в Гельголандской бухте, Мраморном море и на Балтике. Они были крупнее, прочнее, быстроходнее на воде и под водой, лучше вооружены, оснащены новейшими приборами, облегчающими атаку и защиту. Они были лучше приспособлены к продолжительному патрулированию. Их экипажи были подготовлены значительно лучше своих предшественников. Британский подводный флот в 1939 году, вне всяких сомнений, был лучшим в мире. Он был полностью готов к предстоящим тяжелым боям.

Еще до начала войны всем было понятно, что не следует ждать повторения громких успехов, которых добились британские лодки в Дарданеллах. Количественный и качественный рост сил ПЛО сделал это невозможным. Однако в годы войны действия британских подводников прогремели по всему миру. Появились новые имена, которые стали известны ничуть не меньше, чем имена Нэсмита, Хортона, Холбрука и Бойла. Новые операции, смелые по замыслу и блестящие по исполнению, в годы войны были делом совершенно обычным. К удивлению многих моряков, которые трезво оценивали возможности подводных лодок, британские лодки в период с 1939 по 1945 год повторили прежние триумфы, хотя противодействие было гораздо более сильным. Это считалось невозможным. Однако Королевский Флот, как уже не раз бывало в прошлом, доказал, что для него это слово не существует.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.262. Запросов К БД/Cache: 0 / 0