Главная / Библиотека / Подводные лодки Его Величества /
/ Глава 11. 1939–40 годы. Начало войны с Германией

Глав: 27 | Статей: 27
Оглавление
Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

Глава 11. 1939–40 годы. Начало войны с Германией

Глава 11. 1939–40 годы. Начало войны с Германией

В 1939 году, как и в 1914, британские подводные лодки 3 сентября находились в море. Они выдвигались на позиции в Северном море, когда была получена радиограмма: «Начать военные действия против Германии». Точно так же в море находились и германские лодки. Поэтому первый выстрел в новой войне был сделан через 4 минуты после отправки радиограммы. Немецкая подводная лодка выпустила торпеду по английской лодке «Спиэрфиш», которая следовала в надводном положении. Торпеда прошла мимо, но именно так был поднят занавес 5,5 лет кровопролитной, безжалостной войны, которую вели подводные лодки в глубинах мирового океана.

«Спиэрфиш», благополучно избежав опасности, следующие 6 часов провела в попытках обнаружить противника. Иногда англичанам удавалось заметить перископ немецкой лодки, однако они так и не получили возможности выпустить торпеды. В конце концов, придя в отчаяние, командир «Спиэрфиша» лейтенант Дж. Г. Иден приказал таранить противника, несмотря на то, что обе лодки находились в подводном положении. Однако немецкая лодка шла слишком глубоко. Крайне неохотно отказавшись от попытки уничтожить противника, Иден снова взял курс на выделенный ему район патрулирования в Каттегате, узкой полоске воды, разделяющей Данию и Швецию.

Время тянулось спокойно, и ничего, кроме мелких суденышек, не было видно. Уже начинало казаться, что первый военный поход пройдет без каких-либо событий, так как ни одной цели, заслуживающей торпеды, не было обнаружено. Попытка использовать палубное орудие могла оказаться слишком рискованной, ведь не было более верного способа обнаружить свое присутствие. В узком, мелководном проливе лодке было бы крайне трудно уклониться от контратаки немецких кораблей. Рисковать подводной лодкой, чтобы утопить жалкий траулер, конечно же, не имело смысла.

Дни летели, и срок патрулирования уже начал подходить к концу. И вот 22 сентября «Спиэрфиш» была замечена противником, и началась охота. Так как мелководье не позволяло нормально маневрировать, лодка могла сделать только одно. Ей оставалось лечь на дно и затаиться, сохраняя полную тишину, чтобы гидрофоны немецких кораблей не поймали ни одного шороха. Экипаж улегся в койки, люди не двигались и не говорили. В лодке воцарилась мертвая тишина. Немецкие корабли продолжали поиски около 2 часов, сбросив за это время более 60 глубинных бомб. Матросы, чтобы скоротать время, даже устроили тотализатор, ставя по 6 пенсов на то, чтобы угадать время следующего взрыва. Деньги полагалось отдать из очередного жалования.

Наконец бомбы перестали рваться. «Спиэрфиш» изрядно потрясло, однако лодка повреждений не получила. Но все на борту прекрасно понимали, что это лишь первый выстрел в ходе битвы. Было понятно, что немцы твердо уверены в том, что где-то рядом находится британская подводная лодка. Было нетрудно догадаться, что они просто так не откажутся от заманчивой добычи.

Так и произошло. Примерно через час раздались звуки, более зловещие, чем грохот бомб Что-то заскребло по тросовому ограждению лодки. Судя по всему, немецкие корабли с помощью трала пытались обнаружить «Спиэрфиш», и им это удалось. Затем раздалось несколько громких ударов по корпусу, а после пары минут тишины прогремел ужасный взрыв. Он был так силен, что глубомер разлетелся вдребезги, и на всей лодке погасло освещение. Силой взрыва было выбито несколько заклепок и повреждена система трубопроводов высокого давления. Сжатый воздух начал поступать в отсеки. Положение «Спиэрфиша» сразу стало критическим. Если морская вода через отверстия от заклепок попадет на аккумуляторные батареи, они начнут выделять хлор, который смертельно опасен для человека.

Было включено аварийное освещение, и тогда удалось выяснить размер повреждений. Оба дизеля вышли из строя, так же как и один из электромоторов. В прочном корпусе открылось множество мелких течей в тех местах, где вылетели заклепки. Экипаж сразу принялся за работу, и наиболее тяжелые повреждения удалось исправить. Трубопроводы высокого давления сумели залатать, и утечка воздуха прекратилась. Самые опасные течи были устранены, и отверстия были забиты пробками. Так как неподвижный человек потребляет меньше кислорода, экипаж снова улегся, чтобы растянуть остатки запаса воздуха как можно дольше. Моряки лежали молча и ждали, что вот-вот начнется новая атака.

Внезапно нос лодки что-то дернуло вверх. Он поднялся, замер, а потом опустился обратно на морское дно. Затем это повторилось во второй, в третий раз… Кое-кто из экипажа с перепугу решил, что немецкие корабли завели под лодку трос и пытаются поднять ее на поверхность. На самом деле это были шуточки капризного течения, но подводники этого не знали.

«Спиэрфиш» пролежал на дне весь день. Воздух в лодке становился все хуже, и дышать было труднее и труднее. Когда наступила ночь, Иден решил попытаться подняться на поверхность, хотя он сомневался, уцелели ли балластные цистерны после ужасных ударов или нет. Кроме того, вполне могло оказаться, что поблизости находятся немецкие корабли, которые ранее бомбили лодку, хотя за несколько часов не раздалось ни одного взрыва. В рубку был вызван расчет орудия, чтобы в случае необходимости попытаться прорваться с боем. Все секретные документы и шифровальные книги были на всякий случай уничтожены. После этого Иден приказал продуть главные цистерны. Они выдержали, и «Спиэрфиш» поднялся на поверхность.

Море оказалось пустым. Немцы прекратили охоту, решив, что уничтожили лодку. Однако считать, что «Спиэрфиш» вне опасности, было преждевременно. Его главные дизеля и один электромотор вышли из строя, радиостанция была повреждена, перископы разбиты. Лодка не могла погружаться, так как прочный корпус тек, словно решето. От английских портов «Спиэрфиш» отделяли сотни миль. И вот был запущен единственный уцелевший электромотор, и лодка двинулась в обратный путь.

Окончание истории было типичным для Королевского Флота. К рассвету, после нескольких часов упорного труда, удалось запустить оба дизеля, и рация была приведена в порядок. Корпус кое-как залатали, и лодка приобрела относительную мореходность. Иден приказал передать по радио координаты лодки и описать повреждения. После того как «Спиэрфиш» самостоятельно выбрался из Скагеррака в Северное море, ему на помощь пришел Флот Метрополии. В полночь лодку встретили эсминцы, которые должны были сопровождать ее. Отход прикрывали главные силы флота, которые при этом были атакованы немецкими пикировщиками. Однако «Спиэрфиш» все-таки сумел добраться до порта и был отремонтирован.

Первые 3 месяца новой войны в Северном море прошли на удивление спокойно. Лодки, патрулировавшие в Гельголандской бухте и в Скагерраке, не обнаружили ни одной цели, достойной торпеды. Однако эти походы были достаточно тяжелыми, и история «Спиэрфиша» повторилась еще не раз. К тому же 10 сентября 1939 года произошел неприятный инцидент, когда у берегов Норвегии подводная лодка «Оксли» была торпедирована и потоплена английской же подводной лодкой «Тритон».

Как и в годы Первой Мировой войны, немецкий флот мог выйти в Атлантику северным маршрутом вокруг Шотландии и Шетландских островов. Именно этот маршрут использовали подводные лодки и надводные рейдеры. Было совершенно ясно, что немцы будут стараться проходить проливы у Фарерских островов в ночное время, поэтому в течение дня немецкие корабли должны были находиться у берегов Норвегии. Чтобы воспрепятствовать этому, через все Северное море, между Шотландией и Норвегией, была развернута дозорная линия.

Девять десятых ее протяженности взяли на себя самолеты. Однако их радиус действия на позволял перекрыть последний участок, поэтому у побережья Норвегии должны были патрулировать подводные лодки, которые действовали на расстоянии 5 миль одна от другой. Ночью командир «Тритона» заметил силуэт, который принял за немецкую лодку. Он пошел на сближение и выпустил торпеду, которая попала в цель. К несчастью, целью оказалась «Оксли». Не учтенное штурманом течение вынесло эту лодку за пределы предписанного ей квадрата.

Это была одна из тех опасностей, с которыми постоянно сталкиваются подводники. Опознание цели — всегда трудная задача, даже в идеальных условиях, про ночь уже и не следует говорить. В прошлую войну несколько лодок были потоплены своими же кораблями, а гибель «Оксли» показала, что эта проблема и сейчас еще далека от разрешения.

В первые месяцы войны произошли еще 2 инцидента, которые стали ярким примером другой опасности, с которой предстояло столкнуться лодкам, патрулирующим во вражеских водах. Мы говорим о минах, которые были значительно мощнее, чем те, что впервые появились в 1914 году. Первой с ними столкнулась крошечная лодка Н-44, построенная еще в годы Первой Мировой войны. Однако эта встреча закончилась благополучно. Зловещим указанием на то, что лодка зашла на вражеское минное поле, стал неприятный металлический скрежет о борт. А потом заклинило носовые рули глубины, и стало ясно, что лодка запуталась в минрепе.

Лодкой Н-44 командовал лейтенант Дж. С. Хаддарт. Волнение на поверхности было довольно сильным, поэтому, если бы лодка попыталась всплыть, это лишь ухудшило бы положение, так как волна вполне могла ударить мину о борт. Однако и оставаться под водой с привязанной к рулям миной тоже было нельзя.

Хаддарт медленно поднялся на перископную глубину и услышал, как мина колотится о правый борт лодки. Когда он поднял перископ, то обнаружил мину за кормой Н-44. Она волочилась следом за лодкой на расстоянии всего 4 футов. Хаддарт повернул против волны, чтобы лодку меньше качало, и поднялся на поверхность. После этого он дал полный ход и положил руль на борт. Мина оторвалась. Однако вокруг под водой были ясно видны другие мины…

В течение 2 часов Н-44 медленно ползла вперед, маневрируя между рядами мин. Как только лодка оказалась на чистой воде, Хаддарт аккуратно обошел вокруг заграждения, чтобы нанести его на карту. После того как это было сделано, англичане уже могли не опасаться мин, так как просто перестали заходить в этот район.

Второй инцидент также закончился благополучно. Подводная лодка «Трайэмф» капитан-лейтенанта Дж. У. МакКоя натолкнулась на мину, патрулируя в районе Скагеррака. Взрывом ей разворотило нос, но каким-то чудом торпеды в аппаратах не сдетонировали. Одну торпеду вообще выкинуло прочь, от второй осталась лишь хвостовая часть, третьей разнесло боевое отделение. 18 футов носовой оконечности лодки пропали, в прочном корпусе образовалась трещина длиной 12 футов. Лодка приняла большое количество воды и уже не могла погружаться. Больше того, экипаж даже не мог задраить водонепроницаемые двери, так как в этом случае изолированную носовую часть залило бы полностью, и лодка просто затонула бы. Поэтому моряки постарались заделать самые большие пробоины и запустили на полную мощность помпы, в надежде, что это поможет справиться с затоплением.

«Трайэмф» находился в 300 милях от ближайшего британского порта, от которого лодку отделяли немецкие минные заграждения. Однако взрыв не повредил радиостанцию, и МакКой отправил сообщение, передав координаты лодки и описав ее состояние. Он попросил прислать воздушное прикрытие и корабли, которые помогли бы лодке. А затем «Трайэмф» малым ходом пополз домой. Первая же попытка увеличить скорость привела бы к увеличению давления на носовую переборку. От того, выдержит ли эта переборка, зависела судьба лодки.

Как только в Англии была получена радиограмма «Трайэмфа», в воздух были подняты «Бофорты» Берегового Командования, которым предстояло сыграть роль истребительного прикрытия. Они прибыли в самый критический момент. Подводная лодка была замечена немецким бомбардировщиком. «Бофорты» успели отогнать его прежде, чем он сбросил бомбы, и «Трайэмф» был спасен. Вторая попытка атаки немного позднее была отражена истребителями, а ночью к лодке подошли 2 эсминца. Теперь «Трайэмфу» уже не угрожала серьезная опасность, и он медленно двинулся через Северное море. После 2 ночей и 1 дня утомительного перехода лодка прибыла в Фёрт-оф-Форт.

Но еще до конца года патрулирующие в Гельголандской бухте британские лодки расплатились с немцами за эти неприятности. Первой это сделала подводная лодка «Сэмон» капитан-лейтенанта Э. О. Бикфорда. Она обнаружила выходящую в море немецкую подводную лодку. Бикфорд выпустил торпеду с дистанции более 5000 ярдов. Что было несколько великовато. Однако прицел оказался великолепным, и через 4,5 минуты столб воды поднялся на том месте, где только что находилась немецкая субмарина. Бикфорд поднялся на поверхность, но, когда «Сэмон» подошел к месту взрыва, там удалось обнаружить только масляное пятно, кучку обломков, немецкий спасательный жилет и труп матроса[4].

Следующий эпизод произошел с участием лайнера «Бремен», который на большой скорости спускался на юг по Северному морю, выйдя из своего временного убежища в Петсамо за Полярным кругом. Он прошел совсем рядом с «Сэмоном», и огромные размеры лайнера делали его такой целью, по которой промахнуться сложнее, чем попасть. Его сопровождал немецкий самолет, и все-таки «Бремен» оставался гражданским лайнером. Поэтому, по международным законам, его можно было топить только если он откажется остановиться для досмотра. Бикфорд встал перед нелегким выбором, особенно потому, что знал, как немцы поступают с английскими лайнерами и торговыми судами, встреченными в Атлантике. Немецкие подводные лодки топили из без всяких предупреждений. Но, несмотря на огромный соблазн, Бикфорд поднял свою лодку на поверхность и прожектором передал букву «К», что по международному своду сигналов означало: «Остановиться немедленно». Орудие «Сэмона» было заряжено, однако немецкий самолет спикировал на лодку прежде, чем она успела дать предупредительный выстрел под нос «Бремену». Бикфорду не оставалось ничего иного, как погрузиться, и «Бремен» спокойно продолжил свой путь.

Словно в виде компенсации за упущенную возможность, на следующий день судьба дала Бикфорду новый шанс. Патрулируя под перископом в своем районе, Бикфорд увидел весь германский флот, вышедший в море. Его возглавляли линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Немецкие корабли находились слишком далеко от лодки, однако неудачный поворот привел их прямо под торпедные аппараты «Сэмона». Бикфорд немедленно дал залп из всех 6 носовых аппаратов. По крайней мере одна торпеда попала в легкий крейсер «Лейпциг». Немецкие эсминцы сопровождения сразу бросились в атаку и в течение 2 часов ожесточенно бомбили «Сэмон». Однако лодка сумела от них оторваться и после наступления темноты поднялась на поверхность, чтобы осмотреть район и уточнить результаты атаки. Все, что сумел найти Бикфорд, — это пятно нефти площадью 4 кв. мили. После возвращения из похода Бикфорд был награжден Орденом за выдающиеся заслуги и произведен в капитаны 2 ранга.

На следующий день удача улыбнулась командиру подводной лодки «Урсула» капитан-лейтенанту Г. К. Филлипсу. Он патрулировал недалеко от устья Эльбы и в перископ заметил немецкий легкий крейсер типа «Кёльн» в сопровождении 6 эсминцев. Хотя устье Эльбы полно мелей и погружение в этом районе грозит столкновением с песчаными банками, капитан-лейтенант Филлипс решил рискнуть, чтобы не упустить возможность атаки. Он принял решение практически мгновенно, и «Урсула» проскочила под эсминцами охранения, чтобы подойти на дальность выстрела к крейсеру. Англичанам пришлось пережить несколько неприятных минут, однако глубины все-таки хватило.

Снова подвсплыв под перископ, капитан-лейтенант Филлипс обнаружил, что он находится совсем рядом с крейсером. Он дал залп 6 торпедами. Почти сразу прогремели 2 взрыва, которые сильно встряхнули «Урсулу». Взглянув в перископ, Филлипс не обнаружил никаких признаков крейсера, но зато увидел, что 4 эсминца полным ходом мчатся прямо на него. «Урсула» снова погрузилась, каждую секунду рискуя напороться на мель. Умело маневрируя, капитан-лейтенант Филлипс ушел от немецких глубинных бомб. Когда он в следующий раз поднял перископ, крейсера так и не было видно. Однако 2 эсминца кружили неподалеку, очевидно, подбирая спасшихся. Как и командир «Сэмона», Филлипс был награжден Орденом за выдающиеся заслуги и получил следующее звание[5].

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.216. Запросов К БД/Cache: 3 / 1