Главная / Библиотека / Подводные лодки Его Величества /
/ Глава 15. Миджеты в Норвегии

Глав: 27 | Статей: 27
Оглавление
Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

Глава 15. Миджеты в Норвегии

Глава 15. Миджеты в Норвегии

В июне 1941 года немцы вторглись в Россию. После этого вокруг мыса Нордкап в Архангельск двинулись конвои с военными грузами, что создало новые проблемы для британского подводного флота. После того как первые конвои благополучно достигли цели, немцы приняли ответные меры. В 1942 году тяжелые корабли германского флота были переведены на север Норвегии. В Арктике начала действовать крупная группировка немецких подводных лодок.

Угроза атаки германских линкоров вынудила британский флот держать подводные лодки в этом районе. Немецкие линкоры, используя маневренную базу в Альтенфиорде, могли легко выскользнуть в море, когда неподалеку проходит конвой, разгромить его и укрыться в своем убежище еще до того, как линкоры Флота Метрополии появятся на месте событий. Но действия германских линкоров были серьезно ограничены подводными лодками, караулившими у выходов из баз, хотя полностью остановить операции противника таким образом не удалось. В качестве второстепенной цели всегда можно было встретить транспорты, везущие железную руду из Нарвика и никель из Петсамо. К 1943 году активность действий подводных лодок достигла максимума.

Операции у норвежского побережья всегда были нелегким делом. Жгучие морозы и постоянные метели сильно осложняли жизнь экипажам. В течение полярного дня нельзя было рассчитывать на спасительную темноту, что значительно повышало риск обнаружения немецкой авиацией, когда лодки были вынуждены подниматься на поверхность для зарядки батарей. Однако атаки британских лодок продолжались, и немецкие транспорты, шедшие почти вплотную к скалистым берегам, несли тяжелые потери. Многие тысячи тонн железной руды пошли на дно. Для сопровождения транспортов немцы были вынуждены задействовать большое количество эскортных и патрульных кораблей, которые пришлось перебросить в эти отдаленные воды.

Но самой серьезной проблемой все-таки оставались германские линкоры. Чтобы устранить постоянную угрозу, исходящую от них, требовалось атаковать их прямо в базах и вывести из строя. Обычные подводные лодки выполнить эту задачу не могли, причем не только потому, что фиорды были прикрыты плотными минными заграждениями. Сами линкоры стояли в узких заливчиках, окруженные противоторпедными сетями. Они находились в относительной безопасности, если только не будет придумана какая-то новинка, которая сумеет обойти сетевые заграждения.

И вскоре такая новинка появилась. Примерно в середине 1941 года, еще до того как возникла необходимость, адмирал сэр Макс Хортон, который командовал британским подводным флотом, выдвинул идею постройки очень маленьких подводных лодок. Эти лодки могли бы проникать во вражеские порты и атаковать корабли прямо на якорных стоянках. Практическая реализация идеи была поручена капитану 2 ранга К. Э. Вэрли, и в начале 1942 года были построены два прототипа, начались испытания. Они прошли настолько успешно, что в мае 1942 года был выдан заказ на постройку 6 боевых сверхмалых лодок.

Эти лодки, названные миджетами, в действительности представляли собой миниатюрные подводные лодки длиной около 40 футов с экипажем из 4 человек. Они были слишком малы, чтобы нести нормальные торпеды, и установить на них торпедный аппарат было просто негде. Поэтому каждая лодка несла по 2 больших сбрасываемых бортовых контейнера. Каждый контейнер содержал 2 тонны взрывчатки и имел взрыватель с часовым механизмом. Предполагалось, что лодка проникнет во вражескую гавань и поднырнет под днище выбранной цели. Там оба заряда будут сброшены, а «судно Икс», как еще называли эти лодки, выберется наружу. Через заранее установленное время заряды взорвутся под целью, разворотив ей днище.

Как только появились миджеты, сразу началась серьезная подготовка к атаке германских кораблей. Экипажи состояли из добровольцев, потому что операция предстояла исключительно опасная. Почти вся подготовка проходила на секретной базе в заливе Лох Кэйрнбон, который расположен на западном побережье Шотландии, чуть севернее Лох Ю. Руководил ею сначала капитан 2 ранга Т. И.С. Белл, а потом капитан 2 ранга Д. К. Инграхам. Главнокомандующий Флотом Метрополии выделил линкор из состава флота, чтобы тренировки проходили в обстановке, максимально приближенной к реальной. Стоящий на якоре линкор изображал собой «Тирпиц».

Частые разведывательные полеты над районом Альтен-фиорда обеспечили значительное количество фотоснимков, на которых были видны и немецкие корабли, и все их передвижения. Предполагалось атаковать 3 линейных корабля, которые использовали отдельные стоянки, находящиеся на довольно большом расстоянии одна от другой. Как было видно на фотографиях, стоянки защищались двумя рядами противоторпедных сетей, а не одним, как обычно делалось. Самолеты-разведчики также снимали пролив Сорёй, который вел в Альтен-фиорд из открытого моря. Снимки делались в самое разное время, чтобы выяснить обычный режим патрулирования вооруженных траулеров.

Тремя линкорами, на которые нацелились англичане, были: «Тирпиц», стоящий в Каа-фиорде — ответвлении Альтен-фиорда, линейный крейсер «Шарнхорст» и карманный линкор «Лютцов» — эти корабли стояли в самом Альтен-фиорде. Для тренировок было решено постараться переделать Лох Кэйрнбон в подобие Альтен-фиорда, насколько это удастся. Британские линкоры были расставлены на тех же местах, где находились германские корабли, их прикрывали такие же сетевые заграждения. План операции был подготовлен капитаном 2 ранга Г. П.С. Дэвисом, и в апреле 1943 года 6 сверхмалых лодок были сведены в специальную флотилию, которой командовал капитан 1ранга У. Э. Бэнкс. Планом атаки предусматривалось, что 3 миджета (Х-5, Х-6, Х-7) установят заряды под «Тирпицем», 2 миджета (Х-9 и Х-10) — под «Шарнхорстом» и Х-8 — под «Лютцовом». Учебные атаки проводились почти ежедневно, чтобы экипажи как можно лучше освоились с заданием.

К началу сентября 1943 года тренировки завершились, и 6 миджетов были готовы атаковать немецкие корабли. Чтобы повысить шансы на успех атаки, следовало дождаться благоприятной фазы луны, которая облегчила бы миджетам переход по фиорду. Был выбран период с 20 по 25 сентября, когда луна стояла в последней четверти. Чтобы миджеты оказались у входа в пролив Сорёй 20 сентября, им следовало покинуть свою базу 11 сентября.

6 сверхмалым лодкам предстояло путешествие длиной от 1000 до 1500 миль. Они должны были совершить его на буксире у больших лодок. В качестве буксировщиков были выбраны «Трукьюлент», «Сиртис», «Синимф», «Трешер», «Стабборн» и «Скептр». Миджеты буксировались в подводном положении, но каждые 6 часов поднимались на поверхность, чтобы провентилировать отсеки.

Каждая лодка имела 2 экипажа из 4 человек. Походный экипаж должен был управлять лодкой во время перехода, а по прибытию к проливу Сорёй его место занимал боевой экипаж, которому и предстояло провести атаку. До этого боевые экипажи находились на борту лодок-буксировщиков.

Во время перехода произошел ряд инцидентов — в основном потому, что рвались буксировочные тросы. Были потеряны Х-8 и Х-9. Миджет Х-8, который шел на буксире «Синимф», все-таки сумел восстановить контакт, и его снова взяли на буксир. Однако Х-9 пропал без вести. После интенсивных поисков было решено, что миджет получил повреждения и затонул. Возникали проблемы с буксиром и у Х-7, однако их удалось устранить. И миджет, и его буксировщик «Стабборн» благополучно прибыли к входу в фиорд. Однако Х-8 повезло меньше. Миджету пришлось сбросить свои подрывные заряды, так как в системе воздуха высокого давления возникли течи. Один из зарядов взорвался слишком близко от миджета, и Х-8 получил повреждения. Он больше не мог погружаться. Чтобы сверхсекретную подводную лодку не выбросило на берег, что могло выдать всю операцию, ее затопили. Походный экипаж благополучно перебрался на борт «Синимф».

19 сентября 3 большие подводные лодки с миджетами на буксире вышли к берегу у входа в пролив Сорёй. Боевые экипажи заняли свои места. Четвертая лодка, «Стабборн» с Х-7 на буксире, немного задержалась из-за проблем с буксирным тросом. Однако опоздание оказалось не слишком велико, и 20 сентября она присоединилась к 3 остальным лодкам. По пути «Стабборн» заметил плавающую мину, а его минреп перепутался с буксирным тросом, и мину подтащило к носу Х-7. Лейтенант Б. К.Г. Плейс, командир боевого экипажа Х-7, вышел на палубу и ногами оттолкнул мину. Потом он говорил, что впервые в жизни ему удалось напинать мине.

20 сентября к 20.00 все 4 миджета отдали буксир. Экипажи пребывали в прекрасном настроении и были совершенно уверены в успехе. Они попрощались с экипажами лодок-буксировщиков и двинулись в путь. Миджеты пересекли минное заграждение в надводном положении, на рассвете погрузились и взяли курс на Альтен-фиорд. Они прибыли туда вечером 21 сентября. Там они должны были подойти к группе островков Браттхольм и подзарядить аккумуляторы для последнего броска к цели. Они находились всего в 4 милях от Каа-фиорда, где за противоторпедными сетями стояли германские корабли.

Х-6

3 миджета, выделенные для атаки «Тирпица», начали последний отрезок путешествия 22 сентября примерно в 1.00, когда батареи были полностью заряжены. Пока еще стояла полная темнота. Х-6 под командованием лейтенанта Д. Камерона прошел через ворота противолодочного бона в горле Каа-фиорда в 5.00. Но здесь, к несчастью, перископ миджета был залит водой. Лодке пришлось идти вслепую на глубине 60 футов, пока экипаж пытался осушить и прочистить перископ. Когда миджет снова подвсплыл на перископную глубину, оказалось, что он находится рядом с сетевым заграждением вокруг «Тирпица», недалеко от прохода для шлюпок. В 7.05 лодка прошла заграждение. Теперь миджет находился всего в 200 ярдах от линкора. Здесь его перископ снова залило, и Х-6 окончательно ослеп. В результате миджет выскочил на прибрежную отмель и показался на поверхности. С «Тирпица» заметили Х-6, но сначала приняли за тюленя, и потому о появлении подводной лодки капитану не сообщили.

Через 5 минут Х-6 сумел сняться с мели, но, поворачивая к «Тирпицу», снова поднялся на поверхность. Теперь Х-6 находился в 80 ярдах от линкора, прямо на траверзе. На сей раз немцы правильно опознали замеченный объект.

Камерон в залитый перископ не видел решительно ничего. Он снова погрузился и наугад направился к «Тирпицу», надеясь обнаружить линкор по тени в воде. Камерон поднырнул под «Тирпиц» и через 5 минут натолкнулся на препятствие, которое принял за сети по противоположному борту. Был дан задний ход, и миджет освободился, но при этом всплыл в очередной раз. Х-6 появился на поверхности слева по носу у «Тирпица», и немцы тут же обстреляли лодку из винтовок. В воду были сброшены несколько ручных гранат. К счастью, миджет находился вплотную к корпусу корабля, и немцы не могли использовать ни одно из орудий.

Никаких надежд на скрытную атаку не оставалось. Лейтенант Камерон уничтожил секретные документы и приказал подать чуть назад. Миджет буквально скреб бортом по корпусу линкора, сдирая краску. Оба подрывных заряда были сброшены напротив башни «Бруно». Затем Камерон затопил миджет — и вовремя. В этот момент немецкий катер подошел к лодке. Однако немцы смогли лишь вытащить из воды экипаж Х-6: лейтенанта Камерона, суб-лейтенантов Лоримера и Кендалла и механика Годдарда. Англичане были подняты на борт «Тирпица».

Х-7

Миджет Х-7 под командованием лейтенанта Б. К.Г. Плейса тоже сумел выполнить задачу, хотя столкнулся с серьезными трудностями. Англичане полагали, что противоторпедные сети у борта «Тирпица» опускаются на глубину не более 60 футов, и над дном имеется достаточный зазор, чтобы миджет сумел пройти в него. На самом же деле сети опускались вдвое глубже и почти достигали дна.

Х-7 запутался в сетях, окружающих «Лютцов», и потратил почти час, чтобы освободиться. Только после этого миджет смог продолжить путь к «Тирпицу». Вероятно, самое лучшее описание событий дал сам лейтенант Плейс в своем рапорте.

«Мы погрузились на 75 футов и запутались в сети. Хотя мы все еще не слышали ничего, было решено постараться освободиться как можно быстрее. Для этого мы полностью продули цистерны и дали полный назад. Х-7 вырвался, но при этом миджет развернуло боком к сети, и он выскочил на поверхность рядом с буями, двигаясь задним ходом на север.

Мы немедленно погрузились, но нам пришлось снова двинуться в направлении к сети, чтобы не запутаться в ней кормой. В результате лодка уткнулась носом в сеть теперь уже на глубине 95 футов. Освободиться во второй раз оказалось еще труднее. Однако после 5 минут дерганья и продувания балластных цистерн Х-7 начал подниматься. Компас, разумеется, отказал, когда мы в первый раз оказались на поверхности, и я не имел ни малейшего представления, насколько близко мы находимся к берегу. Поэтому я остановил электромотор и позволил Х-7 медленно всплыть, тихо двигаясь по инерции. По счастливой случайности, мы либо продрались сквозь сеть, либо прошли через ворота для катеров, так как всплыли совсем рядом с «Тирпицем». Сетей перед нами не было, и линкор находился прямо по носу всего в 30 ярдах. Я приказал погрузиться на 40 футов, и Х-7 на полном ходу ударился в левый борт «Тирпица» на глубине 20 футов примерно напротив башни «В». Миджет плавно скользнул под киль, где мы сбросили заряд правого борта в тени корабля. При столкновении Х-7 развернуло влево, и мы пошли дальше прямо под килем линкора на глубине 60 футов. Продвинувшись в сторону кормы на 150 или 200 футов, мы сбросили заряд левого борта. По моим прикидкам, это было сделано под башней «X».

Сбросив левый заряд, я приказал погрузиться на 100 футов и повернуть, при этом гадая: а где же, собственно, мы находимся? На глубине 60 футов мы снова попали в сеть. Без компаса я совершенно не представлял, где мы. Трудности продолжали возрастать. При всплытиях и выравниваниях мы израсходовали 2 баллона воздуха, а в третьем осталось только 1200 фунтов. Подрывные заряды Х-7 должны были взорваться через час. Заряды других лодок могли взорваться в любую минуту после 8.00.

На этот раз мы испробовали новый метод освобождения от сетей. Мы дали полный вперед, немного продув цистерны, а потом полный назад. Мы надеялись немного ослабить сеть, чтобы потом вырваться из нее. В течение следующих 45 минут Х-7 несколько раз попадал в сети, и воздух в последнем баллоне подошел к концу. Нужно было запускать компрессор. Затем, в 7.40, находясь на глубине 40 футов, Х-7 перевалился через сеть между буями, снова появившись на поверхности. В этот момент я не смотрел на «Тирпиц», так как мое внимание было полностью поглощено борьбой с сетями. Я полагал, что мы находимся справа по носу у линкора, так как мы проскочили под ним во время атаки.

Разумеется, мы находились слишком близко, чтобы линкор мог использовать тяжелые орудия, однако мы услышали, как по обшивке барабанит град пуль. Сразу после прохода через сеть мы заполнили главные балластные цистерны, и Х-7 рухнул на дно, на глубину 120 футов. Снова заработал компрессор, и мы попытались подняться на поверхность или хотя бы на перископную глубину, чтобы осмотреться и определить, куда нам двигаться. Мы должны были отойти как можно дальше от места будущего взрыва. Но, к нашему разочарованию, на глубине 60 футов мы попали в очередную сеть.

Вскоре после этого прогремел ужасный взрыв. Наверное, ударная волна вырвала нас из сети и выбросила на поверхность. С некоторым удивлением мы увидели, что «Тирпиц» держится на плаву. Но времени гадать, что это было — наши заряды или глубинные бомбы, — у меня не осталось, так как Х-7 пошел на дно».

В течение нескольких минут после взрыва Х-7 лежал на дне, пока экипаж пытался выяснить размер повреждений, полученных миджетом. Корпус пострадал не слишком сильно, однако, когда Х-7 снова дал ход, выяснилось, что лодка потеряла управление. Она несколько раз выскакивала на поверхность и была обстреляна немцами. Несколько снарядов попали в Х-7, и Плейс решил, что у него не остается иного выбора, кроме как всплыть и затопить миджет. Он кое-как подвел миджет к щиту для артиллерийских учений и перебрался на него. Но прежде чем остальные члены экипажа успели покинуть Х-7, миджет затонул. Спустя 3 часа суб-лейтенант Айткен сумел выбраться наружу, используя спасательный аппарат Дэвиса, однако 2 человека пропали без вести. Позднее, когда немцы подняли Х-7, они сообщили, что нашли 2 тела и похоронили их с воинскими почестями.

Х-5

О действиях Х-5 почти ничего не известно. Этот миджет, которым командовал лейтенант Г. Генти-Крир, тоже должен был атаковать «Тирпиц». Известно только, что он сумел проникнуть в Каа-фиорд. 22 сентября примерно в 8.30 с «Тирпица» был замечен третий миджет, который появился примерно в 500 ярдах от сетевого заграждения. Он был обстрелян, получил несколько попаданий и, по утверждениям немцев, затонул. Эсминцы сбросили несколько глубинных бомб в том месте, где в последний раз видели Х-5. Поэтому можно почти наверняка сказать, что эта лодка была уничтожена, не успев провести атаку.

Х-10

Тем временем четвертый миджет, который должен был проникнуть в Альтен-фиорд и атаковать «Шарнхорст», получил свою порцию приключений. Этой лодкой командовал лейтенант К. Р. Хадспет. Неприятности у него начались с самого начала похода, так как отказал гирокомпас и перегорел электромотор, поднимающий перископ. Имелся ряд других дефектов в электрической системе. Хадспет решил, что в таких условиях атака не удастся, и провел 22 сентября в попытках устранить дефекты.

В 8.15 он услышал взрывы под «Тирпицем» и понял, что другие лодки провели атаку. К вечеру поломки устранить так и не удалось, поэтому Хадспет окончательно решил отказаться от атаки и уходить. Внезапность была утеряна, немцы наверняка приняли дополнительные меры безопасности, поэтому шансов на успех не оставалось. К тому же Хадспет не подозревал, что «Шарнхорста» в это время вообще не было на обычной якорной стоянке. Ночью 21 сентября корабль вышел в море на артиллерийские учения. Утром 22 сентября на нем была получена радиограмма «Тирпица» с сообщением об атаке, и «Шарнхорст» не вернулся в Каа-фиорд. Вместо этого он отправился на временную стоянку в Ланг-фиорд.

Ночью Х-10 сбросил оба подрывных заряда и выбрался из Альтен-фиорда. Только через 5 дней миджету удалось встретиться с одной из лодок-буксировщиков. «Стабборн» успешно взял Х-10 на буксир. Однако на обратном пути снова начались неприятности с буксировочным тросом. Погода ухудшилась, начался шторм. После этого походный экипаж перешел на борт «Стабборна», а Х-10 был затоплен.

Впервые на борту «Тирпица» узнали об атаке сверхмалых лодок, когда был замечен миджет Х-7. Он находился уже вне сетевого заграждения, так как успел поставить свои заряды. Это произошло в 7.30, часовой взрыватель должен был сработать через 50 минут. Командир линкора наконец понял, что именно угрожает его кораблю. Чтобы ослабить воздействие взрыва, «Тирпиц» начал выбирать правый швартов и травить левый, чтобы увести носовую часть с того места, где, как предполагалось, поставил свои заряды Х-6. Так и произошло. Однако имелся еще заряд, поставленный Х-7 под машинным отделением. Перемещение носовой части линкора увело ее на 50 ярдов от обоих зарядов Х-6 и одного заряда Х-7. Однако второй заряд этого миджета так и остался под самым уязвимым участком корпуса. Каждый из этих зарядов весил около 2 тонн.

К счастью, заряды взорвались примерно на 15 минут раньше срока, и «Тирпиц» просто не успел окончательно уползти с опасного места. Взрыв подбросил корму огромного корабля на 6 футов вверх. Повреждения оказались довольно значительными, линкор принял около 500 тонн воды. Его главные машины вышли из строя, а кормовые башни были повреждены. Потери экипажа составили 1 человек убитый и 40 раненых.

В захваченных после войны германских архивах имеется рапорт, в котором говорится, что «в результате успешной атаки сверхмалых подводных лодок против тяжелых кораблей Боевой Группы линкор «Тирпиц» был выведен из строя на несколько месяцев». В действительности линкор сумел покинуть якорную стоянку в Каа-фиорде только в апреле 1944 года, после интенсивного ремонта. Он перешел в Ромбакс-фиорд, расположенный южнее. Но здесь «Тирпиц» оказался в пределах досягаемости тяжелых бомбардировщиков, действующих из Великобритании. Именно это следует считать главным успехом атаки миджетов. Они вынудили линкор покинуть Каа-фиорд, где он был в безопасности от атак британской авиации. Перейдя на юг, «Тирпиц» вскоре стал жертвой налета тяжелых бомбардировщиков.

Лейтенанты Плейс и Камерон, которые установили подрывные заряды, повредившие линкор, были награждены Крестами Виктории. Суб-лейтенанты Лоример и Кендалл получили Ордена за выдающиеся заслуги. Унтер-офицер Годдарт был награжден Медалью за отвагу.

Успех миджетов в Каа-фиорде был достигнут, несмотря на значительные трудности и серьезные опасности. Но теперь была проложена дорога новым атакам сверхмалых лодок против менее трудных целей. Миджет Х-24 дважды проникал в гавань Бергена, самого защищенного порта на западном побережье Норвегии. В обоих случаях буксировщиком работала подводная лодка «Скептр». 14 апреля 1944 года Х-24 под командованием лейтенанта М. Г. Шона установил заряды под корпусом транспорта «Баренфельс» (7500 тонн), который стоял возле угольного причала. Транспорт пошел на дно. Через 5 месяцев, 11 сентября, Х-24 снова прошел 30 миль вверх по фиорду, форсировал минное и сетевое заграждения и вошел в гавань Бергена. Теперь миджетом командовал лейтенант Г. П. Уэстмакотг, и его целью было нечто более важное, чем «Баренфельс». Он должен был потопить плавучий док, который немцы привели в Берген из Германии. На сей раз атака была проведена среди бела дня. Х-24 пересек забитую кораблями акваторию на перископной глубине, уворачиваясь от различных барж, буксиров и мелких пароходов. Лодка подошла к доку, поднырнула под него и сбросила оба заряда, так и оставшись незамеченной. Док разломился надвое и затонул, унеся с собой пришвартованный к нему небольшой пароход. Эта атака была проведена после перехода из Англии, который занял 80 часов в исключительно плохую погоду. Она стала настоящим триумфом выносливости и умения британских подводников.

Кроме сверхмалых подводных лодок, Великобритания и Италия практически одновременно начали работы над человекоуправляемыми торпедами. Английская модель, названная «чериот», имела такие же размеры, как обычная торпеда. Однако в движение ее приводил электромотор, питаемый от аккумуляторных батарей. На торпеде были установлены 2 седла, в которых размещались боевые пловцы в специальных водолазных костюмах. Экипажи чериотов комплектовались добровольцами-подводниками. Вместо обычной боеголовки эта торпеда имела отделяемый подрывной заряд.

Человекоуправляемая торпеда малым ходом подходила под корпус корабля, который предполагалось атаковать. Подрывной заряд отделялся от чериота и устанавливался под днищем цели. Он имел часовой взрыватель, который позволял черноту удалиться на безопасное расстояние, прежде чем прогремит взрыв. Однако шансы экипажа чериота благополучно добраться до корабля-носителя после выполнения задания были довольно призрачными. Гораздо чаще подводники были вынуждены затопить свою торпеду, выбраться на вражеский берег и сдаться в плен.

Итальянцы первыми использовали новое оружие. Летом 1942 года они атаковали британский Средиземноморский флот, стоящий в гавани Александрии, и тяжело повредили 2 линкора. Следует признать, что это была смелая, отлично подготовленная операция, хотя она и была проведена против наших кораблей. Блестящий успех итальянцев показал, что новое оружие может быть крайне опасным даже при использовании против хорошо защищенных портов.

Ответ англичан не заставил себя ждать. В январе 1943 года первые британские человекоуправляемые торпеды атаковали итальянские корабли в гавани Палермо. В этом порту достраивался новый легкий крейсер «Ульпио Траяно», а также стояло множество других кораблей. Входной фарватер Палермо был перекрыт противолодочной сетью, и чериотам пришлось прорываться сквозь нее, прежде чем они вышли к цели. Торпеда, которой управляли лейтенант Р. Т.Г. Гринлэнд и старший сигнальщик Э. М. Ферье, ночью проникла в порт, пересекла гавань и подошла к крейсеру. Экипаж успешно установил заряд под днищем «Ульпио Траяно». Торпеда суб-лейтенанта Р. Г. Доува и матроса 1 класса Дж. М. Фрила тоже сумела пройти сквозь сеть и незаметно войти в гавань. В качестве цели они выбрали транспорт «Виминале» водоизмещением 8500 тонн. Они поднырнули ему под корму и установили заряд.

Вскоре после этого гавань Палермо сотрясли 2 ужасных взрыва. Крейсер затонул, а транспорт был тяжело поврежден. Когда итальянцы попытались отбуксировать его на ремонт, он тоже затонул. Все 4 человека, а также экипаж третьей торпеды, которая не сумела проникнуть в порт, благополучно выбрались на берег, где и были взяты в плен.

Вторую атаку на Средиземном море с использованием чериотов англичане провели в июне 1944 года. К этому времени Италия уже вышла из войны, и большая часть капитулировавшего флота стояла под прицелом пушек мальтийских фортов. Но часть кораблей к моменту капитуляции находилась в северных портах. Они попали в руки немцев. Одним из таких кораблей был тяжелый крейсер «Больцано». Он стоял в гавани Специи и представлял определенную угрозу морским коммуникациям, по которым поступало снабжение для британских и американских армий в Италии.

Атака снова была проведена ночью. Чериоты благополучно миновали все заграждения, пересекли гавань и установили заряды под днищем крейсера. Взрыв сделал большую пробоину в корпусе, и «Больцано» затонул прямо у причала.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.603. Запросов К БД/Cache: 3 / 1