Глав: 27 | Статей: 27
Оглавление
Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

Глава 1. Робкое начало

Глава 1. Робкое начало

«Также возможно построить корабль или лодку, которая будет погружаться под воду и подниматься назад к вашему удовольствию. Это, как я говорил в своей книге «Сокровищница путешествующих» и в 4 книгах «Статики», происходит потому, что тонущая вещь тяжелее, чем соответствующий объем воды. Если она будет легче соответствующего объема воды, она всплывет и появится на поверхности».

Так писал в 1578 году Уильям Бурн. За этим следовало описание принципов действия такого корабля. Мы не знаем, была ли построена подобная лодка, но этого описания вполне достаточно, чтобы доказать, что Бурн был первым человеком, который правильно предсказал принцип, заставляющий погружаться подводную лодку.

Он предполагал сделать это, впуская воду в специальные отсеки вдоль корпуса лодки. Они были водонепроницаемыми благодаря кожаной обшивке «такого качества, чтобы она могла служить вашим целям. Кожа должна быть надежно приколочена так, чтобы не пропускать ни капли воды». Когда вы желаете заставить лодку погрузиться, «вы изнутри поворачиваете винтовые поршни на бортах, и вода поступает в отверстия. Корабль или лодка погружается на дно. Когда вы хотите всплыть, вы поворачиваете винтовые поршни обратно, вытесняя воду из отверстий, и начинаете подниматься, всплывая на поверхность».

Подводная лодка Бурна, пусть даже она и не была построена, показала принцип, который используют все подводные лодки до сегодняшнего дня. Он заставлял лодку погружаться, уничтожая положительную плавучесть, и поднимал обратно на поверхность, восстанавливая ее. Сегодняшние подводные лодки делают именно то, что предлагал Бурн, разве что вместо «винтовых поршней» для вытеснения воды мы используем воздух под высоким давлением.

Хотя Бурн указал правильный путь, его последователи потратили много времени и сил, пытаясь найти альтернативный вариант. Они надеялись нагрузить лодку, пока она не уравновесится в воде, а потом заставить ее погружаться и всплывать с помощью весел.

Именно такой метод использовал голландский физик ван Дреббель, ставший первым человеком, который сумел заставить лодку погрузиться. В 1620 году он построил 2 лодки. Их корпуса были сделаны из дерева и укреплены железными обручами. Корпус был обтянут промасленными кожами, чтобы гарантировать водонепроницаемость. Гребцы размещались внутри лодки, весла были пропущены в отверстия, прорезанные в бортах. Для герметизации отверстий были использованы кожаные манжеты.

Лодки нагружались балластом, пока они почти полностью не скрывались под водой. Потом гребцы начинали работать веслами и заталкивали лодку под воду. Лодка могла передвигаться в подводном положении.

Ван Дреббель продемонстрировал свое изобретение на Темзе. За испытаниями следил король Иаков I. Некоторые источники утверждают, что король однажды даже рискнул прокатиться на подводной лодке, но поскольку он был отъявленным трусом, это маловероятно. Лодка то в «позиционном» положении, то в подводном благополучно прошла от Вестминстера до Гринвича.

У Бурна и ван Дреббеля оказалось множество подражателей, которые проектировали и строили самые диковинные аппараты. В 1652 году француз де Сон в Роттердаме построил «подводную лодку» с гребными колесами, которые приводил в движение заводной пружинный механизм. Изобретатель не скромничал и расписывал свое изобретение в таких выражениях: «У нее не займет и одного дня уничтожить сотню кораблей. Она может пройти от Роттердама до Лондона и обратно в течение дня, а за 6 недель дойдет до Ост-Индии. Она может передвигаться со скоростью полета птицы. Ни огонь, ни шторм, ни пули не смогут остановить ее, если не будет на то воля божья». Но это были пустые слова. Когда лодка была спущена, выяснилось, что пружинный механизм не обладает достаточной мощностью, чтобы провернуть гребные колеса. Лодка не смогла сдвинуться с места, не то что «пройти от Роттердама до Лондона и обратно в течение дня».

В 1747 году подводную лодку на Темзе построил англичанин Симоне. Лодка погружалась, когда вода заполняла несколько кожаных бутылей, горлышки которых были выведены сквозь днище. Эти горлышки были завязаны. Когда завязки распускались, вода поступала в бутыли, и лодка погружалась. Для подъема на поверхность требовалось руками выдавить воду из бутылей и снова затянуть горлышки. Лодка передвигалась с помощью 4 пар весел. Симоне вернулся к идеям Бурна, его лодка погружалась и всплывала, меняя положительную плавучесть на отрицательную и обратно.

Следующая подводная лодка появилась в 1773 году. Это было грубое устройство, однако оно сумело погрузиться на глубину 30 футов и подняться на поверхность. Его изобретателем был плотник Дэй. Для погружения он просто привязывал к килю большой камень. Его можно было отвязать изнутри лодки. Вот такая «система» погружения…

Успешное погружение на глубину 30 футов сыграло с Дэем злую шутку. 20 июня 1774 года он решил повторить демонстрацию на рейде Плимута. Однако для погружения он выбрал место, где глубина составляла 22 фатома, или 132 фута. Нагрузив лодку камнями, отважный Дэй начал погружение. К несчастью, он не подозревал, что давление воды нарастает с глубиной. Что было безопасно на глубине 30 футов, становилось самоубийством на 130 футах. Лодка так и не поднялась обратно. Она несомненно была раздавлена водой. Позднее доктор Фальке предпринял попытку поднять лодку, но лишь для того, чтобы доказать собственную безумную теорию. Он полагал, что тело Дэя сохранилось в воздушном пространстве внутри лодки. Низкая температура могла помешать процессу разложения, и Фальке полагал, что сможет вернуть Дэя к жизни, просто согрев его. Это укрепило бы его репутацию как врача. Фальке сумел крюками зацепить лежащие на дне обломки, но непогода не дала поднять их на поверхность. Несчастный Дэй так и остался лежать среди обломков лодки, став первым из многочисленных смельчаков, которые даже ценой жизни пытались доказать, что подводная лодка может стать военным кораблем.

* * *

Следующий шаг в развитии подводных лодок сделали 2 человека, которых обычно называют отцами современной подводной лодки. Это американцы Дэвид Бушнелл и Роберт Фултон. Нельзя сказать, что кто-то из них добился особенного успеха, но оба создавали свои лодки в горячке военного времени. А лодка Бушнелла даже приняла участие в боевых действиях.

Дэвид Бушнелл закончил Йельский колледж в 1775 году. Эта дата памятна в американской истории, потому что именно тогда произошли первые столкновения между американскими колониями и британским правительством. Через год колонии объединились и подписали Декларацию о независимости. Результат мог быть только один, и война была совершенно неизбежна.

Молодой и горячий Бушнелл давно интересовался подводным кораблестроением. Он ненавидел англичан и решил, что война дает ему шанс продемонстрироватв свои способности. Его подводная лодка отличалась от предыдущих конструкций двумя особенностями, и причиной тому были именно научные знания Бушнелла. Он знал, что давление воды увеличивается с ростом глубины, а также понимал, что порох может взрываться и под водой, причем в этом случае сила взрыва будет заметно больше, чем на открытом воздухе.


Подводная лодка Turtle

Бушнелл использовал эти два момента при проектировании своей лодки. По форме она напоминала яйцо и управлялась одним человеком. Лодка плавала в воде в вертикальном положении, в чем ей помогал балласт из 700 фунтов свинца. В случае необходимости 200 фунтов можно было сбросить. Корпус был сделан из железа, а небольшая наблюдательная рубка — из меди. Через нее человек мог протиснуться внутрь корпуса. Дверь рубки была водонепроницаемой и не позволяла воде поступать внутрь лодки.

В нижней части корпуса крошечной лодки имелись 2 цистерны. Они заполнялись через впускной клапан, который оператор открывал ногами. Осушались цистерны 2 маленькими ручными помпами.

Бушнелл не был знаком с принципами дифферентовки подводных лодок, поэтому его лодка не могла держаться под водой на заданной глубине. Чтобы решить проблему, он применил 2 «пропеллера», которые вращались с помощью рукоятей изнутри корпуса. Вертикальный должен был заталкивать лодку под воду, а горизонтальный — перемешать ее в нужном направлении.

Атака происходила следующим образом. Оператор заполнял цистерны так, что над водой оставалась только рубка. Потом лодку буксировали к кораблю, который предполагалось атаковать. С помощью горизонтального пропеллера оператор приближался к кораблю и подныривал под него, используя вертикальный пропеллер. Когда лодка оказывалась под днищем судна, небольшая положительная плавучесть прижимала ее к корпусу цели, и оператор мог заняться своим делом.

Следующая операция была оригинальной, хотя и примитивной. Снаружи лодки был установлен бочонок со 150 фунтами пороха. Он был приделан к бураву. Бурав втыкался в дно судна и с помощью рукояти вкручивался в дерево. Порох подрывался часовым механизмом, который мог дать задержку до 30 минут. За это время подводная лодка должна была отойти на безопасное расстояние.

Бушнелл, построив свою лодку, попросил генерала Парсонса выделить троих добровольцев для работы с ней. Добровольцы всегда имелись в избытке, и вскоре в проливе возле острова Лонг Айленд прошли успешные испытания.

Шанс использовать лодку в настоящем деле появился в 1776 году, когда английский флот под командованием лорда Хоу стоял на якоре возле острова Стаатен. Крошечную яйцеобразную лодку отбуксировали поближе к британским кораблям, и сержант Эзра Ли, выбранный в качестве оператора, занял свое место. Сильное течение понесло Ли к британскому флоту. Однако течение оказалось слишком сильным и вынесло лодку в море.

Ли немедленно заработал пропеллером и через 2 часа, страшно устав, сумел приблизиться к британским кораблям. В качестве цели он выбрал флагман Хоу 64-пушечный линейный корабль «Игл». Ли подвел лодку к борту корабля и поднырнул под него, как и планировалось. Однако Бушнелл не подозревал, что корпуса британских кораблей обшиты медью, чтобы предохранить их от древоточцев тередо, которые водятся в тропических морях. Ли так и не смог проткнуть эту «броню».

Однако он не пал духом. С помощью горизонтального пропеллера он перевел лодку чуть дальше. Но и здесь медная обшивка устояла. Теперь Ли расстроился всерьез. Уже начало светать, а ему требовалась темнота, чтобы скрыться. Течение и горизонтальный пропеллер доставили его в гавань, однако проходящую мимо лодку заметили британские солдаты на острове Стаатен. Они немедленно спустили на воду шлюпку и бросились в погоню. Ли, поняв, что может попасть в плен, сбросил бочонок с порохом, чтобы хоть как-то облегчить лодку. Англичане заподозрили ловушку и повернули назад. Отважный Ли благополучно вернулся к своим.

Подводная лодка Бушнелла еще дважды атаковала британские корабли, но оба раза потерпела неудачу. Ей мешали бдительные часовые, которые замечали лодку на подходе и обстреливали ее из мушкетов. В конце войны Бушнелл оставил затею с подводными лодками, сменил фамилию и превратился в неплохого врача.

Однако это не было концом службы его лодки. Во время Англо-американской войны 1812 года была построена вторая лодка Бушнелла. Она атаковала линейный корабль «Рэмиллис», которым командовал капитан 1 ранга сэр Томас Харди. Это был тот самый Харди, который командовал флагманским кораблем Нельсона «Виктори» во время Трафальгарского сражения. Атака была произведена в июле 1813 года, когда «Рэмиллис» стоял на якоре возле Нью-Лондона. Лодка была замечена за кормой линейного корабля, и часовые подняли тревогу. Лодка погрузилась. На «Рэмиллисе» объявили боевую тревогу и поспешно обрубили якорный канат. Корабль снялся с места. Подводную лодку снова заметили, однако она находилась слишком близко, чтобы ее можно было обстрелять. Лодка погрузилась и прицепилась к килю «Рэмиллиса». Она находилась там полчаса. Оператор сумел пробить дыру в медной обшивке днища, но бурав при этом сломался, поэтому прикрепить подрывной заряд уже не удалось. Атака сорвалась, но подводная лодка благополучно вернулась назад.

После Бушнелла эстафету принял Роберт Фултон. Он родился в 1765 году, в штате Пенсильвания, в местечке Малая Британия, названном теперь Фултон. Фултон начинал как подмастерье ювелира, но потом начал зарабатывать на жизнь как художник. Постепенно Фултон заработал достаточно денег, и в 1794 году отправился в Англию. Там он несколько неожиданно стал изобретателем, сконструировав такие непохожие вещи, как механическое веретено для прядения льна, мельницу для перемолки мрамора и машинку для плетения канатов.

В 1797 году Фултон перебрался во Францию, где занялся проблемами всеобщего разоружения. Он считал, что морская мощь — самое мощное оружие в мире, следовательно ее сокращение, а тем более полное уничтожение лучше всего послужит делу всеобщего разоружения, так как исчезнет самое опасное средство ведения войны.

Применяя эту теорию к Соединенным Штатам, которые были еще совсем молодой республикой, Фултон видел необходимость создания военного флота, если только он не найдет способ каким-то образом сделать все остальные флоты устаревшими и бесполезными.

Такие рассуждения неизбежно привели его к мысли о создании подводной лодки. Если он создаст совершенную лодку, он сможет смести с лица океана все, что там плавает. А если это будет сделано, он одним ударом уничтожит влияние морской мощи на ход войны.

Фултон предложил французской Директории построить подводную лодку, которую он назвал «Наутилус». В любом случае этот документ имеет важнейшее значение в истории подводного кораблестроения и заслуживает того, чтобы привести его полностью.

«13 сентября 1797 г.

Гражданин Директор.

Поскольку все проявляют огромный интерес к уменьшению мощи английского флота, я планирую построить механическое приспособление, которое, я в этом совершенно уверен, уничтожит этот флот. Однако требуются определенные опыты, чтобы довести аппарат до совершенства. Величие этого проекта вызывает у меня горячее желание продемонстрировать это приспособление. Чтобы избавить вас от лишних забот, я создал для этой цели компанию, которая будет нести все расходы и выполнит все работы на следующих условиях:

1. Французское правительство обязуется выплатить компании «Наутилуса» 4000 франков за орудие каждого корабля (более чем 40-пушечного), уничтоженного изобретателем, и 2000 франков за орудие каждого корабля (менее чем 40-пушечного). Выплата производится в течение 6 месяцев со дня уничтожения корабля.

2. Все захваченные английские корабли, военные и торговые, становятся собственностью компании без возражений со стороны правительственных агентов, если доказано, что они были английской собственностью.

3. Правительство выдает компании «Наутилуса» монополию на изобретение во всех французских портах, если правительство не пожелает само строить такую лодку. В этом случае правительство имеет право строить столько «Наутилусов», сколько пожелает, выплатив по 10000 франков за каждый «Наутилус», использованный правительством.

4. Будучи гражданином Соединенных Штатов, я желаю получить гарантии правительства, что это изобретение или любое аналогичное не будет использовано французским правительством против Соединенных Штатов. В крайнем случае требуются гарантии, что американцы также могут использовать его против Франции, если эти гарантии будут нарушены.

5. Если в течение 3 месяцев с настоящего дня будет подписан мир с Англией, правительство возместит компании все расходы. Выплаты должны быть произведены в течение 3 месяцев со дня подписания мира.

6. Как в случае с брандерами и другими изобретениями для уничтожения кораблей, которые считаются нарушающими законы войны, люди, участвующие в предприятии, могут быть повешены или расстреляны. Чтобы воспрепятствовать этому, Директория дает гарантии компании «Наутилуса», что каждый человек, захваченный на «Наутилусе» во время экспедиций компании, будет считаться военнопленным, с ним будут обращаться как с военнопленным, а любой причиненный вред повлечет за собой репрессалии в отношении английских пленных.

Граждане, я твердо уверен, что это приспособление принесет свободу мореплавания. Крайне важно провести эксперименты как можно быстрее, чтобы в случае их успеха, посеять ужас перед угрозой вторжения в Англию, а потом использовать лодки в ходе этого вторжения.

Представив эти соображения на ваше благоусмотрение, и ожидая ваших распоряжений, свидетельствую вам совершенное уважение.

Роберт Фултон

556, Рю-де-Бак».

Этот наивный документ показывает Фултона в новом свете. Он уже изготовил модель подводной лодки и, как все изобретатели до и после него, не имел денег, чтобы построить настоящую лодку. Альтруистические мотивы, которые когда-то заставили его обратиться к идее подводной войны как способу разоружения, были забыты.

Французская Директория заинтересовалась проектом, хотя морской министр и был против. После нескольких встреч Фултона с представителями Директории его предложение было отвергнуто, так как финансовые претензии изобретателя были сочтены завышенными. Кроме того, французы подозревали, что подводная война обесчестит французский флот. Но с другой стороны Директория хотела создать комиссию из морских офицеров для тщательного изучения предложения.

После нескольких испытаний модели комиссия дала благоприятный отзыв. Но морской министр не сделал ничего для реализации проекта. Фултон хвастливо заявил, что не только вынудит англичан снять блокаду французских портов, но сам заблокирует Темзу и перережет морские пути, ведущие в Лондон. Но даже это заявление не подтолкнуло морского министра к действиям. Фултон был вынужден искать поддержку в другом месте.

В течение 3 лет он путешествует по Европе, предлагая подводную лодку различным правительствам. Все они проявляли интерес, но никто не желал начать строить «Наутилус». Фултон во время странствий кормился живописью, но не терял веры в свое изобретение. Он все еще надеялся, что удача улыбнется ему.

В 1800 году Фултон вернулся во Францию. Директории больше не существовало, ее место заняло новое правительство, которое возглавлял первый консул Наполеон Бонапарт. Фултон послал свои чертежи ему.


Подводная лодка Nautilus

Честолюбивый и неразборчивый в средствах Наполеон ненавидел Англию. В проекте Фултона он сразу увидел возможность разделаться со старым врагом. Наполеон прекрасно помнил об уничтожении французского флота при Абукире, после которого британский флот отрезал его армию от Франции. Наполеон уже начал понимать, что британский флот всегда будет стоять между ним и мировым господством. Поэтому он пытался найти способы обойти это препятствие. «Наутилус» Фултона показался Наполеону лучом света во мраке.

Наполеон приказал выдать Фултону 10000 франков на постройку подводной лодки. Она была заложена в конце 1800 года и спущена на воду на Сене в мае 1801. Корпус имел форму неправильного эллипсоида длиной 21 фут 4 дюйма и диаметром 7 футов. Лодка имела небольшую рубку в форме полусферы и приводилась в движение винтом, который приходилось вращать руками. Находясь на поверхности, лодка несла мачту и парус, которые укладывались на палубу при погружении.

«Наутилус» имел медную обшивку на железных шпангоутах. Он погружался, принимая воду во внутренние балластные цистерны, и всплывал, когда воду откачивали помпой. Но самым большим нововведением стал горизонтальный руль — предшественник современных горизонтальных рулей. Он должен был помочь удерживать лодку на заданной глубине.

Как и в случае с лодкой Бушнелла, самой сложной проблемой стал выбор оружия. Самодвижущаяся торпеда появится лишь много лет спустя, а стрелять под водой из пушек невозможно. Поэтому Фултон был вынужден использовать идею Бушнелла. Его лодка имела шип в рубке, который втыкался в днище атакованного корабля. К шипу на коротком тросике был прикреплен подрывной заряд. «Наутилус» прикреплял заряд к днищу цели, отходил на безопасное расстояние и подрывал заряд специальным механизмом.

Первые испытания «Наутилуса» прошли в Париже, напротив Дворца инвалидов, в присутствии самого Наполеона. Лодка показала, как она движется в полупогруженном состоянии. Потом Фултон принял балласт, и «Наутилус» ушел под воду. Течение понесло лодку, и она поднялась на поверхность в 3 милях от точки погружения. Это была впечатляющая демонстрация, и Наполеон был счастлив, так как решил, что получил оружие, с помощью которого вырвет у Англии господство на море.

Фултон перевез свою лодку в Брест для опытов в открытом море. Он внес в конструкцию ряд изменений. Например, установил стеклянные иллюминаторы, которые позволяли вести наблюдения. Фултон попытался использовать сжатый воздух, чтобы увеличить время пребывания под водой.

Наконец настал день, когда он решил продемонстрировать, как будет проводиться атака. На рейде Бреста была установлена старая шхуна. «Наутилус», имея подрывной заряд, пошел в атаку. Он поднырнул под шхуну, прикрепил заряд и отправил корабль на небеса. Испытания завершились триумфальным успехом.

Как ни странно, этот успех ничего не дал Роберту Фултону. Наполеон решил отказаться от высадки в Англии, его взор обратился на восток. Французский морской министр адмирал Плевилль ле Пелли, как и его предшественник во времена Директории, вдруг проявил угрызения совести, когда речь зашла о столь ужасном оружии. Однако адмирал был готов забыть о потревоженной совести, если Фултон в свою очередь откажется от требования гарантировать ему статус военнопленного в случае захвата противником. Однако Фултон заупрямился. И французское правительство обрадовалось законному поводу умыть руки, сняв с себя обвинения в использовании дьявольского изобретения. В письме, датированном 5 февраля 1809 года, министр отказался от сотрудничества с Фултоном.

После этого Фултон пересек Ла-Манш и прибыл в Англию. Там он представил свое изобретение британскому Адмиралтейству. Он отбросил все мысли об Англии как враге человечества, глупые идеалы разоружения и пацифизма. Фултон прибыл в Англию с единственной целью — заработать деньги. Фактически он выставил свое изобретение на аукцион.

Фултону повезло, он сумел заинтересовать премьер-министра Уильяма Питта. Для рассмотрения вопроса Питт создал комиссию, в которую вошли самые авторитетные персоны: он сам, адмирал сэр Хью Попхэм в качестве представителя флота, Первый Лорд Адмиралтейства лорд Мелвилл, министр иностранных дел лорд Кастлри, президент Королевского Общества сэр Джозеф Бэнкс, знаменитый инженер сэр Джон Ренни, изобретатель ракет майор Конгрев. Фултон продемонстрировал свою лодку этим экспертам:

Как и в Бресте, испытания завершились полным успехом. Бриг «Дороти» был поставлен на якорь возле Фалмера, и Фултон разнес его на куски с первой же попытки. Его успех привел комиссию в ужас, так как сразу стали ясны безграничные возможности подводной лодки. Поэтому комиссия, несмотря на протесты Питта, отвергла изобретение, отказавшись вообще иметь дело с этой смертоносной новинкой. Окончательный приговор произнес Первый Морской Лорд, великий адмирал лорд Сент-Винсент: «Питт был величайшим в мире идиотом, так как мог начать развитие того рода военных действий, который совершенно не нужен обладающему господством на море, и который, оказавшись успешным, сразу лишит его этого господства».

Расстроенный и разочарованный Фултон вернулся в Америку. Однако его интерес к подводным лодкам пока не угас полностью. В 1810 году он убедил конгресс выделить ему 5000 долларов на постройку еще одной подводной лодки. Это был более крупный корабль длиной 80 футов и шириной 21 фут. Он имел осадку 14 футов. Лодка была оснащена паровым двигателем, который спроектировал сам Фултон. Верхняя палуба была забронирована железными плитами для защиты от орудийного огня атакованного корабля. Лодка была названа «Мьют» (немой), потому что паровая машина работала совершенно бесшумно.

Но неудачи продолжали преследовать Фултона. На сей раз судьба нанесла ему последний удар. Во время испытаний лодки Фултон умер, а кроме него никто не мог завершить дело. Про «Мьют» забыли, лодка сгнила и затонула прямо у причала.

* * *

Следующим человеком, оставившим заметный след в истории подводного кораблестроения, стал Вильгельм Бауэр, унтер-офицер баварской артиллерии. Он спроектировал лодку из железных листов. В движение ее приводил винт, который вращался вручную. Бауэр изобрел новый способ погружения. Его лодка принимала воду во внутренние цистерны, а также имела скользящий груз, который перемещался в носовую часть, если требовалось придать лодке дифферент на нос.

Лодка Бауэра получила название «Ле Плонжер-Марин» и была достроена 1 февраля 1851 года. Изобретатель вместе с 2 помощниками решил испытать ее в гавани Киля. «Ле Плонжер-Марин» резко опустил нос и стремительно ушел под воду. Корпус давлением воды был смят, и лодка легла на дно на глубине 60 футов. Все попытки осушить балластные цистерны оказались безуспешны.

Однако Бауэра не сломила эта неудача. Он убедил моряков, находившихся вместе с ним в лодке, впустить внутрь еще немного воды. Он понимал, что единственный шанс выбраться заключается в том, чтобы уравнять внутреннее и внешнее давление. Когда это будет сделано, появится возможность открыть люки, и все трое поднимутся на поверхность вместе с пузырем воздуха.

Сначала перепуганные матросы отказывались подчиняться. Под водой на глубине 60 футов началось что-то вроде рукопашной. Наконец Бауэр взял верх, и его аргументы убедили моряков, что предлагается единственный шанс спастись. Вода начала поступать внутрь корпуса, и давление воздуха повысилось, как и предвидел Бауэр. Но попытку спасения сделал более сложной и опасной катер, который болтался наверху и пытался кошками вытащить несчастный «Ле Плонжер-Марин». К счастью, во время этих попыток корпус не получил новых повреждений. Давление воздуха внутри лодки открыло люк, и три человека полетели вверх вместе с пузырями воздуха. Они благополучно выбрались на поверхность, хотя и были слегка испуганы после 5-часового пребывания на дне.

Однако на этом история «Ле Плонжер-Марин» не закончилась. 36 лет спустя проводились работы по углублению гавани, и землечерпалка зацепила ковшом какой-то большой предмет, который не удалось сдвинуть с места. Вниз отправились водолазы, которые обмотали странный предмет цепями и канатами. Непонятный предмет, сплошь покрытый водорослями, был поднят на поверхность. Когда водоросли счистили, выяснилось, что удалось поднять подводную лодку Бауэра. В качестве любопытной диковины она была установлена во дворе военно-морского училища в Киле. Там она простояла до 1906 года, когда ее перевезли в Берлин, в Океанографический музей.

Бауэр, совершенно уверенный в собственной правоте, постарался заинтересовать русское правительство. Новая лодка, имевшая длину 52 фута, была построена в Санкт-Петербурге. Она была названа «Ле Дьябль-Марин» и была спущена на воду в 1855 году.

Лодка оказалась удачной. Документы подтверждают, что Бауэр совершил на ней 134 погружения. Он прославился во время коронации царя Александра II в сентябре 1856 года. Бауэр взял на борт оркестрантов, которые исполнили национальный гимн, когда лодка всплыла на поверхность в Кронштадте. Гимн был слышен на всех кораблях, стоящих в гавани, и этот спектакль произвел огромное впечатление. Однако в конце концов «Ле Дьябль-Марин» постигла та же судьба, что и его предшественника, — он погиб в море. Разочарованный Бауэр прекратил борьбу и вернулся в Германию, где прожил в безвестности до самой смерти в 1875 году.

Если Бауэр не сумел доказать, что подводная лодка является настоящим военным кораблем, это удалось сделать его ближайшим преемникам, причем ясно и безоговорочно. Имена американских инженеров, подготовивших проект «Давида», не сохранились, хотя именно эти маленькие подводные лодки произвели настоящую революцию в морской войне. Их история началась в период Гражданской войны 1862–64 годов и является классическим примером доблести. Она блестяще доказала, что отвага и решительность могут взять верх даже в самой неблагоприятной обстановке.

Северяне в годы Гражданской войны обладали решительным преимуществом на море. В те годы железные суда уже заявили о себе, и Север построил большое количество хорошо защищенных мониторов, вооруженных тяжелыми орудиями. С их помощью они организовали блокаду портов Юга. Так как Юг не обладал серьезным промышленным потенциалом, он ничего не мог противопоставить этим монстрам. Морская торговля Юга оказалась надолго парализованной.

Следовало что-то сделать, и сделать быстро, если только южане намеревались выжить. Им пришла на помощь присущая всем американцам изобретательность. Они заложили и быстро построили несколько малых подводных лодок, создали примитивные торпеды.

Эти подводные лодки были двух типов. Их винты вращались либо паровой машиной, либо 8 матросами, которые крутили коленчатый вал. Корпуса лодок изготавливали из котельного железа. Они имели форму цилиндра при длине около 50 футов. Торпеда устанавливалась на конце 30-футового шеста. Это была латунная гильза, содержащая 134 фунта пороха. Заряд подрывался 7 химическими взрывателями при ударе о борт вражеского судна[1].

С помощью этого оружия южане намеревались прорвать кольцо блокады. Для комплектации экипажей требовались люди, и флот Конфедерации их получил. Добровольцев оказалось гораздо больше, чем требовалось, хотя все сознавали, что идут на смертельный риск. Во время первых испытаний «Давид» захлестнуло волной от проходящего мимо парохода, и он затонул со всем экипажем, исключая командира, лейтенанта Пейна. Лодка была поднята, и второй экипаж тут же занял свои места.


Подводная лодка Ханли

Через несколько дней, 5 октября 1863 года, «Давид» под командой лейтенанта Гласселла ночью атаковал броненосец северян «Нью Айронсайдз». Когда лодка подошла к броненосцу, ее заметили и окликнули. В ответ с мостика лодки загремели мушкетные выстрелы. Был убит один из офицеров броненосца. Лодку тоже обстреляли, однако северяне попаданий не добились. «Давид» подходил все ближе и ближе, и шум его паровой машины уже был ясно слышен на борту «Нью Айронсайдза». Через пару секунд раздался ужасный взрыв, когда торпеда коснулась борта броненосца. Он получил серьезные повреждения, однако остался на плаву. Заряд взорвался недостаточно глубоко под ватерлинией, чтобы оказать максимальный эффект. Лодку захлестнуло волной, и 4 человека экипажа (это был паровой «Давид») утонули. Гласселл сумел спастись. Взрывом его выбросило в воду, и позднее он доплыл до берега.

Следующая атака стала более успешной и гораздо более знаменитой. Ее провел «Давид» с «ручным» приводом против фрегата северян «Хаусатоник». «Давида» на руках перетащили через бар в устье реки Чарлстон и спустили на глубокую воду. Экипаж из 8 человек с помощью коленчатого вала начал вращать винт. Лодка была замечена «Хаусатоником» на расстоянии около 100 ярдов. Но это было слишком близко для орудий фрегата, они просто не имели нужного угла снижения. «Хаусатоник» обрубил якорный канат и начал дрейфовать. Однако было слишком поздно, и фрегат не сумел уклониться от атаки. 8 матросов под крики офицера удвоили свои усилия, и «Давид» стал двигаться заметно быстрее. Лодка ударила торпедой в борт «Хаусатоника». Взрыв пробил огромную дыру в борту фрегата. Он быстро затонул, хотя место было мелкое, и над водой остались торчать мачты и трубы.

Сам «Давид» пропал без следа. Сначала решили, что лодке удалось спастись, но через несколько лет ее корпус нашли на дне рядом с фрегатом, который она потопила. 9 скелетов все еще находились на своих боевых постах.

За время войны было проведено еще несколько атак, но ни разу больше южанам не удалось добиться такого успеха. Однако известие об этом знаменательном событии получило широкую известность. Ведущие морские державы поняли, что появилось новое оружие, которое может серьезно повлиять на морскую стратегию и тактику.

Конечно, пока еще подводная лодка оставалась дорогостоящей игрушкой. «Давиды» указали путь, он был совершенно правильным, однако оружие, которое в случае успешной атаки влекло за собой гибель лодки и ее экипажа, имело сомнительную ценность. Шестовая торпеда была слишком ненадежным оружием, ведь лодке приходилось подходить к атакованному кораблю на 30 футов, буквально вплотную. Требовался более надежный подводный снаряд, который можно будет выпускать на разумном расстоянии. Попав в цель, он должен был взорваться с большой силой.

«Давиды», какими бы примитивными и неуклюжими они ни были, показали, что подводное судно может приблизиться к надводному кораблю. В действительности они выходили на цель в полупогруженном состоянии, над водой еще оставалась пара футов корпуса. Однако был использован новый принцип, и создание полностью погружающейся лодки было лишь вопросом времени. Бауэр доказал это со своими лодками. Все, что теперь требовалось подводной лодке, — это оружие. Как только оно появится, лодка станет грозным противником.

Ждать пришлось не слишком долго. Уже через 2 года после потопления «Хаусатоника» фрегаттен-капитан австрийского флота Иоганн Люппис спроектировал самоходную торпеду. В качестве двигателя он пытался применить либо паровую машину, либо пружинный механизм, напоминающий часовой. Торпеда управлялась с помощью линей, прикрепленных к рулям. Оператор помещался либо на берегу, либо на катере.

Этот примитивный снаряд имел два серьезных недостатка. Его двигатель оказался неэффективным, а его метод наведения был настолько примитивен, что просто не работал. Но важность изобретения искупала несовершенство первого образца. Оно проложило путь созданию настоящей боевой торпеды, которая после ряда усовершенствований могла стать точной и опасной.

Люппис прекрасно понимал недостатки своего изобретения. Однако он не был инженером, поэтому он передал чертежи и заметки Роберту Уайтхеду, управляющему механическими мастерскими в Фиуме. Уайтхед оказался человеком дальновидным и сразу оценил потенциал нового оружия. Он занялся его совершенствованием и испытаниями. После 2 лет работы, в 1868 году он создал торпеду, которая могла пройти 700 ярдов со скоростью 6 узлов. Она приводилась в движение компактным двигателем, который работал на сжатом воздухе. В боеголовке торпеды размещались 18 фунтов динамита.

В 1869 году об изобретении торпеды узнало британское Адмиралтейство. Главнокомандующий Средиземноморским флотом получил приказ направить в Фиуме группу офицеров, чтобы проследить за испытаниями. Торпеда произвела на них большое впечатление, и отзывы оказались самыми благоприятными. Уайтхеда попросили доставить 2 торпеды и аппарат для пуска в Англию для повторных испытаний и демонстрации.

Эти опыты показали истинные возможности торпеды Уайтхеда. Адмиралтейство не стало тратить время попусту и сразу предложило Уайтхеду 15000 фунтов за то, чтобы он начал производство торпед в Англии и обучил офицеров обращению с новым оружием. Адмиралтейство также хотело иметь право применять любые усовершенствования, которые будут внесены в конструкцию торпед. Уайтхед согласился, и знаменитая торпеда Уайтхеда стала британской собственностью.

Так была открыта дверь революционным изменениям характера морской войны. Подводная лодка показала свои возможности, появилось оружие для нее. Предстояла еще долгая и трудная дорога, но уже очень многие моряки предвидели, что принесет совмещение подводной лодки и торпеды. Имелись люди, которые были готовы работать, чтобы установить торпеду на подводную лодку. Имелись желающие рискнуть жизнью ради испытаний нового оружия.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.250. Запросов К БД/Cache: 3 / 1