Главная / Библиотека / Подводные лодки Его Величества /
/ Глава 7. Действия малых лодок

Глав: 27 | Статей: 27
Оглавление
Аннотация издательства: П. К. Кемп посвятил свою книгу истории подводного кораблестроения в Англии, особое внимание уделив британскому подводному флоту в годы Первой и Второй мировых войн. Книга содержит схемы и приложения и будет интересна как специалистам, так и всем любителям истории.

Глава 7. Действия малых лодок

Глава 7. Действия малых лодок

Хотя кампании на Балтике и в Дарданеллах показали, что подводные лодки превратились в стратегическое оружие, имеющее большое значение, но только германские лодки стали поистине дьявольским оружием. Уже через 4 месяца после начала войны германский Адмиралштаб начал рассматривать перспективы ведения неограниченной подводной войны против торгового судоходства. 4 февраля 1915 года Берлин сделал официальное заявление об этом, и вскоре корабли начали гибнуть один за другим.

Особенно неприятным аспектом этой кампании оказалось то, что часть вражеских офицеров предпочитала уничтожать торговые суда без следа. Несмотря на протесты нейтральных держав, в частности Соединенных Штатов, эти нарушения международного законодательства приняли массовый характер. Немцы решили, что, если судно пропадет без следа, и с него никто не спасется, то обвинять германскую лодку в его гибели будет нельзя. Это привело к зверскому уничтожению «Раппаханока», «Норт Уэлса», «Килдейра», «Вестминстера», «Белжиэн Принса», «Линдианы» и других кораблей. Особенную жестокость немцы проявили при потоплении госпитального судна «Лландовери». Германские лодки безжалостно расстреливали спасательные шлюпки, стараясь не оставить свидетелей своих кровавых преступлений. Но почти в каждом случае чудом спасались один-два человека, которые рассказывали правду.

Еще более бессмысленными были атаки рыболовных судов в Северном море. В этих случаях германские лодки поднимались на поверхность посреди флотилии траулеров и топили их артиллерийским огнем. Это было ничем не оправданное убийство, так как крошечные суденышки не участвовали ни в каких военных операциях. Более серьезным, чем потопление судна, последствием этих атак являлась гибель невинных рыбаков.

Именно эти зверства немцев привели к ужесточению противолодочной борьбы. Англичане старались использовать все доступные средства, в том числе и свои подводные лодки. Хотя они были не слишком полезны для борьбы с германскими субмаринами в открытом океане, в Северном море британские лодки добились некоторых успехов.

Первые эксперименты были проведены с рыболовными судами. Адмиралтейство полагало, что если одна-две германские лодки бесследно пропадут после атаки траулеров, остальные могут отказаться от нападения на эти суда. Единственно возможным типом оружия была подводная лодка, так как любой другой корабль насторожит противника еще до атаки. А подводная лодка могла следовать на буксире у траулера, даже не поднимая перископ.

Технические проблемы были не слишком сложными. После экспериментов по буксировке лодок в подводном положении выяснилось, что траулер может буксировать малую лодку типа «С» совершенно свободно. Было сконструировано приспособление, которое позволяло лодке отдать буксирный трос, находясь под водой. Также были отработаны методы связи между траулером и буксируемой лодкой. Решение и здесь оказалось до изумления простым. На мостике траулера установили телефонный аппарат, а на другом конце линии находился командир подводной лодки.

Первый успех пришел к англичанам 23 июня 1915 года. Траулер «Таранаки» под командованием капитан-лейтенанта Эдвардса патрулировал вместе с группой обычных рыбацких судов на Доггер-банке. Он выглядел точно так же, как остальные траулеры, однако вместо трала за ним на глубине 40 футов следовала подводная лодка С-24 лейтенанта Тэйлора. Буксир был сделан из 100 фатомов 3,5-дюймового стального троса и 100 фатомов 8-дюймового пенькового каната.

В 9.30 посреди рыболовной флотилии всплыла германская подводная лодка. По счастливой случайности в качестве первой цели она выбрала именно «Таранаки» и дала предупредительный выстрел. Тэйлор услышал этот выстрел, но ошибочно принял его за взрыв сигнального патрона, приказывающий всплыть. Он запросил по телефону у Эдвардса подтверждение приказа, но вместо этого ему сообщили, что на расстоянии 1000 ярдов появилась вражеская подводная лодка. Началась игра в кошки-мышки.

Тэйлор немедленно приказал отдать буксир, но оказалось, что замок заклинило. Несколько секунд моряки пытались с ним справиться, но напрасно. На траулер передали просьбу отдать их конец буксира, что и было сделано. С-24 освободилась, но у нее на носу висели 200 фатомов каната и троса.

Этот вес придал лодке дифферент 5° на нос, что сделало невозможным использовать перископ. Продувать одну из цистерн было опасно, так как воздушные пузыри немедленно выдали бы С-24. Но Тэйлор не собирался сдаваться. Работая моторами и рулями глубины, он сумел поднять С-24 на перископную глубину и удержать ее на ровном киле. В перископ на расстоянии 1000 ярдов он увидел германскую лодку, которая обстреливала «Таранаки». С-24 пошла на сближение. Тэйлор вышел на траверз вражеской субмарины и в 9.55 с дистанции 500 ярдов выпустил торпеду. Торпеда попала в цель, и С-24 всплыла, чтобы подобрать спасшихся немцев. Из воды подняли только командира лодки U-40 и унтер-офицера. У С-24 возникли новые проблемы, так как на вал винта намотался телефонный кабель.

Вскоре пришел новый успех. 20 июля победу одержали С-27 капитан-лейтенанта Добсона и траулер «Принцесса Луиза» лейтенанта Кенти. Снова англичане столкнулись с трудностями, так как порвался телефонный кабель. Как развивались события, лучше всего расскажут рапорты командиров. Добсон видел все это так:

«7.55. Лейтенант Кенти с траулера «Принцесса Луиза» сообщает мне по телефону, что замечена вражеская лодка на расстоянии 2000 ярдов слева по носу. Он сказал мне, пока не отдавать буксир. После этого телефонный кабель порвался.

В 8.00 я услышал выстрелы и отдал буксирный конец. Повернул вправо, чтобы отойти от траулера, и подвсплыл на глубину 18 футов, чтобы осмотреться. Приблизился к противнику на 500 ярдов и выпустил торпеду из левого аппарата в 8.12. Торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Я продул главные балластные цистерны и подобрал 7 человек (капитан, 2 офицера, 4 матроса). Так как погода стала слишком плохой, чтобы снова заводить буксир, я вернулся в гавань».

В рапорте «Принцессы Луизы» написано:

«7.55. Заметил вражескую лодку в 3 румбах слева по носу на расстоянии 2500 ярдов. Сообщил С-27 и приказал пока не отдавать буксир. Вражеская лодка перерезала мне курс. 7.56. Телефонная связь с С-27 оборвалась. 8.03. Буксир отдан. Противник сделал 7 выстрелов. Экипаж траулера начал спускать шлюпку и бегать по палубе, изображая панику. 8.10. Увидел перископ С-27 на правой раковине, она атаковала противника. 8.12. Увидел торпеду С-27, которая прошла за кормой. Приготовил к бою орудие правого борта. Противник снова открыл огонь и начал поворачивать влево. Я открыл огонь, поднял на мачте военный флаг. В этот момент торпеда попала во вражескую лодку сразу позади рубки. Столб воды и дыма поднялся на 80 футов. Когда он рассеялся, из воды под большим углом торчало около 30 футов носовой части вражеской лодки».

Англичане потопили U-23, которая оказалась последней лодкой, потопленной таким способом. Чтобы добиться новых успехов, требовалось сохранить в тайне используемый метод, однако он стал немедленно известен всем рыбакам. К несчастью, экипажу U-23 позволили встретиться с германскими гражданами, которые ранее были интернированы, а сейчас ожидали репатриации. Атаки рыболовных судов прекратились, но после этого не была потоплена ни одна германская лодка.

Позднее немцы снова начали топить траулеры, но англичане больше не использовали буксировку подводных лодок. Защита от подводных лодок была возложена на экипажи самих траулеров. В каждой флотилии имелись один или два корабля со скрытыми орудиями. Они тоже добились некоторых успехов.

Малые подводные лодки в течение всей войны использовались для решения задач, о которых ранее даже не шло речи, но при этом они добились серьезных успехов. 4 такие лодки были посланы на Балтику, где они проделали огромную, хотя и не слишком заметную работу. С-27 лейтенанта Сили, патрулируя в Рижском заливе, потопила транспорт. С-26 лейтенанта Дауни в октябре 1917 года столкнулась с германским флотом, который проводил десантную операцию в этом районе. Пытаясь выйти в атаку на вражеские линкоры, Дауни посадил лодку на мель на глубине всего 20 футов. Все попытки сняться оказались безуспешны, и С-26 пришлось всплыть, чтобы выйти на глубокое место в надводном положении. Немедленно появились германские эсминцы, но С-26 благополучно уклонилась от них.

Когда эсминцы убрались, Дауни совершил вторую попытку выйти на глубокое место. Он снова поднялся на поверхность, но выяснилось, что вокруг находятся вражеские корабли, а над головой кружит самолет. С-26 дала полный ход, но уже через 2 минуты один из германских эсминцев попытался таранить ее. Дауни отдал приказ погружаться, но получил ответ, что горизонтальные рули заклинило. Он заполнил цистерны, и потерявшая управление лодка рухнула на дно на глубине 20 футов. Немцы сбросили 3 глубинные бомбы, но их взрывы не причинили повреждений. Однако теперь у британской лодки не было никакой возможности повторить атаку, и крайне заманчивая цель скрылась.

Та же самая лодка уже через месяц попала в более серьезный переплет. Она находилась в 3 милях от германского аэродрома, когда в одной из топливных цистерн начался пожар. Через несколько минут весь мотор был объят пламенем. Экипаж выбрался на палубу, а рубочный люк был закрыт. Командир надеялся, что недостаток кислорода вынудит огонь погаснуть. Это был один из самых холодных дней зимы. Экипаж С-26 трясся от холода на палубе, так как у людей просто не было времени захватить с собой теплую одежду. Но все закончилось хорошо. Через 45 минут огонь погас, и, несмотря на повреждения в машинном отделении, С-26 сумела своим ходом вернуться в базу.

С-25 лейтенанта Белла также один раз спаслась просто чудом. В конце войны она патрулировала возле Гарвича и была обнаружена на поверхности 5 германскими гидросамолетами, возвращавшимися из налета на Лоустофт. Англичане решили, что самолеты английские, так как сначала они просто пролетели над лодкой. Но внезапно самолеты развернулись и спикировали на лодку. Пулеметным огнем были убиты Белл и еще 2 человека, серьезные ранения получил находившийся на мостике старший матрос Барж. Прочный корпус был пробит в нескольких местах. Когда старший помощник начал по трапу подниматься на мостик, чтобы выяснить степень повреждений, его встретил Барж, который прошептал: «Погружайтесь, сэр. Не беспокойтесь обо мне. Мне все равно конец». Однако погрузиться и оставить человека на верную смерть было просто немыслимо, даже если бы лодку атаковали еще раз. Старший помощник взвалил Баржа на плечи и втащил через люк в центральный пост. Однако эти усилия были напрасны, Барж скончался, когда ему начали оказывать помощь в центральном посту.

Пока старпом пытался спасти Баржа, экипаж лодки заделывал пулевые пробоины деревянными пробками. Вскоре С-25 снова могла погружаться. Когда лодка начала уходить под воду, выяснилось, что не удается закрыть рубочный люк. Нога одного из убитых застряла в люке и не позволяла задраить крышку. Пока пытались убрать труп в сторону, еще 2 человека были убиты пулеметным огнем. Старший помощник отослал остальных людей из центрального поста и с помощью ножа отрезал злосчастную ногу и задраил люк.

Но даже теперь С-25 не могла погрузиться. Ее электромоторы были повреждены пулями. Вынужденная оставаться на поверхности, лодка была обречена на верную гибель. Ее спасло появление другой британской лодки. Е-51 возвращалась из похода в Гельголандскую бухту и была привлечена звуком выстрелов. Она отогнала гидросамолеты огнем орудий, взяла С-25 на буксир и отвела ее в гавань.

Не менее опасные испытания выпали на долю С-23. Возле плавучего маяка Северный Хиндер она заметила голландский пароход, который был обстрелян германской лодкой. Пароход тонул, получив несколько пробоин на ватерлинии. Подойдя ближе, англичане увидели на корме человека. С-23 подошла к борту парохода, чтобы снять его, но именно в этот момент судно начало переворачиваться, подминая под себя С-23. Рубочный люк ушел под воду раньше, чем его успели закрыть, и в лодку попало большое количество воды. Аккумуляторы начали выделять хлор. Перископ был согнут в дугу, а ограждение рубки смято.

Несколько минут лодка отчаянно пыталась освободиться, а пароход старался утащить ее с собой на дно. Наконец он перевернулся вверх килем, и С-23 вырвалась из его объятий. Ей пришлось подняться на поверхность, чтобы провентилировать отсеки. Спасенный человек оказался единственным уцелевшим из всей команды. Немцы расстреляли спасательные шлюпки, когда команда покинула пароход. Второй помощник спасся лишь потому, что забыл секстант в своей каюте и вернулся за ним. За это время все шлюпки уже отвалили от корабля.

Подводные лодки типа «С» отличились во многих операциях, но нам следует рассказать историю одной из самых старых лодок этого типа. С-3 под командованием лейтенанта Р. Д. Сэндфорда была выбрана для набега на Зеебрюгге в 1918 году. Ее задачей было протаранить виадук, связывающий мол с берегом, и взорвать его. Лодка была оснащена автопилотом, с помощью которого должна была пройти последние 200 или 300 ярдов. Экипаж из 2 офицеров и 7 матросов должен был спасаться на маленьком катере, который лодка вела за собой на буксире.

Она подошла к молу вслед за крейсером «Винидиктив», когда бой уже был в самом разгаре. Лодка увеличила ход до полного и прочно застряла между опор виадука. Несколько сотен германских солдат, не веря своим глазам, следили за всем этим сверху. Сэндфорд поджег шнур, который вел к большому заряду динамита, и экипаж спрыгнул в катер. Только теперь немцы поняли, что происходит. Они открыли бешеный огонь, и вода вокруг катера буквально закипела от пуль. Винт катера был поврежден.

Ситуация сложилась неприятная. Заряд должен был вскоре взорваться, а катер не мог двигаться. К счастью, в нем нашлись 2 маленьких весла, и катер начал медленно отползать от виадука. Немцы снова открыли огонь, но катер уже находился примерно в 200 ярдах от виадука. В этот момент С-3 взорвалась, и все немцы взлетели прямо на небеса. Хуже того, германский велосипедный батальон, который спешил на помощь войскам, обороняющим мол, прибыл к виадуку буквально через пару минут после взрыва. Так как эти солдаты ничего не знали о взрыве, почти весь батальон с разгона рухнул вниз.

Но экипажу С-3 тоже пришлось тяжело. Все моряки, кроме одного, были ранены, а изрешеченный катер начал тонуть. Их спас патрульный катер, которым командовал старший брат Сэндфорда, он забрал 9 смельчаков. За проявленную отвагу лейтенант Сэндфорд был награжден Крестом Виктории.

Эти маленькие лодки за 4 года войны сделали очень много. Следует помнить, что их проектировали и строили для патрулирования у собственных берегов. Нужно учитывать это, когда говорят, что их успехи не впечатляют. Маленькие и тесные, они требовали от экипажа исключительного напряжения сил и выносливости. Противник практически всегда превосходил их по размерам и вооружению, поэтому от подводников требовалась предельная отвага.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.652. Запросов К БД/Cache: 3 / 1