Главная / Библиотека / 300 лет российской морской пехоте, том I, книга 1 /
/ Глава III Золотой век Екатерины 1762–1796 гг. / Морская пехота Балтийского флота в русско-шведской войне и в послевоенный период 1788–1796 гг.

Глав: 6 | Статей: 24
Оглавление
27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Морская пехота Балтийского флота в русско-шведской войне и в послевоенный период 1788–1796 гг.

Морская пехота Балтийского флота в русско-шведской войне и в послевоенный период

1788–1796 гг.

Библиография и источники.

Материалы для истории русского флота. Ч. XIII. СПб., 1890: Ч. XIV. СПб., 1893.

Головачев В. Действия русского флота в войне со шведами в 1788–1790 гг. СПб., 1871.

Тучков С.А. Записки. СПб., 1908.

Чичагов П.В. Записки. М., 2002.

Шишков А.С. Военные действия Российского флота против шведского в 1788, 89 и 90 годах. СПб., 1826.

РГАДА. Ф. 20. Оп. 1.Д. 289, 290.

В связи с началом в августе 1787 г. русско-турецкой войны Екатерина II по примеру предыдущей экспедиции графа А. Г. Орлова решила отправить в Архипелаг корабли Балтийского флота. Общее руководство ими должен был осуществлять знаменитый сподвижник Орлова адмирал С.К. Грейг. Как и раньше, важная роль отводилась морским батальонам, воодушевленно встретившим известие о походе. Офицер С.А. Тучков вспоминал: «С каким восторгом солдаты, помня еще подвиги графа Орлова, восклицали: „Пойдем в Средиземное море!“». 5 июня 1788 г. из Кронштадта вышла первая эскадра вице-адмирала В.П. фон Дезина. Но тут 16 июня против России неожиданно выступила Швеция. Отправку кораблей в Архипелаг пришлось отменить. «Солдаты вместо прежних восклицаний говорили между собою: „Проклятый швед не дал сходить в Средиземное море“». Балтийский флот вынужден был изменить свое назначение.



Адмирал Самуил Карлович Грейг. Портрет кисти Д.Г. Левицкого. Около 1788 г. (ГРМ). В 1764 г. С.К. Грейг перешел из английского флота на российскую службу капитаном 1 ранга. Участвовал во всех сражениях Архипелагской экспедиции. За отличие при Чесме награжден орденом Св. Георгия 2-го класса. В 1788 г. назначен главнокомандующим Балтийским флотом и 6 июля командовал российской эскадрой в сражении при Гогланде.


Адмирал Василий Яковлевич Чичагов. Портрет кисти неизвестного художника. 1790-е гг. (ЦВММ).

В то время как почти все кадровые моряки оказались на кораблях фон Дезина в Копенгагене, Грейгу пришлось срочно доукомплектовывать в Кронштадте новую эскадру. Вот тут-то и дала себя знать пресловутая экономия. «При вооружении флота оказался страшный недостаток в матросах, — вспоминал позднее адмирал П.В. Чичагов. — Их требовалось на все суда более 20-ти тысяч, а имелось в то время менее 10-ти, из которых большая часть состояла из рекрут, писарей, добровольцев и всякого сброда». Матросов пришлось набирать даже из арестантов петербургских и кронштадтских тюрем. Тем не менее, 29 июня Грейг вышел в море и, встретив 6 июля 1788 г. у острова Гогланд шведский флот под командованием герцога Зюдерманландского, атаковал его. После кровопролитного боя, во время которого Грейг заставил сдаться 74-пушечный корабль «Принц Густав», шведы отступили. Но с русской стороны 74-пушечный корабль «Владислав», получив 34 пробоины и потеряв управление, был снесен в середину шведского флота, который не замедлил окружить его и расстрелять. К концу сражения треть команды, в том числе 37 морских солдат, погибла. Многие матросы, солдаты и офицеры, среди которых поручик морских батальонов Вестерник и подпоручик Капомер, получили ранения. Ночью шведы взяли совершенно разбитый корабль в плен.

После Готландского сражения шведские корабли отступили в Свеаборг, где были блокированы эскадрой С.К. Грейга. К всеобщему сожалению, храбрый адмирал умер 15 октября от горячки. В связи с этим печальным событием и усиливающейся непогодой российская эскадра 23–24 октября сняла осаду Свеаборга и ушла в Ревель. Здесь 27 ноября 1788 г. преемником Грейга назначили адмирала В.Я. Чичагова. Эскадра фон Дезина, усиленная до 10 кораблей и 4 фрегатов, зимовала в Копенгагене. К весне 1789 г. на ее борту находились 1260 военнослужащих морских батальонов, в том числе 21 офицер.

Неудачные действия корабельного флота шведы компенсировали активностью своей галерной эскадры. Противопоставить ей с русской стороны оказалось нечего. Довоенные расчеты Адмиралтейской коллегии не оправдались, и в своем новом докладе на имя императрицы она вынуждена была признать: «Шведы долговременным обучением приобрели познания действовать в шхерах с превосходством. <…> Наши флагманы, капитаны и офицеры уверяли <…>, что никто из них в мирное время в шхерах ни для обучения, ни для любопытства не ходил, и во время экзерциций в мирное время стараются всеми мерами от шхер удалиться <…> Самые храбрые и знающие между ними видят, что обыкновенная их практика, на открытом море и на больших судах производимая, в шхерах недостаточна»[32].



Принц Карл Генрих Никола Оттон Нассау-Зиген. Гравюра 1790 г. (РГБИ). В 1788 г. принц Нассау-Зиген по ходатайству князя Г.А. Потемкина был принят контр-адмиралом на русскую службу и командовал Лиманской гребной флотилией под Очаковым. В 1789 г. в чине вице-адмирала возглавил гребной флот на Балтике. С трудом одержал победу 13 августа 1789 г. при Роченсальме, но через год, 28 июня 1790 г., там же понес сокрушительное поражение от шведов.

Помимо опытных офицеров катастрофически не хватало матросов и солдат. 19 июля 1788 г. Екатерина II жаловалась князю Г.А. Потемкину: «…на галеры выбрать не из кого, разве с неба кто ко времени упадет». 8 морских батальонов едва хватило на корабельные эскадры Грейга и фон Дезина. На гребную же эскадру капитана 1 ранга П.Б. Слизова послали 500 солдат Адмиралтейских батальонов, а также гатчинский Сводный гренадерский батальон. Но и после этого, по мнению участника войны П.В. Чичагова, «шхерной флотилии у нас не существовало, потому что нельзя было считать нескольких лодок капитана Слизова за флотилию. Ничтожность сил Слизова была такова, что при виде многочисленного неприятеля ему пришлось быстро удалиться». Действительно, встретив 17 июля 1788 г. шведский галерный флот у Фридрихсгама, отряд Слизова отступил к Выборгу, где фактически и закончил морскую кампанию (см. стр. 83).

В этой тревожной ситуации 29 августа 1788 г. Екатерина II приняла решение «к имеющимся флотским батальонам прибавить еще четыре таковые же батальона по военному комплекту». 20 сентября три «прибавочных» батальона определили в галерный флот, а четвертый на гребные суда создававшейся в Кронштадте Резервной эскадры. В новые батальоны поступили служившие на галерах солдаты Адмиралтейских батальонов, а также команды от полков, расположенных в Финляндии: «Для удобнейшего составления четырех полевых морских солдатских батальонов велено отрядить из пехотных полков Софийского, Кексгольмского да из восьми в Финляндской армии находящихся из каждого по 1 обер-офицеру из охотников комплектных или сверхкомплектных, по 2 сержанта, по 4 унтер- офицера, по 8 капралов и по 20 человек рядовых людей, всего 350 человек исправных и уже несколько в армии служащих». Оставшийся некомплект был дополнен рекрутами. По примеру армейской пехоты морские батальоны снабдили полевой артиллерией — «на каждый по две трехфунтовых пушки или осьмифунтовых единорогов».

31 марта 1789 г. общее руководство военно- морскими силами на Балтике поручили адмиралу В.Я. Чичагову. Главным событием кампании для корабельного флота стало упорное, но в целом безрезультатное Эландское сражение 15 июля 1789 г. Причем основные потери эскадра Чичагова понесла не от вражеского огня, а от разрыва своих старых чугунных морских пушек. На корабле «Дерись» разорвало сразу три пушки, от чего многие матросы и комендоры были убиты и ранены, палуба разломана, а на борту начался пожар. Спасаясь от огня, подпоручик 8-го морского батальона Андрей Радзивилович бросился в воду и утонул. Всего на эскадре погибли 2 солдата морских батальонов, ранения получили 27, а также поручик 8-го батальона Василий Титов, который на корабле «Мстислав» «от удару электрического упал на палубу, и расшибло грудь». Шведский флот отступил и скрылся в Карлскроне.



Первое Роченсальмское сражение 13 августа 1789 г. Картина художника Юхана Tитpuxa Шульца. 1792 г. (Национальный музей Швеции, Стокгольм).


Серебряная медаль «За храбрость на водах Финских». (Из коллекции M. С. Селиванова). Такой медалью на георгиевской ленте награждали солдат морских батальонов за победу в первом Роченсальмском сражении 13 августа 1789 г.

После Эландской битвы активные действия на море вел галерный флот, для которого за зиму 1788/1789 гг. построили множество новых судов. Возглавил гребную флотилию принц К. Г. Нассау- Зиген, который, пользуясь доверием императрицы, значительно усилил свою пехоту. Ввиду явной слабости трех прибавочных морских батальонов, на гребной флот послали Наваринский, Кексгольмский, Тенгинский и Елецкий пехотные полки, а также Сводный отряд из вторых батальонов Лейб-Гвардии Преображенского, Семеновского и Измайловского полков. 8 июня Нассау- Зиген во главе 72 судов вышел из Кронштадта в море, пообещав императрице разделаться с шведской шхерной флотилией. Однако многие современники скептически отнеслись к столь щедрым авансам. Секретарь Екатерины II граф А.А. Безбородко писал 9 июля 1789 г. своему другу С. Р. Воронцову: «Галеры наши теперь дошли до Фридрихсгама. Целый год их вооружали и то неисправно. Ни знания, ни доброй воли ни у кого не было, и Бог знает, как все с рук сойдет. Посадили на них более 10000 войска, кроме морских и артиллеристов. Одних пушек 600, кроме фальконетов. Но жаль, что немного шебек и других сильных судов. Командир их, принц Нассау, при неисправности вооружения больше еще затевает и всего требует».

Обнаружив шведский гребной флот на Роченсальмском рейде, Нассау-Зиген решил его атаковать с двух сторон: через южный вход он послал в атаку Резервную эскадру генерал-майора И.П. Балле, пообещав ударить на шведов с тыла через северные мелководные проливы между островками Макари (так называемые «Королевские ворота»). На рассвете 13 августа 1789 г. 20 судов Балле вошли на рейд и завязали сражение со шведской флотилией, насчитывавшей 62 судна. Шведы всеми силами обрушились на Балле и, имея 783 орудия против 404 русских, два часа жестоко расстреливали его эскадру. Наконец, флот Нассау двинулся в атаку с севера. Но, подойдя к «Королевским воротам», передовой отряд графа Ю.П. Литты обнаружил, что шведы поутру завалили проходы между островками потопленными транспортами. В результате, не имея возможности ворваться на рейд, эскадра Нассау-Зигена не могла помочь Балле, силы которого таяли с каждой минутой. Видя уничтожение Резервной эскадры, принц совершенно потерял голову. Однако граф Ю.П. Литта и капитан 1 ранга П.Б. Слизов возглавили солдат и матросов, которые бросились в воду и стали расчищать фарватеры. Несколько часов они работали под огнем шведских орудий. Между тем, Резервная эскадра была практически разгромлена, многие солдаты, матросы и офицеры погибли, два пакетбота затонули, бомбардирский корабль «Перун» и пакетбот «Поспешный» в разбитом виде попали в плен. День клонился к вечеру, и Балле приказал отступать. Шведы начали преследование, желая окончательно добить русских. Но тут, наконец, через расчищенные проливы на рейд ворвалась эскадра Нассау-Зигена. Ситуация резко изменилась. В ночной темноте русские галеры с громким «Ура!» обрушились на потрепанную шведскую флотилию и полностью разгромили ее. Захваченные шведами суда были возвращены, кроме того, потоплены 3 канонерские лодки, взяты в плен 7 судов, 45 офицеров, 1300 солдат и матросов. Еще 30 транспортов и судов шведы сами сожгли при отступлении. Эта неожиданная победа была объявлена равной Чесменской и спасла Нассау-Зигена от позора. Всех морских солдат и гренадер наградили серебряными медалями на георгиевской ленте с надписью: «За храбрость на водах финских».



Ревельское морское сражение 2 мая 1790 г. Картина художника А.П. Боголюбова. 1860-е гг. (ЦВММ). На картине показан момент, когда к сдавшемуся шведскому кораблю «Принц Карл» спешит на катере с морскими солдатами сын главнокомандующего российской эскадрой капитан 2 ранга П.В. Чичагов — будущий адмирал и Министр военных морских сил. За эту победу П.В. Чичагов был награжден орденом Св. Георгия 4-го класса.

Разгром при Роченсальме оголил приморский фланг сухопутной шведской армии. Остатки шхерной флотилии укрылись в устье реки Кюмень. В связи с этим 21–22 августа 1789 г. была проведена совместная операция, во время которой корпус генерала В.И. Левашова энергично вел наступление тремя колоннами с фронта, а отряды флотилии Нассау-Зигена наносили фланговый удар. Двухтысячный десант с боем высадился между Гейнлаксом и Куписом и оттеснил шведских егерей. В то же время 12 канонерских лодок под командованием Балле вошли в устье Кюмени и захватили 15 судов, а также высаженным десантом взяли на берегу 29 орудий. В результате шведские войска оставили укрепленную позицию и отступили за Кюмень. Десант преследовал их 30 верст и после встречи с левофланговой русской колонной генерал-поручика Ф.М. Нумсена вернулся на корабли. Правда, эту успешную операцию несколько омрачил тот факт, что, покинув суда, десант провел 5 дней на берегу без провианта, питаясь только грибами.

Итак, морская кампания 1789 года завершилась успешно. К ее финалу на кораблях Чичагова находились 34 офицера и 1559 нижних чинов из всех 8 морских батальонов. Кроме того, 3 прибавочных и Сводный гренадерский батальоны служили в гребном флоте, и еще 1 прибавочный батальон на Резервной эскадре. Тем не менее, морской пехоты катастрофически не хватало. Для укомплектования построенных зимой в Кронштадте новых судов пришлось забрать весь местный гарнизон, так что командир порта П.И. Пущин даже жаловался в Адмиралтейскую коллегию: «Известно вам, что без людей никакая крепость, ни с какими укреплениями противостоять не может; флот наш отправится в море, и мы останемся токмо при одних часовых: гарнизонных нет, только что содержать караулы». Прибывший к Финляндской армии в конце апреля 1790 г. новый главнокомандующий граф И.П. Салтыков также выражал недовольство посылкой на галерный флот сухопутных войск. Это фактически оголило его приморский фланг, и шведы скоро начали теснить русскую армию с позиции, о чем Салтыков 31 мая жаловался секретарю императрицы графу А.А. Безбородко: «Неприятель на земле утверждается, в чем ему никак с земли помешать не можем, а надобно все сие с воды делать <…> Судите сами, Чичагов и Нассау ни за что не отвечают, <…> не заботясь ни о каком земном неприятеле, потому что он им вреда сделать никакого не может, и только им и предмету, что пытаться: если удача — вся честь и слава, ежели уж нет — то, собравши все вместе, отошел в порт и аминь <…> Но я имею двух неприятелей: морского и сухопутного — не достает только воздушного. Но и то бы ничего не значило, ежели войска были. А при том недостатке один должен изворачиваться — неприятельские затеи сам уничтожать, столицу обеспечить и коммуникацию к оной, а также Выборг, землю и флотилию гребную». Но эти жалобы почти не помогали. После разгрома шведской шхерной флотилии при Роченсальме стало ясно, что судьба кампании 1790 года и всей войны будет решаться на море.



Обер-офицер морских батальонов. 1776–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х-Г. Гейслера из альбома Я. фюн Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб, 1793.


Командир 8-го морского батальона подполковник граф Семен Ивелич. Портрет кисти неизвестного художника. Около 1795 г. (Новгородский государственный объединенный музей-заповедник). Во время Красногорских сражений 23 и 24 мая 1790 г. премьер-майор граф С.К. Ивелич возглавлял всех морских солдат на российской эскадре и за отличие был произведен в подполковники.

Первыми боевые действия начали шведы. 2 мая 1790 г. флот герцога Зюдерманландского атаковал эскадру адмирала В.Я. Чичагова при Ревеле, но был отбит с большим уроном. Севший на мель корабль «Раксен Стендер» шведы сожгли, а 64-пушечный корабль «Принц Карл», потеряв грот- и фор-стеньги, сдался. На нем сложили оружие 8 офицеров, 4 кадета, 443 рядовых, в числе которых около 100 кирасир, предназначенных для десанта, а также 11 раненых. В этом сражении на русских кораблях участвовали 2115 солдат и офицеров морских батальонов, из которых 4 солдата были убиты и 5 ранены.

13 мая 1790 г. из Кронштадта для усиления Ревельской эскадры В.Я. Чичагова вышла эскадра вице-адмирала А.И. Круза. Встретив 23 мая недалеко от Красной Горки шведский флот, Круз весь день вел с ним упорный бой, который продолжился и 24 мая. К вечеру, узнав о приближении с тыла Ревельской эскадры Чичагова, шведский флот отступил и укрылся в Выборгском заливе. В двухдневном Красногорском сражении участвовали 2438 морских солдат и офицеров под общим руководством командира 8-го батальона графа С.К. Ивелича, который за храбрость был произведен в подполковники. В сражении также отличились премьер-майор Жерве, капитан Гревенец и поручик Пыпин.

Соединившись под командованием В.Я. Чичагова, Ревельская и Кронштадтская эскадры блокировали шведский флот в Выборгском заливе. К июню 1790 г. на российских кораблях насчитывалось 3974 военнослужащих 8 морских батальонов. Кроме того, к блокаде была привлечена гребная эскадра вице-адмирала Т.Г. Козлянинова. На ее борту находились три прибавочных морских батальона, почти целиком состоявшие из рекрут.

Для блокирования входа в Транзундский пролив осаждающие построили на острове Урансари батарею из 16 крепостных пушек. Она сильно мешала шведскому флоту, в связи с чем три батальона королевской гвардии высадились ночью с 6 на 7 июня на остров, где неожиданно встретились с морскими прибавочными батальонами. Участник событий С.А. Тучков позднее вспоминал: «Полковник, командовавший морскими батальонами, составленными почти из рекрут, выпросил у адмирала (Козлянинова) позволение выйти с оными на помянутый остров и расположиться лагерем для обучения новых его солдат стрельбе из ружей <…> В одну ночь услышали мы на острове жестокую ружейную пальбу плутонгами и залпами и вскоре уведомлены были, что большой отряд неприятельской пехоты, пройдя на мелких лодках неизвестными нам проливами, сделал высадку на сей остров. Он намеревался, — атаковав сзади, — овладеть батареею, на сем острове находившеюся, которая не имела никакого прикрытия. И, без сомнения, сие ему бы удалось, если бы не встретился оный с высаженными для обучения стрельбе морскими батальонами. Как только о сем мы узнали, отправился на помощь помянутым батальонам генерал-майор Буксгевден с тремя батальонами гренадер сухопутной армии». Первый удар шведов пришелся на левый фланг русского лагеря по морским гренадерам, которые мужественно встретили врага и завязали сражение. Подоспевший генерал-майор Ф.Ф. Буксгевден с гренадерами Кексгольмского и Наваринского полков ударил на шведов в штыки справа и опрокинул их. Королевская гвардия и пехота были сброшены в море, потеряв 254 человека убитыми, 1 офицера, 3 унтер-офицеров и 42 рядовых пленными, а также 4 знамени. С русской стороны были ранены 1 — го морского прибавочного батальона секунд-майор Бистром и поручик Книпер, 2-го батальона поручик Нейман и подпоручик Мельников, а также 7 унтер-офицеров и 59 рядовых «большей частью из морских баталионов, выдержавших первое стремление неприятеля». В списке отличившихся офицеров генерал Буксгевден рекомендовал 1 — го морского прибавочного батальона секунд-майора Бистрома и капитана Ремлинга, 2-го батальона подпоручика Мельникова, 3-го батальона капитана Малеванова и поручика Фенета.

В конце концов, после месяца блокады в Выборгском заливе шведский флот 22 июня 1790 г. решился пойти на прорыв. Но встреченный эскадрами Чичагова, он понес колоссальные потери. 23 судна были потоплены, 20 сожжены, 21 захвачено в плен; около 2000 шведов погибли и еще до 5000 попали в плен, в том числе контр-адмирал Лилиенфельд и 200 офицеров. Сам король Густав III едва успел скрыться. По другим данным «потеря шведов состояла из семи линейных кораблей, двух фрегатов и множества мелких судов. Взято в плен шведов было, по некоторым известиям 5000, по другим 7000. Между пленными находился контр-адмирал Лейонанкер и около 100 офицеров. Лейб-гвардия короля почти вся попала в плен. Герцог Карл был ранен в плечо»[33]. В ходе сражения на фрегате «Гавриил» отличился поручик морских батальонов Трофимов, который, к сожалению, был убит. В списке отличившихся также отмечен начальник солдатской команды фрегата «Елена» капитан Лошаков.

Славную победу отпраздновали в Петербурге. Война приближалась к концу. Но тут неожиданно для всех произошла настоящая катастрофа. Воодушевленный выборгским триумфом Чичагова, принц Нассау-Зиген решил также стяжать лавры победителя и добить шведскую шхерную эскадру, стоявшую, как и год назад, на Роченсальмском рейде. Несмотря на плохую погоду, принц во что бы то ни стало хотел атаковать врага 28 июня — в день восшествия на престол Екатерины II. Он намеревался преподнести императрице подарок и захватить короля Густава III, укрывшегося после выборгского разгрома на галерной эскадре. Однако вышло все совсем наоборот. Первая линия русских судов, едва удерживаясь на крупной зыби, рано открыла огонь и быстро расстреляла свои заряды. Под огнем противника, стоявшего на хорошей позиции, она смешалась и начала отходить, внося беспорядок в наступающую вторую линию. Тут еще начался шторм. В результате, по свидетельству графа А. А. Безбородко, «все пришло в такую конфузию, что друг друга давили, места не давали, не допускали стрелять, инако как с своим вредом, бились при случившейся погоде о каменные острова, становились на песчаные банки, словом сами себя разбивали». Шведы же, укрывшись от непогоды за островками Макари, вели артиллерийский огонь, окончательно добивая русскую флотилию. Разгром оказался страшным. Погибли 52 судна, в том числе 5 фрегатов, 5 шебек, 16 галер. Около двух тысяч матросов и солдат добрались до островков Макари и, набрав из разбитых судов сухари и патроны, еще несколько дней пытались обороняться. Но когда шведские канонерки стали обстреливать островки из 30- и 24-фунтовых пушек, последние защитники вынуждены были сдаться. Потери убитыми, ранеными, пленными и утонувшими составили около 7000 человек. «Да и всего прискорбнее, — писал граф А. А. Безбородко, — что тут потеряны лучшие войска, которые прошлого года дрались на галерном флоте». Из морских прибавочных батальонов уцелели лишь солдаты и офицеры, находившиеся в отряде судов вице-адмирала Т.Г. Козлянинова, не поспевшем к общей атаке.

Победа во втором Роченсальмском сражении восстановила положение Швеции, и 3 августа 1790 г. был подписан Верельский мирный договор, положивший конец войне. С окончанием боевых действий Адмиралтейская коллегия, «удостоверившися из опытов прошедшей войны в пользе и необходимости гребного флота», решила по-новому устроить 4 прибавочных морских батальона, сформированных в 1788 году, «оставляя их при гребном флоте для разных необходимых по оному употреблений». 16 декабря 1790 г. из этих батальонов были созданы 1-й и 2-й морские полки. Каждый полк с 1792 года включал два батальона по 1 гренадерской и 4 мушкетерские роты в каждом, а также артиллерийскую команду из 34 человек (включая сержанта и капрала) для обслуживания 4 трехфунтовых полковых пушек. После завершения шведской войны пехота Балтийского гребного флота большую часть времени проводила на берегу и для облегчения управления, снабжения и улучшения тактической подготовки ее решили перевести в ведение Военной коллегии. 24 мая 1792 г. по высочайшему указу 1-й и 2-й морские полки передали из Адмиралтейской коллегии в сухопутное ведомство.

Таким образом, к концу царствования Екатерины II морская пехота Балтийского флота насчитывала 8 батальонов для корабельных эскадр, 2 морских полка гребного флота и 2 Адмиралтейских батальона. Общее штатное число их офицеров и нижних чинов превышало 12 тысяч человек.



Генерал-майор Федор Евстафьевич Книпер. Портрет кисти Дж. Доу. 1822–1825 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца).

Лифляндский дворянин Ф.Е. Книпер (1767–1850) был зачислен 10.II.1788 г. подпоручиком во 2-й Адмиралтейский батальон, откуда с началом русско-шведской войны поступил в 4-й прибавочный морской батальон и был послан на гребную флотилию. За отличие в сражении 13.VIII.1789 г. при Роченсальме произведен в поручики. 21.VIII.1789 г. при штурме десантом шведских батарей в устье реки Кюмень контужен в голову. 7.ХII.1789 г. переведен в 1-й прибавочный морской батальон. При отражении шведского десанта 7.VI.1790 г. на острове Урансари ранен пулей в локоть левой руки и за отличие произведен в капитаны. С переформированием прибавочных батальонов поступил 1.I.1791 г. в 1-й морской полк Балтийского гребного флота. 2.V.1793 г. перешел в армейские егеря. В 1804–1810 гг. командовал 14-м егерским полком, с которым участвовал в десантных операциях в Неаполе, Бокко-ди-Каттаро, Рагузе, Далмации. Ранен в правую ногу. Принимал участие в русско-турецкой войне 1806–1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–1814 гг. 7.Х. 1812 г. при штурме Полоцка ранен пулей в шею. За отличие произведен 15.IX.1813 г. в генерал- майоры. В 1821–1832 гг. комендант Витебска. Вышел в отставку 14.I.1834 г.



Серебряная медаль в честь заключения Верельского мирного договора со Швецией 3 августа 1790 г. (Из собрания фирмы «Монеты и медали», г. Москва). Такие медали на ленте ордена Св. Владимира получили солдаты морских батальонов, участвовавшие в русско-шведской войне 1788–1790 гг.


Мушкетер морских батальонов. 1776-1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско-Императорского войска…». СПб., 1793.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.205. Запросов К БД/Cache: 3 / 1