1-й флотский гренадерский батальон великого князя Павла Петровича

1784–1796 гг.

Библиография и источники.

Тучков С.А. Записки. СПб., 1908.

Комаровский Е.Ф. Записки графа Е.Ф.Комаровского. М., 1990.

Шильдер Н.К. Император Павел I. СПб., 1901.

Сведения о гатчинских войсках. СПб., 1835.

РГВИА. Ф. 386. Оп. 1.Д. 1–3, Д.8.

ГАРФ. Ф. 728. Оп. 1. Д.384, 387, 413.

С 1782 года 8 морских батальонов Балтийского флота оказались под пристальным вниманием великого князя Павла Петровича, числившегося генерал-адмиралом и президентом Адмиралтейской коллегии. Являясь страстным почитателем прусского полководца Фридриха II, наследник престола решил завести свою небольшую армию, организованную по немецким образцам. С этой целью он начал отбирать из морских батальонов солдат и гренадер для несения караулов при своих дворцах в Павловске, на Каменном острове, а также в подаренной ему в 1784 году Екатериной II мызе Гатчина под Петербургом. Вскоре караульные команды стали насчитывать по 80 человек, и начальство над ними Павел поручил бывшему прусскому офицеру капитан-поручику Штейнверу. В следующем 1785 году две команды объединили в сводную роту, которой вручили освященное в Павловске знамя.

Генерал-адмирал великий князь Павел Петрович. Портрет кисти Н.Б. Делапьера (Деля Пьера). 1769 г. (ГТГ).

Генерал-адмирал великий князь Павел Петрович. Портрет кисти Н.Б. Делапьера (Деля Пьера). 1769 г. (ГТГ).

Гренадер 1-го флотского гренадерского батальона. 1792–1793 гг. <emphasis>Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско-Императорского войска…». СПб, 1793.

Гренадер 1-го флотского гренадерского батальона. 1792–1793 гг. <emphasis>Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско-Императорского войска…». СПб, 1793.

Для несения службы в разросшихся владениях Павла Петровича солдатская команда была увеличена в 1786 году до 360 человек, сведенных в три отдельные роты: Его Высочества, поручика Мея и капитана Штейнвера. На время торжеств и церемоний роты собирались в сводный батальон. В мае 1788 г. к нему добавили еще две роты и образовали уже постоянный Сводный гренадерский батальон Его Императорского Высочества. Нужное количество людей цесаревич взял в основном из подчиненных ему Адмиралтейских и морских батальонов Балтийского флота. Все офицеры и солдаты считались временно откомандированными из них в распоряжение генерал-адмирала. С 1791 года сводный батальон стали официально называть 1-м флотским гренадерским батальоном или 1-м флотским батальоном. Большая часть его гренадер квартировала в Павловске.

Обер-офицер 1-го флотского гренадерского батальона. 1792–1793 гг. <emphasis>Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб, 1793.

Обер-офицер 1-го флотского гренадерского батальона. 1792–1793 гг. <emphasis>Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб, 1793.

Генерал-лейтенант Абрам Андреевич Баратынский (Боратынский). <emphasis>Портрет кисти неизвестного художника. 1798 г. (Тамбовская областная картинная галерея). С 1793 по 1796 г. А.А. Баратынский состоял при 1-м флотском батальоне великого князя Павла Петровича в качестве инспектора пехоты гатчинских войск. С восшествием на престол Павла I быстро сделал военную карьеру. Изображен в форме Лейб-Гренадерского полка с генеральскими отличиями. <emphasis>Отец поэта Е.А. Баратынского.

Генерал-лейтенант Абрам Андреевич Баратынский (Боратынский). <emphasis>Портрет кисти неизвестного художника. 1798 г. (Тамбовская областная картинная галерея). С 1793 по 1796 г. А.А. Баратынский состоял при 1-м флотском батальоне великого князя Павла Петровича в качестве инспектора пехоты гатчинских войск. С восшествием на престол Павла I быстро сделал военную карьеру. Изображен в форме Лейб-Гренадерского полка с генеральскими отличиями. <emphasis>Отец поэта Е.А. Баратынского.

Верный прусским традициям, Павел установил в батальоне иноземные порядки. В то время как вся армия была обмундирована в удобную форму одежды, введенную Г.А. Потемкиным, морским гренадерам приходилось носить мундиры прусского образца. Один из современников вспоминал: «В сие время содержала при дворе Павловском караул рота гренадер из батальона морского. Одежда и прочий прибор сих солдат суть точь так, как будто оные нарочно сюда из Пруссии выписаны были. <…> Живучи в Пруссии долгое время, я весьма довольно на тамошние войска нагляделся, и посему смело могу сказать, что помянутый батальон совершенная копия прусских солдат». Действительно, для точного копирования из Пруссии в Гатчину выписывались образцы мундиров, амуниции, головных уборов. Вместо ставших уже привычными сплошных бакенбард и усов гренадер заставляли бриться на прусский манер, оставляя лишь небольшие усики со вздернутыми кверху кончиками. Не была забыта и напудренная прическа с буклями на висках и косой с вплетенным в нее металлическим прутом. Для большего сходства с прусской униформой мундиры гатчинских войск шили из темно-зеленого сукна с синим оттенком.

Летом 1788 г. великий князь с большим энтузиазмом встретил начало русско-шведской войны. Но его искреннее желание участвовать в боевых действиях во главе гатчинских войск натолкнулось на сопротивление императрицы. В конце концов, после многих просьб Павлу разрешили отправиться в Финляндию. Но в связи с острой нехваткой морской пехоты его гренадерский батальон отправили «по принадлежности» в Кронштадт на суда гребной флотилии капитана 1 ранга П.Б. Слизова. Одну роту, правда, оставили для содержания караулов в Павловске и на Каменном острове. 5 июля 1788 г. 8 полугалер Слизова вышли из Кронштадта к Фридрихсгаму для помощи левому флангу сухопутной русской армии. Но 17 июля при входе на Фридрихсгамский рейд мощная шведская гребная флотилия (35–40 судов) атаковала русский отряд. Опасаясь попасть в морскую блокаду, Слизов отступил и 18 июля пришел в Выборг. Здесь 19 июля 1788 г. гренадерский батальон вместе с 500 солдатами Адмиралтейских батальонов свезли на берег, где они и простояли до зимы. В связи с прекращением навигации и угрозой наступления шведских войск батальон на санях перевезли под Фридрихсгам к передовым силам армии графа В.П. Мусина-Пушкина. Но тревога оказалась ложной, и зима 1788/1789 гг. прошла спокойно.

В начале весны 1789 г. батальон был отправлен обратно в Выборг, где поступил на галерный флот контр-адмирала К.Г. Нассау-Зигена, а артиллерийскую команду батальона назначили в экипаж 74-пушечного корабля «Мстислав». На гребных судах морские гренадеры совершили кампанию 1789 года, участвовали 13 августа в Роченсальмском сражении, 21–22 августа в операциях в устье реки Кюмень и вместе с передовым отрядом гребного флота зазимовали в Фридрихсгаме.

Весной 1790 г. фридрихсгамский гарнизон выступил к границе в корпус генерала Ф.М. Нумсена. Однако гренадерский батальон оставили при отряде судов П.Б. Слизова. Офицер С.А. Тучков, прибывший в крепость в марте 1790 г., застал следующую картину: «В гавани Фридрихсгамской находились тогда два фрегата, одна шебека и до тридцати канонерских лодок, из которых большая часть были строены там и еще не совсем кончены. Не было на них пушек, да и на парусных судах не доставало много матросов и артиллерийских снарядов. Хотя на место матросов было до двухсот вольнонаемных мужиков, но и тех было недостаточно, а войска только шестьсот морских гренадер». 4 мая на эти слабые силы обрушился весь шведский гребной флот (154 судна и 1600 орудий) под руководством короля Густава III.

Гренадерская шапка, введенная в Гатчинских войсках великого князя Павла Петровича в 1792 году. Раскрашенная литография из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть VI. Лист № 903. (ВИМАИВиВС).

Гренадерская шапка, введенная в Гатчинских войсках великого князя Павла Петровича в 1792 году. Раскрашенная литография из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть VI. Лист № 903. (ВИМАИВиВС).

Приняв сражение и расстреляв скромный боезапас, Слизов приказал экипажам, «если они подлинно не имеют больше зарядов, ретироваться и притом стараться посадить все лодки на мель, подводные камни, прорубать дны и зажигать, а людям спасаться кто как может». Собравшиеся в Фридрихсгаме солдаты и офицеры отвергли предложение шведского короля о капитуляции и отбили в тот же день, а также 6 мая попытки вражеской флотилии ворваться в гавань. Между тем пришло известие о победе адмирала В.Я. Чичагова в Ревельском сражении 2 мая 1790 г. Шведская флотилия отступила от Фридрихсгама. Уцелевшим русским солдатам и матросам выдали новую одежду и оружие взамен утраченного в бою и перевели в Выборг, где они поступили на гребную флотилию вице-адмирала Т.Г. Козлянинова. Однако в Выборгском сражении 22 июня и втором Роченсальмском сражении 28 июня суда Козлянинова почти не участвовали. С завершением войны все гренадеры были возвращены в Гатчину и награждены серебряными восьмиугольными медалями на владимирской ленте по случаю заключения Верельского мира, а многие также получили серебряные медали на георгиевской ленте за победу при Роченсальме.

В последующие годы количество «потешной» морской пехоты неуклонно росло. В официальных документах это формирование продолжало числиться как 1-й флотский или 1-й флотский гренадерский батальон. В действительности он представлял собой уже целый полк Согласно реестру от 28 октября 1792 г. в гатчинской команде состояли 19 сержантов, 12 подпрапорщиков, 20 унтер-офицеров, 12 капралов, 882 гренадера, 19 барабанщиков, 12 флейтщиков, 7 музыкантов, 3 лекарских ученика, 1 артиллерийский унтер- офицер, 2 артиллерийских капрала, 55 бомбардиров — всего 1065 человек. Гренадеры были разделены на пять рот: Его Высочества, капитана Федрова, капитана Бертгольда, капитана Шадрина, секунд-майора Баратынского. К ноябрю 1796 г. гатчинская пехота увеличилась до 6 батальонов, 2 из которых являлись гренадерскими.

Хотя батальоны Павла Петровича находились вдали от моря, на гатчинских прудах проводились учения озерной флотилии с высадкой десантов. В сентябре 1796 г. состоялись маневры на Малом и Большом озерах. На яхту «Надежда», два третхоута и 12 яликов посадили дивизион батальона Его Императорского Высочества с двумя пушками и роту егерей. Разделившись на корде- баталию, авангард и арьергард, флотилия по протокам перешла из Малого озера в Большое и высадила десант — полуроту егерей. Наступая цепью, егеря отогнали от берега ведеты условного противника (батальон майора Малютина).

Вторая полурота выстроила полевую батарею на берегу из привезенных фашин. После этого высадился основной десант — гренадеры Его Высочества и два полевых орудия. Успешно отбив атаку «вражеской» кавалерии (эскадрона жандармов) и батальона пехоты, десант организованно отступил на плавсредства и отошел на безопасное расстояние от берега.

Причастность гатчинцев к морской пехоте отражалась и в их символике. Так, в 1793 году на нарукавные клапаны мундиров гренадер нашивались петлицы из белой тесьмы с голубыми диагональными полосками, символизировавшие Андреевский военно-морской флаг. Правда, в последующие годы с увеличением количества батальонов «гатчинцы» для удобства различия перешли на нашивки разных цветов (белые, голубые, красные). В 1792 году по личному указанию великого князя взамен обычных гренадерских шапок флотских батальонов были заказаны 365 парадных шапок с позолоченными налобниками особого образца, в основании которых помещался красный кайзер-флаг генерал-адмирала. Кайзер- флаг также украшал ротные знамена гатчинских батальонов.

Гренадер батальона майора Эртеля. 1793 г.

Гренадер батальона майора Эртеля. 1793 г.

Мушкетер батальона майора Мартенса. 1793 г. <emphasis>Рисунки из альбома «Рисунок собственным войскам покойного Императора Павла I в бытность его Великим Князем». СПб, 1835.(Государственный мемориальный музей А.В. Суворова).

Мушкетер батальона майора Мартенса. 1793 г. <emphasis>Рисунки из альбома «Рисунок собственным войскам покойного Императора Павла I в бытность его Великим Князем». СПб, 1835.(Государственный мемориальный музей А.В. Суворова).

К марту 1796 г. в шести батальонах числилось 20 знамен с древками, латунными навершиями и серебряными кистями. В середине XIX в. были зарисованы два сохранившихся к тому времени полотнища, одно из которых фактически представляло кайзер-флаг с государственным гербом. Похожие по описанию знамена состояли в гатчинских батальонах в конце 1795 г. и значились в расходной книге как «знамя малинового цвету с белым крестом» (см. стр. 86).

Сразу же после смерти Екатерины II гатчинские батальоны стали надежной опорой Павла I. «На четвертый день после восшествия на престол императора Павла мы видели зрелище совсем нового для нас рода, — вспоминал граф Е.Ф. Комаровский, — это было вступление гатчинских и павловских батальонов в Петербург. Войска одеты были совершенно по-прусски, в коротких мундирах с лацканами, в черных штиблетах, — на гренадерах шапки, а на мушкетерах маленькие треугольные шляпы без петлиц, а только с одной пуговкой. Офицеры одеты были все в изношенных мундирах, а так как цвет их был темно-зеленый и, вероятно, перекрашен из разноцветных сукон, то все они полиняли и представляли вид пегий». Встретив свои верные войска на Дворцовой площади, новый император сказал: «Благодарю вас, мои друзья, за верную ко мне вашу службу, и в награду того вы поступаете в гвардию, а гг. офицеры чин в чин».

Батальоны Павла Петровича и Аракчеева вошли в состав Лейб-Гвардии Преображенского полка, великого князя Александра Павловича и Недоброва в Лейб-Гвардии Семеновский полк, великого князя Константина Павловича и Малютина в Лейб-Гвардии Измайловский полк Роту егерей поместили в только что сформированный гвардейский егерский батальон. В истории России и морской пехоты начиналась новая эпоха.

За годы правления Екатерины II морская пехота России увеличилась в четыре раза. Ее структура стала более разнообразной, предусматривая специализацию корабельной и галерной службы. Активное использование морской пехоты в войнах против Турции и Швеции дало богатый опыт десантных операций, обеспечив России лидирующие позиции в этом вопросе среди мировых держав. Впервые были заложены особые требования к подготовке морских пехотинцев, серьезно повышающие их боевое мастерство на общем фоне регулярной армии. В таком виде морская пехота России встретила царствование Павла I, ознаменовавшееся новыми подвигами в дальних морях и странах.

Генерал от инфантерии Петр Кириллович Эссен. Портрет кисти Дж. Доу. 1819–1825 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). Лифляндский дворянин П.К. Эссен (1772–1844) поступил 1.III.1790 г. подпрапорщиком в флотский гренадерский батальон великого князя Павла Петровича, где 1.1.1791 г. был произведен в подпоручики. Прекрасный строевой офицер быстро продвигался по службе в Гатчинских войсках: 22.III.1793 г. поручик, 15.IХ.1793 г. капитан, 3.IX.1795 г. секунд-майор. С восшествием на престол Павла I произведен 9.ХII.1796 г. в подполковники с переводом в Лейб-Гвардии Измайловский полк и быстро сделал военную карьеру: 28.XII.1796 г. произведен в полковники, 14.11.1798 г. в генерал-майоры, 26.1.1800 г. в генерал-лейтенанты. Участвовал в 1799 г. в швейцарском походе корпуса генерал-лейтенанта А. М. Римского-Корсакова, войне с Францией 1806–1807 гг., русско-турецкой войне 1806–1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–1814 гг. Один из французских агентов 1810-х гг. так характеризовал П.К. Эссена: «Хороший генерал и очень храбрый под огнем; всегда употребляемый для действительной службы». В 1817–1830 гг. возглавлял Оренбургский край. 1.1.1819 г. произведен в генералы от инфантерии. В 1830–1842 гг. Санкт-Петербургский генерал-губернатор. 1.VII.1833 г. получил графский титул. Член Государственного совета.

Генерал от инфантерии Петр Кириллович Эссен. Портрет кисти Дж. Доу. 1819–1825 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). Лифляндский дворянин П.К. Эссен (1772–1844) поступил 1.III.1790 г. подпрапорщиком в флотский гренадерский батальон великого князя Павла Петровича, где 1.1.1791 г. был произведен в подпоручики. Прекрасный строевой офицер быстро продвигался по службе в Гатчинских войсках: 22.III.1793 г. поручик, 15.IХ.1793 г. капитан, 3.IX.1795 г. секунд-майор. С восшествием на престол Павла I произведен 9.ХII.1796 г. в подполковники с переводом в Лейб-Гвардии Измайловский полк и быстро сделал военную карьеру: 28.XII.1796 г. произведен в полковники, 14.11.1798 г. в генерал-майоры, 26.1.1800 г. в генерал-лейтенанты. Участвовал в 1799 г. в швейцарском походе корпуса генерал-лейтенанта А. М. Римского-Корсакова, войне с Францией 1806–1807 гг., русско-турецкой войне 1806–1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–1814 гг. Один из французских агентов 1810-х гг. так характеризовал П.К. Эссена: «Хороший генерал и очень храбрый под огнем; всегда употребляемый для действительной службы». В 1817–1830 гг. возглавлял Оренбургский край. 1.1.1819 г. произведен в генералы от инфантерии. В 1830–1842 гг. Санкт-Петербургский генерал-губернатор. 1.VII.1833 г. получил графский титул. Член Государственного совета.

Знамена Гатчинских войск великого князя Павла Петровича; Знамя 1795–1796 гг. Знамя 1788 г. Раскрашенная литография из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск..». Часть VI. <emphasis>Лист № 911. (ВИМАИВиВС).

Знамена Гатчинских войск великого князя Павла Петровича; Знамя 1795–1796 гг. Знамя 1788 г. Раскрашенная литография из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск..». Часть VI. <emphasis>Лист № 911. (ВИМАИВиВС).

Похожие книги из библиотеки

Тяжёлый танк КВ-2

Это случилось в Белоруссии на шестой день войны. 263-я пехотная дивизия Вермахта стремительно наступала на восток, когда у деревни Лесняки дорогу ей преградил одинокий советский танк с огромной башней, мощнейшим 152-мм орудием и непробиваемой бронёй. Несколько часов шёл неравный бой — шесть танкистов против целой дивизии, — несколько часов немцы безуспешно пытались подбить русского колосса из противотанковых пушек, но снаряды отскакивали от брони. Лишь вызвав на помощь штурмовые орудия, гитлеровцам удалось уничтожить танк и его героический экипаж, который отстреливался до последнего и пал смертью храбрых.

Этим неуязвимым «монстром» был тяжёлый танк КВ-2, созданный в разгар советско-финской войны специально для преодоления глубокоэшелонированной обороны противника, а полтора года спустя ставший шокирующим «сюрпризом» и для гитлеровцев, которые были настолько поражены его мощью и мужеством экипажей, что не раз хоронили их с воинскими почестями.

Бестселлер ведущего историка бронетехники воздаёт должное одному из самых знаменитых и узнаваемых советских танков, которому не суждено было дойти до Берлина, но кровавым летом 1941 года эти колоссы исполнили свой долг сполна, погибнув со славой и приблизив нашу Победу.

Все танки СССР. Том III

Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT-17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.

Победа Советской Армии в Заполярье [Десятый удар (1944 год)]

В первые же дни Великой Отечественной войны Кольский полуостров стал ареной ожесточенных боев.

Кольский полуостров имеет свою многовековую историю. Этот суровый заполярный край еще в очень давние времена — в XI веке — начал заселяться и осваиваться русскими. На далекий Север шли смелые новгородские люди. На берегу незамерзающего Мурманского моря (так называлось Баренцово море до 1853 года) они устраивали промысловые поселки, варницы, ловчие станы и «острожки». Так, одно из старейших русских поселений — Кола (южнее Мурманска) упоминается в исторических источниках уже в 1264 году.

В XV веке после образования Русского централизованного государства приток русских на Крайний Север усилился. В XVI веке трудовой люд потянулся к берегам Студеного моря в надежде найти там убежище от угнетения и жестокой эксплуатации бояр и купцов. Многие попали в Заполярье в принудительном порядке за непокорность существующему строю. Русские люди смело вступали в борьбу с суровой природой Заполярья, занимались рыбной ловлей, промыслом морского зверя и торговлей с заморскими странами, совершая далекие и опасные морские походы.