Наблюдение и связь

Следует отметить, что рассмотренные выше параметры часто взаимодополняют друг друга, а, кроме того, на них в значительной степени влияют другие факторы. Так, например, рассматривать вооружение и защищенность без учета средств наблюдения и связи нельзя.

Еще в 1940 году был отмечен и такой существенный недостаток танка Т-34, как неудачное размещение приборов наблюдения и их низкое качество. Так, например, смотровой прибор «кругового обзора» устанавливался справа сзади от командира танка в крышке башенного люка. Доступ к прибору был крайне затруднен, а наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мертвое пространство 15 м. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, а также неудобное положение головы при наблюдении делали смотровой прибор совершенно непригодным к работе. По этой причине уже осенью 1941 года этот прибор был изъят. В итоге для кругового наблюдения можно было использовать только перископический прицел ПТ-4-7, но он позволял вести наблюдения в очень узком секторе — 26°.

Бронировка прицела ПТ-4-7.

Бронировка прицела ПТ-4-7.

Сварная башня производства СТЗ. Хорошо видны детали — пробка-заглушка амбразуры для стрельбы из личного оружия, бронировка бортового смотрового прибора, прицел ПТ-4-7 в боевом положении (крышка бронировки откинута).

Сварная башня производства СТЗ. Хорошо видны детали — пробка-заглушка амбразуры для стрельбы из личного оружия, бронировка бортового смотрового прибора, прицел ПТ-4-7 в боевом положении (крышка бронировки откинута).

Неудобно располагались и приборы наблюдения в бортах башни. Для того, чтобы воспользоваться ими в тесной башне, необходимо было суметь извернуться. Кроме того, вплоть до 1942 года эти приборы (и у механика-водителя тоже) были зеркальными, с зеркальцами из полированной стали. Качество изображения было еще то. В 1942 году их заменили на призматические, а в «улучшенной» башне были уже смотровые щели со стеклоблоками триплекс.

В лобовом листе корпуса по обеим сторонам от люка механика-водителя под углом 60° к продольной оси танка располагались два зеркальных смотровых прибора. В верхней части крышки люка устанавливался центральный зеркальный перископический смотровой прибор. С начала 1942 года появился люк механика-водителя более простой формы с двумя призменными смотровыми приборами. Для защиты от пуль и осколков снарядов призмы закрывались снаружи откидными броневыми крышками, так называемыми «ресничками».

Качество призм, сделанных из оргстекла желтоватого или зеленоватого оттенков, в приборах наблюдения было безобразным. Рассмотреть через них что-либо, да еще в движущемся, раскачивающемся танке, было практически невозможно. Поэтому механики-водители, например, часто приоткрывали свой люк на ладонь, что позволяло им хоть как-то ориентироваться. Смотровые приборы механика-водителя, кроме того, очень быстро забивались грязью. Появление люка с «ресничками» позволяло хоть как-то замедлить этот процесс. В движении одна «ресничка» закрывалась, а водитель вел наблюдение через другую. Когда она загрязнялась, открывалась закрытая.

Совершенно очевидно, что в бою недостаточное количество, неудачное расположение и низкое качество приборов наблюдения приводили к потере зрительной связи между машинами и несвоевременному обнаружению противника. Осенью 1942 года в отчете НИИ-48, сделанном на основании анализа поражений броневой защиты, отмечалось: «Значительный процент опасных поражений танков Т-34 на бортовых деталях, а не на лобовых может быть объяснен или слабым знанием команд танков с тактическими характеристиками их бронезащиты, или плохим обзором из них, благодаря чему экипаж не может своевременно обнаружить огневую точку и сделать разворот танка в положение, наименее опасное для пробития его брони».

Неисправные танки Т-34, брошенные в ремонтных мастерских. На откинутой крышке башенного люка хорошо видны заглушка на месте прибора кругового обзора и откинутая крышка лючка для флажковой сигнализации. 1941 год.

Неисправные танки Т-34, брошенные в ремонтных мастерских. На откинутой крышке башенного люка хорошо видны заглушка на месте прибора кругового обзора и откинутая крышка лючка для флажковой сигнализации. 1941 год.

Вид на <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/3397331535/7' target='_self'>командирскую башенку</a> танка Т-34. В передней створке крышки люка хорошо виден прибор наблюдения МК-4. На переднем плане — броневой колпак прицела ПТ-4-7.

Вид на командирскую башенку танка Т-34. В передней створке крышки люка хорошо виден прибор наблюдения МК-4. На переднем плане — броневой колпак прицела ПТ-4-7.

Ситуация с обзорностью у танка Т-34 несколько улучшилась только в 1943 году после установки командирской башенки. Она имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки. Впрочем, вести через него наблюдение в бою командир танка практически не мог, так как, являясь одновременно наводчиком, был «прикован» к прицелу. К тому же многие танкисты предпочитали держать люк открытым, чтобы успеть выскочить из танка в случае попадания вражеского снаряда. Значительно больше толку было от прибора МК-4, который получил заряжающий. Благодаря этому обзор с правой части борта танка действительно улучшился.

Еще одной ахиллесовой пятой танка Т-34 была связь, а точнее — ее отсутствие. Почему-то считается, что все «тридцатьчетверки» с самого начала их производства оснащались радиостанциями. Это не так. Из 832 танков этого типа, имевшихся в приграничных военных округах на 1 июня 1941 года, только 221 машина была оснащена радиостанциями. К тому же — капризными и сложными в настройке 71-ТК-3.

Танк ТО-34 выпуска 1942 года. Танковая колонна «Профсоюз потребкооперации центра» была построена на средства трудящихся потребительской кооперации. Лето 1943 года.

Танк ТО-34 выпуска 1942 года. Танковая колонна «Профсоюз потребкооперации центра» была построена на средства трудящихся потребительской кооперации. Лето 1943 года.

Танки Т-34 проходят по улицам города Черновицы. 1-й Украинский фронт, 1944 год.

Танки Т-34 проходят по улицам города Черновицы. 1-й Украинский фронт, 1944 год.

Не лучше дело обстояло и в дальнейшем. Так, например, с января по июль 1942 года Сталинградский тракторный завод отгрузил в действующую армию 2140 танков Т-34, из них только 360 с радиостанциями. Это что-то около 17 %. Примерно такая же картина наблюдалась и на других заводах. В этой связи довольно странно выглядят ссылки некоторых историков на то, что и степень радиофикации Вермахта сильно преувеличивается. В подтверждение этого приводится тот факт, что не на всех немецких танках стояли приемопередающие радиостанции, на большинстве только приемники. Утверждается, что «в Красной Армии была аналогичная, по сути, концепция „радийных“ и „линейных“ танков. Экипажи „линейных“ танков должны были действовать, наблюдая за маневрами командира, или получать приказания флажками». Интересное дело! Концепция-то, может, и одна, да воплощение разное. Сравнивать передачу команд по радио с флажковой сигнализацией все равно, что сравнивать велорикшу с такси. Концепция тоже одна, а вот все остальное…

Танк Т-34 и члены его экипажа. Орловско-Курское направление. Июнь 1943 года. В период боев на Курской дуге на большинстве танков уже были установлены радиостанции.

Танк Т-34 и члены его экипажа. Орловско-Курское направление. Июнь 1943 года. В период боев на Курской дуге на большинстве танков уже были установлены радиостанции.

Танки Степного фронта на марше. 1943 год.

Танки Степного фронта на марше. 1943 год.

На большинстве немецких танков стояли хотя бы передатчики, по которым они в бою могли получать приказы. На большинстве советских не было ничего, и командир подразделения должен был в бою высовываться из верхнего люка и махать флажками без всякой надежды на то, что его кто-то увидит. Поэтому и отдавался перед атакой приказ: «Делай, как я!» Правда, не совсем понятно, что нужно было делать, если танк отдавшего такой приказ подбивали?

В итоге, по свидетельству немцев, русские танки часто атаковали «стадом», двигаясь по прямой, словно боясь сбиться с дороги. Медлили с открытием ответного огня, особенно при обстреле с флангов, а иногда и вовсе его не открывали, так и не определив, кто и откуда их обстреливает.

Оставляла желать лучшего и внутренняя связь, особенно на танках выпуска 1941–1942 годов. Поэтому основным средством передачи команд механику-водителю были ноги командира, поставленные на его плечи.

Если командир давил на левое плечо, механик поворачивал налево и наоборот. Если заряжающему показывался кулак — значит, нужно заряжать бронебойным, если растопыренная ладонь — осколочным.

Командирская башенка танка Т-34-85 выпуска 1945 года.

Командирская башенка танка Т-34-85 выпуска 1945 года.

Танки Т-34 и Т-34-85 перед парадом в Ленинграде, 1945 год. На переднем плане башня танка 1944 года выпуска с двухстворчатой крышкой люка командирской башенки, приборами наблюдения МК-4 без броневых крышек и пушкой С-53. Вторая машина в этом ряду — выпуска 1945 года.

Танки Т-34 и Т-34-85 перед парадом в Ленинграде, 1945 год. На переднем плане башня танка 1944 года выпуска с двухстворчатой крышкой люка командирской башенки, приборами наблюдения МК-4 без броневых крышек и пушкой С-53. Вторая машина в этом ряду — выпуска 1945 года.

Положение несколько улучшилось только в 1943 году, когда на 100 % танков стали устанавливать достаточно современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-Збис.

Что касается приборов наблюдения в Т-34-85, то механик-водитель танка остался при своем: в его распоряжении по-прежнему были два призматических смотровых прибора, закрывавшихся броневыми заслонками-«ресничками». Располагавшийся справа от него пулеметчик (бывший стрелок-радист) с декабря

Т-34 против Panzer IV

Panzer IV стал самым массовым танком Вермахта и единственным немецким танком, который находился в серийном производстве всю Вторую мировую войну. Первые модификации (с А по F1) оснащались короткоствольной 75-мм пушкой с длиной ствола 24 калибра.

К началу операции «Барбаросса» Вермахт располагал 439 танками Pz.IV, к концу 1941 г. 348 из них были потеряны безвозвратно. Pz.IV, вооруженные короткоствольными пушками, не могли эффективно бороться с советскими средними и тяжелыми танками.

Танки Pz.IV Ausf.F2. На эти новенькие, только что переданные войскам выкрашенные в желтый цвет машины еще не нанесены дивизионные эмблемы. 1942 г.

Танки Pz.IV Ausf.F2. На эти новенькие, только что переданные войскам выкрашенные в желтый цвет машины еще не нанесены дивизионные эмблемы. 1942 г.

Pz.IV Ausf.J ранних выпусков. Почти полное внешнее соответствие модификации Н (единственное отличие — отсутствие бортового прибора наблюдения механика-водителя), Восточный фронт, 1944 г.

Pz.IV Ausf.J ранних выпусков. Почти полное внешнее соответствие модификации Н (единственное отличие — отсутствие бортового прибора наблюдения механика-водителя), Восточный фронт, 1944 г.

Лишь с появлением длинноствольной модификации положение выровнялось — начиная с появившейся в 1942 г. Pz.IV F2, оснащенной пушкой KwK40 и повышенной до 60 мм толщиной лобовой брони «четверка» «подтянулась» до уровня Т-34. На фоне паритета по вооружению и бронированию решающую роль стало играть преимущество немецкого танка в более совершенных приборах наблюдения за полем боя, общей надежности и большего на одного человека экипажа.

К середине 1943 г. Pz.IV стал основным немецким танком на Восточном фронте.

Наблюдение и связь
Наблюдение и связь
Наблюдение и связь

1944 года получил в свое распоряжение оптический телескопический прицел ППУ-8Т с полем зрения 25°. В результате стала уходить в прошлое такая оценка эффективности курсового пулемета, оснащенного лишь диоптрическим прицелом, поле зрения которого ограничивалось отверстием в шаровой установке — 2–3°: «Обзор через эту дырочку над стволом пулемета был ограниченный, а сектор обстрела и того меньше. Иногда пулемет повернешь, видишь, что кто-то бежит, а стрелять не можешь». Тем не менее, курсовые пулеметы очень пригодились в 1944–1945 годах для борьбы с «фаустниками», правда для этого их приходилось снимать и устанавливать на башне.

Танк Т-34-85 выпуска 1945 года на улице Берлина. Май 1945 года.

Танк Т-34-85 выпуска 1945 года на улице Берлина. Май 1945 года.

Т-34-85 Героя Советского Союза лейтенанта Б.П. Сапункова. 95-я <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/1523244298/21' target='_self'>танковая бригада</a>, апрель 1945 года.

Т-34-85 Героя Советского Союза лейтенанта Б.П. Сапункова. 95-я танковая бригада, апрель 1945 года.

Настоящим прорывом стало оснащение Т-34-85 тремя перископическими вращающимися приборами наблюдения МК-4. Приборы наводчика и заряжающего размещались в крыше башни, а прибор командира в крышке люка командирской башенки. Прибор МК-4 обеспечивал распознавание предметов на местности на удалении 1000–1200 м. В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателя на одно обстоятельство. Дело в том, что прибор МК-4 не является отечественным изобретением. Он был скопирован весной 1943 года с английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу, и считается чуть ли не лучшим прибором наблюдения периода Второй мировой войны и даже далее. И вот тут непонятно — а чего ждали до 1943 года? Первые английские танки прибыли в СССР поздней осенью 1941 года, а приборы наблюдения на Т-34 подвергались жесткой критике аж с 1940-го! Во всех отчетах по испытаниям английских танков отмечается хорошее качество и удобство пользования приборами наблюдения. В подобных отчетах, кстати, всегда присутствовал перечень того, что было бы неплохо позаимствовать у «иностранцев». Прибор Мк IV почти всегда занимал в нем первую строчку. Но, судя по всему, нашим производственникам в 1942–1943 годах было не до приборов наблюдения.

Интересно отметить, что прибор Mk IV — это не английское изобретение. Его разработал польский инженер Гундлах в середине 1930-х годов, а англичане просто приобрели лицензию на его выпуск. С этим прибором наши военные смогли ознакомиться еще в 1939 году при испытаниях трофейного польского танка 7ТР и уже тогда занесли этот прибор в перечень «чего бы позаимствовать»!

Выполнение своих обязанностей командиру Т-34-85 существенно облегчала командирская башенка, толщину стенок которой в процессе серийного выпуска довели с 52 до 75 мм. По периметру командирской башенки располагались пять смотровых щелей, закрытых стеклоблоками. Во вращающейся крышке люка башенки (двух- или одностворчатой) размещался прибор наблюдения МК-4.

В Т-34-85 радиостанция устанавливалась в башне. На фото — радиостанция Р-123, установленная в танке в ходе послевоенной модернизации. Радиостанция 9РС размещалась на этом же месте, рядом с сиденьем командира танка (откинуто). Хорошо видны приборы наблюдения в командирской башенке.

В Т-34-85 радиостанция устанавливалась в башне. На фото — радиостанция Р-123, установленная в танке в ходе послевоенной модернизации. Радиостанция 9РС размещалась на этом же месте, рядом с сиденьем командира танка (откинуто). Хорошо видны приборы наблюдения в командирской башенке.

Существенное влияние на уровень защищенности Т-34-85 оказало оснащение всех танков радиостанциями. Причем на боевые машины этого типа устанавливалась наиболее совершенная танковая радиостанция периода Второй мировой войны — 9РС. В отличие от выпускавшейся ранее 9РМ она была выполнена компактно в одном блоке и рассчитана на питание от бортовой сети напряжением 24 В. На Т-34-85 радиостанцию перенесли из корпуса в башню — теперь ее обслуживал командир танка. Последнее обстоятельство исключило из цепочки связи промежуточное звено — стрелка-радиста. Теперь командир танка получил непосредственный контакт с командиром подразделения. В итоге резко улучшилось взаимодействие, как отдельных танков, так и подразделений на поле боя.

Наблюдение и связь

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Минно-торпедное оружие

Что такое морские мины и торпеды? Как они устроены и каковы принципы их действия? Являются ли в настоящее время мины и торпеды таким же грозным оружием как и во времена прошедших войн?

Обо всем этом рассказывается в брошюре.

Она написана по материалам открытой отечественной и зарубежной печати, а вопросы использования и развития минно-торпедного оружия изложены по взглядам иностранных специалистов.

Адресуется книга широкому кругу читателей, особенно молодежи, готовящейся к службе в Военно-Морском Флоте СССР.

Советские асы пилоты ЛаГГ-3, Ла-5/7

Летчики-истребители всегда очень строго относятся к самолетам, на которых они идут в бой. Споры на тему какой самолет лучше столь стары, сколь стара сама авиация. Получилось так, что пары конкурентов сложились исторически: «Спитфайр» сравнивают с Bf.109, «Мустанг» с Fw-190. А еще можно бесконечно выбирать лучший самолет из «модельного» ряда «Спитфайр», «Мустанг», «Тандерболт», Fw-190 и Bf.109. Дебаты на эту тему бесконечны, каждый самолет имеет своих приверженцев. В Советском Союзе, а теперь и в России ведутся споры на тему что лучше Як или Ла.