Безнадежное положение Японии

В качестве последнего, отчаянного средства японцы впервые использовали 25 октября 1944 г. «камикадзе», то есть пилотов-смертников или приносящих себя в жертву, которые обрушивались на вражеские корабли со своими самолетами, наполненными взрывчатым веществом. Один конвойный авианосец пошел ко дну, один был поврежден. До конца войны в результате нескольких тысяч атак камикадзе, а в некоторых случаях — планирующих бомб, управляемых находившимися на них людьми, были повреждены сотни кораблей, несколько десятков пошли ко дну. но ни один из них не был крупнее конвойного авианосца. Потери американцев в личном составе были чувствительны, ибо камикадзе часто поражали при падении командирские мостики[110].

Этот новый способ ведения войны временно причинил американцам большие затруднения, но он приводил к гибели несоразмерно большого числа летчиков, исключал передачу опыта и в конечном счете не мог даже отдалить поражение японцев, не говоря уже о том, чтобы вовсе отвратить его.

Пять дивизий, направленных японцами на Лейте, были уничтожены в упорных боях и в дальнейшем не могли быть использованы для обороны главного острова — Лусона. В середине декабря последовала высадка десанта на расположенный дальше к западу остров Миндоро, на котором условия местности были более благоприятны для устройства аэродромов, чем на Лейте. Небольшая японская боевая группа в составе 1 линкора, 1 крейсера и эсминцев предприняла неудавшуюся атаку предмостного укрепления. Уже на пути в этот район она потеряла авианосец «Унрию», потопленный подводной лодкой. Это явилось последней попыткой флота вмешаться в борьбу за Филиппины.

Незадолго до этого подводная лодка потопила в японских водах только что вошедший в строй авианосец «Синано» (59000 т). Линейный крейсер «Конго»[111] пал жертвой подводной лодки в Формозском проливе. В том же проливе торпеда, выпущенная другой подводной лодкой, оторвала корму у тяжелого крейсера «Миоко». В ноябре 1944 г. самолеты с авианосцев потопили у Лусона крейсера «Кумано» и «Наси».

6 января 1945 г. Макартур высадил два армейских корпуса в заливе Лингайен (северо-западная часть Лусона); вскоре они были усилены, и борьба за Филиппины вступила в конечную фазу. 23 февраля 1945 г. пала Манила, крепость Коррегидор была взята 16 марта.

Все эти события значили меньше, чем тот факт, что коммуникации Японии с южными странами, богатыми сырьем, были теперь прерваны окончательно. Это стало особенно заметно, когда в ночь на 10 января 1945 г. Хэлси со своим флотом авианосцев (всего 99 кораблей) прошел к югу от Формозы в Южно-Китайское море. За одну неделю его самолеты уничтожили суда тоннажем в 234 000 брт, а также крейсер «Каси», при этом настолько успешно прикрывая собственный флот, что ни один самолет противника не смог атаковать его.

В этой операции американцам не удалось обнаружить оставшиеся на юге остатки японского флота. В дальнейшем тяжелый крейсер «Хагуро» погиб в Малаккском проливе во время ночного боя с пятью английскими эсминцами, «Асигара»[112] был потоплен подводной лодкой в Яванском море, а уже поврежденного «Такао» прикончила в Сингапуре маленькая подводная лодка. В июле последние из 18 тяжелых крейсеров — «Тонэ» и «Аоба» — пали жертвами воздушных налетов на своих стоянках во Внутреннем море Японии.

Даже и без полного прекращения подвоза Япония не смогла бы теперь долго продолжать войну, ибо в результате вражеских атак транспортный флот ее сократился настолько, что уже был неспособен обеспечить достаточное снабжение населения и военной промышленности. В начале войны Япония располагала торговым флотом в 6,1 млн. брт, чего было более чем достаточно для удовлетворения нормальных потребностей мирного времени, но недостаточно для ведения войны на обширных пространствах Для первых операций армия получила 2,3 млн. брт, военно-морской флот — 1,3 млн. брт. гражданские власти — 1,9 млн. брт. После окончания наступления только часть реквизированных судов была возвращена владельцам, ибо очень скоро прежние планы были увеличены. Единой организации для управления судоходством так и не было создано.

Безнадежное положение Японии

В результате потерь, понесенных у Соломоновых островов, обстановка значительно ухудшилась, тем более что в начале войны не было принято мер к расширению судостроения. Японские верфи, продукция которых в 1937 г. достигла наивысшего уровня в 374000 т. построили в 1941 г. всего 200000 т, а в 1942 г. — 262 000 т[113]. За расширение судостроения принялись только теперь, достигнув того, что в первом полугодии 1944 г. — наиболее производительном за всю войну — было построено почти 880 000 брт. Однако и эта цифра составила всего половину потерь, понесенных за тот же период. Американские подводные лодки все активнее вели войну против судоходства, а атаки самолетов с авианосцев опять-таки приводили к большим потерям. В последней фазе войны к этому прибавились еще мины. В конце 1943 г. имелось в наличии еще 5 млн. брт, в конце 1944 г. — 2,8 млн. брт, к концу войны — около 1.8 млн… в том числе 1,2 млн. приходилось на долю судов, готовых к выходу в море, из которых около половины находилось в водах метрополии.

Было уничтожено или выведено из строя на все время войны (в млн. брт.):

Безнадежное положение Японии

В результате (назовем лишь несколько характерных цифр) ввоз бокситов (сырьё для получения алюминия) упал с 900000 т в 1943 г. до 15 000 т в 1945 г., риса — с 2,6 млн. т в 1942 г. до 0,8 млн. т в 1944 г. Ввоз нефти совершенно прекратился с апреля 1945 г. Вследствие недостатка топлива и потерь, вызванных военными действиями, улов рыбы снизился с 4,8 до 2,1 млн. т в год.

Японцы заботились об охране своих торговых судов столь же мало, как и о судостроении. Только в 1943 г. был назначен командующий силами охранения и начали формироваться конвои. Однако количества самолетов и кораблей охранения оставалось совершенно недостаточным. Кроме того, командиры японских эсминцев считали, что эти корабли существуют для борьбы против вражеского флота, а не для обслуживания собственного торгового флота. Японские локаторы как надводного, так и подводного действия были не столь хороши, как американские; пользоваться же ими японцы, очевидно, совсем не умели. Весьма удобным оказался магнитный прибор для обнаружения подводных лодок с самолетов. Он обладал значительной сферой действия и на поверхности, и в глубину. Предполагалось, что с конца 1944 г. самолеты, снабженные этим прибором, станут ежедневно облетать весь маршрут из Сингапура в Японию. Это позволило бы обнаруживать и атаковывать обычные подводные лодки с небольшой скоростью хода в погруженном состоянии, а конвоям — обходить их. Однако вследствие высадки на Филиппинах эта мера не была осуществлена. Вообще удивительно, что японцы, судьба которых зависела от моря, своевременно не поняли, насколько они зависимы от собственного транспортного флота и соответствующего флота противника.

Проводившиеся одновременно с действиями против морского транспорта стратегические бомбардировки японской промышленности большей частью являлись лишними, ибо разрушенные ими предприятия все равно не получали больше сырья. Сосредоточение этих бомбардировок на портах и городах принесло бы более крупные успехи. Атомные бомбы, сброшенные летом 1945 г. на Хиросиму и Нагасаки, едва ли имели еще какое-либо военное значение, и сомнительно, чтоб они ускорили принятие политического решения.

Похожие книги из библиотеки

Бронетанковая техника Японии 1939 - 1945

В третьем номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — даётся краткий обзор развития японской бронетехники в период с 1939 по 1945 г.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

Бронетанковая техника Германии 1939 - 1945 (часть II)

Легкобронированные боевые машины — бронеавтомобили и бронетранспортеры — в течение всей второй мировой войны являлись весьма важной составляющей вооружения танковых и моторизованных частей и соединений вермахта и войск СС, Они, как нельзя лучше, соответствовали доктрине развертывания высокомобильной механизированной армии, которая начала осуществляться сразу после прихода к власти нацистов.

К постройке же броневых машин в Германии приступили еще задолго до первой мировой войны. В 1906 году был изготовлен и успешно прошел испытания бронеавтомобиль Ehrhardt ВАК, вооруженный 50-мм противоаэростатной пушкой. За ним последовало еще несколько образцов броневиков различного типа. Наиболее удачным из них стал тяжелый полноприводной Ehrhardt E-V/4, выпущенный серией из 32 единиц в 1917 — 1916 годах.